Скачать книгу Оксана Крюкова - Содрогая небеса 1 - Принц тьмы в формате .docx



По инициативе автора книга скачивается читателями абсолютно бесплатно.

Вы можете поддержать автора или сказать ему спасибо, перечислив любую сумму на сайте: http://www.ok-book.ru


СОДРОГАЯ НЕБЕСА


Оглавление

Дети Света

Встреча

Вечер

Искушение

Месть

Новый день

Спасение

Благодарность

Разговор

Элеонор

Оборотни

Бойня

Видео

Катакомбы

Дискотека

Арнэлия

Возвращение

Вирус

Потайной проход

Египет

План

Пирамида

Тайна Имхотепа

Принц Тьмы



Дети Света, Дети Тьмы

Все вы ходите под Богом.

И история любви

Станет жизненным уроком.

Оксана Крюкова


Книга 1

Принц Тьмы


Дети Света


Гималаи, 1449 г


Пожилой тибетский монах стоял на вершине горы. Его взору открывался обширный вид на долину Смерти. Несмотря на ледяной порывистый ветер, мудрый старец твёрдо стоял на ногах и словно не замечал, что ветер пытается подтолкнуть его к обрыву, рядом с которым одинокий человек проводил таинственный ритуал. Он, то возводил руки к небу, то опускал их, то бормотал себе что-то под нос, то распевал свои странные песни. Холодный ветер продолжал яростно рвать его сангати, но монах не отвлекался. Он был настолько поглощён таинственным ритуалом, что даже жалобный плач пятерых младенцев, лежащих подле его ног, не мог отвлечь этого религиозного человека. Младенцы, полностью голенькие, лежали в ряд около обрыва. И, несмотря на то, что дул ледяной ветер, они не мёрзли, словно таинственная энергия обволокла их теплом и подрумянила щёчки.

Когда монах закончил свои песнопения, он достал из-за пояса кожаный мешочек с водой, откупорил его и стал поливать водой новорождённых. Те снова принялись хныкать, однако старец, как заговорённый, продолжал своё священное действо. Ведь он знал, что вода, которой он поливает сейчас детей, не простая. Он сам добыл её из священного озера, что лежало высоко в горах. Сделать это было непросто. Почти пять километров ему пришлось идти по крутым горным тропам, а потом, достигнув озера, ещё и нырять в его ледяную воду, ибо на дне били ключи той самой целебной воды, которую йоги называют «живой». Но иметь живую воду, – это ещё полдела. Ведь если её неправильно применить, то вместо жизни вода подарит смерть. Монах знал, как использовать воду, ведь он был никем иным, как высшим йогом, познавшим тайны Вселенной. И сейчас он выполнял самую важную миссию всей его долгой жизни. Миссию, которая может изменить мир, поможет сохранить баланс природы. И не случайно старец выбрал для своей миссии именно это место. На стыке двух миров, озера Жизни и долины Смерти, где энергия древнейших и просветлённейших, накопленная здесь тысячелетиями, смыкается в едином энергетическом потоке, он, простой монах, даст Миру то, в чём он, Мир, так нуждается. Он даст ему надежду…

Когда мудрец закончил поливать младенцев «живой» водой, он спрятал мешочек обратно за пояс, возвёл руки к небу и стал снова бормотать что-то под нос. Буйный ветер стал ещё пуще хлестать его тело обжигающим холодом, потоки таинственной энергии ураганным вихрем вознеслись над долиной Смерти, но старец улыбался и продолжал с закрытыми глазами бормотать священные слова. В ледяном ветре, в ярком солнце, в снеге, что лежал под его ногами, монах черпал энергию природы. Энергию, которая сделает этих пятерых малюток сильными духом и бессмертными телом.

Буйство природы и энергии продолжались ещё несколько мгновений, пока высший йог не опустил руки и не открыл свои ясные, как небо, глаза. Всё, ритуал завершён! И ледяной ветер тут же стал стихать.

Тем временем монах с любовью посмотрел на пятерых младенцев, которые всё так же лежали перед ним. Кто-то из них уже спал сладким сном, кто-то любопытно смотрел по сторонам, кто-то морщил носик. Эти дети ещё не знали, кто они. Они не знали, для чего были посланы в этот мир. Но будущий наставник их всему научит, он просветит их разум и поможет выполнить важную миссию, которая на них возложена.

Монах встал перед младенцами на колени и стал бережно закутывать каждого в заранее подготовленные тёплые тряпки. Когда все дети были тщательно укутаны, старец уложил их в большую корзину, чтобы спуститься вместе с горы, как неожиданно замер и напрягся. Прямо за его спиной стоял Он. Существо, которое монах меньше всего хотел сейчас видеть. Но человек не расстроился и не удивился. От этого существа ничего не скроешь, ничего не спрячешь. И монах ждал Его, правда, не так скоро. Но самое главное, что высший йог успел выполнить ритуал, и Тот уже не в силах ничему помешать.

Монах выпрямился во весь рост и степенно повернулся. Перед ним стоял высокий молодой мужчина в чёрных одеждах, покрытых таким же плащом. И в его чёрных, под стать одежде, глазах играли огоньки пламени.

– Так, значит, это правда? Бог создаёт своё войско? – весело спросил незваный гость.

Монах промолчал.

Тогда мужчина направил свой взгляд в большую плетёную корзину, где спали младенцы.

– Значит, пятеро… – промолвил он, после чего снова поднял свои чёрные обжигающие глаза на старца.

– Они такие маленькие и беззащитные, ты не боишься за них, Великий Учитель? – с издёвкой спросил он, проедая монаха пламенем глаз.

Но высший йог выдержал этот тяжёлый, испытывающий взгляд и твёрдо ответил.

– Они под защитой Бога, им нечего бояться.

– Они под твоей защитой, йог. А вот защиту Бога им ещё следует заслужить! – ответил грозно незваный гость и в его глазах заплясали искры.

Но он смягчился и далее продолжил в своей обычной ироничной манере.

– Конечно, пока они с тобой, я ничего не смогу им сделать. Но они будут расти и рано или поздно выйдут в мир. А ты сам знаешь, как много их там ждёт искушений, – и мужчина язвительно улыбнулся. – Мало ли что может случиться, не так ли?

Мудрый старец промолчал. А что он мог сказать? Судьба этих малюток зависела только от них самих и от силы их духа. Впереди их ждало довольно много испытаний. И кому, как не этому существу, воплощению самого Зла, что стояло сейчас перед ним, знать об этом!

Незваный гость, поняв, что его слова попали точно в цель, стоя вполоборота, как бы собираясь уже уходить, кинул через плечо напоследок:

– Встретимся через пару сотен лет. Ведь именно столько тебе понадобится, чтобы их воспитать.

И мужчина в чёрном исчез, как будто его и вовсе здесь не было. На вершине горы остался стоять только монах с младенцами, терзаемый тревожными мыслями.



Нью-Йорк, наше время


– Эй, где моё новое платье? – разносился по всему дому крик недовольной Кэти.

Красивая черноволосая девушка двадцати лет гневно распахивала все шкафы на первом этаже, в поисках исчезнувшей вещи.

– Это то, в котором тебя можно принять скорее за проститутку, чем за воина Света? – ухмыльнулся Александр, спускаясь со второго этажа с большой кружкой кофе.

– Это не смешно, Алекс, – гневно зашипела на своего брата Катрина.

– Ты же знаешь, что я не люблю, когда ты называешь меня Алексом! – наступила очередь злиться её брату.

– А я не люблю, когда ты обсуждаешь мои платья. Это не твоё дело, что я ношу.

– Это было не моё дело, пока ты спозаранку не разбудила весь дом из-за своего долбанного платья!

– А вот и не подерётесь! – рассмеялась только что вошедшая в дом с утренней прогулки Арнэлия, ещё одна сестра большого семейства.

Младшая сестра была полной противоположностью старшей. Если Катрина, или Кэти, как её именовали все домашние, была жгучей брюнеткой с красивыми большими карими глазами, то зеленоглазая Арнэлия была не менее эффектной блондинкой.

Александр, средний брат, смотрел на обеих и, любуясь в очередной раз красотой своих любимых сестричек, стал лениво подниматься по лестнице на второй этаж. Он небрежно кинул Кэти, что её платье валяется в ведре для стирки.

Та сразу устремилась в хозяйственную комнату, где и нашла платье «для проститутки», как выразился любезный братик.

– Вот и нашлось, – улыбнулась Арнэлия за спиной сестры.

– А ты в чём будешь? – с любопытством спросила Кэти, прикладывая своё маленькое чёрное платье к телу.

– Ну не оставлять же тебе одной звание главной проститутки вечеринки! Придётся и мне нарядиться соответствующе – надену своё любимое красное.

Сестры рассмеялись. Да, вдвоём они дадут жару на сегодняшней тусовке для избранных. Две сестры, внешне полные противоположности друг другу, могли свести с ума сразу дюжину мужчин, не моргнув и глазом. И они обе знали об этой силе своего обольщения, доводя его до совершенства. Ведь главное, чтобы благая цель была достигнута и не всегда важно, каким именно способом.

Арнэлия и Кэти, смеясь, зашли на кухню, но путь им преградил Учитель. Старый, безволосый и ссохшийся от долгой, исчисляемой столетиями, жизни, он обладал такой силой духа и великой мудростью, что сёстры сразу замолкли и выпрямились по струнке. Они ждали, что скажет их воспитатель.

– Мне очень жаль нарушать ваши планы на сегодняшний вечер, но есть дела поважнее, – веско и спокойно сказал Учитель, жестом приглашая обеих сестёр в свои уединённые покои.

– Но Учитель, что может быть важнее, чем сегодняшняя закрытая вампирская вечеринка в Cielo?! Мы с Арнэлией могли бы уложить дюжину тварей всего лишь за одну ночь! – возмутилась Кэти, которую больше всего расстроило только то, что она не наденет своё эротичное платье и не покрасуется в нём на улицах Нью-Йорка.

– Успеется, Катрина, – спокойно ответил Учитель, и повторно указал рукой на свою комнату, – есть дела поважнее.

Старик повернулся к сёстрам спиной, безмолвно приглашая следовать за ним. И девушки покорно пошли. Если Учитель говорил, что есть дела поважнее, значит, так оно и есть – от злобных древних духов, убивающих живых, до вселенского апокалипсиса.

В покоях Учителя уже сидел Александр. Ещё двое старших братьев, Себастьян и Валериан или Вэл, как его обычно называли дома, были на задании в других странах. Себастьян укрощал злобную колдунью в Индии, а Вэл, самый старший, изучал древние руны в Дании, пытаясь прочитать тайное послание, зашифрованное на камнях предков.

Подойдя к Александру, две сестры молча сели рядом и сосредоточенно приготовились слушать Учителя. Кэти, которая ещё сегодня утром пыталась поругаться со средним братом, плотно прижалась к его плечу. В моменты серьёзных и опасных дел, вся семья умела сплачиваться в единое целое, зная, что каждый отдаст жизнь за другого. Но сейчас они были только втроём. И если случилось что-то плохое, то им придётся малыми силами решать глобальные проблемы мира. Кэти ещё сильнее прижалась к брату, забыв утренние обиды.

– Я позвал вас, чтобы сообщить неприятную новость, – начал Учитель.

Ученики абсолютно не удивились такому началу. Наставник редко сообщал что-то хорошее. В мире всегда есть место злу, которого, к несчастью, довольно много.

– Ко мне рано утром пришло сообщение из Ватикана с просьбой защитить одного монаха от вампиров, которые охотятся на него. И я не собрал бы вас троих, но речь пойдёт о Высших вампирах.

– Высшие? Зачем этот монах им понадобился?! – удивилась Арнэлия. – Высшие никогда не утруждают себя охотой на служителей церкви. Не их масштаба рыбка.

– Ты права, Арнэлия. Но суть в том, что этот монах, Джозеф, на протяжении нескольких месяцев отслеживал прислужников Высших вампиров и методично избавлял от их присутствия наш мир. Что, как вы все догадываетесь, очень не понравилось хозяевам этих несчастных прислужников.

– У этого монаха была причина так поступать? – осведомился Александр.

– Как мне сообщил Его Святейшество Папа, он просто делал это с целью истребления.

– Но тогда при чём здесь мы? – с негодованием, спросил Александр, разведя руками. – Какой-то псих, монах, решил просто так истребить прислужников Высших, навлёк на себя их праведный гнев, а теперь смеет просить о помощи?

– Помощь просит не монах, а сам Папа. Этот Джозеф обладает ценными знаниями о Тёмных. И он нужен Ватикану живым. Они пообещали мне, что после его спасения сами вразумят глупца.

– Мне это очень не нравится, – прошептала Кэти, – очень-очень. Вступаться за того, кого по всем статьям Высшие имеют право растерзать… Это приведёт к дурным последствиям.

– Именно поэтому я даю это задание вам троим. Сделайте так, чтобы Высшие вампиры не узнали, что мы помогаем этому несчастному монаху. Просто спрячьте его в монастыре святой Марии Египетской, где он будет под защитой, пока Папа не пришлёт своих служителей, чтобы забрать его в Ватикан.

– А если Высшие прознают про нас? – тихо спросила Арнэлия. – Что тогда? Скольких невинных людей они принесут в жертву, чтобы восстановить баланс сил?

– Именно поэтому сделайте всё возможное, чтобы вас не засекли, – попросил Учитель.

– Сейчас Джозеф прячется где-то в Бронксе. И самое плачевное. Монах снова этой ночью пойдёт убивать вампиров, даже не подозревая о том, что он уже под колпаком Высших. Эта ночь будет для него последней, если мы не вмешаемся.

– Неужели он действительно так важен для Ватикана, что мы должны подставляться из-за этого идиота? – возмутилась Кэти.

– Папа редко просит меня о ком-либо. Но раз попросил, значит, монах важен. Постарайтесь спасти его и сделать это без следов.

– Значит, решено! – хлопнул в ладоши Александр и обратился к сёстрам. – Хватит попы здесь протирать. У нас мало времени, а Бронкс не самый лучший район для розысков. Ведь этого безумного Джозефа ещё нужно найти.

– Ой, да что там искать? Как только наступит темнота, мы сразу услышим чьи-то вопли на весь Нью-Йорк. И это значит, что нашего монаха Джозефа раздирают на части! – иронично заметила Кэти.

– Не смешно, – строго посмотрел на неё брат, заставив быстро спрятать ехидную улыбку. Затем Александр почтенно поклонился мудрейшему старцу.

– Учитель, мы всё сделаем, – заверил он наставника.

Сёстрам тоже ничего не оставалось, как отдать дань уважения Учителю поклоном, твёрдо пообещав исполнить его волю.

Закипела работа. Александр, как всегда, отвечал за техническую часть вопроса. Компьютеры, камеры, жучки, сенсоры движения, микрофоны, всё это лежало на нём. Именно он лучше всех в семье разбирался в технике, поэтому его из Нью-Йорка далеко не выпускали, ведь необходимое оборудование могло понадобиться каждому из членов его семьи в любой момент. Плюс к этому, Александр был лучшим хакером современности. Его основная работа заключалась в поиске информации для семьи. Он сидел целыми днями за компьютером и собирал своими руками новейшую шпионскую технику и не мог позволить себе разъезжать по миру. Зато этим постоянно занимались остальные члены его семьи. Но Александр никогда не завидовал своим братьям и сёстрам. Он ничего так не любил, как экран монитора, микрочипы и нанотехнологии, в чём старался достичь совершенства. Вот и сейчас он собирал для дела различные устройства, позволяющие обнаружить вампира издали и замести свои следы.

Кэти, тем временем, готовила оружие. Ей нравились пулемёты, огнемёты, специальные арбалеты для охоты на вампиров. Будучи страстной и импульсивной натурой, и не имея возможности обзавестись парнем в силу своей тяжёлой профессии воина Света, она выплёскивала всю свою энергию на огнестрельные игрушки. И сейчас она укладывала их бережно в сумку, с восхищением поглаживая сложные механизмы смертельного оружия.

Арнэлия же просто сидела в своей комнате и медитировала. Им предстояло сложное дело, и было бы неплохо запастись терпением и спокойствием.

Ровно через час все были готовы. Александр, как всегда, раздал сёстрам наномикрофоны, которые вставлялись в ухо и абсолютно не были заметны, вручил датчики движения, после чего, довольный собой, взял у Кэти своё любимое оружие, которое навылет прошибало пулей любую нечисть.

– Ты всё-таки надела это платье, – усмехнулся Александр, посмотрев на Кэти, стоящую именно в том коротком чёрном платье, которое он сегодня заклеймил с утра нехорошим словом.

– Вечеринка не отменяется, она просто переносится в другое место, – лукаво улыбнулась сестричка и очаровательно повернулась к брату спиной, виляя бёдрами, которые едва прикрывало короткое платье. Александр улыбнулся. Его сестра никогда не изменит своему желанию убить вампира красиво и с шиком. В этом и заключалась вся Кэти.

Арнэлия же, напротив, оделась в свой привычный боевой костюм. Достаточно свободные чёрные брюки с множеством карманов для всевозможных ножей, кинжалов и взрывчатки, а сверху натянула такую же куртку с большим количеством предметов на все случаи жизни.

– Ну что, поехали? – спросил Александр, довольный осмотром по-боевому настроенных сестёр.

– Поехали, – рассмеялись те, и вышли во двор, где уже стоял заранее подготовленный и напичканный современным вооружением бронированный джип.

Уже на пути в Бронкс, Кэти всё-таки решилась спросить, а есть ли план поиска сумасшедшего Джозефа?

– Ну, у нас эксперт по вампирам Арнэлия, поэтому давайте обратимся за помощью к ней, – ответил Александр, продолжая следить за дорогой.

– Для начала заедем к моему дружку Тайку, он может что-то знать об этой истории с вампирами, – предложила свой план действий Арнэлия, который тут же был одобрен братом и сестрой.

Дружок Тайк был не кто иной, как ВАМПИР. Но он принадлежал к низшей касте этой нечисти и всегда был готов к сотрудничеству с воинами Света, только бы те его не прибили в тёмном переулке. Своих вампиров Тайк боялся гораздо меньше, ведь Высшие никогда не пачкали руки о таких, как он. Их можно не бояться, а вот Светлых стоило, и даже очень.

– Привет, Тайк, – сказала ему ласково Арнэлия, когда тот охотился около мусорных баков Бронкса, пытаясь поймать кошку или собаку, в надежде полакомиться их кровью и утолить постоянно мучившую его жажду.

Тайк резко вздрогнул от неожиданного голоса, но не убежал. Он знал этот голос, как и то, что ему ничего не грозит.

– Привет, – пролепетал вампир, повернувшись к Арнэлии.

Девушка стояла у него за спиной и мило улыбалась. «Значит, ей что-то нужно», – подумал он.

– Как сегодня охота, Тайк, везёт?

– Не очень, бомжи уже почистили сегодня мусорки, и все кошки разбежались. Остались только крысы.

– Понятно, – с сочувствующим видом ответила девушка. – А я к тебе по делу, Тайк. Сможешь мне помочь?

– Всё, что в моих силах, всё, что в моих силах, – чуть ли не кланяясь, промолвил вампир.

– Я случайно узнала, что у вас уже пару месяцев методично истребляют вампиров. Ты слышал что-нибудь об этом?

Тайк испуганно дёрнулся, но через мгновение взял себя в руки.

– Нет, нет, не слышал. Ничего такого. Я здесь внизу, а они там, наверху. До меня такие вести не доходят.

Арнэлия снова мило улыбнулась, но тут же резко схватила Тайка за горло и сильно сжала.

– Я не верю тебе, Тайк. – тихо шептала она ему на ухо, подвигая вампира к себе одной рукой.

– Если ты мне всё не расскажешь… – девушка многозначительно достала острый нож.

Тайк весь задрожал, он знал, что это за нож. Гроза вампиров из серебра, олова, осины и ещё много всего разного, что причиняет неимоверную боль загробным тварям.

– Я всё скажу, всё скажу! – чуть ли не взвыл он, когда Арнэлия замахнулась ножом, чтобы ударить вампира в горло. Но рука Дитя Света вовремя остановилась, а холодное лезвие лишь слегка оцарапало шею вампира.

– Поговаривают, – тут же залепетал Тайк, нервно косясь на лезвие ножа, – что какой-то монах-католик охотится на вампиров, что он силён и знает всё о нас.

– И? – Арнэлия подняла бровь, подавая знак, что желает слышать продолжение.

– Сегодня над ним устроят расправу, да такую, чтобы другим неповадно было!

– Где?

– Я не могу сказать точно место, но слышал, что монах вроде бы прячется в подвалах церкви святого Антония.

– Не плохой выбор, там много тайных ходов и выходов.

– Да, но он обречён.

– Почему?

– За ним охотятся… – Тайк на мгновение умолк. Он сначала боязливо обернулся по сторонам, затем шёпотом продолжил, – за ним охотятся сами Высшие!

Арнэлия отпустила горло Тайка, она услышала всё, что хотела.

– Не стоит тебе вмешиваться в это дело, девочка, – жалобно посмотрел на неё вампир, – они сильные и не простят. Будет очень-очень плохо всем.

– Знаю, – ответила та и развернулась, чтобы уйти.

– Высшие не простят! – уже ей вслед прокричал Тайк.

Его колотило от страха. Он стоял как обезумевший. Что делать? Бежать к Высшим и сообщить обо всём или бежать отсюда прочь, чтобы его никогда не нашли? Он выбрал второе. Хоть Высшие и были сильнейшими среди вампиров, но воины Света были сильнее их. А своя шкура дороже, чем заслуги перед сородичами, которые его и за вампира-то не считали. И Тайк быстро рванул прочь от ставшей ему уже родной мусорки.

– Ну что, узнала? – спросила Кэти вернувшуюся в машину сестру.

– Церковь святого Антония, подвалы, – ответила Арнэлия. – Наш Джозеф там.

– Неплохой выбор, там много потайных ходов, – заметил Александр.

– И Высшие о них знают. Нам лучше поспешить, – хлопнула Арнэлия брата по плечу.

Александр быстро завёл двигатель, и тонированный джип сорвался с места.

– Так всё-таки Высшие? – спросила тихо Кэти у сестры, пока они ехали к церкви святого Антония.

– Да, Тайк подтвердил.

– А он нас не выдаст? Будет печально, если Тайк предупредит своих сородичей.

– Не предупредит. Духа не хватит. Таких, как Тайк, Высшие даже на порог своих берлог не пускают.

– Именно поэтому ты и водишь дружбу с подобными вампирами? – рассмеялась Кэти.

– Да, с такими проще, и они всегда всё знают. Мусорки – это лучшие сборники информации. Там ошиваются все кому не лень, – улыбнулась Арнэлия.

И хотя Дети Света сейчас изображали беззаботное веселье, у всех на душе скребли кошки. Они впутались туда, куда не следовало. А так как Высшие вампиры были очень умными, то уйти незамеченными вряд ли получится. И о последствиях этой спасательной акции было даже страшно подумать.

Но нужно действовать. Да и джип уже подъехал к церкви святого Антония.

– Так, Арнэлия, ты идёшь со мной в подвалы, – отдал приказ Александр, – ты, Кэти, охраняешь нас внутри церкви и обеспечиваешь молчание пастыря. Ему ни к чему знать, зачем вооружённые люди решили прогуляться по его владениям.

Они вышли из джипа и направились в церковь. Уже было три часа дня. Надо спешить, ведь обыскать все подвалы церкви – это непростая задача.

Как только они зашли в церковь, Кэти сразу вырубила прикладом пастыря – это лучший способ заставить его молчать. Она лишь виновато улыбнулась брату и сестре, поймав их удивлённые взгляды.

– Ладно, пошли, – скомандовал Александр, не отвлекаясь на споры с Кэти.

Они быстро нашли потайную дверь, которая вела в подвалы церкви, открыли её и вошли в темноту коридоров. Александр включил фонарик. Шли бесшумно, передвигаясь, как кошки, пока не дошли до развилки.

– Надо разделиться, – сказал брат, – видимо, здесь сеть коридоров, включаем навигаторы.

Арнэлия молча кивнула брату, включила малогабаритный навигатор на поясе и пошла в правые коридоры, Александр в левые.

Арнэлия шла быстро и бесшумно. Она не боялась заблудиться, потому что у неё была отличная зрительная память, да и навигатор подскажет обратный путь. Мрачные подземные коридоры не пугали её. Девушке часто приходилось убивать провинившихся вампиров, которые, как правило, прятались именно в таких подземельях, катакомбах и шахтах. Она чувствовала себя здесь как дома.

Коридор за коридором мелькали мимо, а монаха всё не было видно. Может Тайк ей солгал? Но Арнэлия сразу отбросила эту мысль. Информация Тайка всегда была достоверной потому, что он, во-первых, боялся за свою жизнь, а во-вторых, Арнэлия была единственным существом на белом свете, которая относилась к этому падшему вампиру с уважением. И Тайк, сам того не осознавая, испытывал к ней благодарную привязанность.

Арнэлия шла, а коридоры всё не кончались. Уже прошёл час, как они с Александром зашли в подземные переходы, а монаха нет. Надо спешить и девушка ускорила свой шаг.

После шести стемнеет, и придут Высшие. А если Дети Света «засветятся», то Высшие не заставят себя долго ждать и отомстят. Погибнут невинные люди. Но самое ужасное, что Дети Света ничего не смогут с этим поделать. Нельзя нарушать баланс. Таков закон сил Света и Тьмы. Дети Света могут убивать только провинившихся тварей, которые просто жрут людей, пьют их кровь себе на потеху, убивают невинных. Если же человек пал сам, погряз в грехах, то Тёмные имеют полное право убить его, а Дети Света не могут защищать таких. Можно сказать, естественный отбор святых и грешников перед вратами Рая. Но сейчас семейство ринулось защищать не того. Сумасшедший монах сам навлёк на себя праведный гнев Высших вампиров. Он долгое время истреблял их прислужников и даже не старался сначала уличать их в преступлении. Как Дети Тьмы не имели право убивать невинных, так и Дети Света не могли убивать Тёмных без вины. Это был баланс двух противоборствующих сторон в сложном, многолюдном мире. Конечно, этот баланс постоянно нарушался Тёмными, но, как правило, это были очень мелкие сошки в иерархии загробных тварей, либо отдельные индивиды, которые общались напрямую с силами Ада. Высшие вампиры всегда соблюдали правила баланса. Попытка Детей Света защитить сумасшедшего монаха могла нарушить это хрупкое равновесие, что означало только одно – Высшие получат право на месть.

Арнэлии стало тяжело на сердце от этих мыслей. А может оставить безумного монаха на растерзание вампирам? Пусть сами разбираются. Но спасти монаха – воля Учителя. А он всегда видел дальше и глубже своих учеников. Да и общался с силами Света напрямую, что никому из его подопечных не дано. Вполне возможно, что под просьбой Папы скрывается Божий промысел, а быть орудием в руках Всевышнего – высшая цель и смысл жизни для Арнэлии и всей её семьи.

Когда Арнэлия повернула в очередной коридор, наконец-то мелькнул долгожданный свет от свечи. Джозеф явно никого не ждал. Он стоял в маленькой подземной келье на коленях, призывая Господа дать ему силы на борьбу с нечистью.

Арнэлия подобралась к нему со спины. Тихо достав пистолет, девушка уверенно приставила его к голове монаха.

– Рыпнешься и я тебя прибью на месте, а вампиры мне ещё спасибо скажут.

Джозеф замер.

– Руки за спину! – скомандовала она.

Монах подчинился, и девушка надела ему наручники.

– Теперь вставай и следуй за мной.

Джозеф встал и обернулся.

– Кто ты дитя моё, и что тебе от меня нужно?

– Я тебе не дитя, Джозеф, а здесь – ради твоего спасения.

– Спасения? Только Бог может спасти меня! – гордо заявил служитель церкви.

– Вот именно поэтому я, Его посланница, и нахожусь здесь. Нам надо идти.

– Я никуда не пойду, – прижался к стене Джозеф.

– Если мы не уйдём сейчас же, то тебя убьют, и никто не сможет тебя спасти.

– Пусть убьют, я спасусь на том свете.

– Слушай, – стала закипать Арнэлия, – ты действительно такой дурак? За тобой идёт целая армия Высших вампиров, да от тебя ни кусочка не останется! И будешь потом на суде Божьем рассказывать, почему служитель Ватикана, верный раб Божий, так глупо отдал свою жизнь, когда ему прислали спасение в моём лице.

– За мной идут Высшие? – спросил Джозеф словно и не слышал того, что ему сейчас сказала Арнэлия. – Тогда я тем более останусь и заберу на тот свет как можно больше этих тварей!

Арнэлия не выдержала. Быстро перекрестившись перед иконами, которые висели на стене маленькой кельи, она ударила монаха кулаком в лицо. Чувствительно, но не сильно, чтобы он не потерял сознание. Появилась кровь.

– Ты пойдёшь со мной, твою мать, это приказ Папы! – выкрикнула Арнэлия.

– Это не мог быть приказ Его Святейшества! Он хотел, чтобы я отдал жизнь за правое дело!

– Да какое к чёрту правое дело?! Прости Господи, – ещё раз перекрестилась Арнэлия, помянув нечистого.

– Ты, безмозглый фанатик, своими необдуманными действиями ставишь под угрозу свою жизнь, репутацию Ватикана и, вполне возможно, жизни невинных людей! – кричала на него Арнэлия.

Но Джозеф смотрел сквозь неё невидящим взором. Он был уверен только в своей правоте. Девушка поняла, что убеждением она ничего не добьётся и, перекрестившись ещё раз, вырубила Джозефа, теперь уже мощным ударом. Монах упал без сознания. Арнэлия схватила его и закинула на плечо. Монах был тяжелее её в два раза, но она с лёгкостью понесла его по коридорам. Ведь её тело питалось энергией Света, которая защищала её от многих опасностей и придавала огромную физическую силу.

Когда Арнэлия вышла из подземных коридоров с монахом на плечах, Александр уже ждал её в алтарной части церкви.

– Слава Богу, наконец-то! Уже почти пять часов и скоро начнётся служба. Мы не можем больше держать пастыря без сознания.

Александр взял монаха у сестры и быстро побежал к служебному выходу из церкви. Они должны незаметно проскользнуть мимо паствы, которая уже подходила к церкви на службу. А самое главное, убраться до того, как очнётся пастырь. А он это может сделать с минуты на минуту. Ведь Кэти вырубила его особенным приёмом. Удар в определённую точку нижней части черепа отключает любое живое существо ровно на два часа, после этого пострадавший не будет помнить ничего, что было за час до удара. Этот хитрый приём разработал их старший брат Вэл, страстно увлекающийся боевыми искусствами.

Когда Александр, Кэти и Арнэлия покинули церковь через служебный выход и уже были готовы направиться к джипу, Джозеф очнулся и стал громко кричать. И хотя Кэти снова его вырубила, монаха услышали. Паства, которая заходила внутрь церкви, обратила внимание на группу людей, быстро севших в тонированный джип, стоявший неподалёку. Среди обычных прихожан был и вампир, в обязанность которого входила слежка за этим храмом. Он сразу кинулся к Высшим с докладом о том, что монаха кто-то похитил.


Александр выжимал педаль газа до упора, но переполненные дороги Нью-Йорка в шесть часов вечера сильно затрудняли движение. Все его навыки и ухищрения не помогали ускорить темп езды.

– Что нам делать, Алекс, – вскрикнула Кэти, – они догонят нас!

Александр нервно что-то обдумывал. Но по напряжённому лицу было видно, что ничего дельного придумать не получается.

– Пойдём пешком, – тихо сказала Арнэлия.

– Пешком? Но они сразу засекут нас! – не унималась старшая сестра.

– Они и так уже засекли, – спокойно ответила младшая, – прихожане видели, как мы затолкали монаха в машину. А Высшие умеют читать мысли. Они посмотрят парочке людей в глаза и увидят всё. Так что находиться в джипе опаснее, чем идти пешком.

– Пойдём переулками, – согласился Александр с планом Арнэлии. – Я думаю, вампиры догадываются, куда мы его везём, и будут поджидать нас там.

– Ты же понимаешь, Александр, что без боя мы не войдём в монастырь, – грустно заметила младшая сестра.

– Понимаю, но наша главная задача сохранить ему жизнь. Он нужен Ватикану и, я думаю, есть за что. Поэтому с боем и не иначе.

– Тогда стоит поспешить, – сказала, собравшись Кэти.

Александр взвалил монаха на плечи, Арнэлия собрала всё оружие, а Кэти заблокировала джип, чтобы его никто не угнал за время их отсутствия.

И они побежали. Скорость была такая, что сухая листва вихрем поднималась за ними. Надо успеть! Была ещё надежда, что вампиры не обложат монастырь, и им вовсе не придётся пробиваться с боем. Но когда они достигли монастыря, надежды рухнули. Отряды вампиров патрулировали все входы и выходы. Эти твари не могли проникнуть в монастырь, потому что это было святое и намоленное место. Сила Света не пускала их внутрь, поэтому вампиры были явно намерены никого туда не пропускать.

– Штук двадцать, не меньше, – сказал Александр, выглядывая из-за угла. – Не успели.

– Будем ждать ночи? – спросила Кэти.

– Конечно, мы же не можем устроить бойню просто вот так, в конце рабочего дня и на глазах у прохожих.

– Может, сядем в самолёт и вернём его сами в Ватикан? Зато обойдёмся без бойни. – предложила Арнэлия.

– Нет, не пойдёт. Нутром чую, что в монастыре этого монаха ждёт что-то важное. Может быть, некие секретные документы, которые он должен забрать. Ведь Папа неслучайно указал именно на этот монастырь.

– Ох, хотела бы я взглянуть на эти документы, ради которых нам придётся схлестнуться с Высшими, – съязвила Кэти.

И они остались ждать наступления ночи, когда город погрузится в сон. Джозефа, с периодичностью каждые два часа, Кэти продолжала отключать. Этот фанатик мог своими криками выдать их укрытие.

Так продолжалось до наступления полуночи.

– Пора, – сказал Александр. Он уже собирался взять оружие и отдать монаха на попечение Арнэлии, как та мягко его отстранила.

– Нет, брат, вампиры больше по нашей части, – и она повернулась к сестре, которая «заряжалась» различными приспособлениями, убийственными для вампиров. – Не лишай нас такого удовольствия. Нас ждёт вечеринка.

Александр, поняв намёк, улыбнулся младшей сестре. Убивать вампиров было для них чуть ли не священной миссией, приносящей удовлетворение от хорошо выполненной работы.

– Ладно, но помните, мы не должны показать им, кто мы есть, – напутствовал Александр сестёр перед бойней. – Обычные охотники за вампирами и никакого использования энергии. Понятно?

Сёстры кивнули, правда, глаза их наполнились лёгкой грустью. Не использовать энергию Света – означало убивать вампиров обычным способом. А ведь можно было уложить их всех за один раз. Но задача была не дать узнать вампирам кто они. Пусть думают, что это обычные охотники, которых достаточно много в Нью-Йорке.

Когда все детали прорыва к монастырю были согласованы, Александр водрузил на себя монаха, а сёстры побежали вперёд, расчищать дорогу.

Вампиры сразу почувствовали чужих, и, увидев бегущую троицу, кинулись в атаку. Только теперь их было не два десятка, а все пять. Завязалась настоящая бойня. Кэти расчищала перед Александром путь к монастырским воротам, а Арнэлия защищала брата со спины. Но как быстро они не старались выпускать стрелы из арбалетов, метать смертельные кинжалы и палить из огнемёта, вампиров становилось всё больше и больше. Они волнами накатывались на отчаянную троицу.

– Нам бы энергией их всех уложить и не мучиться! – крикнула Кэти.

– Нет, мы должны держаться! Скоро уже ворота! – закричал в ответ Александр. Он тоже, как мог, отбивался от вампиров, держа одной рукой монаха, а другой пистолет, заряжённый специальными пулями из освящённого святой водой серебра, олова и частиц осины, которые несли вампирам мгновенную смерть.

Ворота монастыря были уже близко. Только ступить за них, оказаться в спасительной тиши намоленных стен и всё будет кончено. Обратно они как-нибудь выберутся. Пусть даже и не сегодня.

А пока троица отчаянно пробивалась к стенам монастыря, за всей этой бойней со стороны спокойно наблюдала молодая девушка азиатской внешности, с чёрными длинными волосами и красивыми раскосыми глазами. Она обратила внимание, как троица мастерски владеет оружием, используя его против её собратьев. Десятки вампиров были сожжены, заколоты и застрелены этими смелыми охотниками. Но она не вступала в бой. Только когда троица оказалась совсем рядом с воротами, она стремительно, как внезапно налетевший порыв ветра, набросилась на них. Александр был сбит с ног этой вампиршей. Та уже была готова броситься на охотника, чтобы оторвать ему голову, как между ними встала Арнэлия с заряженным арбалетом в руках.

Девушка-вампир снисходительно улыбнулась и бросилась на дерзкую. Как стрела она пролетела мимо Дитя Света, которая даже не успела выстрелить из арбалета. Арнэлия от удара очнулась на мокром асфальте, когда девушка-вампир снова схватилась с Александром. Арнэлия тут же вскочила на ноги, и рванула к вампирше. Содрав мерзкую тварь со своего брата, она жёстко схватила её за горло и пригвоздила к асфальту. Дитя Света уже хотела оторвать вампирше голову, как почувствовала большую силу, исходящую от этой стройной азиатки. «Высшая!» – Быстро сообразила Арнэлия и сразу ослабила хватку. Убить Высшего вампира равнозначно объявлению войны. Даже Арнэлия, яростно ненавидевшая всю нечисть, не могла себе этого позволить. Она лишь подняла вампиршу с земли, продолжая держать её рукой за горло, и метнула противницу со всей силой в монастырскую стену, практически впечатав ту в холодные камни.

Высшая, всем телом врезавшись в стену монастыря, со стоном сползла на мокрый асфальт. Но вампирша быстро пришла в себя и бросилась бежать. Арнэлия решила не догонять тварь. Пусть бежит. Главное, что её брат и сестра уже внутри монастыря, под защитой намоленных стен. Перескочив через трупы вампиров, Арнэлия через мгновение оказалась за спасительными воротами.

– Что ты наделала? Мы же договаривались без энергии! – сразу стал отчитывать её Александр.

– Извини, что спасла тебе жизнь, – огрызнулась младшая сестра.

– Я мог и сам справиться, – возразил тот.

– Без энергии, вряд ли. Это была Высшая.

Воцарилось молчание. С Высшими обыкновенным оружием смертных никто не может справиться.

– Это война, – тихо обронила Кэти.

– Ну и пусть! Я не отдам им своего брата и никого другого из моей семьи только лишь из страха перед объявлением войны! – грозно сказала Арнэлия.

– Всё в порядке, я бы сделал то же самое на твоём месте, – Александр похлопал сестру по плечу и крепко обнял её. – Спасибо, что спасла меня.

Арнэлия улыбнулась ему.

– Я не могла иначе, мы все одно целое, потерять одного из вас, как потерять часть своего тела, понимаешь?

Александр утвердительно кивнул. Он не мог осуждать сестру за её действия и за план, который был ими провален. Он поступил бы так же.

– А где же наш монах? – спросила Арнэлия у брата. – Я хочу с ним серьёзно потолковать.

– Он в северной келье. Мы отнесли его. – Кэти указала на северное крыло монастыря. – И раз ты желаешь с ним потолковать, то заодно с ним и останешься, – заключила старшая сестра. – Мне же надо убрать трупы на улице да разузнать в городе, что там вампиры думают о сегодняшней бойне. Александру лучше всего поехать к Учителю. Нужно срочно посоветоваться с ним, что теперь делать дальше. Мы изрядно сегодня засветились.

Арнэлия сделала вид, будто не заметила последнего упрёка сестры. А что сделала бы на её месте Кэти? Позволила Александру умереть? Вряд ли.

– Хорошо, – согласилась Арнэлия, не подавая вида, что слова Кэти её задели. Идите, я с радостью останусь и постараюсь втолковать этому идиоту, что к чему в нашей жизни. Я чуть не потеряла брата из-за него, нарушила баланс сил, убила несколько десятков вампиров из-за этого монаха. И я хочу, чтобы он за всё ответил!

Александр и Кэти переглянулись с ухмылками. Да, бедный монах! У него точно сегодня тяжёлый день! И они даже не подумали возражать Арнэлии, ведь та в своём гневе была абсолютно права. Слишком многим пришлось пожертвовать ради спасения его заблудшей души. Александр и Кэти ушли, а Арнэлия грозным шагом направилась в северную келью.




Встреча


Загробный мир довольно мрачное место, где могли обитать только сверхъестественные существа: Высшие вампиры, призраки и души, застрявшие между Адом и Раем. Это обитель избранных и приближённых к миру Тьму. Все остальные: простые вампиры, оборотни, колдуны, ворожеи, ведьмы и прочие проклятые смертные и бессмертные, волочили своё жалкое существование на Земле.

Высшая вампирша с азиатскими чертами лица стояла посреди огромного сводчатого каменного зала. Она чуть склонила голову, придавая своему облику виноватый вид, и в напряжении сжимала кисти рук. Перед ней стоял молодой мужчина в чёрной одежде с небрежно наброшенным на плечи широким чёрным плащом. Он стоял спиной к Высшей, но даже так от него веяло огромной Тёмной силой.

– Так, говоришь, вам помешали? – спросил он тихим, властным голосом, от которого у вампирши мурашки побежали по спине.

Девушка продолжала стоять молча. Говорить смысла не было. Мужчина перед ней и так читал все её мысли.

– Говоришь, у неё была какая-то особенная энергия, и это были не совсем обычные охотники на вампиров?

Вампирша согласно кивнула головой.

– Ну что ж, посмотрим! – гневно сказал мужчина и соизволил повернуться к девушке лицом. Та даже не решилась поднять свой взор, чувствуя адское пламя его чёрных глаз.


Арнэлия беседовала по душам с Джозефом. Одной рукой она держала его за волосы, а другой пыталась душить.

– Из-за тебя пошатнулся баланс в этом мире, слышишь, ты?! Ты не смел вершить суд над вампирами, не уличая их в преступлении. Никто, слышишь, никто не имеет права убивать другого без вины.

– Это всего лишь вампиры! Они заслуживают смерти, – хрипел сквозь зубы красный от удушья монах.

– И я, как никогда, с тобой согласна! Но просто так отстреливать их нельзя. Ты должен был сначала уличить их в убийстве невинных. А только потом уничтожать. А что делал ты? Просто ходил по улицам города и решал, кому из них сегодня умирать. Посмел возомнить себя Судьёй? А ты знаешь, как называется этот грех? Гордыня и тщеславие. Вампиры имеют полное право наказать тебя за это!

– Они вампиры, я должен их убивать, – продолжал бубнить Джозеф.

– Да, должен, но по правилам, как это делаем мы. Мы никогда не убиваем, если они не угрожают невинным. А если они пьют кровь грешников, так мы и не мешаем. Видите ли, Тёмная сторона дала им все права на грешников, а Светлая не имеет права вмешиваться. Ты понимаешь, о чём я тебе говорю? Ты не имел права убивать вампиров просто так!

Монах ещё что-то пытался хрипеть в ответ, когда Арнэлия услышала странный шум в коридорах и ослабила хватку. Какой-то отдалённый грохот сотрясал стены монастыря и быстро приближался всё ближе и ближе к келье Джозефа. Девушка почувствовала опасность и тут же накрыла себя с монахом энергией. И успела вовремя. Дверь в келью, словно взрывом, вывернуло наружу, и на пороге показался странный незнакомец.

Высокий, стройный и красивый, как древнегреческий бог Арес, он стоял напротив входа в келью и пристально рассматривал Джозефа с Арнэлией. Его чёрные глаза сверкали гневом. Но после минутной задержки мужчина, как ни в чём не бывало, с равнодушным видом зашёл в келью. Арнэлия почувствовала огромную силу, которая шла от незваного гостя, и тут же накрыла защитной энергией всё пространство вокруг себя.

Таинственный незнакомец слегка улыбнулся, словно он видел энергию Арнэлии, что было просто невероятно! Только Дети Света могли её видеть и чувствовать.

Но мужчину сейчас интересовало явно не это. Он прохаживался по келье, посматривая то на Джозефа, который вжался в стену от страха, то на Арнэлию, стоявшую молча, но не показывающую страха или наигранной бравады. Она только лишь внимательно изучала незнакомца. Арнэлия никогда не видела таких красивых мужчин. В нём всё было идеально – чёрные, как крыло ворона волосы, такого же цвета глаза и густые брови контрастом выделялись на ослепительно белой коже. Высокий лоб, притягательные губы и волевой подбородок окончательно довершали картину совершенства. А великолепная атлетическая фигура, которая невольно угадывалась под складками чёрного плаща, говорила о том, что мужчина, стоящий перед Арнэлией, являл собой опасное сочетание мужской силы, мужества и сексуальности.

Но в данный момент девушку меньше всего волновала эротичность незнакомца. Она хотела понять, кто он и зачем пришёл. То, что незнакомец не вампир, Арнэлия поняла сразу, иначе он не смог бы войти внутрь монастыря. Тогда кто? И что это за непонятная, огромная сила исходит от него?

– Ты должна отдать его мне, – нарушил молчание молодой мужчина, когда они с Арнэлией вдоволь насмотрелись друг на друга оценивающе.

– Почему? – спокойно спросила девушка.

– Потому что он принадлежит мне, и ты об этом знаешь.

– Он принадлежит только Богу, и никому другому я его не отдам.

Мужчина в ответ лишь улыбнулся ей самой очаровательной улыбкой опытного искусителя, которой Арнэлия ну никак не ожидала в этой ситуации от незнакомца.

– А вот здесь ты ошибаешься, милая, он ПРИНАДЛЕЖАЛ Богу, пока не ступил на неверный путь.

– Я не могу тебе его отдать, – прошептала Арнэлия.

Она нервничала. Перед ней стоял кто-то очень сильный и требовал Джозефа. А главное, требовал по праву.

Словно уловив мысли девушки, мужчина ещё раз улыбнулся и продолжил, но уже более жёстко:

– Ты же знаешь, что будет, если ты мне его не отдашь. Этой же ночью город омоется кровью сотен невинных жертв. Его падшая душа того не стоит.

– Падшая душа у него или нет – это не тебе решать!

– Не мне, тогда кому же? – усмехнулся тот. – Джозеф взял на себя функции Бога, стал вершить суд на земле. Да кто он такой, чтобы брать на себя такие полномочия?

И чёрные зрачки незнакомца, уставившиеся прямо в зелёные глаза Арнэлии, сверкнули таинственным огнём.

– Ты прав, – вынужденно согласилась Арнэлия, – прав во всём, что сказал. Я даже была бы рада отдать тебе Джозефа, потому что сегодня он причинил мне много хлопот, но не могу. Не могу потому, что каждая душа заслуживает прощения и второй шанс!

Арнэлия произнесла эти слова с такой страстью и верой, что даже незнакомец перестал ухмыляться.

– Его душу уже не спасти, – спокойно, как факт, лишь констатировал он.

– Ты не можешь этого знать. Никто не может этого знать.

– Если так, то тебе придётся выбирать, или его жизнь, или жизнь невинных, которые пострадают сегодня ради восстановления баланса.

– Не делай этого, пожалуйста. Я не знаю, кто ты, но прошу, не ставь меня перед таким выбором, – чуть ли не умоляюще взглянула на незнакомца Арнэлия.

– Милочка, в нашем мире так не бывает. Нельзя просить, ничего не отдавая взамен.

– Чего ты хочешь? – моментально откликнулась Арнэлия.

Незнакомец задумался. Он, видимо, не ожидал такого смелого вопроса от этой юной девы.

Однако быстро нашёл решение, судя по тому, что снова стал очаровательно улыбаться.

– Лишь одно. Завтра ты придёшь одна вечером в Webster Hall, и мы выпьем по бокалу вина.

От такого неожиданного предложения Арнэлия насторожилась. Пить с незнакомцем, да ещё обладающим такой силой было, как минимум, безрассудством.

Но гость снова словно прочитал её мысли.

– Не переживай так, твоя энергия – это надёжная защита даже от меня. Что скажешь?

– И ты отпустишь Джозефа? И не будешь восстанавливать баланс невинными жертвами?

– Именно! – улыбнулся мужчина. Его глаза горели каким-то таинственным огнём, который глубоко проникал в душу Арнэлии.

Не выдержав его проницательного взгляда, Арнэлия отвернулась.

– Я согласна, – вымолвила она.

– Тогда надень завтра своё лучшее платье и не опаздывай. Я буду ждать тебя в восемь вечера. И даже не пытайся не явиться, иначе я буду пить вино с парой десятков невинных людишек.

Арнэлия гневно подняла глаза. Да как он смеет её шантажировать? Но незнакомца такая, явно ожидаемая, реакция только позабавила.

– Вот и славно, – сказал он бархатным голосом, а затем обернулся к Джозефу.

– Сегодня эта прекрасная леди спасла твою никчёмную жизнь, монах. – Голос незнакомца звучал властно и угрожающе, а в глазах запылал яркий огонь. – Но помни, что в какой бы монастырь они тебя ни спрятали, какими иконами и крестами ни защитили, если ты хоть раз согрешишь, если даже в помыслах своих ты хоть раз согрешишь, я об этом узнаю и приду за тобой и твоей душой. И гореть тебе тогда в Аду, монах. Помни об этом и молись, чтобы Бог очистил твою душу от скверны. Иначе ты мой… – и незнакомец зловеще облизнул губы в предвкушении.

Затем, бросив на Арнэлию последний взгляд горящих глаз, вышел из кельи и исчез в темноте коридоров.

Арнэлия выдохнула и чуть не упала на кушетку, где сидел испуганный Джозеф. Она обессилела от напряжения, в котором находилась всё это время. Кто же этот таинственный мужчина? Так легко распоряжаться судьбами невинных, так легко менять правила игры в балансе между силами... Кто же он? И это странное предложение выпить с ним по бокалу вина. Всё это выглядит очень подозрительно. Особенно учитывая его недюжинную энергетическую силу и какое-то магическое притяжение, которые чувствовала Арнэлия.

Надо срочно вернуться домой и поговорить с Учителем. Сама она была не в силах сейчас что-то понять.

Встав с кушетки, Арнэлия пошла к выходу из кельи. Джозеф её уже не волновал. Она выторговала ему спасение. А если этот дурак не выучил урок и не внял грозным словам таинственного незнакомца, то это уже его личные проблемы. Второй раз Арнэлия спасть его заблудшую душу не собирается.

Пока Александр и Кэти отчитывались Учителю о провальной миссии по спасению монаха, скромно описывая детали бойни с вампирами и причины, по которым они так облажались, Арнэлия украдкой пробралась в свою комнату. Она не желала рассказывать о своих приключениях и таинственном незнакомце. Всё смешалось в голове, и после столь долгого и напряжённого дня она хотела только одного – спать.

Однако на следующее утро Арнэлия сразу же пошла к Учителю. Как ни странно, он её уже ждал. Медитирую посреди комнаты, он только указал на кушетку, стоящую позади него, не обращая внимания на вошедшую ученицу. Арнэлия скромно присела и стала почтительно ждать. Когда Учитель общается с Высшими силами, никто не имеет права его прерывать.

Так прошло полчаса. Учитель медитировал, Арнэлия продолжала спокойно ждать. Она пришла к Учителю взволнованная, не спав почти всю ночь. Но сейчас она чувствовала тихое умиротворение, как будто благодатное очищение медитации подействовало и на неё. И как только девушка полностью успокоилась, Учитель, оставаясь сидеть в позе лотоса, заговорил с ней.

– Рассказывай, – тихо и спокойно велел старый буддистский монах.

Арнэлия немного запнулась, но, медленно набрав воздуха в грудь, поведала обо всём, что вчера с ней приключилось.

– Говоришь, его не остановили монастырские стены? – переспросил Учитель.

Арнэлия кивнула. Учитель понял её, даже не поворачиваясь. Ему этого и не требовалась, его третий глаз давно уже был открыт.

– И, говоришь, у него огромная энергетическая сила?

Арнэлия снова утвердительно кивнула.

– А ещё у него чёрные глаза, чёрные волосы и он красив как древнегреческий бог? – добавил учитель те детали, которые Арнэлия решила застенчиво опустить в разговоре.

Ученица третий раз кивнула утвердительно, мысленно удивившись, откуда Учитель смог узнать и эти подробности. Вряд ли прочитал её мысли. Учитель хотя и был величайшим мудрецом и находился ближе всех к Богу, но таким умением он не обладал. А может, Учитель уже встречал таинственного незнакомца и знает о ком идёт речь?

Но Учитель молчал. Он словно снова впал в транс, и в скромно обставленной комнате вновь воцарилась тишина. Арнэлию это не устраивало. Её так и подмывало спросить, кто же этот незнакомец. И, наконец, решившись, она очень тихо задала свой вопрос:

– Учитель, кто же это был?

Старый монах слегка дёрнулся, будто его неожиданно вернули из транса в реальный мир, но он всё-таки ответил Арнэлии:

– Это был Принц Тьмы, абсолютное Зло, наместник Дьявола на земле, – выговорив это, Учитель продолжил спокойно сидеть в позе лотоса, словно не придавал ни малейшего значения всему вышесказанному.

Только на Арнэлию эти слова оказали абсолютно противоположный эффект.

Она побледнела, а глаза широко открылись. Ужас сковал её, она мучительно пыталась осознать слова Учителя. Она вчера общалась с самим Принцем Тьмы?! О, Господи, этого просто не может быть! Она живёт на земле уже более пятисот лет и никогда не встречала Его ранее. Встретить Его сейчас, в такой глупой ситуации, из-за какого-то сумасшедшего Джозефа? Это просто нереально. Конечно, Арнэлия знала, что Принц Тьмы существует. Он является естественным противовесом для Сына Божьего, и, соответственно, для её Учителя, который служит силам Света до Второго пришествия. Но одно знать, что наместник Дьявола на земле существует, и совсем другое дело встретить его!

Однако Арнэлию больше всего расстроил даже не сам факт встречи с воплощением Темноты и Зла, а то, как глупо она позволила уговорить себя на вечернее свидание, даже не подозревая, кто перед ней стоит. А теперь уже поздно…

– Если я не приду, пострадают невинные, – как бы продолжила она свои мысли вслух.

Учитель медленно встал с коврика и повернулся к ней. Его ясные, голубые глаза были спокойны и мудры как обычно. Учитель никогда не нервничал, пытаясь научить этому и своих питомцев, но те с трудом поддавались полезной силе медитации. Вот и сейчас Арнэлия сидела с бледным лицом и отчаянно кусала губы. Но заметив проницательный взгляд Учителя, – приняла спокойный вид.

– Он поставил мне условие, – отвечала она на немой вопрос наставника, – отпустит Джозефа и не тронет невинных, если сегодня вечером я выпью с ним бокал вина.

Учитель молчал, продолжая смотреть на Арнэлию.

– Я должна пойти, - выдохнула она печально после небольшой паузы. - Позволить Принцу Тьмы убить невинных только потому, что я испугалась – выше моих сил.

Учитель слегка улыбнулся.

– Именно такой ответ я и ожидал услышать от тебя. Твоё сердце больше, чем ты думаешь, – заключил он.

– Может быть, но мне всё равно это кажется полным безумием.

– Не бойся Его так, Арнэлия, – подбодрил Учитель, – твоя энергия сильней, ведь Свет всегда побеждает Тьму.

– Да, но ведь это Принц Тьмы! – Арнэлия нервно встала с кушетки. – И встреча с ним может быть последней в моей жизни.

– Он не причинит тебе физического вреда. Принц Тьмы как никто другой знает правила баланса. И как бы странно это ни звучало, он соблюдает их больше всех остальных Тёмных. Правда, у него есть огромная сила, полученная от самого Дьявола, проникать в души людей, в их помыслы, манипулировать мыслями и внушать то, что ему нужно. Но пока твоё сердце чисто, он не сможет повлиять на тебя.

– Так это что получается, я иду навстречу искушениям?

– Именно! – подтвердил Учитель, – слабость начинается в сердце нашем. Поэтому просто будь сама собой и у него ничего не выйдет. Ты самое доброе и милосердное создание из всех нас. И пока это так, у него нет доступа к твоей душе.

– М-да… – смогла выдавить из себя Арнэлия. Слова Учителя не слишком её успокоили. – Я пойду к себе. Мне надо всё это обдумать.

Она поклонилась Учителю и вышла из комнаты. Старый монах, оставшись один, печально посмотрел в окно. Принц Тьмы сдержал своё обещание и нашёл одну из Пяти. И пусть это случилось почти через пятьсот лет, – это ничего не меняет. Судьба Арнэлии, её взлёт или падение зависят теперь только от неё самой. Учитель уже ничем не может ей помочь.

Арнэлия вернулась в свою комнату. Голова раскалывалась от тяжёлых дум. А вдруг она проявит слабость, и Принц Тьмы убьёт её или, ещё хуже того, сделает своей управляемой игрушкой? И тогда её душа будет вечно гореть в Аду.

«Боже, защити меня, дай силы противостоять этому демону!» – Взмолилась Арнэлия, упав на колени перед распятьем.

Она простояла так минут тридцать, но покой очень медленно возвращался в её душу. Тогда Арнэлия решила сделать то, что меньше всего любила. Она расстелила коврик, села в позу лотоса и стала медитировать.

Девушка вышла из транса только к вечеру, когда зазвенел будильник. Раскрыв шкаф с одеждой, она стала выбирать вечерний наряд. За пятьсот лет жизни, из которых триста она является воином Света, Арнэлия накопила огромный запас вечерних платьев. Но, несмотря на это, она выбрала самое скромное. Ещё чего, ради Принца Тьмы она не будет наряжаться!

Одев простое, но элегантное чёрное платье с закрытым декольте и длиной до щиколоток, она подняла волосы вверх заколкой, взяла маленькую чёрную сумочку и вышла в холл, надеясь, что её никто не заметит.

Но в холле была Кэти, которая только что привезла огромную пиццу для всех. Увидев Арнэлию в вечернем наряде, та удивилась.

– На твоём месте я бы разбавила платье красными туфлями и гранатами на шее. Так будет сексуальнее.

– Нет, Кэти, у меня нет такой цели сегодня, – рассмеялась младшая сестра. – Это обычная деловая встреча.

– И с кем же? – полюбопытствовала Кэти.

Арнэлия на миг растерялась. Сказать сестре, КТО её ждёт, было выше всяких сил. Кэти была импульсивна, могла сразу устроить истерику и вообще запретить куда-либо выходить всю ближайшую неделю. И как младшая сестра, Арнэлия обязана будет подчиниться. Иерархия старшинства чётко соблюдалась в доме, где жили высший йог и пятеро воинов Света. Но Арнэлия не могла допустить, чтобы из-за неё пострадали невинные. А Принц Тьмы непременно сдержит своё обещание.

Поэтому Арнэлия решила солгать.

– Да так, один знакомый из института. Предлагает обсудить новые виды вирусов.

– А, теперь это так называется? – съязвила Кэти. – Тогда хорошего вечера, нам больше достанется…

И она недвусмысленно провела пальцем по руке младшей сестры, а затем показательно пронесла мимо носа Арнэлии горячую пиццу.

Младшая сестра только улыбнулась. В этом была вся Кэти. Постоянно балансируя на грани чувств и эмоций, она при этом являлась самым смелым воином Света и яростным истребителем нечисти. Как в ней уживались две столь страстные натуры, до сих пор не мог понять никто из её семьи. Только Учитель снисходительно улыбался, глядя на все проделки своей буйной ученицы. Он всегда знал, что в Кэти бьётся доброе и преданное сердце. И в самой сложной ситуации её твёрдая рука никогда не даст слабину.

Этого нельзя было сказать об Арнэлии. Она всегда была слишком милосердна и мягка даже к врагам. Какой-нибудь неудачник-вампир, попавшийся ей под руку, мог просто поклясться всеми богами, что он никогда больше так не поступит, и, после долгих угроз, Арнэлия всё-таки его отпускала. Этим были недовольны все члены её семьи. Но младшая сестра отшучивалась, что, мол, не прибила тварь, так как она очень сильно напугана и больше не будет нападать на невинных. Ведь в глубине души Арнэлия истинно верила, что каждый заслуживает второго шанса. Каждого можно направить на путь Света, неважно, простой это человек или вампир. И такая тактика, несмотря на насмешки её сестры и братьев, приносила свои плоды. Только у Арнэлии водились друзья среди вампиров. К примеру, вампир Тайк был одним из них. Именно после встречи с Арнэлией он перестал убивать бомжей у мусорных баков, перейдя на бездомных животных. И теперь мирное сосуществование с бомжами приносило ему больше пользы, чем раньше. Бомжи, прознав, что Тайк вампир, часто сами приносили ему еду и кровь, дабы он не трогал людей. Это полностью устраивало Тайка.

«А где же сейчас Тайк? – садясь в машину, вспомнила о своём друге Арнэлия. – Надеюсь, он смылся из города минимум на полгода. А иначе…»

Но сейчас ей не стоит думать о Тайке. Этот хитрый вампирчик всегда сможет потеряться среди сородичей и найти себе подходящий мусорник. Ей сейчас предстоит подумать о другом. Сердце стало наполняться тревогой, но Арнэлия силой воли подавила все эмоции. Часы, проведённые в медитации и молитве, дали свои благодатные плоды – она чувствовала себя уверенно и спокойно.


Вечер


Арнэлия подъехала в восемь часов вечера к Webster Hall. Шикарный и звёздный клуб был местом сборища избранных. Звёзды эстрады, богатейшие люди Америки, талантливые писатели, актёры и учёные собирались здесь ради стакана виски и выступления популярных певцов. Арнэлия не имела отношения к элитной тусовке. Светские мероприятия она посещала только с одной целью – отыскать и убить нечисть. И её абсолютно не удивило, когда охранники на входе преградили ей путь якобы из-за дресс-кода.

Арнэлия даже обрадовалась возникшему препятствию. Не придётся проводить время в компании Принца Тьмы, и он не посмеет убить невинных, так как она выполнила обещание и приехала. А то, что Принц Тьмы не предусмотрел такой маленький нюанс как охрана, это уже не её проблемы. Девушка уже с облегчением стала отходить от входа, направляясь к своей машине, когда из холла неожиданно вышел незнакомый молодой человек и окликнул её.

– Простите, леди, Вас уже ждут, – мужчина учтиво поклонился ей и предложил пройти, сказав охране, что она важная гостья.

Уже в холле, отдавая пареньку свою накидку, Арнэлия печально взглянула на своего проводника. Тот был человеком, но явно на службе у сил Тьмы. Неужели стоит отдавать свою бессмертную душу ради мирских удовольствий? Арнэлия знала ответ на этот вечный вопрос. Да, многие люди предпочитали отдаваться Тьме с потрохами, только лишь бы им дали власть, деньги, много секса и последнюю модель Астон Мартин. К сожалению, это горькая правда нашего мира. И так было всегда. Люди были такими же во времена Античности, Средневековья, Возрождения и научного бума. Именно поэтому Дети Света и Тьмы будут существовать во всех временах. Вечные воины, ведущие борьбу за души людей.

Провожатый пригласил Арнэлию войти внутрь огромного клубного зала.

Да, обстановка здесь была шикарной. Великолепный танцпол, балкончики, профессиональное освещение сразу давали понять, – ты находишься в месте для избранных. Арнэлия здесь была впервые, так как этот клуб был вотчиной Высших вампиров. И, согласно негласному договору, сферы влияния Детей Света и Тьмы не пересекались. Тем более, Высшие никогда не нарушали правила убийства, значит, Дети Света не могли вмешиваться в их жизнь. Кэти, правда, здесь была однажды со своим бойфрендом на концерте Мадонны, но это же – Кэти. Таким, как она, многое прощается.

Арнэлия вступила в танцевальный зал и сразу же почувствовала огромную силу, исходящую с противоположной стороны. ОН был здесь и ждал её. Девушка инстинктивно закрылась энергией. Мало ли, вдруг Принц Тьмы передумал делать из неё послушную куклу и просто прикончит на месте. Это же воплощение самого Зла! И что у него на уме – никому не известно.

Повелитель Тёмных стоял на противоположной стороне и ждал свою гостью, которая медленно шла к нему через весь зал. Самый главный среди нечисти был одет весьма элегантно – великолепный чёрный костюм, ослепительно белая рубашка, чёрная бабочка.

Арнэлию снова поразило, насколько щедро Ад наделил это безжалостное существо яркой красотой. Чёткий, классический, греческий профиль в сочетании с мужественными скулами и выразительными чёрными глазами, убранные назад гладкие чёрные волосы, могли взволновать кого угодно, но только не Арнэлию.

Она точно знала, КТО перед ней стоит. И сердце заколотилось ещё быстрее от волнения и страха. Девушка волевым решением успокоила себя: «Ведь именно этого он и добивается», – подумала она, подходя ближе к Принцу Тьмы с ослепительной и уверенной улыбкой.

– Такой ты мне больше нравишься, – с ответной, соблазнительной улыбкой сказал Принц Тьмы, – позвольте представиться, Дэмиан. Сегодня в Вашем полном распоряжении. – И он учтиво поклонился своей гостье и протянул ладонь, чтобы поцеловать её руку.

– Арнэлия, – тоже учтиво ответила девушка, но не подала руку для поцелуя.

– Конечно, было бы глупо ожидать большего доверия, – рассмеялся Дэмиан.

– Странно, что ты удивлён, если учесть, что я знаю, кто ты есть на самом деле.

– Учитель рассказал?

– Да, а вы знакомы? – удивилась Арнэлия. Хотя почему бы и нет. Учитель живёт гораздо дольше воинов Света.

– Да, мы с ним старые друзья, – отшутился Принц Тьмы.

– Друзья ли? – Язвительно переспросила собеседница.

– Если бы мы не были друзьями, кто-то из нас уже не ходил бы по этой земле, – тон Дэмиана стал серьёзным, пропала наигранная улыбка, – присядем лучше к столику.

И он жестом пригласил даму пройти.

– Нет, давай лучше посидим у барной стойки, – попыталась перехватить инициативу Арнэлия.

Дэмиан удивлённо поднял густые брови.

– Ну конечно, как же я сразу не догадался, убить тебя будет гораздо сложнее на виду у всех.

И он подвёл гостью к барной стойке, джентельменски подвинув стул.

Арнэлия села на предложенный стул. Её удивило то, что Дэмиан, без каких-либо колебаний, присел рядом с ней. Такое соседство не понравилось девушке.

– Расслабься, – улыбнулся Принц Тьмы, – твоя энергия хороший защитник. И, кстати, можешь отпустить её. Это сейчас ни к чему.

– Ага, послушай повелителя Тьмы и сделай всё наоборот, иначе мгновенно окажешься на том свете!

Дэмиана позабавила такая откровенность собеседницы. Он внимательно посмотрел в её кристально чистые глаза, цвета морской волны, и снова улыбнулся.

– Мне нет смысла убивать тебя без причины, я не так глуп, чтобы прощаться с вечной жизнью, полной удовольствий, ради смерти одного из Пяти. Останутся ещё четыре и отомстят мне. А если учесть, что вашу маленькую армию возглавит Великий Учитель, то мне совершенно не хочется причинять тебе боль.

Арнэлия ненадолго задумалась. Можно ли верить его словам?

Но Дэмиан снова опередил её мысли.

– Главное не в этом. Объявления охоты на свою драгоценнейшую персону я не боюсь. Принца Тьмы нелегко поймать. Главное, в другом, если я отберу твою жизнь без причины, меня сразу вызовут наверх, – он многозначительно указал пальцем в потолок клуба, – и будут очень долго жарить на решётке, а если быть точным, то – вечно. Жестокая расплата за убийство воина Света, согласна? Но к сожалению, это так. И, кстати, если я не ошибаюсь, вас, Пятерых, это тоже касается.

Дэмиан снова улыбнулся. Арнэлия знала причину его веселья. Как Принц Тьмы не может убить её без серьёзного основания, не желая оказаться в Аду, так и вся её семья не может убить наместника Дьявола на земле без причины. Получается, что, хотя они и находятся на разных баррикадах с повелителем Тёмных, правила Рая и Ада одинаковы для всех.

И Арнэлия перестала защищаться энергией. Не было смысла. Ведь если Дэмиан убьёт её, то, нарушив все святые правила баланса, сразу же загремит на жаровню.

– Умничка, – похвалил он ласково Дитя Света, – ты всё правильно поняла. Если ты и окажешься в моей власти, то только по собственному желанию.

– Этому не бывать, уж поверь мне! – рассмеялась девушка. – Лучше сразу прикончить тебя и отправиться в Ад, чем стать твоей шестёркой, как тот лакей, что надушен изысканными и дорогими духами, но сам себе не принадлежит.

– Вот давай за это и выпьем, – предложил Дэмиан, наливая ей бокал вина.

Арнэлия внимательно посмотрела на жидкость, понюхала и немного попробовала на вкус.

– Здесь нет яда, – заверил её Принц Тьмы.

– Я не могу этого знать и обязана проверить.

– Разве ты ещё не поняла, что мне действительно нет смысла тебя убивать! – возмутился Дэмиан. – Я впервые за две тысячи лет встретил достойного противника. Не считая, конечно, твоего Учителя, но он неважный собеседник и не настолько очарователен, чтобы я искал его общества. А вот ты другое дело. Красота, ум, сила духа. Наконец, появился кто-то достойный моего внимания. Поверь, я готов защищать твою жизнь хотя бы ради того, чтобы иметь удовольствие общаться с тобой, а потом оказать тебе великую честь и убить собственноручно, когда ты перестанешь быть мне интересна.

Арнэлия сначала обомлела от такого шокирующего признания, а потом рассмеялась.

– Ты готов оберегать мою жизнь? Ты на самом деле такой одинокий?

– Да, это правда, – в голосе Дэмиана прозвучали нотки искренности. – Мне все кланяются, подчиняются, боятся, благоговеют. Нет никого равного, кто бы сел вот так рядом со мной, и в чьи мысли я не смог влезть. Конечно, есть и другие Светлые, но они видят во мне только врага. А это не располагает к лёгкой и приятной беседе.

– Я тоже вижу в тебе только врага, так что не обольщайся, Дэмиан, – улыбаясь, парировала Арнэлия, поняв, что её разум не доступен для его вмешательства, как и говорил Учитель.

– Я не удивлён твоему чистосердечному признанию на мой счёт, – рассмеялся Принц Тьмы, – но я знаю и другое. Ты не такая, как все, ты более добрая, сердечная. Ты другая.

Арнэлия только усмехнулась этим льстивым комплиментам.

– Не веришь мне? – продолжил Дэмиан. – Ну, а как же по поводу твоего друга Тайка? Водить дружбу с вампиром? Ай-яй-яй, как нехорошо, тем более, если вспомнить, что ты Светлая.

Девушка побледнела.

– Что ты с ним сделал? – спросила она, не на шутку встревожившись за своего друга.

– Ну, на этот вопрос я могу ответить. Ничего. Точнее, пока ничего, – и в глазах Дэмиана промелькнули искры пламени. – Его жизнь или смерть будут зависеть только от тебя, моя дорогая Арнэлия.

– Это он нас выдал?

– Ты про инцидент у монастыря? Нет, Тайк, несмотря на то, что вампир, по какой-то странной причине предан тебе. Так что не переживай, не он. Именно поэтому не хочется, чтобы он пострадал за свои чистую и дружескую привязанность к тебе. И конечно же, не стоит тебе напоминать, что я имею полное право его наказать. Я его господин, а не ты! – В глазах Дэмиана языки пламени затанцевали ещё быстрее и ярче. – И тот факт, что он стал изображать из себя хорошего, вовсе не означает, что его душа спасена. Он вампир, он принадлежит к миру проклятых, а значит, Тайк навеки мой.

Арнэлия промолчала в ответ. Спорить против очевидных фактов не имело смысла.

– Но как ты узнал, что он разговаривал со мной? – поинтересовалась девушка.

– Вот. Стоило тебе мило поболтать со мной полчасика, как ты забыла, кто я есть. Даже как-то обидно.

И Дэмиан развернулся к Арнэлии, обдавая девушку жаром и заглядывая ей глубоко в глаза, строго сказал.

– Я Принц Тьмы, самое могущественное существо на земле! Вся нечисть этого мира подчиняется только мне одному. Их помыслы, действия, чаяния и надежды я слышу, вижу и чувствую одновременно со всего света. Так вот, в следующий раз, когда соберёшься потолковать с одним из моих прислужников, вспомни о том, что тебе сейчас было сказано. Я знаю обо всём и обо всех, Арнэлия, даже если этого и не хочу.

– Тогда, может, перейдём сразу к делу? – предложила она. – Ведь ты именно для этого меня сюда пригласил. Не так ли? Снова будем торговаться? Но на чаше весов теперь жизнь Тайка.

– А ты догадливая.

– Чего ты хочешь?

– Я хочу ещё одну встречу с тобой. Завтра, здесь, в это же время.

– Это невозможно.

– Тогда можешь проститься с Тайком.

– Он вампир и мне нет дела до его никчёмной жизни! – разозлилась Арнэлия.

– А вот сейчас ты лжёшь, Арнэлия, – улыбнулся Дэмиан, покачивая указательным пальцем. – Меня не провести. Но если ты хочешь проверить искренность своего равнодушия к судьбе Тайка, то можешь не приходить. И если ты это сделаешь, то завтра, до девяти вечера, твой друг, вампир, умрёт. Ты сможешь найти его тело, чтобы попрощаться, на вашем любимом месте встречи – возле мусорных баков. Странно, что такую очаровательную девушку, привлекают эти грязные места. Ну да ладно. Я отвлёкся от темы. Что же ты ответишь?

– Ты самое гнусное, мерзкое и отвратительное существо, которое я когда-либо знала. Я тебя ненавижу! – со злостью и презрением бросила Арнэлия Принцу Тьмы прямо в лицо.

Дэмиан рассмеялся и продолжил томным голосом, мило улыбаясь.

– Ненависть тоже чувство. Ведь с чего-то надо начинать. Может быть, не торопясь, мы с тобой дойдём до чего-нибудь большего?

– Ты… – гневно выдавила из себя Арнэлия.

Да как это мерзкое существо даже в мыслях могло допустить, что она может с ним дружить или ещё хуже, испытывать к нему какие-то чувства?!

Арнэлия резко схватила сумочку, встала со стула и твёрдым шагом направилась к выходу. Больше никогда она не позволит этому воплощению Зла потешаться над ней.

– Завтра я буду ждать тебя здесь, милая. И пусть тебя не мучают сегодня ночью сны о несчастном Тайке! – выкрикнул Дэмиан в спину уходящей девушке.

Его голос был полон иронии и насмешки.

Арнэлия не ответила на прощальные слова Принца Тьмы и, не оборачиваясь, пошла к выходу.

Она была просто в бешенстве. Ненависть к этому существу переполняла её сердце, и она была готова растерзать любого, кто встретится ей на пути. Но может быть именно такой реакции и добивался повелитель Тёмных? Вывести её из равновесия и заставить сердце пылать огнём гнева?

Уже сев в машину, Арнэлия заставила себя успокоить. Она не должна поддаваться его влиянию. Ведь именно это и является целью Принца Тьмы. Он рассчитал всё верно. Почуяв слабое место Арнэлии, а именно её милосердие и жалость к падшим существам, он теперь будет постоянно давить на неё. Арнэлия должна что-то придумать. Или этот шантаж будет бесконечен. Но что? Что можно придумать против Принца Тьмы?! Он всемогущ и безжалостен. А она всего лишь Дитя Света, которой незнакомы ни хладнокровие, ни жестокость.

Арнэлия завела машину. Она приедет домой и всё обдумает. Так продолжать нельзя, иначе она станет игрушкой в интригах Дэмиана.

А тем временем Принц Тьмы стоял на балконе в элитном клубе Webster Hall. Сзади к нему подошёл его подчинённый, правая рука, один из Высших вампиров, Драмп.

– Думал, она накинется на тебя, повелитель, уж больно зла была, – сказал белокурый и молодой статный вампир.

– Ничего, я бы справился, – улыбнулся Дэмиан, продолжая стоять спиной к своему верному слуге.

– Зачем она нам? Она сильна и может только навредить. Тем более я думал, что мы отомстим Светлым за того монаха. Но видя, как ты мило с ней беседуешь, мой господин, я подумал, что план мести уже не актуален. Ты решил простить их?

– Не совсем верно, мой дорогой Драмп, я УЖЕ простил.

Высший вампир с удивлением посмотрел на своего повелителя. Чтобы Принц Тьмы кого-то простил и упустил возможность жестоко отомстить Светлым, было просто невозможно!

Прочитав мысли Дрампа, Дэмиан соизволил повернуться к нему лицом. Он положил свою руку ему на плечо и с улыбкой сказал.

– Да, мой верный друг, именно простил. Но за этот маленький шаг милосердия я получу гораздо большее. Я получу её…

И в глазах Дэмиана зажглось адское пламя, а милая улыбка превратилась в жестокий оскал хладнокровного убийцы, которого когда-либо рождала Преисподняя.



Искушение


– Куда ты идёшь такая нарядная? – поинтересовалась Кэти, внимательно рассматривая свою младшую сестру.

Та стояла в облегающем, коротком красном платье с глубоким вырезом на спине. Высокие каблуки придавали её фигуре неимоверную сексуальность. Арнэлия и так была довольно привлекательной, но сейчас выглядела на все сто, словно была не воином Света, а высокооплачиваемой топ-моделью.

– Да так, на свидание, с моим профессором, – небрежно бросила она, тряхнув распущенными по плечам волосами.

Да, она выглядит великолепно.

– Блондинка в красном, а не много ли для обычного профессора из института?

– Ну, – улыбнулась Арнэлия, – хочу сразить его наповал.

– А вот это – по-моему! – рассмеялась старшая сестра. – Сразу секс и никаких сантиментов, зачем зря время терять!

И она подошла к младшей сестре, бесцеремонно хлопнув ту по ягодицам.

– Уверена, он будет без ума от тебя, – шепнула Кэти сестрёнке на ухо и, смеясь, вышла из комнаты.

Арнэлия только смогла молча улыбнуться ей вслед. Ну что тут сделаешь, это же ведь Кэти! Даже со старшими братьями она позволяла себе вольности, не то, что с младшей сестрой. Но как только силуэт Кэти исчез из комнаты, Арнэлия сразу погрустнела. Да, она выглядит слишком красиво для Принца Тьмы, но у неё нет другого выхода. Сегодня решится всё. На душе скребли кошки, – она вынуждена скрывать правду от любимой сестры и от Учителя. Ведь они вряд ли бы одобрили её план.

Арнэлия ещё раз посмотрела на себя в зеркало, очаровательно улыбнулась и стремительной походкой вышла из комнаты. Жребий брошен!


Когда она подъехала к Webster Hall, охранники не перекрыли ей дорогу, уже зная, что эта блондинка важная птица для их Хозяина.

Девушка раскованной походкой вошла в клубный зал. Дэмиан был уже здесь и ждал её. Арнэлия мгновенно почувствовала Его силу. Такой энергией не обладал даже её Учитель. Но что поделать, перед ней не мальчишка, практикующий магию, а самый настоящий Принц Тьмы.

Дэмиан сидел около барной стойки, заранее предугадав желание девушки быть на виду для безопасности.

Но когда она предложила уединиться на VIP-балкончике, даже Дэмиан поразился такой переменчивости настроения.

– Мало того что ты сразу поразила моё сердце одним своим видом, когда вошла в зал, так ещё и это нескромное предложение. Мы движемся семимильными шагами навстречу друг другу, Арнэлия, – ехидно улыбнулся Дэмиан.

– Мы будем болтать или Вы всё-таки соизволите проводить даму в VIP-ложу? – кокетничая, спросила девушка, поворачиваясь к Принцу Тьмы на пол-оборота и демонстрируя свой откровенный разрез на спине, доходящий чуть ли не до бёдер.

Дэмиан улыбнулся про себя. Дитя Света явно ведёт какую-то игру. Но ему это нравилось. Такого желанного, во всех смыслах, соперника у него давно не было.

Они поднялись в VIP-ложу и сели на мягкий диван, который полностью был скрыт от посторонних глаз. Арнэлия эротично закинула ногу за ногу и откинулась на спинку кресла, предоставив Принцу Тьмы возможность полностью себя рассмотреть.

– Неужели Тайк стоит таких усилий? – спросил тот, смакуя взглядом стройные оголённые ноги девушки, утончённые бёдра и крепкую, высокую грудь, которую так чётко выделяло облегающее платье.

– Кстати, о Тайке, – небрежно кинула Арнэлия, не замечая горящих глаз собеседника.

Девушка знала силу своей привлекательности. Поэтому голодные взгляды мужчин её уже давно не волновали. Но почему-то глаза Принца Тьмы всё-таки умудрялись задеть её за живое. Видимо, сам Ад придавал ему какой-то необъяснимый магнетизм.

– Так как он? – продолжила она, слегка покачивая правой ножкой.

– Можешь не беспокоиться за его жалкую жизнь, ты же здесь. Уговор выполнен. И Тайк ещё долго будет питаться кошками и собаками на мусорниках Бронкса.

В голосе Дэмиана было столько пренебрежения, что Арнэлию это даже возмутило.

Вампир Тайк стал таким из-за своих сородичей, которые отвернулись от него, оставив в полном одиночестве со своим несчастьем. И его Повелителя, его Хозяина, вовсе не заботила судьба этого ничтожного грешника. Да, видно Принц Тьмы не особенно заботливый пастырь.

Тем временем Дэмиан наливал шампанское в бокалы и исподлобья следил за собеседницей. Арнэлия чувствовала на себе его тяжёлый, пронизывающий взгляд. Она, словно голая, сидела перед ним, настолько откровенно он её разглядывал. Но, самое главное, её мысли, всё равно были ему не доступны, – и это успокаивало Арнэлию.

– И так, за Тайка, – произнёс тост Дэмиан.

– Принц Тьмы пьёт за столь жалкое существо? – поддела его Арнэлия.

– Принц Тьмы пьёт за то, что благодаря этому ничтожеству, он имеет такой шикарный вид перед собой.

Арнэлия снисходительно улыбнулась такой откровенной лести и пригубила шампанское.

– И до каких пор ты собираешься шантажировать меня, Дэмиан? – спросила она, поставив бокал на маленький столик, который стоял между ними.

– До тех пор, пока твоё общество не надоест мне.

– И когда это случится?

– Ну, если учесть, что мы с тобой живём вечно, то, думаю, что, никогда, – и Дэмиан двусмысленно улыбнулся.

– У меня нет столько друзей среди вампиров и оборотней, чтобы ты шантажировал меня вечно, – И Арнэлия слегка наклонилась к столику, дабы показать повелителю Тёмных своё декольте, в котором он смог рассмотреть нежную дорожку её груди.

– Тогда придётся перейти на что-то более серьёзное, – тоже наклонился вперёд Принц Тьмы, – к примеру, на твою семью. Думаю, что стоит мне добраться до кого-то из Пяти, и ты не просто будешь сидеть со мной и мило беседовать. Ты отдашься мне и будешь это делать каждый раз, когда я захочу. Не плохо я придумал, правда?

Арнэлия вся внутренне сжалась от гнева и ненависти. Как он посмел упомянуть её семью? Да ещё и с такой низкой целью! Всего лишь переспать с ней? Хотя, возможно, цель в его глазах была вовсе не низкая. Позволь Арнэлия себе хоть раз отдаться этому исчадию Ада – её душа будет вечно гореть в Преисподней.

А Дэмиана забавлял такой ход беседы. Он с явным удовольствием смотрел, как девушка мрачнела, выдавая свои переживания. Но та быстро взяла себя в руки. Более того, повела себя довольно нагло для Дитя Света. Арнэлия мягко прикоснулась своим пальцем к его руке и, почувствовав жар его кожи, желание, что тут же захлестнуло её с головой, призывно промурлыкала:

– Видишь, прикасаться к тебе совсем не страшно, – её голос звучал томно и интригующе, – так, может, сделаем это сразу? И ты оставишь меня и мою семью навеки в покое?

– Ты же будешь гореть в Аду, Арнэлия, – напомнил ей о последствиях такого шага Принц Тьмы.

– Я всё равно буду там гореть, рано или поздно, ведь ты не упустишь своего. Так давай лучше решим этот вопрос сейчас.

Дэмиан внимательно посмотрел на неё. Желание обладать воином Света, познать вкус её губ, запах её кожи, упиваться сладострастными стонами этой зеленоокой красавицы с манящими белокурыми локонами, заставить испытать её невыносимое удовольствие, которое может подарить ей только Принц Тьмы, держать это хрупкое, женственное тело в объятиях, видеть, как оно трепещет от его ласк, а затем, утолив свои мужские потребности, бросить падшее Дитя Света в огненное пламя Ада и слушать её мучительные стоны– это было более чем достаточно, чтобы захотеть овладеть ею прямо здесь и сейчас.

И Дэмиан встал с дивана, чувствуя, как плотская жажда, разливается по всему естеству, заставляя разгораться огонь в чёрных глазах. Подойдя к девушке сзади, он наклонился к её уху и страстно прошептал.

– Есть лучшие варианты, чем просто физический контакт. Мы можем стать одним целым…

И Арнэлия почувствовала на своём оголённом плече жар его дыхания, его кожи, его страстных демонических губ.

Неожиданно клуб исчез, и Арнэлия оказалась совсем в другом месте. Она стояла у подножия огромной горы. Вокруг было темно, и только ярко-красная лава, которая клокоча, вырывалась из-под земли, освещала местность. А земля под ногами была усыпана золотом, бриллиантами и прочими драгоценными камнями.

– Ты можешь владеть всем этим, можешь распоряжаться, как тебе захочется. Ты станешь хозяйкой этого мира, моей хозяйкой, – шептал ей на ухо Дэмиан, стоявший позади.

Арнэлия слышала тяжёлое дыхание и бешеный ритм его сердца. Чувствовала весь магнетизм и притяжение Принца Тьмы. Дикая страсть охватила её, будто кипящая лава, которая была вокруг, и томно разлилась по всему телу. Только лишь одного хотела она, чтобы он прижал её к себе, обнял, поцеловал, овладел. Дэмиан почувствовал её желание, и, взяв руками за плечи, притянул к себе.

Арнэлию захлестнула очередная волна вожделения. Чувствовать так близко его горячее, сильное тело было выше её сил.

– Лишь одно слово и ты станешь хозяйкой всего, Повелительницей. Тебе подчинятся миры, ты будешь управлять ветром и солнцем. Весь мир падёт к твоим ногам, к нашим ногам, – страстно шептал Дэмиан ей на ухо, а его жаркие руки уже призывно гладили сквозь платье её тело. – Только одно слово.

Арнэлию начало лихорадить. Жгучая страсть, жажда, ненависть, – всё сплелось в диком желании. И казалось, только Принц Тьмы сможет утолить это желание. Только он один сможет освободить её от этой сладкой муки, овладев ей.

Дэмиан тем временем продолжал одной рукой жадно ласкать её тело, а другой нежно отвёл густые распущенные волосы за плечо. Перед ним оголилась прекрасная, тонкая шея девушки. Вот она – артерия жизни. Он слышит её ритм, чувствует её биение, видит, как свежая кровь стремительно бежит по ней.

Дэмиан более не мог выдержать напряжения, которое порождало созерцание этой артерии, и, оскалив клыки, он чуть было уже не вцепился в шею девушки, дабы выпить весь живительный сок из Дитя Света, как вдруг его ударило энергией и откинуло на несколько сотен метров.

-НЕТ!!! - во всю кричала Арнэлия, а вокруг неё всё больше и больше рос шар защитной, Светлой энергии.

Очнулась Арнэлия сидя на мягком диванчике VIP-ложи Webster Hall. Рядом с ней никого не было. Только её собственное тяжёлое дыхание и бешеный ритм сердца создавали шум. Арнэлия осмотрелась. Никого. Её кулаки были сжаты настолько сильно, что ногти впились в ладони.

И тут Арнэлия засмеялась, да так громко и дико, что могло показаться – она сошла с ума.

Но девушка была в полном здравии, она была в восторге от того, что победила!

Её план удался. Да, он был очень рискованный, и Арнэлия могла потерять себя навсегда, могла уже жариться на жаровне в Аду. Но этого не случилось, она одержала победу!

Думая всю ночь, как ей поступить, чтобы не дать в обиду Тайка, но и не стать игрушкой в руках Принца Тьмы, она не могла найти никакого выхода. Сначала Арнэлия думала захватить в плен какого-нибудь Высшего вампира и шантажировать повелителя Тёмных. Но она сразу откинула этот план, как провальный. Принца Тьмы вряд ли это заденет. Он сам создаёт себе Высших вампиров ровно столько, сколько захочет. Да и играть с исчадием Ада по его же правилам не имеет смысла. Он всё равно окажется сильнее. И только под утро, уже вымотанная от бесконечных размышлений Арнэлия, наконец-то, нашла единственно верное решение. Быть самой собой, позволить Принцу Тьмы завладеть ею. Дать ему то, чего он хочет. И только тогда всё станет на свои места. Либо она сгинет в пучине Ада, либо возвысится и станет сильней.

Арнэлия победила! Пройдя испытание, она очистилась. Именно поэтому она не сказала даже Учителю, на что пойдёт ради освобождения от Принца Тьмы. Рано или поздно, Дэмиан всё равно нашёл бы лазейку, заставив Арнэлию страдать. Рано или поздно, он добрался бы и до её семьи, поставив на кон жизни Пяти. И Арнэлии пришлось бы выбирать. Рано или поздно, она всё равно бы пала под его адской силой. И был только один выход – проверить это сейчас. Если в её душе есть место для скверны и слабости, она падёт. Если же нет, она очистится.

И Арнэлия победила! Она стала выше и сильней искушений. Она больше не во власти его дьявольских чар.

Но самое главное, что теперь она имела право на МЕСТЬ! Принц Тьмы, окончательно не убедившись в её падении, хотел укусить её, погубить Дитя Света, принадлежащее Богу. За покушение на жизнь Дитя Света, с чистой, ещё не павшей душой, по всем канонам баланса сил, Арнэлия получила полное право убить повелителя Тьмы.



Месть


Арнэлия ворвалась в Webster Hall как грозная богиня мести, мечущая молнии во все стороны. Сегодня никто не помешает ей совершить задуманное. Она отбрасывала и впечатывала в стенку своей энергией всех, кто появлялся у неё на пути. Охрана, «мажордомы», вампиры разлетались как щепки перед воином Света.

Арнэлия шла в VIP-комнату, где сейчас Принц Тьмы нежился в джакузи, полной пены и красивых девушек.

– Она здесь, повелитель, – сказал Драмп, верный слуга своего хозяина, – и очень разгневана.

Дэмиан на миг задумался, после чего велел Дрампу и другим Высшим вампирам немедленно покинуть клуб.

Когда Арнэлия, как фурия, ворвалась в его покои, там были только Принц Тьмы и пять нагих девушек.

– О, какие люди, – улыбнулся Дэмиан иронично, – проходите, проходите. Мы вас уже заждались. Уже неделя, как я готовлюсь к нашей встрече. Блондинки всегда так долго заставляют себя ждать?

– Пусть они уберутся, – строго сказала Арнэлия, указав на девушек.

Она не хотела жертв среди мирного населения. Девушки явно не вампиры, а просто очередные игрушки Принца Тьмы.

Дэмиан сделал лишь жест рукой, как голые красавицы тут же встали из ванны и покинули комнату. Когда последняя из них удалилась, повелитель Тёмных медленно поднялся из воды. Он был, в чём мать родила, бесстыдно показывая Арнэлии всю свою нагую красоту.

– Ну что, давай, убей меня. Ведь именно за этим ты пришла, – иронично продолжил Принц Тьмы, расставив руки в стороны, как бы сдаваясь на волю Арнэлии.

– Я не буду убивать тебя, хоть и имею на это полное право, – отчеканила девушка, старательно не смотря ниже линии бёдер мужчины.

– Попробую догадаться. Раз ты не хочешь меня убить, хотя имеешь на это право, тогда ты пришла шантажировать меня?

– Именно! Так как ты сделал это со мной. Правда, неприятно?

– Неприятно, это когда такая девушка, как ты, ускользает у тебя прямо из рук в момент укуса, а всё остальное – это мелочи нашей вечной жизни. Так чего ты хочешь?

– Ты освободишь Тайка, оставишь в покое его, меня и всю мою семью. Иначе я реализую своё право на твою смерть. – Арнэлия сказала это грозно и уверенно.

Дэмиан с любопытством посмотрел на неё, после чего рассмеялся.

– У тебя впервые в жизни есть уникальная возможность уничтожить Принца Тьмы, а ты торгуешься за какого-то Тайка? Это цвет волос так на тебя действует или ты правда сошла с ума? Я ещё могу понять твою заботу о семье, но Тайк?!

– Ты всё правильно понял, Дэмиан. И цвет моих волос здесь ни при чём. Ты освободишь Тайка, вернёшь его в мир живых, и память о нём будет ходить перед тобой всю вечность неприятным напоминанием твоего поражения. Ты будешь помнить, что какое-то Дитя Света вырвало из твоих рук послушного и ничтожного раба, о существовании которого ты даже и не вспоминал. А самое главное, ты будешь знать, что Дитя Света променяла твою жизнь на жизнь ничтожного вампира. И всю вечность твоя гордыня и тщеславие будут помнить об этом.

Дэмиан внимательно выслушал тираду девушки, после чего вышел из ванны и вплотную подошёл к ней.

– А ты знаешь, мы не такие уж и разные. Не думал, что в тебе столько жестокости, – тихо ответил он Арнэлии и с интересом заглянул в её зелёные глаза.

Девушка снова почувствовала пламя его взора. Одно понимание, что он стоит рядом с ней полностью обнажённый, и до его великолепного атлетического тела лишь миллиметры, снова взволновало Арнэлию. Однако, на этот раз она не позволит себя поколебать. Урок был пройден, и теперь она сильнее.

– Ты принимаешь условия? – спросила она равнодушно.

– А у меня есть выбор?

– И не забудь оставить в покое меня и мою семью.

– Я понял, Дитя Света. И беспрекословно выполню все твои требования, моя жизнь мне ещё дорога. Но только когда будешь засыпать в своей кровати этой ночью, подумай о том, что ты сегодня была очень жестока. И в тебе тёмного больше, чем ты думаешь.

Арнэлия улыбнулась.

– Это вовсе не значит, что я стала ближе к тебе.

– Если есть светлое, значит, есть и тёмное. Это две стороны одной медали. А медаль всегда одна…

И Дэмиан вплотную приблизился к Арнэлии, подчиняя её магнетизму своих глаз. Арнэлия даже почувствовала, как кровь в ней снова закипает от одного его взгляда, но она быстро взяла себя в руки.

– На меня твои «фишки» больше не действуют, Принц Тьмы, – спокойно и с улыбкой сказала Дитя Света, даже не пытаясь отстраниться.

– Очень жаль, мы могли бы хорошо проводить время вместе, – тоже улыбнулся Дэмиан.

– Значит, завтра я увижу Тайка живым и здоровым?

– Обязательно. На вашем любимом месте встречи. На мусорке. – отчеканил он.

– Тебя раздражает, что такому ничтожеству я уделяю внимания больше, чем Принцу Тьмы?

– Немного.

– Может быть, ты когда-нибудь и поймёшь, что в любом существе его статус, сила, власть и богатство не самое главное. Но тебе, Принцу Тьмы, это не дано.

– Не говори то, чего не знаешь, – серьёзно сказал Дэмиан, – я живу уже более двух тысяч лет. И что я думаю о том или другом, ты не можешь знать, мала ещё.

– Надеюсь, мне никогда и не придётся узнать, что ты думаешь о том или другом. Прощай! – Арнэлия резко повернулась к Принцу Тьмы спиной и вышла из комнаты.

Дело было сделано. Тайк уже сегодня снова станет человеком и будет свободен. Арнэлия даст ему достаточно денег, еды и одежды, чтобы он смог начать новую жизнь и больше никогда не оступаться. И, самое главное, Принц Тьмы оставит её и всю Пятёрку в покое. На сердце было хорошо и радостно. Она всё правильно сделала.

А Дэмиан, как ничего и не было, снова сидел в джакузи, окружённый пятью красавицами, и спокойно попивал изысканное шампанское. Девушки целовали его, ласкали мускулистое тело, льнули к нему и стонали от возбуждения, а Принц Тьмы сейчас был далеко от этого места. Взор его горящих чёрных глаз был направлен куда-то вдаль.

Его не заботили сейчас ни эти жалкие человеческие девки, которые как сучки предлагались ему во время течки, ни глава транснациональной корпорации, уже пять часов выпрашивающий аудиенцию с повелителем Тьмы и готовый отдать свою бессмертную душу ради земных благ, ни Драмп, рассказывающий о шалостях Элеонор, Высшей вампирши и вечной подруги Принца Тьмы. Дэмиана заботило сейчас только то, что он никогда больше не увидит света зелёных глаз.


Новый день


– Всё, мы приехали, – радостно объявила Кэти, доставив младшую сестру до места её работы.

Арнэлия уже выходила из машины, когда Кэти закричала во весь голос.

– Эй, Мэт! Привет! – обратилась она к проходящему рядом мужчине.

– Привет, Катрина! Привет, Арнэлия, увидимся в лаборатории. – сказал он младшей сестре и пошёл дальше, как ни в чём не бывало.

– Нет, ну вы посмотрите. Он спит с моей сестрой, а ведёт себя так, словно ничего не было! – возмутилась Кэти и сильно хлопнула дверью машины.

– Да ничего страшного, Кэти, – попыталась угомонить сестру Арнэлия.

– Вы что, поссорились? – донимала её сестра.

– Нет, но…

– Если даже у вас был секс только один раз месяц назад, это не значит, что можно себя так вести. Прошёл мимо, как будто вы и вовсе не встречались!

Арнэлия виновато посмотрела на сестру.

– Так, – сказала Кэти, – значит, месяц назад был не он. Тогда кто же? У тебя секреты от меня?

– Нет, что ты, – стала оправдываться Арнэлия, мучительно пытаясь найти выход.

Она не может сказать сестре с КЕМ встречалась месяц назад. Но Кэти так просто не отстанет. Надо что-то срочно придумать.

Ей повезло. Как спасательный круг, на университетскую парковку заехал синий кадиллак и из него вышел студент магистратуры Джек Сойлерс. Красивый, высокий блондин двадцати четырёх лет.

Увидев его, Арнэлия облегчённо вздохнула. Это был именно тот, кто ей нужен. Она подошла к студенту и страстно поцеловала в губы. Тот сначала опешил, но не растерялся и ответил на поцелуй.

– Теперь понятно, лаборантка встречается со студентом, – сказала Кэти, созерцая эту картину. – Что ж, хороший выбор. Я б с таким тоже не прочь.

Кэти села в машину, и, вдавив педаль газа, как пуля вылетела с парковки.

Арнэлия отпустила студента и тяжело выдохнула. Пронесло. Сестра больше не станет расспрашивать.

Девушка уже совсем забыла о студенте, направляясь к университету, но тот не собирался забывать о ней. Арнэлия давно уже нравилась ему, и они оба знали об этом.

– Постой, – крикнул он ей, догоняя. – Что это было?

– Не обращай внимания, – попыталась отшутиться Арнэлия. – Это я перед сестрой выпендривалась.

– Я не против, если мы ещё разок так сделаем, – рассмеялся студент.

– Забудь. – Серьёзно сказала Арнэлия.

Но, как и Джек, она знала, что слово «забудь» невозможно выполнить. Она дала ему повод и тот его не упустит.

Так и случилось. Каждый день она находила в своей лаборатории вирусологии свежие розы. Джек настойчиво пытался за ней ухаживать. Дожидался, пока она закончит работу, а когда Арнэлия шла к своей машине в конце рабочего дня, просто провожал её взглядом, зная, что девушка не любит назойливых мужчин.

Арнэлия тоже чувствовала его обожание. С одной стороны, это её напрягало, а с другой – радовало. У неё уже давно не было ни с кем отношений. Последний парень был лет десять назад в Европе. Профессия воина Света не позволяла иметь нормальную личную жизнь. Бывали, конечно, случайные, мимолётные связи, но они были довольно редкими, как снег посреди лета. Арнэлия не могла допускать к себе, кого попало, лишь бы удовлетворить свои физиологические потребности. Она не Кэти, которая могла каждую ночь развлекаться с мужчинами, а на следующее утро забыть, как их зовут. Арнэлия была более глубокой и чувственной натурой. Если ей кто-то нравился, то это надолго.

Так произошло и с Джеком Сойлерсом. Сначала он надоедал ей своим вниманием, потом она привыкла, а теперь даже скучала без его роз и тоскливого взгляда, провожающего девушку до машины.

Её тело и сердце истосковались по мужской ласке и заботе. Так почему бы не Джек? Он студент последних курсов, – умён, спортивного телосложения, красив и самоуверен, – всё это Арнэлии нравилось.

Хотя, как сотруднику университета, ей не разрешалось иметь отношений со студентами, Арнэлия решила позволить себе эту маленькую слабость. Она была в университете на особом счету, и все закрывали глаза на то, как она садилась в машину к студенту.

После недели конфетно-букетного периода Джеку стало мало одних лишь поцелуев и объятий, и он стал настаивать на большем, к чему Арнэлия, со своими строгими принципами, ещё не была готова. И как нельзя, кстати, от страстного бойфренда её спас Учитель, вызвав домой на срочное совещание.

– Входи. – Учитель жестом руки указал на кушетку, на которой сидели Кэти и Александр.

После месяца ругани и споров брат и сестра снова стали одним целым, – и это радовало сердце Арнэлии.

Как только она села на кушетку, Учитель заговорил.

– Со мной связался ваш старший брат Валериан. У него серьёзные проблемы.

И Учитель обвёл внимательным взглядом своих питомцев.

– Вы помните, что Валериан ещё два месяца назад поехал в Данию для расшифровки найденных там рун?

Ученики согласно кивнули.

– Так вот. Эти руны оказались не просто посланием древних к потомкам, а печатью, высвобождающей древнего духа.

Ученики молча переглянулись. Древние духи были всегда серьёзной проблемой.

– Зачем же он это сделал? – уточнил Александр. – Если руны были печатью, не стоило её трогать.

– Не вини своего брата, – успокоил ученика мудрый старец, – руны были всего лишь ловушкой. Любой из вас мог в неё попасться. Суть ловушки в том, что любой, кто сможет прочитать эту комбинацию рун до конца, откроет дверь в мир живых древнему духу, запечатанному в мире мёртвых. Сами же руны безвредны и нет какой-либо предупреждающей информации. Там идёт речь всего лишь о тайнах мироздания, которые вы и так знаете. Этот хитрый способ высвобождения духа явно был придуман его земной подругой ещё при жизни духа на земле и во плоти. Здесь никак не обошлось без заклинаний со стороны живого человека. А чтение рун активирует энергию заклинания – вот и всё. Так что на месте Валериана мог быть кто угодно. Даже обычный человек, обладающий определёнными познаниями в криптологии и интересующийся древними рунами.

– Это понятно, но что нам теперь делать? – спросила Арнэлия. – Духа трудно вернуть обратно, раз он уже вышел погулять.

– Да, это так, – согласился Учитель, – но это особый дух. Он из самой Преисподней и первым, кого он захочет туда затянуть, будет ваш старший брат.

Все, кто сидел в комнате, – Александр, Кэти и Арнэлия, вздрогнули от услышанного. Когда речь шла об их семье, они были готовы отдать свои жизни ради спасения других. А тут речь шла о Вэле, старшем брате, самом умном и опытном. Вэл всегда был впереди их команды не только по праву старшинства, но и по лидерским качествам.

– Александр, Кэти, Арнэлия, – окликнул их Учитель, отвлекая от тревожных мыслей, – воспользуйтесь библиотекой, интернетом, но найдите информацию о том, как можно запечатать Айхарра обратно. От этого зависит жизнь вашего брата и ещё многих простых людей.

Два раза говорить было не надо, ученики тут же выскочили из комнаты. Времени на посиделки нет, ведь речь идёт о жизни одного из членов семьи. Кэти тащила старинные фолианты про древних духов. Александр взламывал все возможные базы библиотек, Ватикана и Православных епархий, пытаясь найти хоть что-то. Арнэлия поднимала всю информацию о рунах и древних заклинаниях на камнях. Они искали информацию в течение трёх суток – без еды, сна и отдыха. Сестры, средний брат и даже Себастьян, находящийся в Индии, постоянно поддерживали своего старшего брата по телефону. Ведь кто мог знать, сколько дней ему ещё остаётся жить и, возможно, именно этот звонок будет последним.

Вэл передал всю информацию о рунах. Фотографии, расшифровка, тщательный анализ символов, но информации, как запечатать духа обратно, не было. Только лишь его имя, Айхарра, и ссылка на иной мир.

– Я внимательно ещё раз перечитала всё о духах, – сказала поздним вечером Кэти, перелистывая старинную книгу, – но единственное, что нашла, так это подсказку – запечатать духа можно заклинанием живых, если он ещё не покинул землю.

– Но руны дают точное указание на иной мир! – эхом отозвалась Арнэлия.

Все предпринятые попытки вели в тупик. Духа можно запечатать в камне, только если он ещё на земле. Но этот был в ином мире, когда был совершён ритуал наложения печати. Даже если живой сделает заклинание для духа, ушедшего в иной мир, то простым чтением рун эта сила не высвобождается. Для такого ритуала существуют сложные обряды из жертвоприношений и призвания Тёмных сил.

– Ну конечно! – вдруг вскрикнула Арнэлия, словно её осенило. – Как же я раньше не догадалась!

Она резко вскочила с пола, на котором было разбросано большое количество старинных книг и папирусов, и бросилась в комнату одеваться. Через несколько минут, покидая дом, она крикнула изумлённым сестре и брату, что вернётся через два часа.


Арнэлия с бешеной скоростью гнала машину к Webster Hall. Она уже ненавидела это место. К несчастью или, наоборот, к величайшей радости там находился тот, кто мог ответить на все её вопросы.

Ни охранники, ни парочка вампиров не остановили девушку. Ведь она шла к самому Принцу Тьмы и посредники ей не нужны.

Дэмиан с лёгким удивлением воспринял новость о приходе Дитя Света. Он находился в личной VIP-комнате, в которой, кроме него, присутствовали двое Высших вампиров и очередные жертвы – две смертные девушки. Из их шейных артерий он с наслаждением пил кровь. Принцу Тьмы очень не хотелось отрываться от любимого занятия, но увидеть в очередной раз Дитя Света было забавно.

– И так, ты снова здесь, – спокойно сказал он вошедшей Арнэлии.

В комнате уже никого не было. Дэмиан позаботился, чтобы его гостью не смущали лужи крови и вид убитых им девушек.

– Соскучилась по моим жарким объятиям? – иронично улыбнулся он.

– Нисколечко, у меня есть к тебе вопросы, – тактично отозвалась Арнэлия.

– Прийти в логово Высших вампиров, чтобы задать вопросы? Как минимум не логично. И, тем более, опасно.

– Мне здесь ничего не грозит. Ты дал обещание.

Дэмиан чуть поморщился от напоминания о событиях месячной давности. Но Арнэлия опередила его возражения.

– Мне нужна твоя помощь, – тихо сказала она и посмотрела на Принца Тьмы с надеждой.

– Милая, ты, наверное, уже забыла, чем заканчиваются такие просьбы, – также тихо ответил Дэмиан.

– Это важно. И без тебя не обойтись.

– Радостно слышать, что Дитя Света во мне нуждается. А как же твои слова, что я исчадие Ада, как же моя злобная натура и всё такое в том же духе?

– Я не изменила своё мнение, но ты единственный, кто может помочь.

– Хорошо, изложи суть своих проблем, а потом мы подумаем о цене их решения, – весело сказал Дэмиан, но заметив, как нахмурился лоб девушки, сразу добавил. – Арнэлия, за всё надо платить. Но не беспокойся. В этот раз я назову более низкую цену. Прежних ошибок не будет.

– Тогда слушай. В Дании освободился древний дух, Айхарра. Ты знаешь такого?

– Ну как же я могу его не знать. Весёлый малый! – сострил Дэмиан.

Но Арнэлии сейчас было не до его чувства юмора. Каждая секунда была дорога.

– Он освободился после прочтения древних рун. Там же указано, что он из иного мира, то есть – из твоего.

– И?

– Я прошу тебя вернуть его обратно.

Дэмиан застыл от неожиданной и наглой просьбы.

– Это уже перебор! – возмутился он. – Дитя Света приходит на территорию Высших вампиров без приглашения и просит, чтобы их повелитель участвовал в спасении мира. Тебе не кажется это странным. Я ведь стою на другой стороне баррикад, Арнэлия!

– Я знаю, но кроме тебя никто не сможет помочь. И поэтому я прошу. Тебе же ничего не стоит вернуть его обратно, только приказать – к ноге.

– А почему я должен это делать?

– Потому что это ТВОЙ злобный дух! – Арнэлия повысила голос.

– Да, но позволь тебе напомнить, – не я его освобождал! И теперь это проблемы того, кто так неосмотрительно поступил.

– Пожалуйста! – чуть не плача промолвила девушка, сделав шаг к Принцу Тьмы и молитвенно сложив руки. – Пожалуйста, помоги!

– Ты выглядишь жалкой, – разочарованно сказал Дэмиан.

– Говори, что хочешь, но только помоги, – со страстью в голосе промолвила Арнэлия.

– А ради кого Дитя Света так старается, позволь узнать?

Мелькнула мысль солгать, но Арнэлия сразу откинула её, как не самую лучшую. Принц Тьмы всё равно узнает о происшедшем и только ещё больше озлобится от её лжи.

– За моего брата, одного из Пяти.

Дэмиан хмыкнул.

– Не повезло бедняге.

– Помоги, прошу тебя, – снова взмолилась Арнэлия, – с призраком из твоего мира мы ничего не сможем сделать, только ты один.

И она ещё ближе подошла к Принцу Тьмы, словно её близость могла на что-то повлиять.

Дэмиан отвернулся, чтобы взять бокал вина, и спокойно сказал:

– Прости, но я не могу помочь. Ты абсолютно правильно сказала, что Айхарра из иного мира. И есть одна маленькая, но очень важная тонкость. Под иным миром в данном случае подразумевается Преисподняя или Ад, если проще. Так вот, там у меня нет сил. Мой мир загробный, мёртвый мир, это что-то среднее между землёй и Адом. А в последнем у меня власти нет.

Арнэлия отшатнулась от Дэмиана и опустила обречённо руки.

– Ты знал, зачем я пришла. Знал, что я буду просить. И позволил мне унижаться перед тобой! Зачем? Чтобы насладиться местью? Когда жизнь моего брата висит на волоске?! Ты всё-таки самое гнусное создание, которое когда-нибудь носила земля!

И она резко повернулась, чтобы уйти. Уже подойдя к двери, голос Дэмиана заставил её замереть.

– Если есть руны, освободившие Айхарру из Преисподней, то значит, существуют и руны, которые вернут его обратно. Они работают как портал. Иначе та ведьма, что наложила заклятье печати, никогда бы не смогла такого проделать. Нельзя выпустить дух из мира Дьявола, если нет возможности вернуть его обратно. Это своеобразная защита от произвола духов. И как мне подсказывает интуиция, такие руны лежат где-то рядом с найденными. Это тоже своеобразная защита. А теперь прощай.

И Дэмиан вышел из комнаты через противоположную дверь, даже не позволив Арнэлии поблагодарить и извиниться за свои слова.


Спасение


Александр, Кэти и Арнэлия вылетели в Данию. Вэлу всё объяснили, и он занялся поиском возвращающих рун. Они все молились, чтобы Бог сохранил их брата и торопились к нему на помощь. Айхарра уже несколько раз нападал. Вэл пока мог защищаться энергией, но на сколько его ещё хватит? Он проводил дни и ночи без сна, поддерживая защитную энергию. Жизненные силы таяли с каждым часом.

Самолёт, прилетевший из Нью-Йорка, сел в Копенгагене. Троицу уже ждала машина их друга и археолога Дейка Хансена.

После торопливых приветствий старого товарища по раскопкам, троица села в машину. Дейк был за рулём.

– Как раскопки? – поинтересовалась у водителя Кэти. – Что-нибудь нашли?

– Пока нет, но они где-то рядом. Твой источник надёжный, Арнэлия?

Обратился Дейк к младшей из бессмертной Пятёрки.

– Без сомнений, – ответила девушка.

Она уже устала рассказывать родным, что информацией поделился знакомый вампир, не понаслышке знавший Айхарру. По её версии, этот вампир жил во времена Айхарры, то есть в Средневековье, и лично знал ведьму, наложившую печать заклятия. А что ещё могла рассказать Арнэлия, – правду?

Родные с подозрением отнеслись к её источнику, но, не теряя времени, приступили к поиску возвращающих рун, ведь других вариантов спасения не было.

Пока Вэл проводил время с Дейком на раскопках, Александр и сёстры посетили все музеи, где хранились частные коллекции рун. Ведь древние камни могли быть где угодно, даже под самым носом.

Именно так и случилось. После трёх дней раскопок, когда Вэл спал как убитый, в своей палатке, под охраной брата и сестёр, возвращающие руны были найдены. Дейк нашёл их случайно на дне расположенного поблизости небольшого колодца, когда доставал очередное ведро воды, чтобы остудить горячую голову и снять усталость. Руны случайно блеснули из-под толщи воды, и опытный глаз археолога их заметил.

Спасение было близко. Осталось расшифровать руны и прочитать их полностью.

Вэл поблагодарил Дейка за помощь и попросил вернуться в Копенгаген с группой копателей.

Дейк даже не стал протестовать. Он знал, что эти ребята постоянно связаны с потусторонним миром и чёрной магией. Стоит держаться подальше от возможных неприятностей. Всё равно после прочтения руны попадут в национальный музей, – это тешило самолюбие археолога и заставляло его собираться быстрее.

Как только Дейк с командой уехал с места раскопок под Ольборгом, Вэл принялся за расшифровку найденных рун. Ведь именно он распечатал духа и только он должен запечатать его обратно. Это, естественно, не нравилось самому Айхарре. Дух постоянно нападал на Вэла, но тот успевал защищаться. А когда Вэлу необходимо было поспать, его охраняли младший брат и сёстры. Они по очереди дежурили возле Вэла и рун, чтобы Айхарра не смог их утащить. Бестелесный дух обладал огромной силой – ломал ветки, налетал, словно ураган, и пытался утащить в Преисподнюю хотя бы одного из Детей Света.

Но самое сложное началось, после того, как Вэл расшифровал руны и осталось их только прочесть. Айхарра взбесился. Он непрерывно нападал на Детей Света, как вихрь носился между ними, обдавал ледяным дыханием смерти, пока не разорвал защитный треугольник, в центре которого находился Вэл с рунами, а по углам его сёстры и брат. От очередного наскока Айхарры Кэти отлетела от треугольника на сотню метров. Айхарра попытался воспользоваться этим, чтобы утащить девушку под землю.

– Александр, останься с Вэлом! Я помогу ей! – крикнула Арнэлия и бросилась на помощь к старшей сестре.

Кэти уже на половину была под землёй, когда Арнэлия ухватила её за руку и, со всех сил, потянула сестру обратно.

Айхарра был очень силён. Попытка вырвать сестру из его цепких лап потребовала от Арнэлии огромных усилий. Но Кэти была спасена от мира Преисподней, куда Айхарра пытался её утащить.

Дух разъярился ещё сильней. Разогнавшись, он врезался в землю. Разверзлась огромная яма и, к несчастью, именно Арнэлия свалилась в неё. Карабкаясь по обваливающимся стенам сырой земли, девушка безуспешно пыталась выбраться и дотянуться рукой до сестры. Арнэлия вдруг почувствовала, что земля уходит у неё из-под ног. На дне ямы открылся провал, ведущий в тоннель, связанный с подземными пещерами.

– Помоги Вэлу, и пусть читает быстрей! – успела она крикнуть Кэти, падая вниз.

Вместе с комьями сырой и скользкой земли она полетела по наклонному тоннелю. Скорее всего, это был обычный пещерный вход, о котором Айхарра знал и специально заманил в него свою жертву. Сейчас всё зависело только от Вэла. Он должен завершить чтение. Только тогда она спасена, иначе…

Пролетев ещё несколько метров, Арнэлия упала на холодный каменный пол какого-то помещения. Она была под землёй, и вокруг было темно.

Арнэлия поспешила достать фонарик из кармана куртки, но Айхарра, как ураган, налетел на неё и швырнул на каменную стену. Арнэлия закричала от боли, но успела защититься энергией раньше, чем дух напал на неё снова. Поняв, что он не сможет таким образом причинить человеку вред, древний дух встал напротив девушки и с огромной силой стал всасывать в себя воздух. Истошный свист раздался в подземелье и Арнэлию потянуло на встречу Айхарре. Она пыталась удержаться за что-нибудь, но вокруг были только голые стены. Арнэлия сопротивлялась и защищалась энергией от засасывающего воздух Айхарры, но с каждым мгновением приближалась к нему всё ближе и ближе.

Вот её рука наполовину вошла в Айхарру. Арнэлия почувствовала, как ледяной холод окутал её кожу.

«Так вот значит как там холодно!» – проскользнула на мгновение мысль.

И уже стоя на половину в Айхарре она кинула прощальный взгляд в сторону, как бы стараясь запомнить навсегда мир живых. Но вокруг одна темнота. Она даже не увидит, напоследок, свет солнца. Всё кончено! Айхарра затягивал её всё глубже и глубже. Почти всё тело девушки обледенело. Лишь сердце продолжало биться, а мозг работать.

И вдруг перед Арнэлией возник Дэмиан.

Девушке даже показалось смешной такая галлюцинация. В её предсмертный миг она видит перед глазами не родных, а Принца Тьмы. Но Дэмиан оказался вовсе не галлюцинацией, а вполне реальным существом.

Он схватил Арнэлию за руку, которую та инстинктивно протянула, прося о помощи, и дёрнул изо всех сил. Девушка вылетела из Айхарры и упала прямо Дэмиану на грудь.

Айхарра истошно завизжал, у него отобрали, практически уже заполученную, жертву. Дэмиан быстро спрятал обессилившую Арнэлию у себя за спиной и выставил перед собой руку, показывая духу, чтобы тот держался подальше.

Айхарра бесновался, визжал, но не смел нападать на наместника Дьявола на земле. И вдруг он закричал так истошно, как будто его рвали на части. Огонь пронзил, а через мгновение, полностью охватил его призрачное тело. Вэл дочитал руны. Айхарра возвращался домой к своему господину, Дьяволу. Пламя на миг охватило его всего, и, с последним истошным криком, призрак исчез из мира живых.

Арнэлия стояла за спиной Дэмиана, вся дрожа, а когда поняла, что всё кончено, бессильно упала на пол и заплакала. Ведь смерть была так близка.

Дэмиан внимательно посмотрел на разбитую девушку и чрез мгновение исчез, будто его вовсе здесь не было.

Оставшись одна, в полной темноте, Арнэлия нащупала фонарик в куртке и осветила помещение. Никого. Лишь какой-то сырой подвал с цистернами. Видимо, это было Средневековое хранилище для воды. А значит, люди сюда как-то спускались и есть выход. Арнэлия, тщательно осмотрев стены, нашла заветную дверь. Вся в старой паутине та еле поддавалась её толчкам. Слава Богу, что с другой стороны не было ржавого старинного замка! После борьбы с Айхаррой у Арнэлии не осталось даже силы, чтобы использовать энергию. Она могла остаться в этом мрачном подземелье, как минимум до следующего дня для её восстановления. Однако ночевать в этом жутком и сыром подвале не пришлось. Арнэлия всё-таки смогла открыть дверь, подняться по средневековым лестницам, покрытым паутиной и вытолкать старый люк, что закрывал от людских глаз наземный проход в подвал.

Выбравшись на воздух, Арнэлия упала на мокрую траву и глубоко вдохнула. Она жива!

Откуда-то со стороны ей послышались знакомые голоса. Это её братья и сестра кинулись навстречу. Они уже снаряжались для спуска в пещерный проход, в который провалилась Арнэлия, когда, неожиданно, увидели её совсем неподалёку, лежащую замертво на траве.

– Сестричка моя, дорогая, – расцеловывала Кэти лицо Арнэлии.

Вэл поднял младшую сестру на ноги, а Александр отряхнул от паутины, что нацеплялась на неё повсюду.

Уставшая и разбитая, Арнэлия видела, как её родные радуются, что она жива, и медленно проваливалась в обморок. Лишь одна мысль проскользнула в голове, когда она уже без сил падала на Вэла, – «Дэмиан».


Благодарность


Арнэлия сидя на борту самолёта Копенгаген-Нью-Йорк, всё-таки решилась подумать о том, что произошло.

Дэмиан, Принц Тьмы, воплощение всего Зла на земле спас ей жизнь! А ведь он мог просто стоять и с удовольствием наблюдать, как Айхарра засасывает её в мир иной. Или прикончить, когда она без сил упала на каменный пол подвала. Но он не сделал ни того, ни другого. Он спас ей жизнь и исчез. Что же это? Почему он так сделал? Задумал сделать Дитя Света своей должницей? Но тогда бы он так быстро не исчез, а как минимум напомнил ей о новых обязательствах. Так что же произошло? Арнэлия не могла найти ответа.

От размышлений её отвлёк Вэл, предлагая выпить кофе. Арнэлия благодарно взяла кружку и выпила горячего бодрящего напитка. Всю неделю, что они провели в Копенгагене, после возвращения злобного духа в Ад, братья и сестра ухаживали за обессиленной Арнэлией. Она стала героем дня. Ей единственной посчастливилось побывать практически всем телом в Преисподней. На все вопросы как она спаслась, Арнэлия лишь отвечала, что дух стал резко слабеть, когда Вэл дочитал руны, и Арнэлия смогла вырваться из него прежде, чем адское пламя поглотило призрак.

После этой печальной истории братья и сестра ещё внимательнее стали ухаживать за Арнэлией, понимая, что они могли потерять её навсегда.

Когда самолёт сел в Нью-Йорке, их уже ждал Учитель. Несмотря на то, что он больше всех переживал за жизни своих учеников, его лицо выражало только мудрость и спокойствие.

Вэл торжественно вручил Учителю тяжёлую сумку. Там лежали злосчастные руны, снимающие печать с Айхарры. Несмотря на все мольбы Дейка Хансена и заверения, что они будут храниться в специальном хранилище музея, Вэл всё-таки увёз руны из Дании. Такое сильное оружие против живых нельзя оставлять людям. Взамен Дейку были вручены руны, запечатывающие призрака обратно. Археолог хоть и горестно вздохнул, что у него не будет полного комплекта древних камней, всё-таки принял руны и дружески обнял Вэла при прощании в аэропорту.

Теперь же открывающим духа рунам предстояло исчезнуть с лица земли. И не кто иной, как сам Учитель, сделает это лучше всех. Он жил на свете уже много столетий и знал такие потайные уголки земли, где руны никто и никогда не найдёт.

Встретив своих учеников и улыбнувшись Арнэлии, старец взял сумку с рунами из рук Вэла и пошёл на посадку в свой самолёт. Никто не знал, куда Учитель летит, никто и не смел его спросить об этом.

Арнэлия проснулась утром следующего дня бодрая и счастливая. Она дома, рядом её братья и сестра, значит, жизнь налаживается.

Пробежка в парке, сытный завтрак и душ быстро вернули ей силы после перелёта.

Жизнь снова вписывалась в свою нормальную колею. Если, конечно, постоянную охоту на вампиров, оборотней и прочих тварей можно назвать нормальной жизнью. Но именно так об этом всём думала Кэти. Она с утра крутилась перед зеркалом и выбирала платье для вечерней бойни с вампирами на улицах Нью-Йорка. Кэти как ищейка выискивала их по злачным местам, уличала за питьём крови у невинных, и безжалостно убивала вампира выстрелом прямо в сердце.

– Ты пойдёшь со мной сегодня? – весело спросила Кэти у сестры, вышедшей из душа.

Кэти спрашивала так, будто собиралась на самую обычную прогулку по городу. И Арнэлия непременно согласилась бы на это предложение, если бы не собственные планы на вечер.

– Н-нет, – нерешительно ответила она.

И, поймав недоуменный взгляд старшей сестры, добавила:

– У меня свидание с Джеком, тем студентом из университета, ты его видела.

Кэти обиженно насупила губы и отвернулась к зеркалу. По её мировосприятию ничто не может доставить удовольствия больше, чем убийство вампиров. И как можно променять одного убитого вампира на мужчину и даже дюжину мужчин?! Но это было мнение Кэти, которое мало кого волновало кроме её самой.

Чтобы больше не мозолить глаза обиженной старшей сестре, Арнэлия быстро шмыгнула к себе в комнату.

Найдя мобильник, она набрала Джека и договорилась о встрече на вечер. И хотя мысли о том, что ей придётся провести время в компании мужчины жаждущего её ласки, не сильно радовали сердце девушки, Арнэлии нужно было алиби на вечер. И именно Джек его обеспечит.

А пока Арнэлия взяла книгу про новые вирусы и стала упоительно читать. Эти формы жизни, существующие столько тысячелетий, как и человечество, всё время приспосабливающиеся под новые условия природы, захватывали Арнэлию больше, чем самый популярный любовный роман или современный детектив.

Тем временем за окном постепенно темнело, на город спускался вечер. В назначенный час Арнэлия надела свою обычную уличную одежду из облегающих тёмно-синих джинсов, свободную серого цвета кофту и вышла на парковку. Её любимый красный Мустанг уже ждал свою хозяйку.

Заведя машину и насладившись звуком мощного двигателя, Арнэлия выехала на улицы города.

Сегодня она впервые поедет к Джеку домой. Девушка, конечно же, знала в каком ключе пойдёт их встреча, но выбора не было. Ей нужно алиби. Арнэлии было всё труднее и труднее обманывать близких. Встречи с Принцем Тьмы так просто не утаишь. И именно для этого ей нужен сегодня Джек.

Когда она зашла в квартиру своего бойфренда, которая была расположена на тринадцатом этаже высотки на Манхэттене, Джек уже полностью подготовился. Элегантный, в рубашке и брюках он расставлял свечи вокруг стола, накрытого для романтичного ужина. Арнэлия даже почувствовала себя немного неловко в джинсах и растянутой кофте. Но не возвращаться же домой?

А Джек даже не заметил, в чём была его девушка. Его мысли были только о том, чтобы побыстрее с неё всё это снять. Но Джек был истинным джентльменом и даже виду не подал, что его волнует что-то кроме беседы.

Усевшись за изысканно накрытый стол, они стали есть. Джек всё подливал и подливал шампанского в бокал Арнэлии, будто думал напоить её и сделать более доступной. На что Арнэлия лишь улыбалась. За сотни прожитых лет у неё давно уже появился иммунитет к алкоголю и прочим стимуляторам.

Вскоре настал момент Икс, и Джек ринулся в бой. Он подсел к Арнэлии и стал нежно гладить её щёки, потом плечи и руки пока не дошёл до бёдер.

Арнэлия мысленно удивлялась, что он так нерешителен. Уже давно завалил бы её на постель и сделал своё дело. Но Джек не спешил, он пригласил Арнэлию потанцевать и после этого стал аккуратно стягивать с неё одежду, целуя то в губы, то в шею.

И только когда он мягко подтолкнул Арнэлию к кровати, он решил стянуть одежду и с себя. Может быть, Арнэлия и продолжила бы эту прелестную интимную игру и даже позволила себе физический контакт, но у неё уже не было времени. И как только Джек кинулся на неё сверху, она вырубила его ударом по нижней части черепа, как учил Вэл. Джек тут же откинулся на кровать. Арнэлия быстро оделась и выбежала из квартиры. У неё только два часа! После чего Джек проснётся, а она должна лежать голая рядом.


В Webster Hall сегодня была большая вечеринка. Выступали именитые звёзды эстрады, и многие богатые и знаменитые потянулись к клубу на дорогущих машинах. Арнэлию не волновало, что на ней простые джинсы и кофта, её здесь знали и пропускали без вопросов.

Лишь некоторые богемные личности удивлялись, как эта простая девчонка в джинсах так юрко пробирается к VIP-ложам.

Арнэлия сразу почуяла в зале пару Высших вампиров. Ну конечно, сегодня они будут выискивать себе новых кукол и богатых игрушек, которые отдадут всё за мирские блага и видимость власти.

Дитя Света хотела войти в привычный коридор, который вёл к VIP-комнате Принца Тьмы, как спиной почувствовала его тяжёлый взгляд. Девушка обернулась. Дэмиан, как всегда, весь в чёрном, стоял на том самом балконе, где месяц назад неудачно пытался искусить свою «жертву». Он стоял и пристально смотрел только на Арнэлию, несмотря на то, что в зале было много людей, пытающихся обратить его взгляд на себя.

Арнэлия стала подниматься на балкон. А вот и его ложа. Но рядом с Дэмианом сидело несколько богемных людей. Точнее, не людей, а Высших вампиров. Арнэлия сразу почувствовала их Тёмную энергию, как и они её Светлую.

Все вампиры разом повернули свои головы к ней. Арнэлия замялась, но вступила в ложу. Дэмиан всё так же стоял лицом к залу и спиной к вошедшей. И тут одна из вампирш узнала Арнэлию, молодая девушка-азиатка чуть ли не подпрыгнула с дивана, зашипела как змея и оскалила клыки, готовясь к нападению.

– Стой, Кьёта, не трогай её, – грозно сказал её повелитель и соизволил наконец-то обернуться к незваной гостье.

Он стоял молча, а вампиры постепенно стали покидать ложу. Только одна девушка осталась сидеть на диване. Арнэлия невольно обратила на неё взгляд. Не могла не обратить, настолько та была красива. Сама дьяволица во всей своей красе сидела и смотрела прямо на Дитя Света. Огненные волосы, фиалковые глаза, удивительно нежное точёное лицо как магнитом приманивали взгляд. Сочетание такой красоты, силы и мрака, что отражался в её глазах, Арнэлия видела впервые.

Но Высшая вампирша, в конце концов, покорно встала с дивана и царственно вышла из ложи, не смея сопротивляться немому приказу повелителя.

Арнэлия осталась наедине с Принцем Тьмы.

– Что ты здесь делаешь? – спросил он сразу же, как только за красавицей вампиршей закрылась дверь.

– Я хотела поблагодарить, – просто сказала Арнэлия.

– Не стоило утруждать себя в столь поздний час.

Голос Дэмиана был строг и холоден. Принц Тьмы злился.

– Почему ты спас меня? – спросила девушка.

– Я не обязан тебе отвечать, – отчеканил тот и повернулся лицом к залу, оставив Арнэлию лишь созерцать его спину.

– Почему ты спас меня, Дэмиан? Ты же мог спокойно наблюдать, как я погибаю. Мог прикончить меня в любой момент. Почему ты этого не сделал, ответь! – уже настойчивее спросила девушка, подойдя ближе к Принцу Тьмы.

Она стояла в двух метрах от повелителя Тьмы и всей кожей чувствовала его жар и тяжёлое дыхание.

– Не хочешь говорить, – снова решила прервать Арнэлия затянувшееся молчание. – Тогда позволь ответить мне за тебя. Ты просто не захотел этого. Не захотел, чтобы я умерла! Но почему?

И тут Дэмиан резко обернулся к ней. В его глазах пылал адский огонь. Арнэлия испугалась, но силой воли заставила себя стоять там, где была. Она даже не защитилась энергией, чтобы не давать повода для ещё большего гнева Принца Тьмы.

– Ты приходишь бесцеремонно в мои владения. Ведёшь себя, как ни в чём не бывало, – заговорил Дэмиан, и его жёсткий голос и горящие глаза не предвещали ничего хорошего. –Словно ты у себя дома, а не у меня. Без страха появляешься перед моими слугами, будто я тебе друг какой-то. Задаёшь много вопросов и суёшь свой нос туда, где тебе нечего делать. А ведь только две недели назад ты меня назвала самым гнусным созданием, что когда-нибудь земля носила!

Арнэлия хотела было возразить на эти слова хоть что-то, но Принц Тьмы её опередил, указав пальцем молчать.

– Так вот, Дитя Света, – строго продолжил он и подошёл к Арнэлии так близко, что она в полной мере почувствовала силу жара, который пылал сейчас у него внутри. – Если ты ещё хоть раз придёшь сюда без приглашения, если ты ещё хоть раз пересечёшь вход в этот клуб, то я клянусь всеми богами и твоими и своими, что утоплю весь Нью-Йорк в крови. Я нашлю на этот прекрасный город столько вампиров и оборотней, что вы со своей Пятёркой утоните в трупах мирных жителей. И если ты ещё раз, где бы то ни было, предстанешь передо мной без защиты, как сейчас, я больше не прощу такой оплошности и убью тебя на месте! Ты всё поняла?

Арнэлия ничего не смогла ответить. Она лишь смогла сглотнуть слюну, настолько она была сейчас в шоке.

– Думаю, поняла, – продолжил Дэмиан. – А сейчас убирайся! Таким, как ты здесь нечего делать. И помни мои слова. Принц Тьмы никогда их на ветер не бросает.

И Дэмиан снова отошёл к балкону рассматривать гостей клуба.

Арнэлия же, поражённая таким «тёплым» приёмом и серьёзными угрозами со стороны её спасителя, просто молча пошла к выходу. Но когда она уже открыла дверь, которая выводила из ложи, то развернулась к Дэмиану и произнесла полушёпотом.

– Ты можешь злиться на меня сколько угодно и обещать утопить Нью-Йорк в крови, но ты не сможешь никогда изменить тот факт, что ты не захотел моей смерти. И я всегда буду помнить об этом…

Сказав всё, что хотела, Арнэлия открыла входную дверь и вышла, собираясь покинуть Webster Hall навсегда.

А из зала за уходящей девушкой наблюдали настолько же красивые, как и жестокие фиалковые глаза рыжеволосой красавицы.

– Это та, о ком я думаю? – спросила она подошедшего сзади Высшего вампира.

– Да, Элеонор, – ответил Драмп. – А самое главное то, что Повелитель сохранил ей жизнь, когда мог легко убить после Айхарра. Даже если бы он не хотел сам мараться об неё, то просто мог позволить призраку сделать своё дело. Но он не только не позволил Айхарре забрать её с собой, он спас её жи…

Элеонор резко подняла вверх руку, приказывая Дрампу замолчать, и тот умолк на полуслове.

Вампирша тем временем на мгновение закрыла глаза, а когда открыла их вновь, те уже пылали ненавистью.


Разговор


Ранним воскресным утром Арнэлия пошла в свою любимую часовню. В шесть утра город спал, и в часовне никого не было, это позволяло побыть наедине со своими мыслями. Девушка преклонила колени перед крестом и погрузилась в молитвы. Ей сейчас были необходимы покой и благодатное умиротворение. События последних дней вымотали её и изнурили душу, внеся хаос. Пришла пора разложить всё по полочкам.

Сначала Джек, она больше не будет притворяться, будто влюблена в него. Вырубать на два часа молодого парня ударами по голове, а потом врать, что у них был упоительный секс, – ей было стыдно так себя вести.

Была бы на её месте Кэти, она бы даже не задумалась над этим. Но Арнэлия не Кэти. Теперь Дэмиан. Хоть поблагодарить его толком и не получилось за негаданное спасение, она попросила Бога поблагодарить Принца Тьмы за неё и сделать так, чтобы они больше никогда не встречались.

Дальше Арнэлия просила за своих братьев, сестру и за долголетие Учителя. И только когда на душе стало легко и светло, она привстала с колен. И тут же почувствовала, что в часовне помимо неё есть кто-то ещё. И этот кто-то был явно из мира Тёмных. Арнэлия знала их энергию. Но это был не Дэмиан, кто-то другой.

Девушка медленно повернулась к входу лицом и увидела ЕЁ. Рыжеволосая красавица вампирша с фиалковыми глазами скромно сидела на лавочке и ехидно улыбалась Арнэлии.

– Ну что, помогает? – язвительно спросила та. – Я пришла поговорить.

Высшая вампирша встала и медленно пошла в сторону Арнэлии. Та же автоматически защитилась энергией, потому что сила вампирши была намного больше, чем Арнэлия прежде встречала среди Высших. Конечно, вампирша была не так сильна, как Дэмиан, но, однако, её стоило остерегаться.

– Скажи мне, – вампирша философски развела руками, – с чего бы это Принцу Тьмы спасать твою жалкую жизнь? Сколько я его знаю, а знаю я его уже давно, такого никогда не было.

И в глазах красавицы загорелся огонь.

Арнэлия невольно отшатнулась от её жара, но не подала вида, что боится. Да она и на самом деле не боялась. Как бы вампирша ни была сильна, Арнэлия сильнее. Так было испокон веков. Свет всегда побеждает Тьму.

– Я не знаю, спроси лучше у своего хозяина, – ответила спокойно Дитя Света.

Вампиршу явно такой ответ не устроил.

– Что он в тебе нашёл? – продолжила рыжеволосая красавица, став точно напротив Арнэлии. – Ни огня, ни страсти. Ничего из того, что его может привлечь. А может, ему захотелось разнообразия? Не каждый день можно встретить Светлую, готовую развлечься с Принцем Тьмы.

– Все твои рассуждения беспочвенны и не по адресу, – отчеканила Арнэлия.

– Верно, – улыбнулась вампирша, – потому что адреса больше не будет!

И она мгновенное превратилась из прекрасного существа в сущую дьяволицу с красными глазами и острыми клыками. Арнэлия не успела даже моргнуть, как была атакованы вампиршей. Энергия защитила девушку от каких-либо физических повреждений, но вампирша с невероятной силой швырнула Арнэлию в настенный крест.

- Что больно? – спросила дьяволица, сжимая ненавистной сопернице горло. – Он мой, и только мой! – Кричала вампирша, держа Арнэлию за горло на весу всего одной рукой.

И когда вампирша хотела уже укусить свою жертву, Арнэлия свободной рукой схватила нападавшую за шею, а другой оторвала руку дьяволицы от себя. Завладев рукой вампирши, девушка что есть силы отшвырнула кровососущую тварь в сторону. Теперь была очередь вампирши впечататься в стену. Но та быстро соскочила на пол и снова бросилась на Дитя Света. Но Арнэлия была уже готова к её нападению. Она мгновенно перекатилась через зал часовни и, представ неожиданно перед вампиршей, сильно ударила ту в живот кулаком. Рыжеволосая девушка со свистом вылетела из часовни, протаранив собой дверь. Арнэлия хотела уже броситься за ней, чтобы прикончить, но та уже исчезла.

Тяжело дыша, Арнэлия гневно осмотрела улицы. Никого. Город спал. И никто не мог видеть произошедший только что инцидент.

– Ну и ну, вампиры совсем обнаглели! – гневно сказала она себе под нос, спускаясь со ступеней часовни. – Ходят в церковь как к себе домой, нападают, когда вздумается. Пора им напомнить, кто в доме хозяин!

Но перед разговором с Кэти, ярой ненавистницей всей нечисти на земле, которой Арнэлия хотела предложить сегодня поохотиться на Высших вампиров, Дитя Света сначала решила выпить кофе в любимой булочной и немного успокоиться. С гневным сердцем лучше не разговаривать с Кэти, а то старшая сестра всех вампиров Нью-Йорка за ночь уложит, дабы отомстить за младшую.

Арнэлия зашла в тёплую и уютную булочную. Свежая выпечка, восхитительный запах кофе, быстро развеяли все негативные эмоции и Арнэлия, с лицом довольной кошки, чуть ли не мурлыча, села за барную стойку. Хозяин булочной тут же поставил ей чашечку любимого кофе арабика и свежеиспечённый горячий круассан со сгущёнкой.

– Как дела? – спросил учтиво хозяин, полный мужчина пятидесяти лет с добродушным лицом.

– Сегодня не очень, – посмеялась Арнэлия и принялась глубоко вдыхать ароматный запах кофе.

Хозяин булочной оставил гостью в покое, позволяя наслаждаться мелкими радостями жизни. Он уже давно знал Арнэлию и только из-за неё открывал булочную в воскресенье в семь утра, зная, что девушка всегда заходит к нему выпить бодрящий напиток и съесть круассан после воскресной молитвы.

Арнэлия пила горячий кофе, наслаждаясь ароматным запахом. И если бы не утренний инцидент, то день был бы прекрасным. Но сейчас она не хотела об этом думать. Мысли о том, что теперь она на мушке у ревнивой Высшей вампирши, были не самыми приятными. Теперь Арнэлии придётся её убить раньше, чем это сделает рыжеволосая тварь. И с чего бы этой нечисти так ревновать Арнэлию к Принцу Тьмы? Очень странно…

Но как только Арнэлия откусила кусочек от свежеиспечённого круассана, она тут же забыла обо всех неприятностях. Ничто не могло отвлечь её от удовольствия поглощения свежей выпечки в воскресное утро. Ничто, кроме Дэмиана.

Арнэлия сразу почувствовала его присутствие. Только он один мог обладать такой силой. И его энергию Арнэлия уже отличала от других Тёмных.

Дэмиан спокойно подошёл к барной стойке и присел рядом с девушкой.

– Видимо, Бог совсем не слышит мои молитвы, раз ты здесь, – сострила она.

– Я бы не побеспокоил твой утренний церемониал в этом замечательном уютном месте, но узнал о неприятности, произошедшей неподалёку, вот и пришёл.

– Быстро же тебе нажаловались.

– Это мои слуги, кто же, как ни я, о них позаботится.

– И зачем ты здесь?

– Я хочу попросить тебя простить глупую и шаловливую выходку моей подопечной.

– Это невозможно! – отрезала Арнэлия.

– Так же, как и то, что я спас тебе жизнь в Дании.

Арнэлия внимательно посмотрела на Дэмиана.

– Значит, пришёл торговаться?

– Ни в коем случае, – возразил Принц Тьмы, – просто попросить. Война между вами ни к чему хорошему не приведёт. Да и мне не хотелось бы вот так глупо её потерять.

– Такая забота о единокровном. Как трогательно!

– Даже у меня есть сердце.

– Ты её любишь?

Дэмиан удивлённо посмотрел на Дитя Света. Задавать такой вопрос Принцу Тьмы было как минимум не её делом.

– Скажем так, она моя подруга давних лет. Я привязался, – ответил он после недолгого молчания.

– Я бы с радостью пошла тебе на встречу, Дэмиан, но меня пугает тот факт, что за мной охотится обезумевшая Высшая вампирша, да ещё и сильнейшая среди своих.

– Она больше не потревожит тебя, я обещаю, – заверил Принц Тьмы.

– Она ненавидит меня, думаешь, твоё обещание её остановит?

– Думаю да, иначе я очень строго её накажу.

– Ты причинишь боль дорогому тебе существу? – удивилась Арнэлия.

– Придётся, если она посмеет ослушаться меня. Я Принц Тьмы, и если я не буду одинаково справедлив даже к дорогим моему сердцу существам, то в мире начнётся хаос и беспредел, чего ни тебе, ни мне не нужно.

– Хорошо, я оставлю её в покое! Если и она станет обходить меня стороной. – тихо выдохнула девушка.

– Обещаю, ты её больше не увидишь. – улыбнулся Принц Тьмы. – Жаль, что мы с Элеонор сегодня подпортили тебе чудесное утро, – продолжил он, – и я намерен компенсировать утрату. Приглашаю тебя на лёгкую прогулку по утреннему городу.

Арнэлия открыла рот от удивления.

– И это я слышу после прощального вечера в Webster Hall?! Ты смеёшься надо мной?

– Ну, согласен, я был тогда немного груб. Но не лучше ли для нас обоих всё забыть?

– Гулять с воплощением Зла по улицам города я не собираюсь! – отрезала девушка, схватила свою сумку и выбежала из булочной на улицу, оставив свои лакомства недоеденными на барной стойке.

Арнэлия просто была поражена наглости Дэмиана. После того как он грубо вышвырнул её из ночного клуба, пообещав затопить весь Нью-Йорк кровью, если она осмелится прийти ещё раз, сейчас он сидит и мило приглашает её на прогулку! Это что-то не выразимое!

– Когда ты дуешься, то становишься ещё более сексуальной, – услышала она уже знакомый мужской голос.

Дэмиан стоял впереди неё, небрежно прислонившись к дереву.

– Оставь меня в покое! – сказала девушка и прошла мимо.

– Ты сама приходила ко мне за ответами пару дней назад, ну, раз ты не хочешь их получить, то я оставлю тебя…

– Стой! – крикнула ему Арнэлия, развернувшись на сто восемьдесят градусов. – Ладно, будь по-твоему. Только на все ответы…

Дэмиан согласно развёл руками и улыбнулся.

Арнэлия подошла к нему вплотную и, заглянув в глаза, спросила то, что её тревожило все эти дни.

– Почему ты тогда спас меня?

– Неправильный вопрос. – Снова ехидно улыбнулся Принц Тьмы. – Правильнее будет, почему я тебя не убил…

– Так почему? – Арнэлия смотрела прямо в его чёрные глаза.

– А почему я должен был тебя убить? – Ответил вопросом на вопрос повелитель Тьмы.

– Потому что я Дитя Света, ты Дитя Тьмы. Всё просто – мы враги.

– Всё гораздо сложнее, чем ты думаешь, дорогая. Мы не враги, мы часть одного целого.

– Ещё скажи, что мы с тобой можем стать друзьями!

– Ну, это было бы неплохо, – иронично рассмеялся Дэмиан.

– Хватит, – жёстко сказала девушка, – хватит дурить мне голову всякой ерундой. Истина ясна и …

– Нет это тебе хватит! – перебил её Дэмиан и выпрямился во весь рост, посмотрев на Дитя Света сверху вниз. Он был выше Арнэлии почти на голову. – Хватит строить из себя пай-девочку, которая якобы не подозревает, что представляет наш мир! Ты делишь всех на Тёмных и Светлых, на плохих и хороших, забывая о том, что одно не может существовать без другого!

– Ещё скажи, что ты обязательный элемент нашего мира и без тебя людям будет очень плохо, – съязвила девушка.

– Именно! Ты как никогда права. Не всем нужен твой Рай, не всем нужно покаяние и очищение. Не все такие как Тайк, которых можно исправить и дать второй шанс. Более того, скажу, что как раз большая часть людей жаждет Ада, стремится туда, всякими возможными способами ищет меня в себе. Я лишь тень нашего мира, его отражение.

– Может быть и так, но также ты исчадие Ада, губящее людей. Не стоит скромничать, тебе это не к лицу.

– Да, я исчадие Ада, губящее людей, – согласился Дэмиан, – но я, как и ты, создан Единым творцом, именно тем, кому ты так служишь.

– Не богохульствуй, – перекрестилась девушка.

– Да ладно тебе! Ты знаешь как никто другой правила баланса природы. И неужели ты думаешь, что я вот так вот просто взял и появился сам по себе.

– И как же ты появился?

– Сразу после Воскрешения. Сын Божий показал людям путь в Рай, значит, кто-то должен был показать путь и в Ад. Для этого появился я.

– Так ты знаком с Иисусом?! – благоговейно спросила Арнэлия.

– Нет, мне не посчастливилось быть знакомым со столь Великой личностью, самим Сыном Божьим, я появился сразу после того, как Он ушёл на небо.

– И этими словами ты хочешь убедить меня, что служишь Богу так же как и я? А я-то, наивная, думала, что Дьяволу! – И Арнэлия скривила насмешливую рожицу.

– Не кривляйся так, тебе это не идёт, – серьёзно сказал Дэмиан, – хочешь верь, хочешь нет, мой Тёмный создатель тоже служит Ему одному. – И Дэмиан многозначительно указал пальцем в небо.

– Ну, это уже перебор! Я не собираюсь слушать весь этот бред.

И Арнэлия пошла прочь от Принца Тьмы. Но тот и не думал её так просто отпускать.

– Это не бред, Дитя Света! – кричал он ей вслед, догоняя. – На земле живёт более семи миллиардов человек. Извини, конечно, что разрушаю твои нравственные устои, но всем места в Раю не хватит!

Арнэлия резко развернулась:

– Может и не хватит, но это не оправдывает то, что вы убиваете людей, пьёте их кровь, растерзываете на части их души!

– А что, по-твоему, должно оправдывать их смерть, Арнэлия? Что должно оправдывать смерть маньяка, педофила, убийцы или просто человека, в душе которого нет ничего святого?

Арнэлия хотела что-то возразить, но Дэмиан перебил её.

– Если ты решила делить людей на плохих и хороших, то давай доведём дело до конца! Вон, видишь, идёт дама с синей сумочкой, – и он указал пальцем на идущую по другой стороне тротуара полную женщину, – вчера она избила до полусмерти своего, чистого душой, маленького сына лишь за то, что он выкинул в мусорное ведро её сигареты. Мальчику всего лишь не понравился запах этой гадости, а его мамаша поставила на его маленьком ангельском личике несколько синяков. И сегодня она будет изображать в офисе из себя приличного и ценного сотрудника. Самая достойная для жизни персона, неправда ли? А видишь вон того мужчину, что сидит в новеньком Форде? Он вчера зажигал с любовницей до утра, пока его любящая и верная жена нянчила дома грудного младенца и искренне думала, что её супруг задерживается на работе. Везде одна только ложь, Арнэлия, одна лишь грязь. И эти люди не променяют свою жестокость к близким ни на какие благочестивые молитвы. Они потеряны навсегда!

И не давая Арнэлия ни минуты передышки, Дэмиан продолжил.

– А самое печальное в том, что ты стараешься их спасти, Арнэлия, когда им этого не нужно. Если они перестанут быть такими подлыми и грязными, жизнь утратит для них всякий смысл, потеряет остроту ощущений, так сказать. Но и это ещё не всё, вон посмотри на того скромного мужчину, что стоит на автобусной остановке и читает свежую газету.

Арнэлия обратила свой взор на мужчину лет сорока с благовидным видом и в скромной одежде. Он выдавал в себе хорошего семьянина и трудягу.

– Ты наверняка подумала, что он хороший семьянин, честно трудящийся ради блага своих маленьких детишек?

Арнэлия согласно кивнула. По тону Принца Тьмы она уже поняла, что и в этом скромном человеке есть какой-то подвох.

– Ты абсолютно права, он хороший семьянин и трудяга, – спокойно сказал Дэмиан.

Арнэлия расслабилась. Ну хоть кто-то хорошим оказался!

– Но, – перебил её мысли Дэмиан, и нравоучительно поднял палец вверх, – ровно неделю назад этот благовоспитанный семьянин ночью в парке убил девушку. Расчленил её тело на мелкие кусочки, часть закопал в землю, а филе скормил на следующий день своей любимой собаке, которой ну очень нравится свежая человечина. И стоит этот благовоспитанный маньяк, с газеткой в руках, по утрам на местной остановке только лишь с целью найти новую жертву. Он тщательно выбирает женщину, производит на неё впечатление порядочного человека, потом садится в автобус, заводит непринуждённый разговор о детях и животных, а вечером, если всё удачно сложится, он опять будет расчленять очередное тело.

Арнэлия слушала слова Дэмиана и не могла отвести глаз от «порядочного» семьянина. Тот чинно прогуливался по остановке, и Дитя Света видела, как он, якобы случайно, задел газетой женщину, стоявшую рядом. Маньяк старательно извинялся и шутил с женщиной, а потом, пропустив даму вперёд, когда подошёл автобус, зашёл после неё, как настоящий джентльмен.

– И как ты думаешь, может лучше какому-нибудь вампиру подстеречь его сегодня вечером и прикончить раньше, чем он разделает свою новую жертву? – сладким, бархатным голосом, словно соловушка, спросил Дэмиан.

Арнэлия ничего не могла ответить. В её горле застрял ком.

– Мир меняется, Арнэлия, и его очертания уже не такие прямые, как тебе казалось раньше, не так ли? – злорадствовал Принц Тьмы, стоя сзади неё.

– Но… но неужели здесь нет никого чистого? – тихо спросила девушка, по её щеке сползала скудная предательская слеза.

– Ну почему же, один есть, – весело ответил Дэмиан. – Вон тот мальчик, который идёт по пешеходному переходу, торопясь в школу. Но его сейчас собьёт машина.

Арнэлия бросила удивлённый взгляд на Дэмиана и тут же хотела броситься на дорогу, чтобы спасти малыша, но Принц Тьмы жёстко преградил ей путь, неожиданно возникнув прямо перед ней.

– Поздно, – лишь сказал он.

Тут же донёсся сильный глухой удар, крики ужаса и дикие вопли людей.

Арнэлия оттолкнула Дэмиана и увидела ужасную картину происшедшего.

– Нет! – закричала она, глядя на окровавленное тело малыша распростёртое на дороге. – Нет!

Она хотела бежать на помощь, но Принц Тьмы снова остановил её, схватив за руку.

– Ты уже ничем ему не поможешь!

– Отпусти, – взмолилась Арнэлия, – я должна!

– Его душа уже в Раю, а о теле сейчас позаботятся.

И как предсказал Дэмиан, тут же подъехала скорая помощь, а, выбежавшие из машины врачи, уже клали мёртвое тело мальчика на носилки.

– Ты же мог остановить это! – закричала в гневе Арнэлия, стуча кулаками по груди Дэмиана, – ты знал и не остановил!

– Если бы я это сделал, ты бы никогда не выучила сегодняшний урок, – Принц Тьмы крепко держал девушку за руки, чтоб она не вырвалась.

– Какой ещё урок? Мальчик мёртв! – кричала Арнэлия в лицо повелителю Тёмных, а по щекам лились слёзы.

– Урок заключался в том, – строго сказал Дэмиан, – что водитель, сбивший малыша, управляя машиной, думал о том, как кинуть своих партнёров по бизнесу на пару миллиардов долларов. И ему не было дела до пешеходной дорожки. Но самое главное, даже не в этом, а в том, что именно этот водитель был в Webster Hall в тот вечер, когда ты пришла. И он пришёл не просто так, он пришёл по моему приглашению. А знаешь зачем? Это чудовище, которое ты называешь человеком, уже на протяжении нескольких лет убивает людей ради бизнеса, увлекает игрой в казино представителей власти и заставляет их погрязать в долгах, диктуя затем свои условия, подсаживает на иглу неугодных партнёров и конкурентов, делая своими марионетками. А сегодня он насмерть сбил мальчика. А ты знаешь, что уже завтра его отпустят под залог, потому что судья, которому передадут его дело, – давний должник этого чудовища. И никто, слышишь, никто из них завтра даже не вспомнит о бедном мальчике!

– Но это ещё не всё, Арнэлия, – продолжал издеваться над плачущей девушкой Дэмиан, поддерживая её сильными руками, и не давая упасть в обморок, от стольких откровений. -Самое ужасное в том, что я знал об этом и пригласил в Webster Hall это чудовище, чтобы раз и навсегда прекратить его жалкую жизнь и отправить прямо в Ад. Но ты помешала мне своим неожиданным приходом и отвлекла от намеченной цели. Именно поэтому я был так зол. Ты помешала мне совершить суд, заслуженный этим убийцей!

– А теперь скажи мне, – и Дэмиан сильно встряхнул Арнэлию, чтобы она посмотрела ему в глаза, – скажи, как ты жалеешь, что я не убил его раньше, скажи это!

Но Арнэлия молчала. Она мучительно обдумывала цепочку событий. Webster Hall, убийца, мальчик, купленный судья и снова Webster Hall.

– Тогда скажу я… – зловеще продолжил Принц Тьмы, заметив, что Арнэлия не сопротивляется. – Ты называешь меня воплощением Зла? Пусть. Меня это не волнует. Тебе жалко всех людей? Пусть. Меня это тоже не волнует. Я раньше был таким же, как ты, пока не понял, – все происходящие события имеют последствия. Не убьёшь чудовище сегодня, завтра оно погубит гораздо большее количество людей. И именно для этого был придуман я, и вся наша Тёмная сторона. Мы отправляем в Ад грешников до того, как они заберут с собой многие другие жизни. Один грешник порождает ещё десяток таких же. Это закон природы! И ты с ним ничего не сделаешь. Пусть я для тебя исчадие Ада, пусть я для тебя враг или ещё кто-то там. Но мы с тобой на одной стороне и под одним Богом ходим. Просто Бог наделил меня не самыми хорошими функциями, в отличие от некоторых. Я чистильщик, смывающий грязь с лица земли. И для всех я буду всегда плохим, всегда ходячим Злом на земле. Пусть так! Я давно это принял и смирился. Ведь нельзя же, чтобы даже лёгкая тень была брошена на нашего всемилостивого Бога, который раскрывает объятия всем верующим! Но суть именно в том, что только верующим. А что же делать с остальными? Ведь Рай только для избранных! А для остальных есть Я… И пусть твоё ханжество, в котором погрязла ты и вся твоя семья, пусть все нормы морали, которые ты впитывала веками из религиозных книг, не мешают тебе сегодня спокойно спать. Потому что я уйду и буду делать дальше то, для чего предназначен. Я выполняю возложенную на меня миссию и не жалуюсь. И мне плевать, что такие как ты об этом думают! А сейчас мне надо идти и исправлять свою недавнюю ошибку. Пора выпить кровь из этого чудовища, которое ходит по земле так долго и безнаказанно!

И Дэмиан выпустил из рук Арнэлию. Та чуть не упала на тротуар от бессилия. А когда выпрямилась и крепко встала на ноги, Принца Тьмы уже нигде не было.


Элеонор


Дэмиан стоял в центре огромного каминного зала и, не моргая, смотрел на огонь. Сзади него стояла рыжеволосая Высшая вампирша с фиалковыми глазами.

– Никогда так больше не делай, – тихо сказал ей повелитель, продолжая смотреть на огонь.

– Но… – хотела было возразить девушка.

– Никогда! Слышишь? – в голосе Принца Тьмы послышались нотки ярости, а огонь в камине запылал ярче.

Вампирша тут же покорно поклонилась и пролепетала:

– Да, мой повелитель. Но позволь спросить, почему?

Дэмиан повернулся к красавице, внимательно посмотрел в фиалковые глаза, после чего аккуратно взял пальцами нежный девичий подбородок.

– Потому что Дитя Света сильнее тебя, и я не хочу потерять мою Элеонор из-за какой-то глупости.

Вампирша благодарно улыбнулась на ласковые слова и прильнула к груди своего повелителя.

– Ты не потеряешь меня, Дэмиан, если сам того не захочешь.

– Что это значит? – переспросил Принц Тьмы.

– Мы с тобой уже давно вместе и я не припомню ни одного раза, чтобы ты помогал Светлым.

– Всё меняется, – спокойно ответил повелитель.

Элеонор окинула его тревожным взглядом фиалковых глаз. Дэмиан понял её немой вопрос и рассмеялся.

– Моя ревнивая и восхитительная Элеонор, ты моя верная подруга уже на протяжении семи столетий, но так и не научилась смотреть дальше своего носа.

И он ласково ударил вампиршу по маленькому острому носику.

– Я так учтив и заботлив лишь для того, чтобы войти в доверие, – продолжил Дэмиан, обнимая свою подругу. – Это Дитя Света начинает доверять мне. У меня получается смущать её разум и сердце. Ещё немного и она пустит меня в свою жизнь. А там, возможно, я и воспользуюсь плодородной почвой доверия.

И Дэмиан рассмеялся.

– Но ты, моя маленькая фурия, можешь всё испортить своими приступами ревности.

– И она слушает тебя? – удивлённо спросила вампирша.

– Я же сказал, что начинаю втираться к ней в доверие.

– Она глупее, чем я думала, – рассмеялась Элеонор.

– Её наивность и вера, что можно всех исправить и вернуть на путь «истинный», когда-нибудь сыграет нам на руку.

Элеонор окинула горящим взглядом своего повелителя и жестоко улыбнулась. В её глазах плясали адские огоньки. Она уже представляла, как её господин высасывает всю кровь из Дитя Света, как та просит о пощаде, но безжалостные клыки Принца Тьмы раздирают её плоть живьём на части. А над Светлой, утопающей в собственной крови, стоит она, Элеонор, – единственная и вечная любовь Принца Тьмы.

Дэмиан почувствовал огонь, разгорающийся внутри верной подруги и, не удержавшись, пылко поцеловал её в губы.

Элеонор обхватила руками мощный торс своего господина и со всей страстью ответила на поцелуй.

И началась пляска адского огня. Дикая страсть захлестнула обоих. Жаркие поцелуи и ласки двух бессмертных существ высекали искры из тел. Дэмиан разорвал всю одежду на Элеонор и стал буйно ласкать её тело языком. Она в порыве страсти укусила Принца Тьмы в шею и брызнула алая кровь. В крови, в адском пламени и дикой, животной страсти два тела сплелись в одно целое, достигая вместе высшего апогея наслаждения. Элеонор извивалась как змея в жарких объятиях своего господина. Дэмиан доводил её до исступления, но не отпускал жертву своей страсти. Ненасытный во всём: в убийствах, в жестокостях, в крови и сексе, он довёл свою возлюбленную до самых высших высот наслаждения и чувственности, но на этом не остановился. Он ласкал её снова и снова, погружая в пучины адского пламени, а она вырывалась, не имея сил выносить эту сладость дикого огня. Но Дэмиан был беспощаден. И только когда красавица-вампирша, изнемогая от удовольствия, обомлела в его объятиях, Дэмиан прекратил свою бешеную скачку, вдоволь насытив свои животные потребности. Посреди Загробного царства были два голых тела, а вокруг только кровь и мрак.

Элеонор, очнувшись, с восторгом посмотрела на своего господина. Он один был смыслом её проклятого бытия, он один мог дать ей источник бесконечного удовольствия и счастья. И он был единственным, за чью любовь Элеонор была готова с лёгкостью отдать свою бессмертную жизнь.


Ранним утром следующего дня Арнэлия направилась в Бронкс. Там сейчас жил человек, который мог помочь ей разобраться в путанице, охватившей разум и сердце девушки. И это был не кто иной, как Тайк. Когда он вновь стал человеком, то в первую очередь принял постриг в ближайшем монастыре. А сейчас помогал нищим и бродягам на ступенях той самой церкви святого Антония, с которой началась вся эта история с Принцем Тьмы.

Арнэлия шла к нему за помощью, так как Тайк из собственного опыта знал, что к чему в Загробном мире. Он один мог ей помочь во всём разобраться. Потому что после разговора с Дэмианом она уже не понимала ничего.

Все её прежние понятия о Зле и Добре, о Тьме и Свете рушились как карточный домик. И муки совести, что она невольно помешала Дэмиану убить чудовище, которое машиной сбило насмерть невинное дитя, всё сильней терзали её душу.

Арнэлия хотела поделиться своими переживаниями с Учителем, но в последний момент передумала. Она знала, что Учитель предвзято относится ко всему, что связано с Тьмой и её повелителем. Она чувствовала, – высший йог чего-то не договаривает, но никогда не смела спросить. Учитель был мудрее, опытнее и, конечно, знал намного больше, чем она. А в том, что он уже встречался с Принцем Тьмы, и не один раз, Арнэлия была просто уверенна. И какие же это были встречи? Полные разочарования, скорби и ненависти? А, может, наоборот? Принц Тьмы встречался с Учителем раз в столетие, чтобы мило поболтать о сущности бытия и разделить сферы влияния?

На все эти вопросы мог ответить только Тайк. Бывший вампир, став человеком, не потерял память о прошлом, точнее, о том времени, когда он фактически был мёртв. Дэмиан не стал стирать его память, чтобы вампир больше никогда не оступился – иначе его ждала страшная смерть. Помня об этом, Тайк всем сердцем желал вести праведный образ жизни и это у него хорошо получалось.

Арнэлия увидела Тайка около церкви, когда тот проповедовал среди своих бывших друзей-нищих. Хотя Тайк стал человеком, а также получил от Дитя Света достаточно денег для начала новой жизни, его по-прежнему тянуло в места где он так долго жил – к мусоркам и бомжам.

– Привет, Тайк! – крикнула ему Арнэлия, подходя к церкви.

Тот обернулся на знакомый голос и расцвёл радостной улыбкой. Тайк был благодарен Арнэлии за всё, что она для него сделала, а точнее, за свободу от уз Тьмы, от которых ранее он даже не мечтал избавиться.

– Мне нужна твоя помощь, – сказала девушка, подойдя ближе к другу.

– Помнится, в последний раз, когда ты пришла ко мне с таким вопросом, ты вляпалась в какую-то серьёзную заварушку, после чего я стал человеком, – рассмеялся Тайк.

– В этот раз всё проще.

– С тобой никогда ничего не бывает просто! – заверил её бывший вампир. – Или демоны, или Высшие, или ещё какая-то бессмертная и сильная нечисть. Но я слушаю.

Тайк встал в позу пастыря, выслушивающего уже привычные его уху исповеди.

– Тогда скажи мне – ты давно уже вампир?

Он всем своим видом изобразил оскорбление.

– Ой, прости, – смутилась Арнэлия и тут же исправилась, – был вампиром?

– Лет так двести.

– Тогда ты, возможно, знаком с Высшей вампиршей Элеонор? – Арнэлия решила зайти издалека.

Тайк при упоминании этого имени тут же перекрестился.

– Тебе нечего бояться, Тайк, я с тобой. И Бог с тобой, ты веруешь и он защитит тебя.

– Так-то оно так, да только бояться стоит всегда. Для таких вампиров, каким был я, смертельно опасны кресты и святая вода, но не для Высших – их не остановят кресты и иконы – они для них ничего не значат.

– И всё-таки ты знаешь её?

– Злобная ведьма! Вот она кто.

– Поясни, – вопросительно посмотрела на него Арнэлия.

– Когда она ещё была человеком, то уже тогда служила Дьяволу. В своё время она была сильнейшей ведьмой.

– Когда это было?

– Думаю в Средневековье, не позже. Именно тогда она познакомилась с Принцем Тьмы.

– И что случилось, когда они встретились? – Арнэлия проявляла явное любопытство, что не ускользнуло от Тайка.

– А зачем тебе всё это? Ты решила на неё поохотиться?

– Нет, Тайк, мне просто надо знать. Так, что же произошло дальше?

– Ну, вроде как, они сразу полюбили друг друга. Она живая ведьма, он повелитель Тьмы. Поговаривали, что они стали одним целым. Как половинки друг друга. И даже, что Элеонор сама просила Принца Тьмы сделать её бессмертной, дабы их любовь длилась вечно. Это всё, что я знаю.

– И, конечно же, Дэмиан выполнил её просьбу, и теперь они вместе навсегда, – вслух продолжила свои мысли девушка.

– Более того, она как его отражение, – сказал Тайк, – словно его тень и злой гений. Будто всё, что Принцу Тьмы не доставало в мире, он нашёл в ней одной. Будто она его муза и его душа. Именно так я могу объяснить столь долгие и не разрывные чувства между ними.

Арнэлия не заметила, как невольно помрачнела, слушая друга.

– Что-то мне не нравится твой вид, – забеспокоился Тайк. – Оставь эту ведьму в покое и даже не думай о ней. Она злобная и мстительная. А ещё и сильная. В ней сочетается сила ведьмы и вампира, что очень, очень серьёзно. С ней даже Высшие не хотят связываться. Не то, что другие. Так что лучше забудь о ней и обо всём, что я тебе здесь рассказывал.

– А что ты скажешь о Принце Тьмы? – спросила Арнэлия, оставив без внимания, предостережения Тайка насчёт Элеонор.

– Тс… – приложил Тайк палец к её губам. – О повелителе нельзя говорить вслух, даже думать не смей. Он всё услышит!

– И что с того? Меня он не тронет, тебя тоже – беспечно хмыкнула девушка. – Так что, можешь говорить открыто. Мы с иммунитетом.

Тайк снова боязливо осмотрелся вокруг, после чего поближе подошёл к Арнэлии и спросил шёпотом.

– А что ты хочешь знать?

– Какой он?

– Каким может быть Принц Тьмы?! Жестокий, злобный, властный и бессердечный.

– Ну, сердце у него всё-таки есть, раз он влюбился в земную ведьму, а что ещё?

– Скажи конкретно, что тебя интересует.

– Он служит Богу или Дьяволу?

– Думаю, и тому и другому.

– Как это?

– Ну, по сути своей, он наместник Дьявола на земле и именно Преисподняя наделила его невероятной силой. А по существу, он родился естественным способом, как и все мы. Обычная смертная женщина привела его в этот мир, а значит, его биологическая сущность совпадает с сущностью людей.

– Не вижу в этом связи с Богом, – возразила Арнэлия.

– Ну, сама подумай, душу мы от кого получаем, когда рождаемся?

– Ты хочешь сказать, что душа у него от Бога?

– А от кого ещё? Дьявол лишь забирает их себе в Ад, пропуская через очищение, а даёт душу нам только Господь, всемогущий и всемилостивый.

И Тайк озарился светлым ликом праведности от вышесказанного. Арнэлия не выдержала столь необычного образа её дружка и рассмеялась.

– Не смейся, дитя моё. Бог правит над всеми нами и пути Его неисповедимы, – Тайк важно поднял вверх указательный палец.

Арнэлия прыснула от смеха ещё больше, но заметив обиженный вид друга, начала оправдываться.

– Прости, Тайк, но ты сейчас абсолютно прав. Потому что всё, вышесказанное, относится именно к тебе. Думаю, ещё пару месяцев назад ты и подумать не мог, что станешь снова человеком и будешь проповедовать на ступенях церкви.

Тайк улыбнулся в ответ. Поистине, пути Господни неисповедимы…


Оборотни


Две недели после разговора с Тайком Арнэлия раздумывала над сущностью бытия. Всё-таки Дэмиан не соврал, сказав, что он тоже служит Богу, но иным способом. И она даже почувствовала какую-то жалость к его судьбе. Но в тот же момент отбросила эту мысль, как неправильную.

Каждый сам выбирает свой путь, никто не может заставить служить Злу или Добру. Это личный выбор каждого. И Дэмиан выбрал свой путь. Его нежные чувства к Элеонор были только тому подтверждением. А Арнэлия ни капли не сомневалась, что Элеонор истинное воплощение Зла. Жестокая, самовлюблённая, мстительная и падшая во всех смыслах этого слова женщина, она ещё при жизни отдала душу Дьяволу. И раз Дэмиан так сильно любит её, в чём Арнэлия не сомневалась, значит, он такой же. Ведь вторую половинку всегда ищут по себе, а уже второй вопрос, делает она человека лучше или хуже. Однако, каждый находит то, что ему необходимо в конкретный данный момент. И Дэмиан нашёл себе Элеонор.

«Счастья им и долголетия! Они стоят друг друга», – с иронией подумала Арнэлия, представив рыжеволосую вампиршу в белоснежном подвенечном платье, выходящую замуж за Принца Тьмы.

От весёлых мыслей о свадьбе Тёмных, девушку отвлёк голос Кэти.

– Пойдём, нас Учитель зовёт, – появилась старшая сестра в дверях спальни Арнэлии и тут же вышла обратно в коридор.

Арнэлия лениво сползла с подоконника и направилась вниз на первый этаж. На душе было хмуро. Она только во всём разобралась и сейчас мудрый старец снова объявит о проблемах, а ей так хотелось тишины и покоя. Как давно она не засиживалась допоздна в своей любимой лаборатории Нью-Йоркского университета, где во всевозможных колбочках, пробирках, холодильниках и вакуумных контейнерах хранились её любимые многочисленные вирусы со всех уголков планеты. Но делать нечего, спасение мира от вампиров, демонов и прочей нечисти прежде всего!

Учитель вышел на середину комнаты и посмотрел на своих учеников. На кушетке по старшинству сидела вся Пятёрка: Валериан, Себастьян, который недавно вернулся из Индии, Александр, Кэти и Арнэлия.

Наставник взмахнул руками и стал энергично описывать круг перед собой. Никто из подопечных не удивился таким движениям старца. Тот создавал энергетический шар, через который мог наблюдать за всеми событиями в мире.

И когда шар был создан, Учитель, словно пёрышко, по воздуху направил его к ученикам.

– Я увидел тревожные новости для нас, – спокойно сказал он, указывая на Северную Дакоту, – три недели назад там произошло нападение оборотней на местных жителей. По словам уцелевших из посёлка подле Джеймс-Тауна, их было только трое. Через неделю оборотни напали на Брейнерд в Миннесоте, и их было уже десять. А ещё через неделю в Мэдисоне, их было уже пятнадцать. Как вы догадываетесь, оборотни явно движутся к Нью-Йорку, видимо, торопятся к своему хозяину, – и Учитель многозначительно посмотрел на Арнэлию, но та сделала вид, что не заметила его проницательных глаз.

– И с каждой неделей, – продолжил он, – их число растёт. Боюсь, когда они прибудут в наш город, их будет уже тридцать-сорок особей, это слишком много для такого города, как Нью-Йорк.

– Здесь и вампирам-то места уже не хватает, не то, что оборотням, – сострила Кэти, гневно сверкнув глазами.

– И если учесть, что на окраинах города живёт около десятка оборотней, – вставил Вэл, – то их число будет доходить до пятидесяти.

Себастьян, Александр и Арнэлия тревожно переглянулись. Оборотней тяжело вычислить, не то, что вампиров. От них не тянет Тёмной энергией, потому что оборотни не мертвы. Это живые люди, предки которых далеко, далеко в прошлом, когда их племя стояло на грани выживания, смешались с волками дабы усилить свою кровь. И получился не самый лучший результат, появились оборотни. И этих полулюдей, полу-хищников можно было обнаружить только в момент превращения. Конечно, по личным вещам человека можно было понять, что он оборотень, но те были осторожны и никого не пускали в свои дома и семьи, живя обособленно и не привлекая внимания.

– Но что им нужно в Нью-Йорке? – спросила Арнэлия. Она не могла поверить, что Принцу Тьмы понадобились оборотни. Они не контролировали себя, во время превращений. А от таких Дэмиану будет мало толку. Арнэлия давно поняла, что повелитель Тьмы меньше всего любит непокорных и неуправляемых тварей. Тогда зачем?

– Мне неизвестно, – честно ответил Учитель, прервав поток мыслей Арнэлии, – но если они действительно идут к хозяину, то нам надо любой ценой помешать им сюда дойти. А также попытаться разузнать, зачем им понадобилось мигрировать в самый населённый город Америки.

– Как зачем? Чтобы терроризировать местных жителей! – твёрдо сказала Кэти и посмотрела на сестру, ища поддержки.

Но Арнэлия не ответила на её призыв. В этой истории что-то было неправильно и прежде, чем делать выводы, надо во всём разобраться. Высшие вампиры всегда держали оборотней подальше от городов. И за всей этой волчьей миграцией, вероятно, стоял глобальный Тёмный заговор, или что-то не менее ужасное.

Используя карту, Дети Света высчитали скорость передвижения оборотней от города к городу, они наметили возможные точки нападения и начали быстро собираться в путь. Впереди их ждала Индиана.

Каждый из Пятёрки брал на себя по одному городу на границе со штатом Иллинойс. И кто первый заметит что-то подозрительное, должен сразу же сообщить другим членам семьи, чтобы остальные успели подоспеть до полуночи и помочь в предстоящей драке. Потому что одному воину Света будет сложно справиться с двадцаткой сильных оборотней, после их превращения. А убить их раньше нельзя, – они выглядят как обычные люди, и если кто-нибудь ошибётся, то может погибнуть невинный человек.

Так и сделали. Прибыв на границу с Иллинойсом, все переоделись в полицейскую форму и на машинах начали патрулировать шоссейные дороги, а также те, которые прилегали к лесам. Группу в двадцать человек заметить будет нетрудно. Высшее командование Пентагона, ЦРУ и ФБР в сложных ситуациях обращалось за помощью к Детям Света. А в благодарность те имели пропускные документы и допуски всех уровней. Предъявив их сотрудникам местной полиции, приехавшие из Нью-Йорка были обеспечены всем необходимым.

Уже днём Пятёрка патрулировала все дороги, идущие с Иллинойса. Гэри достался Арнэлии, рядом с ней в Кенгленде патрулировал Себастьян. Кэти, Александр и Вэл взяли на себя Норт-Джадсон, Лафейет и Терре-Хот. Индианаполис остался без патруля, но по расчётам Детей Света оборотни туда не пойдут. Они избегают больших городов, боясь вызвать подозрение своим видом и поведением. Значит, если Пятёрка всё рассчитала правильно, очень скоро в одном из этих небольших уютных городков можно ожидать незваных гостей.

Так и случилось, – ближе к закату Арнэлия увидела на трассе, ведущей к Гэри, три передвижных туристических фургона для путешествий. Она остановила их для досмотра.

Люди, ехавшие в них, были очень доброжелательны, они дали осмотреть фургоны, слегка недоумевая, почему полиция решила их остановить. Арнэлия объяснила, что в связи с побегом преступника из тюрьмы, находящейся неподалёку, проводятся досмотры машин на границе штатов и, извинившись за неудобства, пожелала хорошего путешествия и покинула последний фургон. И только когда фургоны скрылись за поворотом она связалась со своими.

– Они здесь, – сообщила она по рации.

– Ты уверенна? – уточнил Вэл.

– Абсолютно, – отозвалась младшая сестра, – краем глаза заметила в фургоне под кроватью кусок разорванной материи. Видимо, выпала случайно.

– Хитро, путешествовать под видом добродушных туристов, а они неглупы, – отозвался Александр.

– М-да… Бегающие голые тела по лесу – уже неактуально, – рассмеялся Себастьян, а потом добавил, – не упускай их из виду, сестричка, я уже еду к тебе.

– И я, – отозвалась Кэти.

– Нет, – опередила её Арнэлия, – жди в Норт-Джадсоне. Если мы с Себастьяном упустим кого-то, ты добьёшь их на подходе к своему городу.

– Ну вот – пропущу всё веселье! – обиженно возмутилась Кэти по рации.

– Успокойся, Катрина! – грубо обрезал её стенания старший брат, Вэл. – Арнэлия права. Как только оборотни поймут, что их раскрыли, они попытаются скрыться. И именно ты с Александром их добьёшь на подступах к Норт-Джадсону. Я поспешу на помощь к Себастьяну и Арнэлии.

– Ты не успеешь, – сказала ему Кэти.

– Постараюсь приехать к рассвету, и, может быть, убью парочку тварей, которые попытаются смыться в Кенгленд, – ответил Вэл.

– Расклад понятен, – сказала Арнэлия семье, – Себастьян, прошу, поспеши, их слишком много! – обратилась она к брату, который уже выехал ей на помощь.

– Уже лечу к тебе, сестричка, – ответил брат и отключился. Не стоило терять драгоценное время на пустую болтовню.


Бойня


В Гэри уже стемнело. Арнэлия издалека, с помощью оптического инфракрасного бинокля, рассматривала фургончики, которые компактно стояли на туристической стоянке возле леса, где местные жители любили устраивать пикники в выходные дни.

Она видела, как люди из фургонов весело и непринуждённо выходили на полянку, расположенную неподалёку. Они достали барбекю, развели костёр, открыли бутылки пива и начали жарить соски с картошкой на открытом огне. Арнэлии всё это очень не нравилось. Оборотни были больше похожи на реальных туристов, чем на самих себя. А что если она ошиблась? Что если, это действительно обычные люди? Вон как они весело смеются и шумно бегают друг за другом по полянке. Она насчитала десять человек около костра. Две сладкие парочки молодых людей ушли в лес, явно заниматься другими делами, остальные выходили из фургонов к костру и заходили обратно, закутывались в тёплые пледы и зевая во весь рот.

Когда сосиски были поджарены, полностью съедены и запиты пивом, сидящие у костра люди, начали спокойно разговаривать и тихо смеяться. Шесть человек пошли спать в фургоны, а парочки вернулись из леса, явно довольные. Теперь от костра откалывались лишь одиночки и сразу же возвращались обратно. Видимо, их целью было просто оросить почву и вылить лишнее пиво.

– Бух!

Кто-то крикнул сзади Арнэлии.

Девушка от страха подпрыгнула и хотела ударить биноклем обидчика по голове, но разобрала в темноте, что это её брат Себастьян. Он всегда был весельчаком и любил подшучивать над своими в самые неподходящие моменты.

– Себастьян! – возмутилась Арнэлия, но вместо удара по голове нежно обняла брата. Он всё-таки успел приехать до полнолуния и вместе с ним ей не будет так страшно.

– Ну как наши оборотни? – потёр ладони брат в предвкушении бойни.

– Боюсь тебя разочаровать, но они всё больше и больше напоминают мне обычных туристов.

– Посмотрим, – ответил Себастьян, доставая свой бинокль и вглядываясь в темноту.

Арнэлия и Себастьян залезли на крышу охотничьего домика, который стоял около того же леса, что и кемпинг, но достаточно далеко, чтобы их не было видно и слышно. А самое главное, они сидели против ветра и волки не смогут почуять их запах.

– Они могли понять кто ты? – спросил брат, после долгого рассматривания туристов у костра.

– Думаю нет, я всё сделала так, будто это действительно была обычная проверка на границе. И я была с ними вежлива и мила, как и подобает обычному копу.

– М-да, – сказал свою любимую фразу Себастьян, – стоит дождаться полнолуния и убедиться окончательно.

– Если я ошиблась, ты придушишь меня собственными руками? – тихо спросила Арнэлия.

Себастьян недоумённо посмотрел на сестру, а потом по-дружески обнял.

– Ну конечно, сестричка, не отдавать же тебя на растерзание грозному Вэлу! – и он изобразил на лице мимику чудовища, которое вот-вот набросится на Арнэлию. – У-у-у-у, – Свирепо прошипел брат, а младшая сестра в ответ лишь рассмеялась. Себастьян великолепно пародировал Вэла, когда тот был охвачен гневом.

Как хорошо, что с ней сейчас был именно Себастьян. Этот высокий, темноволосый парень двадцати лет с яркими голубыми глазами, всегда был добряком и весельчаком. В его сердце никогда не было места для злобы. Даже самые очевидные ошибки своих братьев и сестёр он прощал и никогда не вспоминал в минуты ссоры. Вся Пятёрка ходила к нему, поплакаться в жилетку и пожаловаться на других членов семьи. Себастьян же, всегда внимательно выслушивал обиженного и никогда не отпускал без ободряющего слова.

Даже если Арнэлия ошиблась с оборотнями, именно Себастьян защитит её от праведного гнева строгого Вэла и истеричных криков Кэти, которая, из-за своей сестры, лишится удовольствия поубивать нечисть! Почему-то Кэти искренне считала, что Арнэлия находится под её личной опекой и постоянно совала свой нос в дела младшей сестры, – как бы та чего ни натворила. Это сильно доставало Арнэлию, но она не могла открыто возражать против действий старшей сестры. Иерархия старшинства в семье соблюдалась неукоснительно. Разница в возрасте между членами Пятёрки была минимальной и составляла всего один, два месяца, но эта разница влияла на положение в семье. И как самая младшая, Арнэлия должна была подчиняться всем своим братьям и, конечно же, Кэти.

Но рядом был Себастьян, а значит, если Арнэлия ошиблась, ей не придётся терпеть насмешки весь ближайший месяц. Ведь добренький братец-защитник, к счастью, никуда не собирался уезжать из Америки ближайшие полгода.

Так, погруженная в мысли о том, что ей предстоит выслушивать в случае неудачи с оборотнями, Арнэлия не заметила, как наступила полночь.

– Полнолуние, – тихо сказал Себастьян, выводя сестру из задумчивости.

– Они не меняются! – отчаянно всхлипнула сестра.

– Да, но я заметил, что лишь трое остались сидеть у костра. Восемь пошли спать в два фургона, а ещё девять ушли в лес.

– Что этот значит?

– Это значит, что оборотни могли взять с собой ничего не подозревающих людей!

– О, боги! – воскликнула сестра.

– Иди за мной, но постарайся не обнаруживать себя. Они тебя уже видели. Незаметно прикрывай меня сзади, пока не нападут оборотни. Договорились?

Арнэлия согласно кивнула.

Себастьян снял с себя боевое обмундирование, накинул обычную охотничью куртку и пошёл к полянке, на которой сидели туристы. Он взял с собой лишь датчик движения и наномикрофон, чтобы сестра могла слышать его в любой точке.

Арнэлия тихо поползла за ним. Высокая трава и ночь скроют её, это даст ей возможность подобраться достаточно близко к кемпингу.

Спрятавшись за первым же деревом максимально близко к стоянке туристов, она стала ждать команды Себастьяна. Но брат молчал. Может, не нашёл ещё оборотней?

И тут из одного фургона с диким криком выбежала женщина в спальной пижаме.

– Там, там! – кричала женщина, с ужасом показывая пальцем на качающийся во все стороны вагончик.

Арнэлия больше не могла медлить. Она выхватила из-за пояса пистолет, заряженный серебряными пулями, и побежала к фургону.

– Отойдите все! – крикнула она людям, которые испуганно стояли на полянке, и, ударив дверь ногой, вошла в вагон.

Там был оборотень. Он почти уже полностью обратился. И поэтому сразу же кинулся на вошедшую девушку. Арнэлия тут же начала стрелять в оборотня в упор, пока тот не свалился мёртвый к её ногам. Но когда она собралась выйти из фургона, кто-то резко захлопнул перед ней дверь, заперев на замок. И дверь тут же заполыхала огнём. Горела жидкость для розжига. Что ж хитрая ловушка! Оборотни ещё вечером незаметно полили свои вагончики горючим для барбекю. И теперь фанерный вагончик сгорит дотла за считанные минуты, а вместе с ним и Арнэлия.

Выбивать полыхающую дверь было глупо, она только впустит кислород и пламя запылает ещё сильнее. Но надо поскорее выбираться – начали загораться остальные стены вагончика, повалил едкий дым и Арнэлия начала задыхаться.

– Себастьян! Себастьян! – закричала она в микрофон, но брат не отзывался. Видимо, ему тоже досталось от оборотней.

Надо срочно выбираться. Она быстрей задохнётся от дыма, чем сгорит. И тут Арнэлия посмотрела на верх. Маленький люк выводил на крышу фургончика.

Сбросив с себя всё обмундирование и оружие, захватив только пистолет с серебряными пулями, Арнэлия устремилась к люку. Став на мёртвого оборотня, она дотянулась до люка и открыла его. Глоток свежего воздуха сразу вернул ей силы. Теперь оставалось самое тяжёлое, умудриться влезть в этот узкий люк.

Подтянувшись на руках, она смогла одну руку упереть в крышу и вытащить другую. Теперь, опираясь на два локтя, девушка стала протаскивать сначала голову, затем плечи. Но застряла на груди.

– Чёрт бы побрал эту грудь! – выкрикнула она в отчаянии, потому что вагончик уже весь был охвачен огнём. Только крыша пока оставалась не тронутой.

– Помяни чёрта и он появится, – услышала она рядом с собой знакомый ироничный голос.

Перед ней стоял никто иной, как сам Принц Тьмы.

– Уходи, ты сгоришь! – крикнула она ему, отмахиваясь свободной рукой.

– И в такие минуты ты ещё можешь думать о моей безопасности? – рассмеялся он. – Милая, огонь – это моя стихия! А вот кому-то явно нужна помощь.

И Дэмиан наклонился к застрявшей в люке девушке, протягивая руку.

Арнэлия недоверчиво посмотрела на неё.

– Верь мне, – серьёзно и загадочно промолвил Принц Тьмы.

Девушка заглянула в его чёрные как сама ночь глаза и, решившись, протянула руку.

И тут весь мир ушёл у неё из-под ног. Она полетела с бешеной скоростью, а всё вокруг смешалось в один разноцветный вихрь. Голова закружилась, но спустя мгновение Арнэлия стояла на земле.

Всё ещё кружилось вокруг, и девушка невольно прижалась к горячей и сильной груди Дэмиана.

– Что со мной? – лишь смогла она спросить.

– Пройдёт, в первый раз всегда так после перемещений через пространство.

– О, Боже, как кружится голова! – простонала она и, аккуратно высвободившись из заботливых объятий спутника, огляделась.

Они стояли чуть вдалеке от той злосчастной опушки, где её заманили в ловушку. И только сейчас Арнэлия вспомнила, что оборотни ещё живы.

Она кинулась было бежать на полянку, но Дэмиан преградил ей дорогу.

– Там же люди! Их надо спасти! – возмутилась она такому бесцеремонному вмешательству.

– Там нет людей, только оборотни.

– Но я сама видела их!

– Это тоже оборотни. Старейшие из них, которые научились немного задерживать своё обращение в полнолуние. Оборотни вас обхитрили, Арнэлия, они заманили тебя в вагончик и заперли в нём, чтобы младшие смогли спокойно обратиться!

– О, Боже, там мой брат! – вспомнила Арнэлия про Себастьяна.

Сердце бешено заколотилось. Она хотела было опять побежать на опушку, но Дэмиан снова остановил её.

– Он в порядке, не беспокойся за него, – спокойно сказал Принц Тьмы.

– Откуда ты знаешь?

– Знаю, сейчас оборотни гонят его в охотничий домик. Но так даже лучше. Там он сможет надёжно забаррикадироваться. И они оставят его в покое.

– Значит, мне надо к нему и поскорее.

– Я сказал он в порядке! – строго объявил Принц Тьмы, удерживая девушку. А в его глазах заплясали языки пламени.

– Погоди, – задумалась Арнэлия, – а что ты тут делаешь, Дэмиан?!

– Наконец-то стоящий вопрос, – улыбнулся тот.

– Ну, явно не меня спасаешь! – огрызнулась Дитя Света.

– Верно, просто тебе повезло, что я проходил мимо.

– Проходил мимо! Теперь это так называется, когда ты назначаешь встречу своим слугам? – злобно промолвила Арнэлия.

Неужели правда? Принц Тьмы специально хотел наслать армию оборотней на Нью-Йорк?

Но Дэмиана ничуть не зацепили её слова.

– Я здесь только для того, чтобы совершить праведный суд, а именно убить их всех, – спокойно сказал он.

– Что?! – Поразилась Арнэлия столь негаданной новости. – Как убить?

– Вот так, просто, – и Дэмиан символично провёл пальцем по шее.

– Но, оборотни твои слуги? Что-то ты не договариваешь.

– Они были моими слугами, когда жили там, где я им указал. Но, начав свою миграцию сначала из Канады, а потом и Северной Дакоты, они перестали быть слугами и стали ослушниками. А я, как уже говорил, очень строгий пастырь. И не прощаю непослушных детей!

И глаза Дэмиана снова зажглись адским огнём.

– Но зачем они шли в Нью-Йорк? – поинтересовалась Арнэлия.

– Думали собрать как можно больше сородичей и попытаться продиктовать мне свои условия. Глупцы! – хмыкнул Принц Тьмы. – Совсем мозги свои растеряли от превращений. Вот поэтому я не люблю оборотней. Совсем не поддаются контролю.

Арнэлия выслушала внимательно всё, что сказал Дэмиан, но в глубине души не верила ни единому его слову.

– Но я стою рядом с тобой сейчас по другой причине, – продолжил повелитель Тьмы. – Я хочу, чтобы ты забрала своего братца и ушла как можно скорей отсюда, пока все оборотни не разбежались по Индиане и не отняли у меня возможность их наказать.

– Ещё чего! – возмутилась девушка. – Я тебе не верю.

– И я не удивлён, – спокойно отреагировал Принц Тьмы, – на твоём месте я подумал бы так же. Однако, есть маленькое но. Я действительно хочу их наказать. И наказать сам, без помощи Детей Света. Потому что это вопрос моего престижа и власти. Убив этих тупых псов, я надолго приструню других желающих пойти против моей воли. Именно поэтому я прошу вас с братом уйти, оставив моих нерадивых слуг на мой же суд.

Арнэлия недоверчиво взглянула на Дэмиана. Верить ли? С одной стороны, она понимала, что он говорит дело. Если он не подавит бунтарей сам, то завтра по всему миру прокатятся волны неподчинения. А оборотни отличались буйным характером и своенравием. Их нужно было постоянно держать в узде. С другой стороны, может Дэмиан хочет защитить своих слуг и позволить им уйти безнаказанно?

– Верь мне, – сказал Принц Тьмы Арнэлии, чувствуя, что та колеблется. – Я действительно не знал, что ты будешь здесь. Лишь по радостному виду оборотней я понял, что они кого-то живьём жарят в вагончике. Вот и подошёл вовремя. Что же касается суда над моими слугами, то я прошу тебя уйти с братом не только потому, что это мой внутренний вопрос с нерадивыми детишками, но и потому, что зрелище будет не из самых приятных. А я не хочу ранить твою нежную душу всякими ужасами. Хорошо?

И Дэмиан снова заглянул в зелёные глаза девушки. Его взгляд очень внимательный, проникающий во все уголки души, был хорошо знаком Арнэлии. Но сейчас в его чёрных глазах промелькнула искорка нежности и заботы, а слова «Верь мне» стали гораздо ближе и понятней, чем когда-либо раньше. Он просил доверять ему, как она делала уже не раз, позволяя спасти свою жизнь, а также просил, чтобы она не осуждала его только за то, что он Принц Тьмы.

И только сейчас Арнэлия поняла этот молчаливый призыв веры и надежды. Только сейчас она посмотрела на Дэмиана другими глазами. Он стоял перед ней, исчадие Ада, и молча просил лишь об одном, о вере. Вере в то, что он не просто Принц Тьмы.

И Арнэлия поверила. Она поверила ему без слов и до конца. Она так явно слышала его биение сердца, будто это её собственное стучало в бешеном ритме. Она почувствовала всю его боль, всё его отчаяние и одиночество, в котором Принц Тьмы жил на протяжении многих веков. Что это? Таинственная нить, связывающая Дитя Света с самой Тьмой? Или просто это игра разума? А может, всего лишь, жалость к проклятому существу? Арнэлия не знала. Она знала только то, что выполнит просьбу Дэмиана и уведёт брата отсюда.

Так и случилось. Арнэлия нашла Себастьяна в охотничьем домике. Он был один. После неудачных попыток добраться до человека, оборотни оставили домик и убежали обратно в лес. Себастьян, как никогда, был рад видеть сестру живой и невредимой.

– Где ты была так долго? – спросил он, желая подшутить над сестричкой. – Я чуть не погиб пока ты шлялась с оборотнями по лесу.

Арнэлия не отреагировала на шутку братца.

– Мы должны уйти, – вдруг сказала девушка.

Себастьян сначала подумал, что она шутит. Но, посмотрев внимательно на сестру, понял – Арнэлия серьёзна как никогда.

– С чего бы это? Мы ещё не добили всех оборотней. Или ты решила доставить удовольствие своей сестре Кэти, которая будет ловить их у Норт-Джадсона?

– Нет, Кэти здесь не при чём. Я прошу тебя. Мы должны уйти. Верь мне!

«О, Боже! Я сказала те же самые слова, что и Дэмиан!» – удивилась в сердцах Арнэлия, но быстро взяла себя в руки.

– Так надо, просто верь! – закончила она уже уверенным голосом.

– Странная ты какая-то, сестра. Что случилось?

– Да говорю же тебе, ничего. Просто поверь мне, прошу тебя!

Арнэлия ласково взяла ладони Себастьяна в свои и с надеждой заглянула в его голубые глаза.

– Ладно, согласен, – после долгой борьбы с собой, сказал брат, – только ты потом сама будешь объясняться перед Вэлом за наш провал. Пойдём!

Они вышли из охотничьего домика, и пошли по направлению к Гэри. Домик остался позади, и полянка с оборотнями с каждым шагом отдалялась всё дальше и дальше, как вдруг Арнэлия вспомнила, что в карманах её любимых боевых брюк обязательно должна быть маленькая видеокамера, передающая всю записанную информацию на её личный компьютер в Нью-Йорке. Девушка бросилась осматривать карманы и с радостью наткнулась на маленький кубик. Вытащив автономную микрокамеру, сделанную собственноручно Александром, Арнэлия бросила её на землю. Хоть что-то же она должна увидеть! И как только Пятёрка вернётся в Нью-Йорк, Арнэлия сразу просмотрит видео.

Утром следующего дня Себастьян напомнил, что Вэл вот-вот должен приехать в Гэри, и Арнэлии пора готовиться к объяснению.

На это сестра заявила, что хочет вернуться на лесную поляну до приезда Вэла и всё осмотреть.

Себастьян увязался за ней. Лучше бы он этого не делал! Когда они пришли на вчерашнее место событий, то просто рты открыли от ужаса.

По всей поляне и вокруг фургончиков валялись обгорелые кости и черепа оборотней. Сами фургончики были покорёжены и чуть не вывернуты на изнанку.

– Ровно двадцать, – тихо сказал Себастьян, подсчитав черепа. – Ты ничего не хочешь объяснить, сестра?

И он серьёзно посмотрел на Арнэлию. Та понуро опустила голову. Даже она не ожидала такого. Думала, что найдёт кучу трупов, но чтоб обугленные кости?!

И тут на мобильный телефон Себастьяну, некстати, позвонил Вэл, интересуясь, где они сейчас. Оказывается, старший брат был всего лишь в пяти минутах езды от охотничьего домика.

– Не говори ему, – взмолилась Арнэлия, заглянув в глаза, Себастьяну, – умоляю, не говори!

Себастьян молча смотрел на сестру.

Арнэлия чуть не заплакала от отчаяния. Если Себастьян всё расскажет, то ей не миновать беды! В лучшем случае за ложь и обман, её на месяц запрут в комнате, в худшем, – Учитель отошлёт Арнэлию, лет на десять, в холодный и одинокий Тибет, где она должна будет размышлять над своим поведением.

Когда появился Вэл, Арнэлия стояла со спокойным лицом. И только его бледность, выдавала волнение. Но Выл был так рад видеть живыми и невредимыми свою семью, что вовсе не заметил этого.

А когда он увидел обгоревшие кости оборотней, то был поражён до глубины души.

– Как это произошло?! – воскликнул он, обращаясь к Себастьяну.

Сердце Арнэлии на миг замерло от напряжения.

– Мы облили трупы горючим для барбекю и это всё, что от них осталось под утро, – спокойно сказал Себастьян.

Арнэлия расслабилась, – брат не выдаст её тайну.

– А зачем? – удивлённо спросил Вэл.

– Они хотели то же самое сделать с нами. Арнэлию заманили в ловушку, заперли в фургоне и чуть не зажарили живьём, предварительно облив стены горючим. Так что, мы решили не скупиться на благодарность.

– Только Кэти об этом не рассказывайте, – рассмеялся Вэл, – она и так рвёт и мечет, что с оборотнями расправились без неё, а если ещё узнает о большом костре, так совсем расстроится!

Арнэлия смогла только улыбнуться на шутку старшего брата. Она поймала взгляд Себастьяна, и благодарно кивнула ему головой. Но Себастьян отвернулся, – брат обиделся на неё за вынужденную ложь.

Собравшись всей семьёй в Норт-Джадсоне, и, рассказав Кэти о том, как они поймали и поджарили оборотней, вся семья решила отпраздновать это великое событие дружным походом в боулинг.

Кэти с Александром загоняли шары в десяточку, Вэл соблазнял симпатичную незнакомку у барной стойки, и только Арнэлия с Себастьяном чувствовали себя неуютно, сидя рядом за столиком. Наконец Себастьян не выдержал.

– Может, ты расскажешь, что произошло? Хотя бы мне. Я не скажу им, – и Себастьян указал взглядом на братьев и сестру.

– Я не могу, Себастьян, – тихо ответила Арнэлия, – это не моя тайна.

– Чья бы это тайна не была, то, что произошло, в лесу, просто ужасно!

– Я знаю.

– Тогда ты отдаешь себе отчёт в том, с кем общаешься?

Арнэлия промолчала.

– Может, расскажешь Учителю?

– Тем более не могу! – встрепенулась сестра. – Он вообще не поймёт.

– Единственный, кто здесь ничего не понимает, – это ты. И от этого ещё больнее, – с горечью в голосе сказал Себастьян и встал из-за стола.

– Ты расскажешь им?! – встала вместе с ним встревоженная Арнэлия.

– Нет, не расскажу. Раз солгав, обратного пути уже нет. Помни об этом, когда начнёшь врать своей семье снова.

Себастьян ушёл, а Арнэлия с грустью смотрела ему в след. Ей хотелось догнать брата, всё рассказать, объяснить, чтобы он всё понял. Но она не могла, и от этого на душе было гадко и больно. Себастьян был самым добрым и миролюбивым членом её семьи. Ранить его душу было то же самое, что всадить нож в сердце.

Но Арнэлия молчала. Это ведь была не только её тайна. Это была тайна Принца Тьмы и их странной, никому не понятной дружбы. Она не могла предать Его. Не могла так просто плюнуть в душу, которую Он невольно ей открыл. Теперь они связаны этой тайной и, почему-то, Арнэлия дорожила ей больше, чем прощением брата.


Видео


После благополучного завершения задания Пятёрка вернулась в Нью-Йорк, и каждый член семьи занялся своими обыденными делами. Вэл проводил время, поглощённый занятиями боевыми искусствами, Александр изобретал новый микрочип для компьютера, Кэти выбирала наряды для ближайших «вечеринок» с вампирами, и только Себастьян с Арнэлией были не в своей тарелке. Себастьян старался находиться дома как можно реже, ему было тяжело признать, что Арнэлия живёт второй жизнью. Воспитанные Учителем в духе веры и дружбы, они на протяжении более чем пяти столетий, были абсолютно честными по отношению друг к другу. И Себастьян не мог принять, что полному доверию в их семье пришёл конец. Именно поэтому он все дни напролёт проводил в библиотеках, кладовых монастырей, а также у случайных подружек. Самое главное, как можно меньше пересекаться с Арнэлией. Младшая сестра, наоборот, отсиживалась дома. Она не могла сосредоточиться на своих любимых вирусах, и, категорически, отклоняла предложение Кэти – вечером поохотиться на провинившихся вампиров. Она думала только об одном – дождаться выходных, поехать в лабораторию и в полном одиночестве на личном компьютере просмотреть видео, записанное, автономной видеокамерой на месте, произошедшей с оборотнями, трагедии.

Арнэлию распирало любопытство. Она понимала, что ночью на лесной поляне произошло что-то ужасное. На следующее утро они с Себастьяном нашли только обугленные от огня кости и, почерневшие от копоти, черепа полулюдей, полуволков.

И наконец-то выходные настали. В лаборатории университета Нью-Йорка никого не было. Арнэлия положила на стол свой лэптоп и нажала «просмотреть последнее видео», которое записывалось на компьютер сразу же после активации видеокамеры посредством спутниковой связи.

Арнэлия внимательно смотрела на экран. Камера лежала в траве, и были видны только макушки деревьев и чёрное небо, но самое главное – всё было слышно.

Вот Арнэлия услышала свои шаги, а именно, как они с Себастьяном уходили с места событий. Затем полная тишина. Пять минут тихо. Десять. Двадцать. И тут со злополучной опушки послышался шум возни. Был слышен негромкий, прерывистый рык оборотней. Они, видимо, общались друг с другом. А потом что-то произошло. Опять тишина, и вдруг все оборотни громко и зло зарычали, будто нападали на кого-то или защищались.

Арнэлия внимательно слушала и по звукам пыталась додумать картинку. Но то, что она услышала дальше, превзошло все её ожидания.

Оборотни начали дико визжать и скулить, будто их живьём рвут на куски. Это были вопли отчаяния и безумной боли, и такие громкие, что Дитя Света руками прикрыла уши, хотя это было только видео. А оборотни продолжали так страшно визжать, будто их живьём засовывали в мясорубку! Что же с ними происходит? Но кроме макушек деревьев на экране ничего не было видно. Через несколько минут изображение деревьев начало светлеть. Арнэлия знала, – продолжается ночь, значит это был огромный костёр! Но кто и зачем его развёл?

И вот началась самая жуткая часть видео. Оборотни продолжали скулить и визжать, но теперь в их воплях была только мольба о пощаде и избавлении от мучений. А зарево на деревьях становилось всё выше и выше. Визги усиливались. Было понятно – оборотни горят живьём. Но почему они не бегут оттуда? Какая сила их там держит? И тут Арнэлия услышала то, что лучше бы никогда не слышала в своей жизни! Мужской смех… Но необычный смех, а наполненный жестокой радостью и восторгом от причиняемых мучений, смех самого Дьявола.

– О, Боже, Дэмиан! – громко воскликнула Арнэлия, поняв, кому принадлежал этот жестокий и беспощадный смех.

Но не успела она произнести имя Принца Тьмы, как он тотчас же появился в лаборатории.

– Ты меня вызывала? – беззаботно спросил он Арнэлию.

Девушка отпрыгнула к стенке от неожиданности и страха. И тут же защитилась энергией.

– Как…как ты сюда попал?! – расширив глаза от ужаса, заикаясь спросила Дитя Света. Перед её глазами ещё стояли те страшные картины огненного зарева и безумный вой несчастных животных.

– Ты подумала обо мне, – улыбнулся Принц Тьмы, – назвала моё имя. И вот я здесь! А что случилось? Почему ты защищаешься энергией от меня?

И поймав невольный взгляд девушки, Дэмиан посмотрел на компьютер.

Там уже не были слышны визги животных, да и зарево стало спадать с деревьев, но Принц Тьмы сразу догадался, ЧТО снято на видео.

– Ну, зачем? Зачем ты это сделала? – расстроился Дэмиан и закрыл крышку ноутбука. – Я же предупреждал, что зрелище будет не из приятных!

– Ты наслаждался, – вся дрожа от полученного шока произнесла Арнэлия, – ты наслаждался их смертью, их криками. Тебе было это в радость, я слышала…

Дэмиан лишь задумчиво сжал губы, после чего стал медленно ходить по комнате вперёд и назад.

– Ты, – продолжила Арнэлия уже шёпотом, – ты настоящее чудовище…

– А ты не знала? – развёл руками Принц Тьмы и иронично улыбнулся. – Позвольте представиться, Принц Тьмы, исчадие Ада и абсолютное Зло! – и Дэмиан наиграно поклонился перед стоящей в углу девушкой.

Но Арнэлия не оценила шутку, и продолжала стоять смотря на Дэмиана широко открытыми глазами, будто видит того впервые.

– Я солгала ради тебя своему брату, – снова прошептала она. – Я потеряла его дружбу и доверие навсегда. И ради чего? Ради этого!

И она указала пальцем на закрытый ноутбук.

– А что здесь такого? – непонимающе посмотрел на девушку Принц Тьмы. – Вы тоже собирались их убить! Я сделал то, что вы хотели. Но ты недовольна. Почему?

– Потому что я не хотела этого ужаса. Не так жестоко. Они не заслуживают страшной смерти!

– А какой смерти они заслуживают?! – зло спросил Дэмиан, и в его глазах блеснул огонь. – Какой? Смерть есть смерть. Или ты снова хочешь поиграть в ханжу, это у тебя очень хорошо получается!

– Нет, – тихо сказала девушка, – здесь нет места играм. Я тоже убиваю, но не получаю от этого никакого удовольствия. А ты…

– А я получаю, – спокойно ответил Дэмиан и вплотную подошёл к девушке. – Да, я получаю удовольствие от убийства, потому что такова моя сущность, такова моя натура. Потому что я Принц Тьмы!

Он стоял так близко к Арнэлии и так зло говорил, что девушке казалось, будто он сейчас набросится на неё и растерзает. Как она могла довериться ему? Как могла подумать, что в нём есть хоть что-то хорошее и его душа от Бога? Перед ней стояло абсолютно бесчувственное, хладнокровное и жестокое существо. Дэмиан лишь машина для убийства и больше ничего…

– Ты чудовище, – спокойно сказала Арнэлия ему в лицо, – самое настоящее чудовище. И я почти уверенна, – все эти разы ты спасал мне жизнь, надеясь, в один прекрасный момент, вцепиться клыками в мою шею.

После этих слов Дэмиан удивлённо отшатнулся от девушки.

– Так вот, что ты обо мне думаешь? – спросил он иронично.

– Существо, которое наслаждается муками других, не способно ни на что кроме жестокости и подлости.

Принц Тьмы ухмыльнулся.

– Ну конечно, умная и проницательная Арнэлия сделала свои выводы. Если кто-то хоть один раз провинится перед ней, то опорочит себя навсегда. Красавица-блондинка поставила клеймо – «Чудовище», значит это неопровержимая истина. И что же мне теперь с этим делать? – Рассмеялся Дэмиан. – Повеситься или утопиться? Даже не знаю. А что посоветует прекрасная зеленоглазка?

Голос повелителя Тёмных был ироничным и злым. Арнэлия, выплеснув всё, что лежало на душе, ни на секунду не пожалела о сказанном.

– Уходи, – ответила она.

– А знаешь, я именно так и сделаю, – спокойно сказал Дэмиан, – но не потому, что ты меня гонишь. И не потому, что я посмел расстроить Дитя Света жутким видео. А потому, что ты такая же, как и твои братья. Такая же ханжа, невидящая ничего дальше своего носа. Ты придумала для этого мира «правильные» рамки и всех измеряешь своей меркой. А если кто-то отличается от твоего стандарта, значит, он не такой, ему нельзя доверять, он злодей. Ну, извини меня. Когда я родился и жил на белом свете, тебя ещё и в планах Божьих не было! – И Дэмиан сверкнул глазами. – Но ты уверенна, что знаешь мир и его грани лучше меня, и всё в мире происходит так, как тебе хочется.

– Хватит! – разозлилась Арнэлия. – Я прекрасно понимаю, что ты хочешь сказать. Что я не знаю мир, что я вижу его однобоко. Да, всё верно! Я действительно смотрю на него однобоко. Но я уверенно могу отличить добро от зла. И зло не в том, что на видео. Там я увидела лишь обычное исчадие Ада, а мне с ним приходится сталкиваться постоянно. Зло в том, что я солгала своему брату и причинила ему боль. Вот в чём истинное зло! Но такому как ты, этого никогда не понять!

– Да что ты знаешь, мать твою, обо мне! – гневно произнёс Дэмиан. В его глазах запылал огонь. – И что ты знаешь о зле? Ты никогда и нигде не видела настоящее зло. Но клянусь всеми твоими святыми, наступит день, когда ты поймёшь, что Принц Тьмы со всей Преисподней, это ещё цветочки.

– О чём ты? – недоверчиво спросила девушка.

– В мире много другого зла, настоящего зла, помимо меня. Зла, рядом с которым я покажусь тебе одуванчиком. Ты слишком мало живёшь и многого не видишь, чтоб это знать.

– Я не верю ни одному твоему слову!

– И правильно делаешь! – воскликнул Дэмиан. – Потому что я, на самом деле, всё это время пытался тебя убить. Жаль, что не удалось. Ты слишком рано раскрыла меня.

Арнэлия стояла в недоумении от такого признания.

– Что, снова не веришь мне? – спросил Принц Тьмы. – Говоришь неправду, не верит. Говоришь правду, тоже не верит. Ты, пожалуйста, определись!

– Это правда? Ты хотел убить меня всё это время? – Растерянно переспросила Арнэлия.

– Правда то, во что ты веришь! – решительно сказал Дэмиан. – И мне, честно говоря, наплевать, что ты думаешь обо всём этом. Веришь, не веришь – наплевать! Я чудовище и этого не скрываю. Я, действительно, получаю удовольствие от мук людей и прочих существ. Так что можешь не ссориться со своим братиком из-за меня. Я того не стою. Более того – ваша ссора с братом мне как бальзам на душу. Ведь именно этого я и добиваюсь. Внести разлад в твою семью для меня важное и значимое достижение. И ещё, я действительно хочу твоей смерти если не от моих клыков, то от чьих-нибудь других, так что впредь, держись от меня и всей моей нечисти подальше. Больше я спасать и щадить тебя не собираюсь. Ты разгадала меня, а значит, игра в хорошего мальчика закончилась. Так что запомни…

И Дэмиан решительно указал пальцем на Арнэлию, будто взял её на мушку. А потом резко развернулся и исчез в свой Загробный мир.

Этим вечером Арнэлия тихо плакала в подушку, заперев дверь комнаты на ключ. Ей было больно и одиноко одновременно. Больно от того, что она доверилась самому гнусному существу на планете Земля, а одиноко от того, что никому не могла об этом рассказать. Ведь признаться своей семье с КЕМ она дружила и КОМУ доверяла было равносильно признанию своей глупости и профессиональной непригодности. А что для Дитя Света могло быть хуже этого? Даже ссылка на десять лет в Тибет показалась бы манной небесной по сравнению с полным отлучением. И если в религии это означало лишь отлучение от церкви, то для воина Света это было отлучение от службы Богу, а вместе с ним и смертная жизнь, полная забвения и горьких слёз до самой кончины. А главное, потеря семьи – это для Арнэлии было самым страшным кошмаром, ведь они вместе уже более пяти столетий. И ближе семьи у неё никого нет. Может Принц Тьмы именно этого и добивался? Чтобы она осталась в полном одиночестве и, потеряв связь с родными, пошатнула свой внутренний стержень духовности и чистоты. Ну а там и до падения недалеко. Как же она была глупа!

Проплакав почти до утра, Арнэлия всё-таки уснула, и только днём выбралась из своей каморки. Учитель медитировал в своей комнате. Александр ковырялся в железках и совсем не обращал внимания на сестру-затворницу. А Себастьян находился на кухне и разогревал пиццу в микроволновой печи.

Арнэлия остановилась перед Себастьяном бледная как смерть. Брат только мельком взглянул на неё и отвернулся, делая вид, что готовит чай.

– Себастьян, – прошептала сестра, – можно с тобой поговорить?

Тот что-то буркнул в ответ, но не повернулся, давя понять, что очень обижен. Арнэлия решилась говорить ему в спину.

– Я всё поняла, – очень тихо промолвила она, – и мне не стоило так поступать. Мне не стоило обманывать свою семью ради... – она запнулась, – ради недостойного человека, ради этого монстра.

И видя, что брат продолжает игнорировать её, Арнэлия не выдержала, подбежала к нему, силой развернула и заглянула в глаза.

– Он обманул меня, заставил довериться! Я была глупа, – чуть ли не плача, говорила она хмурому брату. – Ты не понимаешь, как мне тяжело от этого. Я больше никогда, слышишь, никогда так не поступлю ни ради кого! Он оказался подлым и низким. Я выучила свой урок раз и навсегда, и такого больше не повторится…

Себастьян внимательно посмотрел на сестру.

– Так, кто это был? – только спросил он. – Ради кого ты так поступила?

– Пусть это останется в прошлом. – промолвила сестра с грустью в голосе. – Моим позорным прошлым и постоянным напоминанием о жестокой ошибке.

– Эта ошибка могла стоить тебе и всем нам жизни.

– Я знаю. И это мучает меня, напоминая о собственной глупости.

Себастьян хмыкнул от столь трагичных слов, а затем похлопал сестру по плечу.

– Бывают ошибки, которые учат нас и делают сильнее. Пусть эта будет одна из них.

– Ты простил меня?

– Я на тебя и не обижался! – развёл брат руками.

– Ах ты...! – и Арнэлия играючи начала бить его кулаками в грудь.

Идиллия между братом и сестрой была восстановлена. Жизнь возвращалась в своё обычное русло, кроме…

Кроме неприятной новости, сообщённой Кэти, о собрании вампиров в катакомбах города.


Катакомбы


– Они собираются там для приватной вечеринки. И как вы думаете, что будет в меню?! – словно фурия, ворвалась на кухню вся запыхавшаяся Катрина.

– Стой, объясни всё толком, – попросил Себастьян.

– Неужели не понятно! – Кэти возмутилась, что её весть не ошарашила как следует брата с сестрой. – Вампиры собираются в катакомбах сегодня ночью и у них будет много невинной закуски.

– Ты имеешь ввиду обычных людей? – уточнила Арнэлия.

– Именно! Наконец-то догадались.

– Откуда у тебя эта информация? – опять спросила младшая сестра.

– Дорогая, сестричка, не у одной тебя есть друзья – вампиры, – съехидничала Кэти.

Но, заметив строгий взгляд сестры, добавила:

– Вчера один вампир признался. Я ему хотела голову оторвать, а он мне слил информацию, только бы отпустила. Вот об этом и рассказываю вам сейчас. Если бы ты, сестрёнка, не сидела в своей комнате вчера как затворница, то тоже может быть, что-нибудь узнала! – упрекнула Арнэлию Кэти.

Старшая сестра не могла простить младшей, что та не поделилась с ней своим горем, а предпочла страдать в одиночку, закрывшись в личной комнате. Для вездесущей Кэти это было чуть ли не оскорблением. Благо, она быстро отходила от обид. Именно поэтому Арнэлия решила, что лучше не отвечать на упрёк, чем попытаться оправдаться. Да и за что собственно оправдываться? Она не имеет права иметь личную жизнь и собственные страдания?

– Это может быть ловушкой, – ответила она старшей сестре.

– Я тоже об этом думала, но вампир был очень сильно напуган. Стала бы ты врать на его месте, когда кожа на шее трещит по швам?

– Думаю нет, однако…

Арнэлия чувствовала какой-то подвох. Что-то тревожило её душу. А интуицию в таких делах стоило слушать. И тут Арнэлия поняла, что именно вызвало беспокойство.

Кэти разговаривала с вампиром. А, значит, Принцу Тьмы станет об этом известно. Девушка вспомнила, как Дэмиан предупреждал её насчёт разговоров с его слугами. Он мог читать их мысли и видеть их глазами ежесекундно, в любой момент времени, и в любом месте, где бы те ни находились. Отсюда следует, что разговор Кэти с вампиром наверняка уже анализируется и прогнозируется. Впереди её сестру могла ждать только ловушка!

– Мы не должны туда идти! – будто сама себя предостерегла Арнэлия.

– Почему? Ты не хочешь убить вампиров и спасти невинных? – удивлённо спросила Кэти.

– Хочу, но…, – и поймав на себе подозрительный взгляд Себастьяна, Арнэлия продолжила, – это катакомбы. Ты сама знаешь, как тяжело в них ориентироваться. Да и плюс твой разговор с вампиром мог получить огласку.

– Что ты имеешь ввиду под фразой «получить огласку»? - недоумённо развела руками Кэти. Она чувствовала, что младшая сестра решила не дать ей сегодня пойти в катакомбы. И решила так просто не сдаваться.

– Я имею в виду, что вампир-неудачник, который попался тебе под руку, мог сообщить Высшим о разговоре с тобой. И ты сейчас идёшь в ловушку, а не на славную драку с вампирами! – на повышенных тонах ответила Арнэлия, которую раздражало, что старшая сестра не воспринимает её серьёзно и считает неразумным ребёнком.

– В её словах есть смысл, – спокойно сказал Себастьян, кивнув головой в сторону Арнэлии, - и катакомбы не лучшее место проверять их правоту.

– Да подумайте сами, что говорите! – возмутилась Кэти. – Вряд ли вампир решился признаться Высшим, не побоявшись лишиться жизни. Даже если признался. Мы уже бились с Высшими. И скрывать кто мы такие нет смысла, а, значит, энергия нас защитит.

– Но, Кэти, там опасно! – обратилась к благоразумию старшей сестры Арнэлия.

Но Катрина уже не слышала голос разума. Желание убить вампиров и восстановить справедливость было сильнее приведённых сестрой доводов.

– Ты просто боишься, – презрительно сказала она в лицо младшей сестре, – маленькая сестричка испугалась катакомб. А ты подумала о тех людях, которые сегодня закончат своё существование? Ты подумала о тех невинных, что станут закуской на вампирском столе? И ты сможешь спокойно спать, зная об этом? Или снова запрёшься в своей комнате, сделав вид, что это тебя не касается?

– Хватит! – грозно сказал Себастьян. Он не хотел, чтобы сёстры ссорились из-за такой гадости, как вампиры. – Пусть решит Учитель.

Две сестры тут же оглянулись на брата. Как же они раньше не подумали? Мудрый и всегда спокойный Учитель решит вопрос о катакомбах.

Но у Арнэлии было тревожно на сердце. Учитель не знал всей правды о Принце Тьмы, которую знала Арнэлия. Но она ничего не сможет сказать. Не посмеет. Слишком уж всё сложно.

Когда они втроём, Кэти, Арнэлия и Себастьян, рассказали Учителю о возникшем разногласии, тот попросил ненадолго оставить его. А когда ученики вернулись, объявил свою волю:

– Дело это опасное и высока вероятность ловушки. Но мы Дети Света и обязаны защищать жизнь невинных людей, не щадя себя. Именно поэтому вы должны пойти в катакомбы и спасти всех, кого сможете. Энергия Света велика и ей нет равных на Земле. Она защитит вас от Высших вампиров. Скрываться от них больше нет смысла. Речь идёт о невинных жертвах. Здесь не может быть компромиссов.

Учитель развёл руками, давая понять, что разговор окончен. Ученики низко поклонились и вышли из комнаты.

Кэти тут же кинулась собирать боевое оружие, Себастьян отправился предупредить двух других братьев о предстоящем ночном сражении, а Арнэлия, с поникшей головой, ушла в свою комнату. Её мучил только один вопрос. Если бы она призналась Учителю, что знает о способностях Принца Тьмы проникать в мысли нечисти, послал бы он тогда своих учеников на бойню? И не является ли тайна Арнэлии тем маленьким винтиком, который приведёт сегодня её семью к катастрофе? Но найти в себе силы признаться во всём Учителю она не смогла. Мудрый наставник уже принял решение. И от признания Арнэлии оно вряд ли изменится. Спасать невинных несмотря ни на что, было их обязанностью. Именно таков негласный договор между Детьми Света и Богом. Они, не щадя себя, служат силам Света, взамен получая бессмертие и мощную защитную энергию. Так что несвоевременным признанием, Арнэлия ничего не изменит, а только навредит себе. Дай Бог, они все выживут сегодня. А если нет?

Арнэлия провела весь день и вечер в молитвах. Она просила Бога простить её за сомнения и слабость, которые поселились в девичьей душе. Просила, чтобы Он сохранил жизни её братьям и сестре. И чтобы помиловал её, Арнэлию, запутавшуюся в собственных мыслях.

Тем временем на город опустилась ночь. Пора…

Взяв оружие и необходимую электронику, Пятёрка собралась около джипа. Каждый хвастливо заявлял, что убьёт сегодня вампиров больше чем другие. Одна Арнэлия не могла найти себе место. Она быстро выбрала пистолет, необходимые датчики и сенсоры, села на заднее сидение джипа и замерла. С приближением машины к катакомбам, ей становилось всё тяжелее и тяжелее. А что если она ведёт свою семью на бойню? Что если из-за неё сегодня все погибнут?

Когда Пятёрка вышла из джипа и весело направилась к наземному входу, Арнэлия плелась позади всех, молча слушая участившийся стук своего сердца.

Впереди виднелся мрачный вход в катакомбы. Огромная ржавая дверь отделяла Пятёрку от подземного мира.

– Стойте! – крикнула Арнэлия властно и во всё горло.

Её братья и сестра остановились, с удивлением обернувшись на «блондинку». Именно так они называли Арнэлию, когда та, по их мнению, творила глупости.

– Стойте! – ещё раз сказала «блондинка», обращаясь к своей семье. – Мы идём на бойню и убивать будут нас, как вы этого не понимаете? Там ловушка, я чувствую это!

Четвёрка лишь с грустной насмешкой посмотрела на сестру. Каждый подумал про себя, что младшенькая струсила.

Поняв, что её слова не доходят до цели, Арнэлия подошла к Себастьяну.

– Помнишь обгорелые кости оборотней в Гэри? – тихо спросила она брата, чтобы больше никто не услышал их разговор.

Себастьян утвердительно кивнул.

– Так вот, – продолжила сестра, – тот, кто это сделал, будет сегодня здесь.

И Арнэлия указала рукой на вход в катакомбы.

– Я только тебе могу об этом сказать, потому что ты был там и всё знаешь. Помоги мне остановить их, прошу! – взмолилась она.

Себастьян, выслушав сестру, задумчиво посмотрел на своих братьев и Кэти, которая с нетерпением ожидала предстоящую бойню, а потом спокойно сказал сестре.

– Хорошо, что ты всё-таки решилась рассказать мне о том инциденте. И хорошо, что предупредила. Но это уже ничего не изменит. Пусть там соберётся вся нечисть мира, – и брат указал рукой на катакомбы, как Арнэлия прежде, – пусть там будет сам Дьявол, мы должны туда пойти! И ты об этом знаешь. Жизни невинных, ценнее наших. Умрём мы, придут другие воины Света. А вот невинные не повторяются, – это штучный товар. Так что, сестра, ты уже не повлияешь на наше решение войти в катакомбы.

– Нас ждёт большая бойня! – Крикнул Себастьян своим двум братьям и сестре. – Мы можем не вернуться, но мы сделаем это!

Вэл, Александр и Кэти восторженно заулюлюкали брату в ответ.

– А ты, сестра, - обратился Себастьян к Арнэлии, – можешь не идти. Твой страх заразен и будет действовать на нас хуже адского огня. Так что лучше останься. Мы тебя поймём и простим.

– Да, и ещё, – вспомнил Себастьян, когда уже повернулся к катакомбам, – Арнэлия, чтобы с нами не случилось, не кори себя. Ты ни в чём невиновата. Ты предупредила нас об опасности, и мы знаем, на что идём. Так что пусть твоя душа будет спокойна, ты не лгунья и не предательница. Ты просто маленькая девочка, которая боится правды – мы все когда-нибудь умрём, и ты не сможешь этому помешать…

Сказав это, Себастьян мило улыбнулся младшей сестре и направился к катакомбам. С усилием открыв массивную металлическую дверь, он первый проник в подземный мир. За ним в темноте исчезли остальные два брата и Кэти.

Арнэлия осталась стоять одна. Сердце бешено колотилось в груди, и девушка мучительно пыталась принять правильное решение. Может действительно стоит остаться? Ведь Арнэлия помнила предупреждение Принца Тьмы. Он более не намерен её спасать, равно, как и щадить. В катакомбах её ждёт верная смерть. А то, что Дэмиан сейчас там, она ни на минуту не сомневалась. Он никогда не упустит возможность сыграть в игру с Детьми Света. Тем более что те сами идут в его сети. А что же Арнэлия? Так и будет здесь стоять, и трястись от страха?! Ведь там, внутри, её единственная семья. Единственные люди, которых она любила больше всего на свете. И она даст им погибнуть? Но ведь она может сгинуть вместе с ними?!

-Так пусть лучше я умру вместе с ними, чем останусь жить совсем одна! – Решительно сказала себе Арнэлия. – Пусть мы все погибнем, но даже в смерти будем вместе!

И она решительно пошла к железной двери. Мгновение, и Арнэлия уже стояла в холодном мраке катакомб.

Вокруг глухая темнота и абсолютная тишина. Арнэлия включила фонарь на голове и осмотрелась. Никого. Её семья уже ушла глубоко внутрь. Нужно догнать их поскорее. Девушка начала спускаться по каменной лестнице вниз. Холодные ступени уходили на двадцать метров в глубину. Арнэлия шла тихо как кошка, слышно было только её дыхание. Но чутким слухом она уловила новый звук. Это капали редкие холодные капли со стен и потолка катакомб.

«Я уже близко», – подумала Арнэлия и ускорила шаг. Но как она не пыталась услышать ещё хоть что-нибудь, ничего… Только её дыхание и звук падающих капель.

«Катакомбы словно подземные пещеры, где звук теряется в извилистых коридорах и если ты умрёшь, никто и никогда об этом не узнает». – Одолевали её мрачные мысли, а по коже побежала дрожь. Не от того, что Арнэлия боялась возможной смерти, а потому, что умереть придётся в столь жутком месте. Девушка была воином Света и если умирать, то под лучами солнца, а не в полной темноте.

А мрачные коридоры всё петляли и петляли перед ней. Справа и слева были высоченные стены с нишами, в которых когда-то хранились человеческие скелеты, нашедшие здесь последнее пристанище. Куда не поверни, стены, ниши, камень и кромешная темнота.

Не подготовленный человек здесь запросто мог сойти с ума, блуждая в полном одиночестве по бесконечным, пугающим коридорам.

Но Дети Света были не обычными людьми. Половина их жизни проходила во мраке вместе с нечистью, которую таила в себе темнота. Огромный опыт и знания заставляли Арнэлию двигаться всё дальше и дальше, не обращая внимания на всепоглощающую темноту и на лёгкую дрожь сердца.

Компас, георадар, что определял пустоты и указывал на возможные коридоры, а также навигатор, помогали Арнэлии уверенно выбирать направление к центральным подземным залам. Девушка была уверенна, что её семья именно там. Иногда она сверялась с картой катакомб, но каждый раз убеждалась в недостоверности указанных сведений. Явно тот, кто составлял карту, не потрудился спускаться сюда хотя бы раз в год, – за это время в катакомбах появлялись десятки новых коридоров. Кто их делал и зачем неизвестно. В катакомбах жил всякий сброд – бомжи и наркоманы, да вот в последнее время здесь поселились вампиры. А соседство с такими тварями не под силу даже самым отчаянным. И вот уже как несколько месяцев здесь живёт только нечисть. Но приезжающие издалека люди об этом не знают! Наркоманы, бездомные, воры и преступники продолжают тянуться к защищающим от внешнего мира каменным стенам. Но больше не возвращаются. И никто никогда не интересовался почему. Катакомбы большие, человек здесь запросто может потеряться или выйти через другой ход, оставшись незамеченным. Но самое ужасное то, что сюда стали водить туристов-экстремалов. И, наверняка именно этих бедолаг вампиры пригласили на свою вечеринку сегодня. Арнэлия была в этом полностью уверенна, как и её братья с сестрой.

Девушка преодолела последний коридор, отделяющий её от огромных подземных каменных залов. Кто и зачем их построил не известно, но эти залы существовали здесь всегда. Скорее всего, это были естественные подземные пещеры, которые люди использовали как часть катакомб. Но именно эти залы были самым древним ядром подземного города. Бесконечные, узкие коридоры люди строили, словно лучи, выводящие на поверхность.

Наконец Арнэлия услышала другие звуки. Сердце замерло от напряжения. Это могли быть как стоны её умирающей семьи, так и последние крики ужаса вампиров. Но, подойдя чуть ближе к первому залу, Арнэлия, к своему удивлению, услышала…музыку!

«О, Боже, почему здесь музыка?!» – подумала девушка. Это было слишком даже для неё. Принц Тьмы явно решил обставить всё с шиком и немалым энтузиазмом.

Арнэлия быстро пересекла первый каменный зал, направляясь ко второму, самому главному и большому. И с каждым шагом её удивление становилось всё сильнее и сильнее. Впереди она видела цветные лучи от прожекторов, яркие люминесцентные краски на стенах и всё отчётливей и отчётливей слышала зажигательную музыку. Когда же Арнэлия вошла в центральный зал, она просто рот открыла от удивления. Прямо перед ней предстала самая настоящая дискотека.


Дискотека


Арнэлия стояла на входе в каменный зал, вся обомлев. Перед ней раскрылся огромный танцпол, на котором бойко плясало несколько десятков людей. Куча прожекторов, флуоресцентные краски, зеркальные шары и цветомузыка. Здесь явно была весёлая вечеринка!

Чего-чего, а этого Дитя Света никак не могла ожидать. А может это чья-то шутка? Принц Тьмы решил просто посмеяться над ними, или Кэти устроила экстравагантную вечеринку для семьи, найдя отличный способ их всех сюда затащить?!

В любом случае Арнэлии необходимо сначала найти своих и всё выяснить. Девушка стала обходить по краю танцпол, высматривая братьев и сестру. Веселящиеся туристы в центре зала даже не замечали её. Кто-то был явно пьян, кто-то под наркотой. А кто-то больше думал о том, как отыметь прямо здесь свою девушку, чем о том, что им всем может грозить смертельная опасность. Но Арнэлию сейчас не заботила их судьба, главное, отыскать своих. И, благо, один нашёлся. Кэти стояла на выходе из зала и внимательно смотрела в тёмный коридор.

– Что здесь происходит? – громко спросила её Арнэлия, подойдя в плотную.

Кэти резко дёрнулась от неожиданности и уже думала залепить родной сестре прикладом по голове, но Арнэлия резко поймала её руку.

– Это я, Арнэлия! – крикнула девушка сестре в лицо.

Кэти тут же выдохнула облегчённо и нежно обняла нежданную гостью.

– Ты всё-таки пришла, это очень хорошо. С тобой будет веселее, – рассмеялась она и выпустила сестру из объятий.

– Ты не ответила на мой вопрос, – настойчиво продолжила Арнэлия. – Что здесь происходит?

– Вампиры устроили вечеринку, – шутливо ответила Кэти, пожав, как бы невзначай, плечами.

Арнэлию даже немного позабавила такая реакция сестры. Если Кэти могла так спокойно говорить про вампирскую вечеринку, значит, ничего страшного не происходит.

– Где братья? – поинтересовалась снова младшая сестра.

– Они прочищают коридоры от вампиров, а я пока дежурю здесь.

– Так всё-таки вампиры есть?

– А как же! От бесплатного мяса никто не откажется, – и Кэти многозначительно указала на танцующих людей.

– Значит, в самом зале вампиров нет? – настороженно спросила Арнэлия.

Её интуиция подсказывала, что всё не так просто как думает Кэти.

– Нет, – утвердительно сказала сестра, указывая на барную стойку, за которой лежало три тела. Было похоже, что эти люди просто спят, но Арнэлия уже поняла, что это убитые вампиры. И их так заботливо уложили, чтобы не наводить панику среди туристов.

– А штук десять уложили братья в коридорах на подходах, – многозначительно сказала Кэти, показывая в темноту, к которой до сих пор стояла лицом.

– Тринадцать вампиров, на такую большую компанию туристов? – вопросительно посмотрела на сестру Арнэлия.

– И я о том же, – поняла немой вопрос Кэти. – Либо вампиры ещё не подоспели на вечеринку, либо здесь засада. Именно поэтому братья прочищают коридоры. Надо немедленно уводить людей, пока…

И Кэти замолчала. Она что-то увидела в темноте и встала в боевую стойку, выхватив из наплечной кобуры пистолет, заряженный пулями для вампиров. Арнэлия сделала то же самое.

– Это я! – сообщил по рации старший брат Вэл. – Не пристрели меня!

Девушки тут же расслабились. И уже через минуту Вэл подошёл к ним. Шатен с огромными карими глазами, такими же, как у Кэти, весело улыбался.

– Нашли один проход, который ведёт на поверхность, так что начинаем эвакуацию.

Через несколько минут из тёмного коридора вышли Александр и Себастьян.

Кэти бросилась на них с объятиями. Когда же им всё-таки удалось оторвать от себя пылкую сестрёнку, один из них подошёл к Арнэлии.

– Ты всё-таки пришла, – улыбнулся Себастьян, – я в этом ни на миг не сомневался. Ты сильнее, чем мы думаем, и, даже чем ты думаешь.

Арнэлия лишь недоумённо посмотрела на брата. Неужели это была очередная проверка на прочность?

Поняв, о чём думает младшая сестричка, Себастьян тут же добавил:

– Не обижайся, мы же должны знать, кому подставлять свои спины. Тем более что ты вела себя немного неадекватно последнее время.

– Мы вместе более пяти столетий. И ты смеешь сомневаться во мне?! – возмутилась Арнэлия.

Её взбесило, что брат усомнился в её преданности семье и нерушимости клятвы, которую все они дали самому Богу, пообещав бороться с силами Тьмы, защищать жизни и души невинных, и делать это, не жалея ни своей жизни, ни жизни её родных.

И теперь Себастьян так открыто говорит о сомнениях в её верности Свету?!

Арнэлия зло взглянула на брата и, обидевшись, отошла в сторону. Такого признания она не ожидала от родного человека. Много раз они, стоя плечом к плечу, на протяжении столетий истребляли нечисть, возвращали злобных духов обратно в Преисподнюю, и, пройдя через столько испытаний, только оступившись однажды, Себастьян поставил на ней клеймо трусихи, которой не стоит доверять.

– Хватит дуться, – начал успокаивать её подошедший Себастьян.

Он положил руку на плечо Арнэлии, чтобы развернуть к себе лицом, но она резко отдёрнула плечо и отошла ещё дальше. Слова брата глубоко ранили её сердце. И девушка не собиралась так быстро его прощать.

– Хватит вам! – крикнул Вэл им обоим. – Сейчас не до ссор, дома разберётесь. – Себастьян, иди сюда! – отдал приказ старший брат.

Себастьян тут же подошёл к нему, оставив Арнэлию в гордом одиночестве.

И пока Вэл объяснял брату план эвакуации людей, Арнэлия зло смотрела на танцующих. Вот так всегда, они тратят своё время, свою жизнь на то, чтобы спасти каких-то наркоманов! Но Арнэлия тут же отогнала эти мысли. Спасти людей была их обязанность. Потому что завтра этот наркоман мог раскаяться и стать святым. Таких примеров на её веку было много, хотя и не столько, как хотелось.

Девушка грустно хмыкнула и, уже хотела подойти к своей семье, – послушать план эвакуации, но услышала какой-то новый звук. Она обладала чутким слухом и поэтому сразу же отличила его от музыки и прочих звуков дискотеки.

– Тихо! – крикнула она своей семье, дав знак молчать.

Те тут же умолкли. Если Арнэлия говорила молчать, значит именно так и стоит сделать. У младшей сестры была уникальная способность различать тончайшие звуки.

Арнэлия, тем временем, вслушивалась в темноту. Какой-то тихий шорох доносился из тёмного коридора и стремительно приближался к залу.

– Вампиры, – сказала она и тут же отбежала от ближайшего коридора, на ходу выхватывая пистолет.

Её братья и сестра сразу достали оружие.

– Сейчас начнётся паника, нельзя дать людям разбежаться! – крикнул Вэл, давая понять своим, чтобы они рассредоточились и перекрыли выходы из зала.

Если туристы побегут в тёмные лабиринты, там их никто не сможет защитить. Там они найдут только страшную смерть. Поэтому каждый из семьи подбежал к ближайшему выходу и подготовился к нападению.

А шорох всё приближался и приближался. Теперь Арнэлия слышала его не только из коридора, перед которым стояла сама, но и из других проходов. На них мчалась целая толпа нечисти. Братьям и сестре не стоило об этом говорить, – они тоже услышали тревожные звуки. И только ничего не подозревающие туристы не замечали ничего. Они смотрели на Детей Света как на обычную охрану в ночном клубе, которая разнимала дерущихся и выводила на улицу дебоширов.

А шорох приближался всё ближе и ближе. Всё отчётливей и отчётливей слышался топот множества ног. Арнэлия напряглась, положив палец на курок. Она знала, ещё один миг и здесь начнётся кровавое месиво. Сердце замедлило свой стук.

«Пять…Четыре…Три…Два…Один». – Отсчитала девушка и точно выстрелила в появившегося перед ней первого вампира!

Началась пальба. Вампиры, кривые, косые, с уродливыми рожами полезли изо всех коридоров. Дети Света только и успевали отстреливать мерзких тварей с острыми клыками, бледной кожей и дикими красными глазами, которые, обезумев, выскакивали из узких мрачных проходов.

На танцполе началась паника. Наконец-то обкуренные и пьяные туристы отрезвели и увидели происходящее вокруг них. Они хотели было кинуться в свободные проходы, но Дети Света тут же перегораживали им путь. Нельзя дать людям уйти в лабиринты. Там без света и маршрутной карты их ждёт только смерть. Здесь, в центре зала, они защищены. Ведь Дети Света быстрее отдадут свои жизни, чем позволят вампирам причинить кому-то вред.

А вампиры всё лезли и лезли. Арнэлия уже сменила две обоймы.

«Да сколько вас!» – Только и успела подумать она, прежде чем застрелила очередную тварь.

Но вампиров не становилось меньше. Под давлением нескончаемой лавы загробных тварей Дети Света начали отступать к центру зала. Кто-то из её семьи уже перешёл врукопашную и, используя энергию Света, отрывал головы, разрывал вампиров на части, и взрывал, направив мощный поток энергии в выбранные цели. Часть вампиров, словно пауки залезли на стены зала, и пытались наброситься на людей с высоты. Однако Арнэлия быстро предупреждала любые попытки накинуться на них сверху, метко отстреливая нападавших. Только безжизненные тела тварей падали на кричащих людей, пачкая их тёмной, почти чёрной кровью давно умерших существ.

Но некоторым вампирам всё-таки удавалось схватить кого-то из людей. Уволакивая их то за ногу, то за руку, твари тут же накидывались на жертву толпой. И, несмотря на попытки Вэла спасти схваченных людей, тем уже ничего не могло помочь. Оказавшись в руках вампиров, через мгновенье от жертвы не оставалось ничего, кроме кучи разорванной плоти.

Арнэлия уже не успевала отстреливать тварей. Устав нажимать на курок, она вытащила из-за спины острейший меч, который был подарен ей триста лет назад на Востоке за показанные отличные результаты в изучении восточных боевых искусств. Этот меч был ей верным другом, особенно когда дело касалось вампиров. Он входил в обязательный боевой арсенал, и девушка непременно брала его, идя на охоту за нечистью.

И сейчас, достав смертельное лезвие из-за спины, Арнэлия тут же устремилась в самую гущу загробных тварей. Вертясь, как юла, действую мечом словно пёрышком, выполняя сальто и отталкиваясь от стены, она безжалостно разила вампиров, рассекая их туловища на куски. Лезвие было настолько острым, что даже кости этих тварей резались как обычная нить.

И только через пять минут, Арнэлия заметила, что стоит среди целой горы нарубленных трупов, а её братья и сестра радостно бегут к ней.

– Всё кончилось, – встряхнул её Вэл, – можешь успокоиться.

– Мы отбились, – поддержал его Александр.

– Вот бы мне такой меч, – обиженно надула губки Кэти, главная охотница на вампиров из всей Пятёрки.

– Надо было лучше стараться у мастера Сэн-Чи! – подколола сестру Арнэлия, напомнив, как Кэти провалила свой «экзамен» по восточным единоборствам. Как, впрочем, и Себастьян с Александром, которые тоже не были в них сильны. Лишь Вэл с Арнэлией были удостоены великой чести получить мечи от самого мастера. И эти мечи до сих пор служат им верой и правдой. Но Вэл брал с собой меч только по особым случаям, Арнэлия же не расставалась с любимым боевым оружием никогда. Она знала древнюю истину, когда всё оружие смолкнет или сломается, останется только меч.

И, торжественно пронося мимо старшей сестры окровавленное лезвие, Арнэлия, наконец, осмотрелась. Всюду кровь и тела, рассечённые мечом и разорванные на части. Уцелевшие туристы, человек двадцать, сбившись в кучку, сидели в центре зала. Они с головы до ног были измазаны кровью, тряслись как мокрые котята на холодном ветру, а их глаза были наполнены ужасом. Да, простому человеку пережить такую ночь было непросто. Часть из этих наркоманов и алкоголиков уже сегодня утром пойдёт в монастырь, а часть так и продолжит напиваться и кайфовать дальше, стараясь забыть обо всём происшедшем с помощью «обезболивающих» средств.

И тут Арнэлия услышала голос. Голос, который раздавался одновременно со всех сторон.

– Поздравляю, – услышала она голос Принца Тьмы, который отталкивался от стен и улетал в коридоры, а потом возвращался из них гулким эхом. – Вы отлично справились с задачей по уничтожению вампиров. – Продолжил голос.

Арнэлия резко обернулась, но нигде не увидела Дэмиана, не почувствовала его Тёмную энергию, которая была очень сильной и не заметить её было невозможно.

– Арнэлия, что с тобой? – окликнула сестру Кэти.

– Вы слышите? – спросила девушка. – Голос, слышите?

– Нет, мы ничего не слышим, – заверил её Вэл.

И посмотрел на младшую сестру встревоженным взглядом. Слышать чужой голос, который не слышат остальные, не означало ничего хорошего.

– Они не слышат меня, – продолжал звучать голос Принца Тьмы, – только ты можешь слышать. Потому что всё, что я скажу, я скажу тебе одной, Арнэлия.

Девушка тут же спрятала меч за спину и напрягла свой слух. Интуиция подсказала ей, что кровавая ночь ещё не закончилась.

– Меня сильно поразило, с каким ожесточением вы убиваете моих вампиров, – продолжил голос. – Столько ненависти, злости, омерзения к моим бедным существам…

От этих заботливых слов Принца Тьмы Арнэлия ещё больше нахмурилась. Она не разделяла Его нежности к загробным тварям.

– И ради чего? – снова зазвучал голос. – Ради чего все эти напрасные жертвы, Арнэлия? Я спрашиваю и я же отвечаю. Всё это ради невинных жизней! Но если ты внимательно всмотришься в горстку этих жалких людишек, то наверняка заметишь среди них того маньяка, которого пару месяцев назад я показывал тебе на остановке ранним утром. Помнишь, Арнэлия, что я тебе о нём рассказывал?

Девушка тут же внимательно посмотрела в центр испуганных, сидящих на полу людей. И она чётко увидела, что среди них сидит тот жестокий маньяк, который знакомится с женщинами на автобусной остановке под благовидным предлогом, а тем же вечером расчленяет свои наивные жертвы на части. Сейчас же он сидел, словно запуганный зверёк, среди других туристов, такой же жалкий и несчастный.

– Вижу, ты его узнала, – злорадствовал голос Дэмиана, – но он здесь такой не один. Рядом с ним сидят насильники, наркодилеры и их жертвы, которые ради дозы убили не одного невинного человека. А ещё среди тех, кого успели погубить мои верные слуги, были продажные чиновники, хладнокровные убийцы и сумасшедший, который поджог своих родных ради забавы и яркого пламени. И как ты уже поняла, среди этих падших вовсе нет невинных душ…

Арнэлия с ужасом слушала слова Дэмиана. Она уже понимала, какую жестокую ошибку она и её семья совершили.

– Я не могу читать твои мысли, но думаю, ты уже обо всём догадалась, Арнэлия, – зловеще звучал голос Принца Тьмы. – Но, стараясь сохранить баланс в этом мире, я решил дать тебе парочку подсказок. Я поместил в центре, под самый яркий прожектор, уже знакомого тебе маньяка, чтобы ты смогла его заметить. Я продал им наркотики, чтобы ты поняла истинную сущность всех этих людей. Я даже дал некоторым из них ножи, чтобы они могли зарезать кого-нибудь прямо здесь. Но их жертвы, сложенные около барной стойки, ты тоже не заметила.

Арнэлия тут же повернула голову к барной стойке. С одной стороны лежала троица убитых её семьёй вампиров, а с другой – о, ужас, лежали две девушки с перерезанным горлом и явно изнасилованные.

– Но ты не хотела ничего замечать, – снова зазвучал голос, – и не хотела ничего видеть. Ты только верила в то, во что верит вся твоя семья. Я искренне удивлён стойкостью вашей веры и воодушевлён не меньше вас, но кто-то же должен ответить за незаконное убийство моих вампиров!

Арнэлия вся напряглась. Сейчас она узнает свою судьбу и судьбу семьи.

– Если бы твои братья убивали моих слуг только с помощью обычного человеческого оружия, и это выглядело бы как честный бой, мой гнев не был бы так велик. Но они посмели применить энергию Света, а ты знаешь, что это значит.

Арнэлия со слезами на глазах повернулась к Вэлу и Себастьяну. Те прочитали в её глазах отчаянье и скорбь, будто их ожидало что-то ужасное.

– Никто не смеет отнимать у меня души, которые принадлежат Аду, их там давно ждут! – голос Дэмиана стал грозным. – И, тем более, никто не смеет этого делать, используя силы Света. Баланс сил нарушен, Арнэлия, ты это понимаешь как никто другой. И вы должны ответить за это по всем законам мироздания!

Принц Тьмы вынес свой приговор и голос исчез, как будто его здесь и не было.

Арнэлия тот час очнулась.

– Нам надо бежать, – крикнула она братьям и сестре, – немедленно!

Она кинулась к проходу, который выходил на поверхность, но, заметив, что братья и сестра не следуют за ней, она тот час обернулась.

– Что вы делаете?! – истерично крикнула она, увидев, что те помогают «туристам» подняться с пола и выстраивают их цепочкой.

– Мы должны спасти их, – спокойно ответил Вэл, подбежавшей к нему Арнэлии.

– Да их души уже давно прокляты! – крикнула сестра. – Тут нечего спасать! Это нам надо спасаться. Нас приговорили к смерти, как ты этого не понимаешь? Мы нарушили баланс сил и все здесь умрём!

Вэл продолжал спокойно смотреть на сестру, только нахмуренный лоб выдавал его напряжение и тяжесть принятого решения.

– Мы здесь ради них, – брат указал рукой на людей, – и уйдём с ними или не уйдём вообще.

Его голос был строг и непререкаем.

– Это безумие, – прошептала Арнэлия. Но спорить со старшим братом было так же бесполезно, как лбом пытаться пробить стену. Если Вэл что-то решил, это исполнялось беспрекословно.

– Все дружно встали и быстро пошли к выходу! – закричала она на людей и, достав пистолет, начала стрелять им под ноги.

Те, словно зайцы, запрыгали и побежали в проход.

– Что ты делаешь?! – возмущённо крикнул Вэл.

– Ускоряю процесс, – огрызнулась Арнэлия. – Ты принял решение и я его не оспариваю, а вот метод исполнения я выберу сама. Ты даже не представляешь, что нас ждёт. Сами врата Ада откроются перед нами, только бы отомстить за убитых вампиров. Бегом!

Крикнула она людям и выстрелила снова.

– Я и Александр пойдём впереди, – сказал Вэл. – А ты с Кэти и Себастьяном сзади. Вы с Кэти не использовали энергию, и надёжнее сможете защитить тыл…

Арнэлия согласно кивнула. Вэл и Александр быстро исчезли в темноте коридора, выводящего наверх. Два десятка людей гуськом пошли за ними, а Арнэлия, Себастьян и Кэти замкнули медленно движущуюся колонну.

Вампиры напали беззвучно и сразу со всех сторон. Они словно тени выскальзывали из-за углов, хватали за руки, ноги, прыгали со стен и верхних ниш. Вэл и Александр отчаянно, но медленно пробивались. Арнэлия всё время подбадривала людей бежать быстрее, подгоняя выстрелами из пистолета. Хотя Кэти и пыталась предупредить, что это привлечёт ещё больше вампиров, Арнэлию это уже не беспокоило. Принц Тьмы и так знал, куда они бегут. Смысла таиться нет. Надо просто бежать. И бежать со всех сил! Потому что сзади уже догоняют вампиры. И не просто вампиры, а целый легион вампиров!

Позади мрачного коридора, который группа преодолевала бегом, раздавался не просто шорох от передвижения загробных тварей, а целый грохот. Толпы вампиров сбегались со всех сторон, чтобы отрезать беглецам путь отступления.

Наконец, группа во главе с Вэлом выбежала в небольшой зал, который был переходным между их коридором и новым, ведущим на поверхность. Но только была одна проблема. Новый коридор находился на ярус выше и был очень узким. Это сильно замедляло побег. Вэлу приходилось наверху поднимать людей, а Александру подталкивать их. Арнэлия, Себастьян и Кэти приготовились отразить атаку вампиров, которые подбирались всё ближе и ближе. Узкий проход нового коридора позволял только по одному втискиваться в каменную щель. Вэл снова пошёл первым, поведя за собой тех, кто уже влез. Александр подсаживал последние пять человек, а оставшиеся Дети Света уже вели бой, отстреливая вампиров, посыпавшихся в небольшой зал, словно горох из порванного мешка.

– Алекс, быстрей! – кричала брату разгорячённая Кэти.

Тот, как смог, затолкал всех людей наверх и залез сам.

– Арнэлия, давай! – крикнул брат младшей сестре.

– Нет, первый Себастьян! – закричала Арнэлия. – У него осталось меньше энергии!

Она подала сигнал Себастьяну продвигаться наверх.

Тот, не задерживаясь, бросился к младшему брату и подал руку. Через мгновение Себастьян был уже наверху.

– Кэти, Арнэлия! – кричал теперь средний брат сёстрам, протягивая руку.

– Иди, я прикрою тебя! – крикнула Кэти младшей сестре.

Они обе стали отходить медленно к стене, продолжая отстреливаться от наплывающих всё больше и больше вампиров.

Подойдя к стене, Арнэлия сразу протянула руку брату. Себастьян быстро вытащил её наверх и передвинулся к выходу. Ведь в узком коридоре место было только для одного.

Арнэлия, заняв место отошедшего брата, протянула руку Кэти, которая теперь одна отбивалась от нападавших вампиров.

– Давай! – крикнула Арнэлия и, наклоняясь, ещё ниже опустила руку.

Кэти ухватилась, и сестра потащила её наверх. Несколько вампиров попытались схватить Кэти за ноги, но та отчаянно отбивалась от тварей, продолжая подниматься.

Наконец-то, Кэти оказалась в проходе.

– Бежим! – крикнула Арнэлия.

И они изо всех сил рванули по узкому туннелю, но множество острых, выступающих углов и разбросанные беспорядочно камни на земле мешали быстрому продвижению. А сзади настигали вампиры. Они умели лазить по стенам как пауки, а камни и острые углы коридора были им не помеха.

Вампиры уже почти настигли Кэти, которая бежала последней. Она снова стала отстреливаться, не оглядываясь назад.

Арнэлия, как могла, помогала ей, стреляя по верху, так как опасалась зацепить сестру.

Количество вампиров не убывало, а, странным образом, всё продолжало расти.

– Ещё немного, чуть-чуть, выход уже рядом! – подбадривала Арнэлия сестру.

А Кэти и не отчаивалась. Убийство вампиров – это её страсть, её самовыражение. Старшая сестра бойко и даже весело расправлялась с мерзкими тварями. Но, увлёкшись уничтожением вампиров, она не заметила лежащий под ногами большой камень.

Споткнувшись об него, Кэти со стоном распласталась всем телом на полу прохода. На неё мгновенно набросились вампиры, которые преследовали свои жертвы по пятам.

– Нет! – закричала в ужасе Арнэлия и, развернувшись, бросилась сестре на помощь.

Благо, что Кэти быстро сориентировалась и успела защититься энергией. Теперь вампиры не могли её схватить. Но их было так много, что Кэти не смогла бы от них отбиться без посторонней помощи. На место убитых со всех сторон накатывались новые волны вампиров.

На помощь поспешила Арнэлия. Она уже была почти рядом, на расстоянии нескольких метров от сестры, разбрасывая и уничтожая энергией вампиров. Но загробные твари вдруг схватили Кэти за ноги и быстро потянули назад в катакомбы. Арнэлия изо всех сил бежала за сестрой, пытаясь догнать и спасти. Она даже не замечала, что и за ней уже образовалась погоня. Ловушка захлопывалась, но Арнэлия видела впереди себя только старшую сестру, которую уносили всё дальше и дальше во мрак.

Пытаясь сопротивляться, Кэти удалось зацепиться руками за выступ стены коридора. Она предприняла ещё одну попытку отбиться от вампиров, но её продолжали хватать всё новые и новые твари.

Увидев Арнэлию и вампиров за её спиной, Кэти приняла единственное верное, возможно, в своей жизни решение:

– Беги, дурочка! Иначе мы обе погибнем!

Больше не выдержав напряжения, Кэти отпустила камень, за который держалась, и исчезла в толпе вампиров.

– Нет!!! – отчаянно закричала Арнэлия.

Она поняла, что теряет сестру. Теряет навсегда. Кэти ещё хватит на какое-то время, пока не закончится энергия, а потом… Потом её просто растерзают на кусочки. И Арнэлия не сможет ей помочь. Потому что ни её собственной, ни энергии Кэти не хватит, чтобы уничтожить всех вампиров. Принц Тьмы наслал на них бесчисленное количество тварей, чтобы отомстить за своих убитых слуг. Его уже ничто не остановит. Вампиров слишком много, а Себастьян, Вэл и Александр уже очень далеко, чтобы помочь. Да и это сделать было бы полным абсурдом. Пусть лучше погибнет один, чем Пятеро. Иногда необходимо идти на такие жертвы ради спасения других. Так их учили, и они всегда были готовы к этому. Если Арнэлия последует за сестрой, она тоже погибнет. Ни Учитель, ни Вэл, ни другие братья не одобрят такое решение.

Но ведь Кэти там совсем одна! Обречённая на смерть, она ещё будет бороться за жизнь, пока последняя капля энергии не уйдёт из ослабленного тела. И только тогда толпа голодных вампиров набросится, вгрызаясь своими клыками в каждый кусочек её рук, ног, шеи...

Нет! Арнэлия даже представить такого не могла, не то чтобы допустить. Решение принято. Девушка резко выхватила из-за спины свой меч и рванулась в темноту коридора.

Она нашла сестру в той злосчастной комнате, где проходы расходились уровнями и так сильно задержали побег людей и воинов Света.

Кэти лежала на полу, из последних сил отбиваясь от нападавших вампиров. Их здесь было не сосчитать! Они как мухи слетелись на бедную девушку, не давая возможности даже встать. Арнэлия от увиденного пришла в неописуемый гнев. Она защитилась энергией и бросилась в бой, рассекая острым лезвием меча всех вампиров на своём пути.

И только убив пару десятков тварей, она смогла добраться до сестры. Та лежала на полу и уже не пыталась встать. Силы покинули её. Увидев Арнэлию, она прошептала:

– Идиотка…

– Эта идиотка спасает твою жизнь! – Возмутилась Арнэлия. – Вставай!

Девушка помогла старшей сестре встать на ноги. Защитив себя и сестру энергией, продолжая отбиваться от нападавших острым мечом, Арнэлия подтащила Кэти к стене и присела, подставляя плечо.

– Взбирайся!

Кэти с трудом вскарабкалась наверх в узкий коридор. И пока она взбиралась, Арнэлия краем глаза заметила, как вампиры, словно тени, пробираются поверху туда же.

«Они не дадут Кэти уйти!» – Поняла она эту грустную и жестокую правду.

Когда Кэти подала руку своей младшей сестре, чтобы помочь ей взобраться, она получила в ответ острый меч.

– Ты сможешь с ним отбиться! – прокричала Арнэлия снизу. – Беги, я защищу тебя энергией!

– Но ты отдашь все силы!

– Я знаю, это мой выбор. Я во всём этом виновата. Я обязана была увидеть эту ловушку. – сказала Арнэлия. А потом снова закричала, заметив, как очередная партия вампиров проникла в коридор, в котором находилась Кэти. – БЕГИ!!!

Арнэлия накрыла сестру защитной энергией. Кэти ничего не оставалось, как бежать. Она была ослаблена и не могла помочь младшей сестре. А та приняла решение, потратить энергию на неё, Кэти. Старшая сестра бежала изо всех сил, а из её глаз потоком лились горькие слёзы. Арнэлия, всегда такая загадочная и таинственная, немного нерешительная и пугливая, сейчас отдавала свою жизнь за неё. И Кэти ничем не может ей помочь, жребий брошен…

А Арнэлия выдавливала из себя последние силы. На неё снова набросились вампиры, мешая защищать сестру. Дитя Света упорно карабкалась на стену, прижималась к ней, но вампиры оторвали её от стены и потащили в центр комнаты. Десятки тварей пытались разорвать девушку на части, только энергия мешала совершить задуманное ими. Арнэлия же думала только о старшей сестре. Кэти ещё не добежала до выхода, а младшая сестра уже выбилась из сил и не может защитить её. Значит, Кэти тоже погибнет. Одним мечом ослабленный воин Света долго не протянет против двадцати или тридцати вампиров, которые преградят ей путь.

Арнэлия не думала о себе, её жизнь кончена. Нужно защитить Кэти – дать шанс выжить.

– Господи! – закричала Арнэлия, находясь на полу под грудой вампиров. – Господи, я отдаю тебе всю себя! Я отдаю тебе свою жизнь! Только дай мне сил защитить Кэти, молю тебя!

И Арнэлия, изо всех сил напряглась, аккумулируя энергию. Вихревые потоки Светлой силы начали расходиться от неё словно огромный разрастающийся белый шар. Вампиры как пушинки отлетали от девушки, врезаясь в стену и рассыпаясь в прах, когда энергия проходила сквозь них. Арнэлия отдавала свои последние жизненные силы, создавая защитный шар, пока энергия не потекла по мрачным коридорам и не заполнила все катакомбы.

Благополучно выбравшись наверх, Кэти, Вэл, Себастьян и Александр могли созерцать, как светлая энергия окутывает пространство вокруг них. Земля и воздух покрылись светлыми потоками света, будто сам Господь благословил это место. А потом энергия резко исчезла, словно видение, которое бывает таким ярким и таким мгновенным.

Кэти, упав на колени, зарыдала, пытаясь выместить своё горе на зелёной траве, что росла под ногами, она срывала траву руками, сжимая в ладонях до крови. Вэл стоял с поникшей головой и мучительно пытаясь принять решение. Он был старшим в семье. И чтобы не случилось, он не должен терять контроль. Себастьян закрыл лицо руками. А Александр плакал, и горькие слёзы застилали его глаза. Всей четвёрке было понятно, что Арнэлии больше нет. Она отдала все свои жизненные силы, создав мощный энергетический заряд, который спас Кэти от вампиров и помог ей выбраться из катакомб. Даже меч не пришлось использовать в деле, настолько мощным был импульс, он мгновенно убил всех вампиров на пути старшей сестры.

А теперь всё кончено. Арнэлии нет. Отдав свою жизнь, младшая сестра вверила свою душу Господу.

– Пойдём, – Вэл подошёл к Кэти и потеребил по плечу, – мы должны идти. Она бы этого хотела.

Кэти с трудом встала с земли, всё ещё заливаясь слезами, и, спотыкаясь, побрела за братом.

Впереди их встречал рассвет и новый день. Лучи восходящего солнца озарили яркими красками четверых Детей Света и группу из двадцати смертных людей, которые шли за своими спасителями, дав обет служить отныне только Богу.

Смерть Арнэлии была не напрасной.




Арнэлия


Арнэлия, проснувшись, почувствовала под собой что-то жёсткое и холодное. Слегка приподняв окаменевшие веки, она осмотрелась. Фонарик на голове освещал какую-то странную, абсолютно тёмную комнату. Арнэлия попыталась приподняться, но всё тело стонало так, будто её переехал поезд. Приложив значительные усилия, она села.

«Где я?» – подумала девушка, осматриваясь по сторонам.

Какая-то небольшая комната. Мрачные два коридора. Один ниже, другой выше. Странный пепел на полу, как будто здесь жгли тела. И жуткая головная боль!

Но, несмотря на неё, Арнэлия стала припоминать вампиров, Кэти и снова вампиров. Она не мертва!

– О, Боже! – воскликнула девушка и тут же утихла. Не стоило в столь мрачном месте громко говорить, мало ли кто бродит по коридорам катакомб.

Но как такое могло случиться? Ведь она отдала всю свою жизненную энергию, чтобы создать огромный энергетический защитный щит для Кэти. Арнэлия уже попрощалась с жизнью, когда потоки Света шли из её тела. А она всё-таки жива. Наверное, Богу не угодна её смерть!

Но тут девушка услышала знакомый шорох в коридоре. Вампиры! Значит, ей всё-таки суждено умереть. Странно, что Бог оставил ей именно такую учесть. Уж лучше бы забрал к себе сразу. Но может этих тварей там совсем немного? И она сможет отбиться?

Арнэлия потянулась за оружием, но меча не было, она отдала его Кэти. Только пистолет полностью заряженный. Пару десятков вампиров, Дитя Света точно сможет уложить!

Но когда вампиры стали появляться в комнате на стенах и на потолке, Арнэлия поняла, что всё бесполезно. Она обречена. Их пришло намного больше, чем пару десятков. Гораздо больше.

Да, жизнь сыграла с ней злую шутку.

«А может застрелиться? – Вдруг подумала девушка, смотря на оружие. – Быстро и не больно. Во всяком случае не так, как быть растерзанной».

Но Дитя Света тут же отогнала эту мысль. Покончить жизнь самоубийством было страшным грехом. Она лучше умрёт в агонии и боли, чем проклянёт свою душу. Нет, Арнэлия не могла на это пойти.

– Ну, давайте. – сказала она вампирам, которые смотрели на неё сверху и сбоку. – Чего ждёте? Нападайте, твари. И я унесу с собой на тот свет всех, кого смогу!

Арнэлия стала нацеливать пушку то на одного, то на другого вампира.

Но те не нападали. Почему? Видимо, хотели насладиться предсмертной агонией жертвы.

И тут Арнэлия услышала звук шагов. Очень отчётливый звук. Кто-то уверенно и смело приближался к ней по коридору, чеканя каждый шаг. Кто бы это ни был, он был явно из Тёмных, раз решился появиться среди вампиров.

Арнэлия направила пушку в темноту коридора. Наверняка приближался Высший. Именно его команды ждали вампиры. Ну ничего, Арнэлия окажет ему тёплую встречу.

И по мере приближения шагов, Дитя Света всё сильнее и сильнее ощущала Тёмную энергию. И когда существо приблизилось к девушке, та почувствовала огромную силу, исходящую от него.

«Дэмиан!» – сразу поняла девушка и крепче сжала оружие. Она не даст вот так просто убить себя. Только не ему. Слишком это глупо, умирать от руки существа, которое больше всех насладится её смертью. Вампиры убивали потому, что хотели есть. Но Дэмиан! Нет, она не даст ему убить себя и получить столько удовольствия!

И как только Принц Тьмы вышел из коридора, Арнэлия разрядила в него всю обойму.

Дэмиан застыл, словно это повредило ему, а потом рассмеялся.

– Ну, какая же ты наивная, Арнэлия! Принца Тьмы нельзя убить простым оружием смертных.

– Это оружие против вампиров. А так, как ты тоже один из них, то стоило попытаться, – огрызнулась расстроенная девушка.

Она отрешённо смотрела, как Дэмиан спокойно достаёт пули из своей груди. Даже ни капли крови! Может, стоило всё-таки покончить жизнь самоубийством? Но Дитя Света снова отогнало эту мысль. Пусть лучше агония, чем вечное проклятие.

– Я Принц Тьмы, а не вампир, – гордо ответил Дэмиан, – существо куда более высокое и благородное, чем эти, – брезгливо указал он рукой на замерших, в ожидании его команды, тварей.

– Делай то, зачем пришёл, – тихо сказала Арнэлия и опустила взгляд. Она не доставит удовольствия Принцу Тьмы созерцать ужас в её глазах, когда вампиры начнут терзать беззащитную девичью плоть.

– А откуда ты знаешь, зачем я пришёл? – Спросил Дэмиан.

Арнэлия промолчала. Пусть издевается. Она с гордостью примет смерть.

– Я пришёл не за этим, – сказал почти шёпотом Принц Тьмы, наклонившись к девушке.

Арнэлия непонимающе подняла на него свои прекрасные зелёные глаза. Тогда зачем? Он же предупредил, что не будет больше спасть её.

– Ты не умрёшь, пока… – Многозначительно добавил Дэмиан, развеяв все надежды на чудесное спасение из проклятых катакомб.

– Чего ты хочешь? – спокойно спросила Арнэлия, не сводя своих глаз с повелителя Тёмных. – Я не пойду ни на какие сделки, ты это знаешь. Тогда чего?

– Для начала, хотел высказать своё восхищение твоим самопожертвованием. Спасти сестру ценой своей жизни, так мило. – В голосе Дэмиана было больше сарказма, чем восхищения.

Но Арнэлии было всё равно. Принцу Тьмы никогда не понять, что такое отдать свою жизнь, за жизнь другого.

– А ещё подивиться твоей глупости. – Продолжил тот свою пафосную речь. – Отдать свою жизнь, ради другого и оставить себя полностью беззащитной даже перед маленькой букашкой, которой я могу повелеть тебя укусить. Это очень глупо, девочка.

Арнэлия невольно улыбнулась. Так вот к чему вся эта речь. Дэмиан упивался её беззащитностью.

– Я думала, что умру. Точнее, я была уверенна в этом, – тихо сказала она, как бы в оправдание.

– Но ты не умерла, – подтвердил очевидное Дэмиан, – и сейчас без сил и без энергии. Даже не знаю, что теперь с тобой делать…

– Делай что хочешь, мне всё равно как умирать, – бросила ему Арнэлия равнодушно.

Принц Тьмы загадочно улыбнулся. Даже в такой трагичный для Арнэлии момент он был безумно красив, притягателен и волнителен своей адской красотой и чёрными как смоль глазами.

Дэмиан же ненадолго задумался над чем-то, после чего протянул Арнэлии свою руку.

– А может оно и к лучшему, что ты не умерла. Пойдём со мной.

– Я никуда с тобой не пойду, ещё чего! – Отстранилась от него девушка. – Тем более, после того, как высадила в тебя всю обойму, а ты не умер.

Дэмиана позабавило столь отчаянное сопротивление жертвы.

– У тебя нет выбора, и ты это знаешь, – спокойно, но очень настойчиво сказал он, не отводя руки. – Пойдёшь сама, обещаю, что больно не будет. Заставишь тебя силой тащить, будет хуже. Ты в любом случае умрёшь, так зачем усложнять этот процесс?

– Зато умру великомученицей, – тихо ответила девушка, всё ещё сторонясь руки.

– Ещё пытаешься шутить? – снова улыбнулся Дэмиан. – Пойдём, у тебя нет выбора.

Арнэлия хотела снова отказаться, но потом решила, что это бесполезно. Всё равно времени у неё оставалось мало. А если умирать, то с музыкой. Ведь она до сих пор оставалась воином Света, хоть и без сил. Но это значило, что если Принц Тьмы убьёт её без вины, а именно без серьёзного грехопадения, его душа будет вечно гореть в Аду. А это уже обнадёживало. И Арнэлия, смело глядя в глаза Принцу Тьмы, подала ему свою руку.

И тут же всё поплыло вокруг: вампиры, катакомбы, Дэмиан. Всё обратилось в водоворот разных цветов, которые пролетали мимо Арнэлии в вихревом потоке.

Когда же перемещение в пространстве закончилось, девушка стояла посреди какого-то огромного каменного зала. О недавнем путешествии в пространстве напоминало только головокружение.

– Ты уже лучше переносишь перемещение, – зазвучал голос Принц Тьмы за спиной.

Арнэлия нервно дёрнулась. Неужели ему так необходимо постоянно напоминать о своём присутствии!

Девушка обернулась и осмотрела помещение, в котором находилась. Это был парадный зал какого-то средневекового замка. В правой стене было поставлено огромное каменное кресло, сильно похожее на трон.

«М-да, Принц Тьмы не без амбиций», – улыбнулась сама себе Арнэлия, после чего осмотрела зал.

В противоположной трону стене располагался камин. И яркое пламя огня бойко выплясывало свой танец жизни. Справа и слева от трона и камина располагались высокие стрельчатые окна, а между ними старинные, потемневшие от времени канделябры. И лишь небольшой круглый столик с изысканным сервизом на нём, разбавлял эту грустную картину. Ни портьер, ни ваз, ни статуй и даже какого-нибудь коврика на полу. Здесь больше не было ничего, кроме канделябров, камина, столика и трона. Принц Тьмы явно был непритязателен к роскоши, если не считать огромного личного сиденья.

– Нравится? – поинтересовался Дэмиан, внимательно наблюдая за девушкой.

– Сложно сказать, – ответила та, направившись к окну залы.

Ей было не понятно, почему за окнами так темно. Но, только подойдя, она сразу же поняла, где находится. Прямо перед её взором открывался просторный вид на мрачную долину, в глубине которой возвышался огромный вулкан, пышущий огненной лавой. А вся голая, абсолютна иссушенная долина напоминала пустыню, с постоянно вырывающимся из расщелин паром, булькающими почвами и искрами, которые выплёскивались бурными фонтанами то тут, то там из-под чёрной земли.

Арнэлия уже была здесь однажды, когда Дэмиан пытался её укусить. Только тогда она стояла около вулкана и её окружали несметные богатства.

Сама мысль о том, что она в царстве Принца Тьмы не очень порадовала девушку. Здесь она была в его полном распоряжении. И вряд ли сама сможет уйти.

– Добро пожаловать в мой дом, – улыбнулся Дэмиан, наливая себе бокал красного вина.

– Здесь не очень уютно, – честно призналась невольная гостья.

– Отчего же? Вполне хорошо. Тепло, красиво и насыщено энергией.

– Чуть-чуть не хватает света.

– Простите, – развёл руками Дэмиан, – лучи света сюда не достают.

– А это Ад? – нерешительно указала Арнэлия рукой на вулкан.

– Нет, это просто вулкан. Красивый, правда?

Девушка промолчала. С одной стороны, бурлящая лава завораживала, с другой, – пугала своей смертоносной силой.

– А если он начнёт извергаться? – поинтересовалась та.

– Не начнёт, если я этого не захочу.

– И как часто ты этого хочешь?

– Не часто, – ответил Дэмиан, подойдя вплотную к девушке. – Но если кто-то попытается меня разозлить, то всё возможно.

Арнэлия без страха обернулась к нему. Принц Тьмы стоял прямо перед ней, будто нависая сверху своим ростом и мощью. Высокий, грозный и красивый он мог бы с лёгкостью вскружить ей голову. Но, увы, он лишь исчадие Ада. И именно поэтому он был так притягателен. Сама Преисподняя наделяла его какой-то таинственной силой и энергией, раз прочувствовав которую уже не сможешь отказаться.

– Зачем я здесь? – спросила Арнэлия, не отводя взгляда от чёрных, горящих глаз Дэмиана.

– Ты здесь ради своей смерти, – спокойно ответил тот.

– Тогда чего ждёшь? Ведь для тебя это так просто.

– Э нет, мне не нужна твоя смерть, точнее не нужна лёгкая смерть, – и в глазах Дэмиана зажглось пламя, не предвещающее ничего хорошего.

– Я хочу, чтоб ты мучилась, – продолжил он серьёзным, низким голосом, – чтоб молила о пощаде, чтоб мечтала о смерти.

И пока он говорил, пламя в камине разгоралось всё больше и больше, словно отражая настрой души Принца Тьмы.

– Я хочу, чтоб ты страдала. Чтоб твоя душа извивалась в агонии, – всё серьёзней говорил Дэмиан, а пламя в его глазах запылало так дико и неистово, что Арнэлия невольно отшатнулась от его жара.

Принц Тьмы не собирался так легко отпускать свою жертву. И снова подошёл к ней вплотную, теперь взяв Арнэлию рукой за подбородок.

Жар его пальцев обжог нежную кожу, но девушка не шелохнулась. Она не покажет страха, не доставит такого удовольствия этому исчадию Ада.

– Я хочу, чтоб ты горела в диком пламени. И чтоб он терзал тебя вечно, – прямо в глаза девушке сказал Дэмиан, а за его спиной по всему залу в канделябрах ярко вспыхнули свечи.

– Но тебе мешает одно но, – прошептала Арнэлия, стараясь не выказывать страха перед Принцем Тьмы. – Если ты убьёшь меня, то твоя душа вечно будет гореть в Аду.

Дэмиан рассмеялся ей прямо в лицо диким хохотом.

– Убить тебя для меня не составляет никакого труда! Просто взять и отправить тебя обратно в катакомбы. Мои вампиры с радостью восстановят баланс сил. И они имеют на это полное право, ты знаешь…

– Так отправь меня обратно. Чего медлишь? Я обещаю, что даже не пикну, когда они начнут терзать меня.

– Ну, надо же, какая сила духа! – искренне восхитился Дэмиан. – Проверим?

Но Арнэлия не дрогнула от столь красноречивого предложения. Умирать так умирать. Она лишь смиренно закрыла глаза и приготовилась к худшему. Она не пикнет, она не закричит, она просто умрёт и сделает это молча.

Дэмиан же ещё жёстче взял её подбородок, а потом резко закинул голову девушки назад, оголив шею.

– Нет, так просто ты не умрёшь, – прошептал он ей на ухо, вдыхая аромат женских волос и кожи. – Я хочу твоих мучений, твоих слёз, твоих стонов.

И Дэмиан горячим языком медленно провёл по линии её шеи. Арнэлию охватила дрожь. Она ненавидела это существо всем своим естеством. Но от прикосновения горячего языка что-то внутри её словно забурлило. Дэмиан же так тщательно исследовал языком кусочек её нежной кожи на шее, что невольно возжелал большего. Он хотел вцепиться в эту белоснежную кожу своими клыками, терзать нежную плоть, причинить адскую боль. Хотел подчинить себе это гордое Светлое существо и заставить умолять о пощаде.

Невольно он оголил клыки и, готов уже было вцепиться в манящую тонкую шейку, как девушка с силой оттолкнула его.

– Нет! – крикнула она, отскакивая на безопасное расстояние.

Дэмиан стоял напротив неё и тяжело дышал. Арнэлия со страхом созерцала своего мучителя. Перед ней больше не было Принца Тьмы, перед ней стоял сам Дьявол. Его чёрные глаза широко открылись и в них не было ничего, кроме жажды крови и смерти. Дэмиан был весь напряжённый, словно был готов в любое мгновенье напасть на вырвавшуюся жертву и растерзать её на кусочки.

– Не делай этого, прошу. Ты будешь гореть в Аду. Я этого не стою.

– Лучше я буду гореть в Аду, чем позволю тебе уйти! – Выкрикнул Дэмиан и бросился на девушку.

Пригвоздив её к стене, он сжал той горло одной рукой, второй запрокинул её голову назад схватив за белокурые локоны.

– Дэмиан, – сквозь хрип прошептала Арнэлия снова, обратившись к Принцу Тьмы по имени. – Дэмиан, ты выше этого.

Её светлый взгляд был направлен прямо в чёрные глаза мужчины. В зелёных, ясных как весенняя трава очах, не было ни страха, ни ненависти, ни призрения. Один лишь свет и надежда.

Дэмиан невольно ослабил хватку. А пламя в его глазах слегка утихло. Что-то внутри него перевернулось от этого чистого и открытого взгляда. И после пары секунд колебаний он выпустил свою жертву из рук.

– Убирайся, – лишь сказал он ей, отстраняясь. – Убирайся, сейчас же!

Арнэлия хотела было что-то сказать, но он опередил её гневным взглядом.

– Убирайся немедленно, пока я не передумал!

И тот час под Арнэлией стал расходиться каменный пол. Она хотела было отпрыгнуть к стене, но не успела. Пространственная дыра засасывала её внутрь. Вместо пола она увидела синее небо и землю, к которой тут же полетела, словно её выкинули из вертолёта. Только вот парашюта не дали.

Арнэлия стремительно летела вниз, рассекая воздух. Она кричала от страха как резанная. И уже подлетая к земле, она всё-таки смогла аккумулировать энергию, которая защитила её от столкновения с землёй, не дав превратиться в блин. Отпрыгнув несколько раз от земли как мячик, Арнэлия смягчила падение. И окончательно упав на землю, отделалась только сломанным носом. Кровь хлынула из ноздрей, но девушка не обращала на это внимания. Она быстро огляделась и, поняв, что лежит на обычной земле, бросилась её целовать и вдыхать запах травы.

– Я жива! Жива! – кричала она истерично.

Слёзы счастья лились ручьями по её щекам. Арнэлия просто не могла поверить, что снова на земле, что она жива и невредима. Слишком много раз она готова была сегодня умереть. Много раз замирало её сердце в ужасе от предстоящих мучений. И всё-таки она выжила!

Успокоившись и надышавшись вдоволь свежей травой, девушка осмотрелась, пытаясь понять, куда же её выкинуло. Недалеко она увидела ту самую ржавую металлическую дверь, за которой всё началось. Арнэлия была около входа в катакомбы.

Дитя Света машинально отползла назад, как бы желая убежать от невидимой опасности, но в ту же минуту взяла себя в руки. Вампиры в катакомбах и не выйдут днём на поверхность. Да и Дэмиан, если бы желал ей смерти, выкинул бы обратно в тот злосчастный зал глубоко под землёй, а не сюда, на свежую зелёную травку.

«Дэмиан!» – вспомнила о своём мучителе и невольном спасителе девушка. Лишь от одного его имени у Арнэлии вскипала буря чувств. Она ненавидела его и одновременно была благодарна за невольное спасение. Может, Дэмиан и желал, страстно всей душой, её гибели, но пока делал всё наоборот, постоянно спасая. И как странно, где-то в глубине души Арнэлия страстно желала снова увидеть взгляд горящих чёрных глаз. Несмотря на то что она дико боялась Принца Тьмы, его горячие прикосновения не приводили девушку в ужас, а, наоборот, придавали сил её измученному и разбитому телу.

Но Арнэлия тут же отогнала все эти мысли. Принц Тьмы есть Принц Тьмы. Истина проста! И вся его дьявольская красота служит лишь Злу, обрекая на погибель души многих людей. Так зачем вообще о нём думать? Пусть продолжает жить дальше. Арнэлия также продолжит свой жизненный путь. И теперь всегда будет внимательнее как к людям, так и к вампирам. Она больше не попадёт впросак и не позволит заманить себя в ловушку, как получилось в катакомбах. Теперь она умнее и без предрассудков. Каждому в этом мире своё место. А её место с невинными душами. А все маньяки и убийцы пусть получают то, что заслуживают. И если их души принадлежат Принцу Тьмы, то она больше не станет вмешиваться. Уж слишком дорого эти вмешательства и героические поступки обходятся ей и её семье.

– Семья! – неожиданно вспомнила Арнэлия о своих близких.

Те наверняка думают, что она погибла, и её давно уже нет в мире живых. Стоит поспешить и обрадовать их своей негаданной живучестью до того, как Арнэлия увидит надгробный памятник со своей фотографией на местном кладбище.

Дитя Света быстро встала с земли и стремительно побежала к ближайшей дороге, чтобы поймать попутку до Статен-Айленд, где располагался её дом. Пока она бежала к дороге, то невольно удивилась своей бодрости. После пережитых испытаний в ней слишком много сил. Но это даже к лучшему. Значит, она не такая уж кляча, как считают её родные.

Вспомнив о братьях, сестре и Учителе, девушка нежно улыбнулась. Она очень любила свою семью. Только среди них она чувствовала себя спокойно и уверенно. И, поймав машину, Арнэлия радостно уселась на заднее сидение. Она ехала домой!


Возвращение


В двухэтажном доме, расположенном в тихом районе Статен-Айленд, царила полная тишина. Старший брат Вэл медленно и почётно, в присутствии других членов семьи и Учителя, торжественно водрузил острый меч Арнэлии на почётную полочку на стене. Любимое оружие младшей сестры станет постоянным напоминанием о её героизме и самопожертвовании ради спасения других. Четвёрка всегда будет помнить об их доброй, ласковой, скромной и немногословной сестре с белокурыми волосами и удивительными зелёными глазами.

Когда же боевое оружие было водружено, все члены семьи встали вокруг полки, и каждый молча отдал дань памяти его владелице. Кэти, не выдержав, расплакалась, уткнувшись носом в плечо Александра. Братья не плакали, мужчинам не положено. Но печать скорби чётко отражалась на их лицах. Даже Учитель был по-своему печален. Хоть его лицо и не выражало никаких эмоций, но веки отяжелели и прикрывали грустные глаза. Ему трудно было принять гибель одного из его учеников. Конечно, он понимал, что рано или поздно это могло произойти если не с Арнэлией, то с кем-то другим. Но как бы Учитель ни готовился к такому событию, когда оно произошло, он не смог отогнать от своего сердца печаль. Он вспоминал, как держал крошку Арнэлию на своих коленях, как учил ловить бабочек, развивая в ребёнке ловкость и концентрацию. Помнил, как маленькая девочка протягивала к нему свои нежные ручки и, заглядывая своими изумрудными глазами в самое сердце Учителя, растапливала в нём лёд и тяжесть прожитых столетий. Учитель одинаково любил своих учеников, но Арнэлия всегда была ближе его сердцу. Он по какому-то магическому закону не мог ни в чём ей отказать. И боясь, что разбалует девочку своей мягкостью, старался воспитывать старших братьев и сестру в полной строгости к ней и отсутствии снисходительности к любым слабостям зеленоокой красавицы, больше похожей на ангела, чем на человека.

И может именно поэтому Арнэлия часто уходила в себя. Находя в своих старших братьях и сестре лишь цензоров нравов и постоянных контролёров, Арнэлия создавала внутри себя свой таинственный мир. Даже Учитель часто не мог проникнуть в этот мир, когда девушка задумчиво уставлялась в какую-то далёкую точку на стене и молча могла так сидеть часами. О чём она думала тогда, что чувствовала, что видела, так и останется тайной навеки.

Учитель прикрыл свои тяжёлые веки. Теперь она в Раю. И пусть простит все недосказанности и недоговорённости своей семьи. Они так и не сказали ей ни разу, как гордятся ею, как восхищаются её талантами. Учитель и подумать не мог, что в его кроткой ученице столько силы духа и света. Он от кого угодно мог ждать самопожертвования, но только не от Арнэлии, которая была больше похоже на маленькую трусишку, чем на героиню.

Жёсткий урок. Мы ждём подвигов от кого-то другого, даже не догадываясь, что рядом с нами, в нашей тени развивается более сильный и достойный человек, чем нам кажется. Недооценка – это большая ошибка многих. И старому монаху было тяжело признать, что и он совершил эту ошибку, наравне с остальными его учениками. Старшие братья и сестра видели в Арнэлии кого угодно, но только не грозного воина Света, что бросается грудью на врагов и ведёт за собой других. Но, может быть, истинная храбрость состоит вовсе не в этом? А в том, чтобы в решительный момент спасти жизнь ближнего своего, не пожалев собственной?

– Не волнуйтесь так за меня, я в Раю, – послышался в комнате тихий и такой знакомый голос Арнэлии.

– Она с нами. Слышите? – взволновано спросила Кэти. – Её дух с нами!

– Да, Кэти, я с вами, – зазвучал снова голос, – и я отдаю тебе моё вечернее красное платье…

Кэти недоумённо посмотрела на Александра. Как дух её сестры мог сейчас говорить о таких мелочах? Но, заметив, что Учитель обернулся назад и с улыбкой на кого-то смотрит, девушка тоже повернула голову в ту сторону.

На пороге, как ни в чём не бывало, стояла Арнэлия и улыбалась всем присутствующим.

– Не может быть! – выкрикнула старшая сестра.

Братья тоже недоумённо смотрели на вошедшую в комнату девушку. Она призрак или воскресший труп?

– Чего стоите? – обратился к Четвёрке Учитель. – Ваша сестра жива, обнимите же её!

Кэти вопросительно посмотрела на Учителя, потом снова на Арнэлию.

– Кэти, я жива! – крикнула весело та. – Хватит тупить, я не умерла в катакомбах!

И как только Кэти услышала её брань, она действительно поняла, что Арнэлия жива.

Она бросилась к младшей сестре и со всей силы стиснула ту в объятиях. То же самое сделали все трое братьев. Окружив девушку, они все вместе обнялись, словно были единым целым.

Кэти плакала, братья радовались, Арнэлия шутила:

– Только не придушите ненароком, а то мне нравится быть живой.

Учитель стоял в стороне от всего этого, но его сердце ликовало. Она жива! И теперь он сможет больше уделять ей внимания, больше любить и больше верить в неё.

– Арнэлия, что это? – спросила удивлённо Кэти, отстраняясь от сестры.

Та быстро оглядела себя, но ничего подозрительного не заметила.

– Тут у тебя в волосах комья грязи, – серьёзно сказал Александр, – будто ты выкарабкивалась из-под земли!

– О, Боже, перед нами стоит зомби! – воскликнул Вэл, отпрыгивая в страхе от сестры.

Арнэлия с ужасом стала отряхивать волосы рукой. Не может быть, чтоб она была зомби. Она жива! Она точно это знает.

И только услышав, как братья весело смеются над ней, девушка успокоилась.

– Ну и задам я вам сейчас трёпку за зомби! – крикнула она им и, играючи, стала догонять убегающих шутников, пытаясь поколотить.

– Да хватит вам! – командно рявкнула Кэти на родных. – Я про другое.

– И про что же? – спросила Арнэлия, оставив в покое братьев.

– От тебя идёт какая-то очень сильная энергия. Я чувствую её так явно!

Веселящиеся братья остановились и подошли к младшей сестре, с сосредоточенным видом начали её осматривать.

– И действительно, – сказал Вэл, – сейчас я тоже чувствую.

– И что, это плохо? – пыталась отшутиться Арнэлия от столь странного открытия.

Её семья лишь пожала плечами, и взоры всех пятерых обратились к Учителю.

– Твоя энергия усилилась. Ты стала сильней, – как всегда спокойно ответил тот.

– Сильней? Что это значит? – спросила Арнэлия.

– Видимо, когда ты отдала всю свою жизненную энергию на спасение Кэти, Бог одарил тебя новой, ещё более мощной, чем прежде. И именно она позволила тебе выжить в катакомбах, вдохнув в тебя новую жизнь.

– И насколько мощна эта энергия? – поинтересовалась девушка.

– Думаю, очень мощна. Гораздо сильнее, чем у твоих братьев и сестры, – заключил Учитель.

– О! Так теперь тебя стоит бояться! – рассмеялась Кэти. – Трепещите все, грозная Арнэлия идёт.

– Да, хватит тебе, – отмахнулась младшая сестра и подошла к Учителю.

– Так какова сила этой энергии? Мне надо знать, Учитель.

– Ни я и никто другой не сможем ответить тебе на этот вопрос, – развёл руками старец, – только время и практика смогут указать её силу.

– Понятно, – заключила девушка. – Придётся много тренироваться. И всё-таки скажите, Учитель. Если бы не эта энергия, я бы умерла?

– Да, Арнэлия. Отдать все свои жизненные силы и остаться живым ещё никому не удавалось.

– Но почему я? – тихо спросила воспитанница.

– Так было угодно Богу, – и Учитель многозначительно поднял глаза вверх. – Он не захотел твоей смерти и дал новую силу, чтобы ты смогла продолжить жить.

Слова Учителя были столь значимы и столь глубоки, что Арнэлия невольно нахмурилась. Её мозг после всего произошедшего в катакомбах и в Загробном мире у Принца Тьмы, не мог сейчас воспринимать столь серьёзные материи.

Она решила подумать обо всём этом позже. И, с важным видом, развернувшись к своей семье, декларативно произнесла, подняв указательный палец вверх.

– Раз я самая сильная среди вас, то я теперь глава семьи. И вы все должны меня слушаться!

Её вид был столь наиграно важен и напыщен, что вся четвёрка легла с хохоту на пол.

Арнэлия тоже рассмеялась и кинулась к ним, чуть ли не прыгнув сверху на Вэла, якобы доказывая своё превосходство. И тут началась такая чехарда и весёлая возня на полу всех пятерых, что даже Учитель невольно улыбнулся.

Когда же всё закончилось, вся семья во главе с Учителем отправилась торжественно снимать меч Арнэлии с памятной полки, чтобы вручить его вернувшейся владелице.

Пока Арнэлия почётно получала своё боевое оружие обратно каждый из Пяти произнёс слова благодарности и гордости своей сестре за смелый и отчаянный поступок. И только Кэти не выдержала и зарыдала, благодарно обняв Арнэлию. Ведь если бы не младшая сестричка, то эта почётная полка хранила бы сейчас оружие Кэти, только уже по-настоящему, безвозвратно.

Когда все слова были высказаны, а слёзы выплеснуты, семья в полном составе направилась на кухню есть торжественный пирог, который Кэти испекла собственноручно. И хотя эта сладость была приготовлена в знак памяти об Арнэлии, сейчас Пятёрка, абсолютно не смущаясь, уплетала его в знак возвращения Арнэлии. И от этого пирог казался ещё слаще и вкусней.

И только ближе к ночи все разошлись по своим комнатам, чтобы, наконец, отдохнуть от тяжелого и очень продолжительного дня, который закончился так неожиданно счастливо.

Арнэлия уже лежала в своей кровати, укутывалась тёплым одеялом, когда слова Учителя стали пробиваться в её сознание. «Так было угодно Богу. Он не захотел твоей смерти и дал тебе новую силу, чтобы ты смогла продолжить жить».

Эти слова снова и снова крутились у девушки в голове. За что же она удостоилась такой чести? Почему Бог решил оставить ей жизнь и наделить ещё большей силой? Ведь она была готова умереть. И ничего такого грандиозного не совершала, чтобы её вернули к жизни!

Конечно, Арнэлия благодарна Богу, как никогда. Но всё-таки почему она? У Всевышнего не было избранных. Даже своего сына, Иисуса, Он дал казнить, дабы все убедились в истинности новой религии и божественной сущности убиенного. Тогда что? Может Богу стало её жалко? Ведь она совсем молода и ещё не пожила толком.

И тут Арнэлия невольно улыбнулась. Ну, если пять столетий не считать достаточным сроком, то, сколько должно пройти времени, чтобы она почувствовала себя старой?

И на этой весёлой ноте девушка начала засыпать, решив, что не стоит пытаться осознать те или иные решения Всевышнего. «Пути Господни неисповедимы», – гласит одна прекрасная и старая мудрость. Вот пусть так и будет.

Проснувшись ранним утром, Арнэлия в первую очередь поехала на машине в свою любимую церквушку. Она долго молилась, преклонив колени, произносила благодарственные речи Всевышнему и всем Святым. Дитя Света была всем сердцем и душой благодарна за спасение. И по каким бы причинам Господь это ни сделал, она всё равно очень счастлива!

После церкви Арнэлия сразу же направилась на своё рабочее место, в лабораторию Нью-Йоркского университета. Она так давно не была наедине со своими любимыми вирусами и бактериями, что уже успела соскучиться по умным микроорганизмам. Изучая их, девушка познавала целый мир, скрытый от глаз. Ведь было так интересно наблюдать, как они развиваются, меняют форму, постоянно и без устали приспосабливаются к окружающей среде, стараясь выжить в любых условиях. И, смотря на отдельный микроорганизм, Арнэлия частенько видела его многовековую эволюцию. Ведь на земле развивается не только человек. Маленькие, живые организмы развиваются вместе с ним. И жизнь людей настолько часто соприкасалась с этими биологическими микро существами, что даже не было понятно, кто для кого живёт. Люди для вирусов или вирусы для людей. Одно было точно известно, что и те и те существуют с самого зарождения человечества.


Вирус


Работая уже полдня с микроскопом и рассматривая грозный вирус Эбола, который постоянно уносит сотни жизней и не поддаётся лечению, Арнэлия услышала громкий стук в дверь.

– Войдите! – сказала она, не отрывая взгляд от аппарата.

В лабораторию стремительно вошёл профессор кафедры вирусологии Мэт Рокли, коллега Арнэлии и её друг по работе.

– Арнэлия! – воскликнул он. – Где ты так долго пропадала? У меня для тебя очень важные новости.

– Говори, Мэт, – всё так же, не отрываясь от микроскопа, сказала девушка, продолжая фиксировать данные в тетрадке.

– У нас очень, очень серьёзные проблемы с одним вирусом, – нервно сказал профессор.

Арнэлия всё-таки оторвалась от микроскопа и с недовольным видом повернулась к Мэту, довольно-таки симпатичному, статному мужчине тридцати пяти лет с редкой проседью в чёрных волосах от напряжённой работы.

– Что может быть важнее и проблемней Эболы? – прошипела девушка.

– Может, – серьёзно сказал Мэт и бросил на стол лаборантки тоненький отчёт. – И если бы ты не прохлаждалась где-то всё это время, то могла уже хоть чем-нибудь помочь. За несколько дней уже три смерти.

Арнэлию насторожили эти сведения. Она даже решила не обижаться на Мэта за вольную фразу «прохлаждалась». Три смерти за пару дней, что она отсутствовала, не шутки, и сейчас не до выяснения отношений.

Девушка открыла отчёт и быстро пробежала глазами три печатных листика, но то, что она там прочитала, повергло её в нешуточную тревогу.

– Где они? – спросила Арнэлия, подняв взволнованные глаза на коллегу.

– В изоляторе, пойдём, – и Мэт махнул рукой, приглашая сотрудницу следовать за собой.

Закрыв лабораторию на ключ, Арнэлия быстро пошла за Мэтом в медицинский изолятор.

И когда они подошли к пуленепробиваемому стеклу изолятора, девушка еле слышно ахнула.

Перед ней открылась ужаснейшая картина. В изоляторе, окружённые медицинскими роботами и медперсоналом в защитных скафандрах, как у космонавтов, лежало пять человек. Все они больше напоминали живых мертвецов из фильмов ужасов, чем обычных людей.

У одного больного не было половины одной ноги, и оставшаяся часть продолжала гнить живьём, несмотря на все перевязки, жгуты и блокировки медработников. У второго была разъедена целая щека, оголяя полностью часть челюсти и черепную кость. У третьего была дыра в животе, даже кишки внутри уже были поражены странной бактерией, которая начала разъедать и их. Бедолага ещё был жив, но явно ему осталось не больше одного дня. Завтра у него уже не будет и кишок.

Арнэлия не выдержала увиденного и отвернулась к стене, где её тут же стошнило. Но Мэт даже виду не подал, что заметил её слабость. Видать, она не первая, кого вывернуло на изнанку после увиденного. Когда Арнэлия оставила на полу весь свой завтрак, она обтёрла рот халатом и подошла к радиостанции.

– Вызовите, пожалуйста, к изолятору уборщицу, – попросила она дежурного.

И затем обернулась к Мэту, стараясь не смотреть на происходящее за стеклом.

– А теперь расскажи мне всё вкратце, – её голос был спокоен и сосредоточен.

– Как ты уже поняла, – стал рассказывать Мэт. – Вирус полностью разъедает плоть человека. Не оставляет ничего, ни тканей, ни костей, ни нервных окончаний. Раз попав на кожу, он съедает полностью всё тело, пока не доест до конца. Это его способ размножения. Перерабатывая биологический материал человека, вирус прогрессивно размножается. Но самое страшное не в этом. Самое ужасное, что его ничем нельзя убить. Я не говорю о противовирусных средствах и кислоте. Вирус не погибает даже в огне в две тысячи градусов по Цельсию! Не погибает при кипячении, не погибает при заморозке и стерилизации. Он вообще не погибает ни от чего! – И глаза Мэта наполнились ужасом.

Хотя Арнэлия имела иммунитет к большинству вирусов, даже её зацепили слова Мэта, что вирус нельзя никак убить и разрушить его генетику. А это было очень, очень плохо.

– Дай мне один экземпляр на изучение. – попросила девушка.

– Только в изоляторе. Из него выносить не позволю. Вирус переносится через прикосновение, что сама понимаешь, очень опасно.

Арнэлия согласно кивнула.

– Тогда я пошла, – она направилась ко входу в изолятор.

Лаборанты изолятора одели на неё защитный скафандр и впустили в спецкомнату, где обработали паром под давлением и щелочной кислотой, убивающей все микробы. Ведь новый вирус был незнаком, а, значит, опасен. И не было известно, как он отреагирует на другие микроорганизмы, вступив с ними в контакт.

Пройдя стерилизацию, Арнэлия вступила в изолятор. Девушка тщательно старалась не смотреть на инфицированных. Ей надо было изучить вирус и слабость сейчас ни к чему. Пройдя бочком мимо заболевших, она дошла до специальных стерильных камер, в которых хранились экземпляры вирусов на кусочках живой плоти.

Арнэлия наклонилась к микроскопу и стала изучать убийственный микроорганизм.

– Какая сложная структура! – удивилась она.

Такого генетического кода и ДНК Дитя Света никогда не видела прежде. Этот вирус явно эволюционировал много тысячелетий, настолько он был совершенен в своей структуре. И его генетический код был очень сложен.

– О, Боги! – выдохнула Арнэлия.

Всё вышеперечисленное могло означать только одно. На изучение вируса уйдут годы и годы исследований, не говоря уже об унесённых вирусом жизнях.

Внимательно изучив вирус и зафиксировав камерой все его структуры, Арнэлия направилась к выходу.

Пройдя комнату стерилизации и оставив на уничтожение медицинский скафандр, который уже не пригоден для дальнейшего использования, из-за невозможности стерилизации от нового вируса, Арнэлия быстрым шагом направилась к себе в лабораторию.

– Что ты об этом думаешь? – спросил Мэт, еле поспевающий за коллегой.

– Ничего хорошего. Вирус очень сложен. Подниму сейчас всю базу по вирусам и буду искать сходства или родовой тип. Наверняка мутация или синтез с другими вирусами. Иначе нельзя объяснить его развитое ДНК. Ты запрашивал биологические военные центры? Может, это их детище?

– Нет, это не их, – заверил Мэт.

– Ну конечно, так они и сказали, – скептически улыбнулась Арнэлия.

– Действительно, не их, они даже просили прислать экземпляр для ознакомления.

– Ни в коем случае! – возмутилась девушка. – Ещё не хватало, чтобы они сделали из него биологическое оружие.

– Я так им и сказал. Но, Арнэлия, ты не допускаешь мысли, что этот вирус абсолютно новый для нас и вполне возможно – это новый родовой вид?

Девушка задумалась.

– Нет, Мэт, я так не думаю. – Ответила она после недолгого размышления. – Мы много лет изучаем вирусы, большинство из которых уже раскрыты. Что же касается этого новичка, даже если генная структура у него новая, то родовая материя должна быть уже известной. Ты же знаешь, что все вирусы пошли из одной семьи, мутируя и развиваясь.

– Было бы славно, если это подтвердится на практике. Иначе, нам придётся очень тяжело.

– Да что ты так переживаешь? Инфицированные надёжно изолированы! – Подбодрила она Мэта.

– Инфицированные, которые оказались в Америке, изолированы. А сколько их может быть по миру?

– Что ты имеешь ввиду?

– То, что заболевшие были на торговом судне Винд Америка. Они были моряками.

– И откуда приплыла эта Винд Америка?

– Много стран. Европа, Ближний Восток, Африка. Все и не перечесть. Невозможно точно проследить, где они могли подхватить вирус и где передать.

– У нас очень, очень серьёзные проблемы, – прошептала Арнэлия. – Мне надо работать.

Она резко развернулась и быстрым шагом пошла в сторону своей лаборатории. Арнэлия начала проверять все базы, хранящие сведения о всевозможных вирусах и их родовых семьях. Подняла данные о простейших вирусах, от которых затем произошли многие другие, но ничего даже близко похожего не было и в помине. А может Мэт прав? И это совершенно новый родовой тип?

Но Арнэлия тут же отогнала эту мысль прочь. Все вирусы произошли из одной семьи. Надо внимательно проследить последовательность мутаций и понять, с какими вирусами мог соединиться изучаемый.

Арнэлия пролистывала на компьютере генные коды вирусов один за другим. Разрабатывала компьютерную модель мутации, используя генные маркеры, стараясь получить хотя бы приближенный результат эволюционного процесса, схожий с исследуемым вирусом. За окном уже было темно, а Арнэлия продолжала моделировать новые варианты генной мутации.

От бесконечных картинок и схем генных кодов её отвлёк звонок на мобильный телефон. Звонила Кэти.

– Привет, сестра! – радостно верещала она в трубку. – Тебя долго нет дома и я решила проверить всё ли в порядке.

– Да, со мной всё хорошо, – устало ответила Арнэлия, – сижу на работе и пытаюсь разобраться в генном коде нового беспощадного вируса, уносящего жизни людей.

– О, там всё серьёзно, – ответила Кэти. – Значит это надолго?

– Скорее всего.

– А хочешь, я тебе пиццу привезу?

– Было бы очень кстати, – слегка улыбнулась Арнэлия такой заботе сестры.

– Тогда, жди! Буду через полчаса.

И Кэти отключилась.

Арнэлия облегчённо вздохнула. Наконец-то она поест и сможет хоть кому-то высказать свои мысли. Держать в голове огромный объём изученной информации не было сил.

Кэти приехала ровно через полчаса. С её появлением по лаборатории растёкся аппетитный запах вкуснейшей пиццы.

Арнэлия, словно голодная волчица, набросилась на съестное. Проталкивая огромный кусок пиццы в рот, девушка старательно пыталась объяснить сложившуюся ситуацию.

Кэти внимательно слушала и мрачнела. Вирус, который не поддаётся уничтожению и, вероятно, уже гуляет по Европе, Азии и Африки не предвещал ничего хорошего. Арнэлия же продолжала взахлёб рассказывать про генные вирусные коды. О том, что она пытается найти родовой материал и тем самым проследить мутационные процессы, исследование которых облегчит нахождение лекарства. И когда Арнэлия снова открыла набитый пиццей рот для очередного рассказа, она вдруг услышала тяжёлые шаги в коридоре, которые приближались к лаборатории.

Странно было слышать шаги в столь поздний час. Было уже десять часов вечера. Даже Мэт отправился домой спать. Может это охрана делает свой обычный обход?

Тем временем шаги приблизились к лаборатории и в дверь кто-то постучал. Арнэлия, настороженно, пошла отмыкать замок. Кто же это мог быть? И как только она приоткрыла дверь, то тут же застыла в ужасе и защитилась энергией. Перед ней стоял Принц Тьмы.

– Нам нужно поговорить, это важно, – серьёзно сказал он, не обращая никакого внимания на недружелюбную реакцию девушки.

– Хорошо, – пролепетала Арнэлия, собираясь выйти в коридор.

– Кто там? – поинтересовалась подошедшая к двери старшая сестра.

– Всё в порядке, ко мне пришли, – ответила Арнэлия взволнованно, пытаясь прикрыть дверь, за которой стоял Дэмиан.

– И именно поэтому ты защищаешься энергией? – от взгляда Кэти ничто не ускользнуло. Ни испуганный вид сестры, ни черноглазый красавчик за дверью.

– Это друг, – спокойно ответила Арнэлия, перестав защищаться энергией. – Просто друг, пришедший по делу. Я поговорю с ним недолго?

Как бы спрашивая разрешения у сестры, выскользнула за дверь Арнэлия.

– Пойдём! – Скомандовала она Принцу Тьмы, наглухо закрыв дверь лаборатории.

Не хватало, чтобы Кэти узнала, что это за друг такой у младшей сестры.

Когда Арнэлия и, шедший за ней следом, Дэмиан повернули за угол, девушка резко развернулась к Принцу Тьмы.

– Говори, что хотел, и уходи. У меня сейчас дел по горло.

– Я в курсе, – ответил спокойно Дэмиан, – и, ни в коем случае, не потревожил тебя, если бы мой вопрос не касался именно того, чем ты сейчас так занята.

– Слушаю внимательно. – Арнэлия сосредоточилась.

– Ты, наверное, знаешь про вирус? – спросил он.

– Если бы не знала, то ты не пришёл, я права?

– В точку, как всегда, – улыбнулся Принц Тьмы. – И я практически уверен, что ты его уже изучаешь, но есть вещи, которые ты можешь узнать только от меня.

– Например?

– Например, то, что даже мои загробные твари умудряются подхватить этот вирус. И я был искренне удивлён, когда понял, что смерть это ещё не конец. Оказывается, можно ещё раз умереть.

– Ты хочешь сказать, что вирус поражает ткани вампиров?

– Именно!

– М-да, он не очень избирателен.

– Какая же ты шутница, – зло ответил Дэмиан.

– Ладно, извини, я не хотела, – посмотрела на него Арнэлия, сожалея о сказанном.

– Но это ещё не всё, – зловеще продолжил Принц Тьмы. – Когда я попытался облегчить бедолаге смерть и испепелить его огнём, то был несказанно удивлён тому, что вирус не погиб от пламени.

– Да, я знаю, мы тоже пытались его поджарить при температуре около двух тысяч градусов по Цельсию, и всё впустую.

– Арнэлия, ты не понимаешь, – и Дэмиан приблизился к ней ближе, заглядывая в глаза. – Я попытался уничтожить вирус адским пламенем, температура которого равна пяти тысячам градусов по Цельсию. Почти как в ядре земли. – Добавил он.

Арнэлия нахмурила брови.

– И что это значит, Дэмиан?

– Люблю, когда ты называешь меня по имени.

– Хватит паясничать, скажи, что это значит!

– Тут могут быть два варианта. Или вирус занесён нам из космоса, или он существовал здесь гораздо раньше, чем мы думаем.

– Первая версия точно нереальна, потому что в последний год на Землю не упал ни один заражённый метеорит. А вторая сомнительна. Потому что вирусы появились точно не раньше зарождения жизни на Земле.

– Это ты так думаешь, что вовсе не является истиной, – заключил Дэмиан многозначительно.

Арнэлия поняла его тонкий намёк на недавний провал в катакомбах. Она тогда тоже думала однобоко. Но теперь она другая.

– Хорошо, пусть, – согласилась она вынужденно, – твои версии.

– Смотрю ты быстро учишься, – похвалил её Принц Тьмы за гибкость мышления. – Тогда слушай. Если вирус не погибает в температуре ядра Земли и на Землю не падал никакой метеорит из космоса, это может означать только одно. Вирус был здесь всегда, просто был законсервирован.

– Всегда, это сколько?

– Похоже, что четыре миллиарда лет тому назад.

– Этого просто не может быть! Жизнь на планете зародилась лишь три миллиарда лет назад с хвостиком. И то, это были наипростейшие соединения, ни в коем случае не вирусы.

– А ты, я смотрю, там была и самолично наблюдала процесс? – ехидно ухмыльнулся Дэмиан.

– Не смешно! – огрызнулась девушка.

– А по-моему даже очень. Арнэлия, ты же умный человек и, наверное, понимаешь, что Бог явно создал Землю ни за семь дней, а человека тем более не за один. А как ты думаешь, перед тем как создать человека, твой Бог мог потренироваться на чём-то другом?

– Что ты имеешь в виду?

– То, что вирусы – это микроорганизмы, обладающие генами с ДНК и РНК. Такой маленький прототип современного живого организма, неправда ли?

– Это полное безумие! – категорично заявила девушка.

– Неужели? Ты искренне считаешь, что перед созданием человека Бог не развлекался с чем-то другим?

– Не богохульствуй! – строго сказала Арнэлия.

– А то что, меня молния поразит?

– Может и поразить!

– Арнэлия, до создания животных и человека наш Бог вполне мог поэкспериментировать на чём-то другом. И в глубине души ты со мной согласна. Между созданием земли и созданием человека прошло более четырёх миллиардов лет! Неужели Господь всё это время сидел сложа руки? Думаю, нет. А вирусы, это те микроорганизмы, которые очень живучи, и настроены на процесс эволюции, как никто другой. Поэкспериментировав на вирусах, Бог решил создать то же самое, только гораздо сложнее и по подобию своему. Вот и получился человек, да только вирусы никуда не делись, продолжая развиваться так же, как и мы.

– Ладно, хватит. Твоя теория эволюции мне ясна. Тебе бы с ней на Нобелевскую премию выходить.

– Не веришь? – заметил Принц Тьмы.

– Даже если ты и прав. И долбанный вирус существует уже много миллиардов лет, а это действительно может объяснить его потрясающую эволюцию, суть сейчас не в этом! Главное, найти его источник или место, где он был законсервирован много времени. Это сейчас главное! Потому что именно в его изначальном месте положения можно найти ответ на самый важный вопрос, как его уничтожить или разрушить генный код, ослабив паразитную функцию.

– И есть хоть какие-то мысли насчёт места консервации?

– Нет! – отчаянно сказала Арнэлия. – В том-то и дело, что нет. Африка, Азия, Европа. Я не знаю. И даже не догадываюсь.

– Я могу чем-то помочь? – серьёзным голосом спросил Дэмиан.

– Переживаешь за своих вампиров? – съязвила девушка, но тут же сменила тон. – Ты-то как сможешь помочь, если даже адское пламя не убивает этот вирус.

Но Арнэлию тот час озарила умная мысль.

– Ну, конечно! Ты действительно сможешь помочь. Ведь ты можешь читать мысли людей и копаться в их голове!

– Да, могу, и что?

– Как что?! – воскликнула девушка. – Ты сможешь увидеть глазами инфицированных, где они были, с кем общались и откуда привезли этот вирус. Он явно был подхвачен не в портовой таверне и не у проститутки. Хотя и такое возможно. Но я думаю, что это какое-то особое место, не совсем обычное. Думаю, ты понимаешь о чём я. И, кстати, стоит поспешить, скоро инфицированные покинут наш мир и тогда мы точно ничего не узнаем.

– Тогда веди. Чего ждёшь?

Арнэлия повела Дэмиана к изолятору. Когда они подошли к стеклу, девушка сразу отвернулась.

– Не входи внутрь, можешь заразиться, – сказала она Принцу Тьмы.

– Надо же, ты за меня волнуешься? – удивился Дэмиан столь неожиданной заботе, ненавидящего его существа.

Арнэлия предпочла промолчать, а Дэмиан спокойно уставился в стекло и начал разглядывать инфицированных, которые располагались отдельно друг от друга в изолирующих капсулах.

– Да, зрелище не самое приятно, – лишь сказал он девушке. – Дай мне пять минут.

И Принц Тьмы погрузился в глубокий транс, внимательно смотря на одного из больных.

Дэмиан проник в его мозг и стал прокручивать всё, что видел больной за последние несколько месяцев.

Вот Принц Тьмы увидел, как матрос пребывает в порт Нью-Йорка, а вот они с друзьями празднуют удачную сделку в кабачке Марселя. Там была шлюха. Дэмиан быстро просмотрел историю её жизни. Нет, ничего подозрительного. Она не заражала. Тогда Дэмиан начал прокручивать память инфицированного дальше. Вот он видит порт Катара. Здесь тоже ничего. Дальше Каир. В Каире моряки покупают какие-то украденные старинные драгоценности из золота. Драгоценности были периода Древнего Египта. А это Дэмиану показалось подозрительным. Все гробницы давно разграблены, храмы опустошены. Откуда взялись эти драгоценности? Дэмиан стал прокручивать жизнь египетского торговца. Увидел, как тот тащится на верблюде по пустыне с мешком золота. Как он получил это золота из рук чёрного копателя. Дэмиан тут же перешёл к чёрному копателю и увидел, как он с подельником идут внутрь пирамиды Джосера. Маленькая ступенчатая пирамида, одна из самых первых, датируемая третьим тысячелетием до нашей эры, явно интересовала копателей. Дэмиан увидел, как они заходят в пирамиду, заводят какой-то очень странный и древний механизм, открывая узкий подземный переход. Копатели, идут очень долго, всё глубже и глубже спускаясь под землю, и попадают в совершенно новые комнаты. И вот впередиидущий копатель резко срывается вниз будто с обрыва, а за ним и второй. Крики ужаса и сплошной мрак. Один из копателей умирает на месте, другой теряет сознание от удара головой. Когда же приходит в себя, вокруг сплошная темнота. Копатель зажигает спичку и осматривается. Какая-то маленькая комната с бассейном посередине. Вокруг много золота и труп друга. Копатель начинает нагребать золото в мешки.

Дэмиан вышел из транса и повернулся к Арнэлии, которая застыла в тревожном ожидании.

– Пирамида! – многозначительно заявил Принц Тьмы. – Пирамида Джосера.

Арнэлия потупила взор.

– Но пирамида Джосера давно исследована.

– Только не её подземная часть.

– Подземная часть?

– Да. Именно там чёрные копатели подхватили вирус, воруя погребальное золото.

– Многим людям они передали вирус?

– Тебе лучше об этом не знать, – уклончиво ответил Дэмиан. – Сейчас необходимо принять сложное решение, и воину Света не стоит расстраиваться по пустякам.

Арнэлия закатила глаза. Конечно, жизнь людей для Принца Тьмы только пустяк!

– Тогда я пошла работать. Что-то ещё есть, о чём я должна знать?

– Там был какой-то сложный механизм, он открывает подземный проход. Когда соберёшься в пирамиды, вызови меня, и я расскажу, как его открыть.

– Я не собираюсь ни в какие пирамиды! – заверила Арнэлия Дэмиана. – Тем более в кишащие древними вирусами и неисследованными проходами.

– Конечно, нет, – вторил ей Принц Тьмы, но в его голосе были слышны еле уловимые нотки сарказма.

Арнэлия решила не спорить сейчас с Дэмианом и, даже не попрощавшись, пошла обратно в лабораторию.

Когда она зашла в кабинет, Кэти сидела на стуле вся в ожидании.

– И что это за друг? – строго спросила старшая сестра, явно терзаясь данным вопросом всё это время.

Арнэлия даже немного удивилась такому вопросу. Неужели сейчас не было тем поважнее.

– Просто друг, – ответила она устало.

– Он же Высший вампир, не так ли?

Арнэлия сначала насторожилась от такого заявления, но потом искренне обрадовалась.

– Да, Высший, как догадалась?

– По его энергии, которая так и прёт из него, – брезгливо бросила Кэти.

Арнэлия только промолчала в ответ. Слава Богу, что Кэти не догадалась, КТО на самом деле приходил. Лучше просто Высший вампир, чем правда.

– Как ты можешь с ним общаться после всего, что было в катакомбах?

– Он не причастен к тем событиям, – солгала младшая сестра.

– Да какая разница, все они мерзкие твари! – закричала угрожающе Кэти.

– Может быть. Но сейчас эта мерзкая тварь помогла мне найти источник распространения вируса.

– И где же он?

– Пирамиды. Точнее, пирамида Джосера, одна из самых первых построек Древнего Египта и прототип будущих пирамид.

– И ты веришь вампиру?

– Верю.

– Это глупо сестра. Им нельзя доверять. Может это какая-то ловушка?

– Даже если это и так, то мне в неё и попадать.

И тут Арнэлия мгновенно вспомнила, как Дэмиан ехидно улыбался, когда она твёрдо говорила, что не спустится в пирамиду. Знал ли Принц Тьмы, что она примет иное решение? Или это просто дар предвиденья?

– Что это значит? – тем временем спросила Кэти.

– Я доверяю вампиру, и, значит, мне отвечать в случае ошибки.

– Я не позволю! – процедила сквозь зубы Кэти, встав со стула.

– Да, ты можешь попытаться. Но учитывая, что из всех нас я единственный настоящий специалист по вирусам, и ты в этой сфере абсолютно некомпетентна, то именно мне принимать решение, а не тебе.

Арнэлия весело улыбнулась. Наконец-то она поставила старшую сестру на место, хоть в чём-то превзойдя.

Кэти же громко набрала в лёгкие воздуха, стараясь успокоиться.

- Информации вампира нельзя доверять, сестра, – прошипела она сквозь зубы.

– Этому можно доверять, его товарищи тоже страдают от вируса. Древний микроорганизм не щадит ни живых, ни мёртвых, разъедая любую биологическую ткань.

– Вот и славно. Пусть ест этих мерзких кровососов. Одним меньше, одним больше, подумаешь!

В голосе Кэти было столько презрения, что у Арнэлии всё сжалось внутри. Столько ненависти, и за что? Многие вампиры не выбирают свою судьбу. Конечно, Арнэлия не оправдывает их образ жизни и животную жажду крови, но ведь среди них были души и более возвышенные, чем общая масса. К примеру, её друг Тайк, что стал вампиром не по собственному желанию, а по грустному стечению обстоятельств. Но даже когда Арнэлия торжественно объявила, что Тайк стал человеком и теперь проповедует религиозные ценности, всем желающим слушать, на ступенях церкви святого Антония, именно Кэти больше всех презрительно кидала, что вампира только могила исправит, даже бывшего.

И тут Арнэлия невольно подумала о Дэмиане. Принц Тьмы постоянно ощущал на себе ненависть всех живых людей на земле. И, учитывая его способности читать мысли всех людей одновременно и в один момент, было нетрудно догадаться, что он каждый божий день чувствует всем своим телом нескончаемую злобу и презрение. И всё это было бесплатной наградой лишь за тот факт, что он существует!

Арнэлии стало не по себе, представив всю эту негативную энергетику, что скатывается на Дэмиана, словно лавина, ежесекундно с разных концов света.

Но сейчас стоит думать о другом, и уж точно не о Принце Тьмы с его вампирами.

– Давай не будем сейчас ругаться, – спокойно сказала Арнэлия сестре. – Поедем домой, отдохнём и завтра всё решим на свежую голову.

Кэти согласно кивнула, и сёстры покинули лабораторию.


Потайной проход


На следующее утро в доме района Статен-Айленд состоялся семейный совет.

Арнэлия тщательно объяснила семье, какой именно вирус поразил моряков с судна Винд Америка, а также рассказала о Высшем вампире, который передал информацию о месте консервации вируса.

– Мне не нравится эта идея с вампиром, – процедил сквозь зубы Вэл.

Кэти благодарно посмотрела на старшего брата.

– Мне тоже, – солгала Арнэлия. – Но у нас нет другого выхода.

– А если это ловушка? – уточнил Себастьян.

– А какой смысл заманивать меня в ловушку?! – вопросительно развела руками младшая сестра. – Им так же нужно лекарство, как и нам. Вампиров вирус тоже не щадит. И среди них уже есть заражённые.

– Чем больше их подохнет, тем лучше, – как бы невзначай бросила Кэти.

Арнэлия сделала вид, что не заметила. А старшие братья сидели и недовольно молчали, ведь их сестра пойдёт спасать мир по наводке вампира.

Ситуацию разрешил Учитель.

– Думаю, тебе нет смысла бояться ловушки. Твоя сила многократно увеличилась после катакомб. Даже если тебя ждёт там орава вампиров, ты сможешь легко справиться. Поэтому ты должна идти. Видимо, именно для этой миссии Бог и наделил тебя новой силой.

Арнэлия внимательно посмотрела на Учителя. Как же она сразу этого не поняла? Ведь это очевидно. Вот для чего ей дана новая энергия. Девушка не обладала такой проницательностью и дальновидностью, как мудрый старец, который был для неё больше, чем Учитель. Он заменил отца.

– Мне пора собираться, – сказала Арнэлия братьям и сестре, расстроенным словами Учителя. Встала из-за стола, за которым шли обсуждения её поездки в Египет и направилась в комнату паковать чемодан.

Надо было собрать все необходимые лабораторные приборы для поиска и анализа вируса, для создания антивируса, для перевозки микроорганизмов в Америку. Много снаряжения потребуется и для самой пирамиды. Ведь как сказал Дэмиан, у неё есть не изученные подземные ходы. Что было очень странно, ведь пирамида Джосера давно исследована учёными. Как же археологи не нашли тайный проход под землю? И если действительно, тайная дверь существует, и её никто не исследовал до сих пор, это может значить только одно, – Арнэлию ждёт множество древних египетских ловушек, брызжущие кислотой под давлением стены, ядовитые газы ну и, конечно, древние проклятия! Хотя одному из чёрных копателей всё-таки удалось вылезти из пирамиды и тем самым распространить вирус. Может, всё не так плохо, как кажется?

Арнэлия распечатала найденный в египетских архивах полный план пирамиды в различных сечениях и стала изучать проходы. Она уже давно знала их наизусть, ведь девушка было одной из немногих членов семьи, кто увлекался египтологией. Но в данный момент изучение плана имело другой смысл. Арнэлия искала возможное расположение скрытого от глаз потайного прохода, о котором упомянул Принц Тьмы. Но, просмотрев десятки распечатанных листов, девушка так ничего и не обнаружила, что могло хоть как-то намекнуть на его месторасположение. Да, древние египтяне умели скрывать ходы, когда очень хотели. Это насторожило Арнэлию. Скрытая так тщательно дверь могла хранить только огромные богатства и культурные ценности, которые, как правило, очень тщательно охранялись кем-то или чем-то.

– Б-р-р, – поёжилась девушка от невольного страха.

Она, конечно, не верила в безумные сказки о живых мумиях и прочих персонажах из классических фильмов ужасов. Но может, именно в этих неисследованных подземных помещениях она, наконец-то, встретит ожившее воплощение Анубиса в виде чёрного шакала?

Осталось теперь самое главное, найти потайной проход. И без помощи Дэмиана тут никак не обойтись.

Арнэлии не сильно хотелось снова встречаться с Принцем Тьмы, но другого выхода не было.

Девушка приехала в Центральный парк города, захватила с собой чертежи пирамиды, и, сев на лавку, сосредоточенно подумала о Принце Тьмы.

– Дэмиан, – произнесла она твёрдо.

Но никто не появился.

– Дэмиан! – уже громче позвала девушка.

Никого. Может она недостаточно сильно сконцентрировалась.

– Дэмиан!!! – чуть ли не крикнула она, максимально напрягая свой мозг мыслью о Принце Тьмы.

– Да здесь я, здесь. Не кричи так. Вот и прохожих напугала, – послышался голос Дэмиана за её спиной.

Арнэлия резко обернулась. Она никогда ещё не была так рада видеть повелителя Тёмных, даже когда раньше нуждалась в его помощи.

– Почему ты так долго шёл? – упрекнула его Дитя Света.

– Если бы ты выбрала место более открытое, то шёл бы ещё дольше! – иронично ответил Дэмиан. – Попробуй вызывать меня перед Белым домом. Тогда американский Президент точно поверит в пришельцев и вселенский заговор. А Пентагон даст команду убить меня парой ракет с воздуха.

– Хватит, перестань драматизировать, – рассмеялась девушка. – Ты придаёшь себе иногда слишком много значимости. Никто не станет поднимать истребители из-за мужчины, внезапно появившегося посреди площади.

– Что ж, попробуем проверить твоё мнение, – предложил Дэмиан.

– Давай как-нибудь в другой раз, сейчас есть дела поважнее.

– Попробую угадать. Дитя Света направляется в пирамиду? – скрыл улыбку Дэмиан, присаживаясь на лавку рядом с Арнэлией.

– Ты ещё тогда знал об этом. Но как? Как ты понял, что я туда поеду?

– Это было не сложно. Ты же занимаешься вирусами. Кому ещё ехать, как не тебе?

Арнэлия внимательно посмотрела на собеседника. Тот явно что-то недоговаривал.

– Я так решил потому, что уже знаю тебя. Ты не умеешь поступать по-иному, – честно ответил Дэмиан, не выдержав пристального, вопросительного взгляда зелёных глаз.

– Ты не можешь меня знать! Я живу уже пять столетий, и даже моя семья иногда не догадывается какое решение я приму в тот или иной момент.

– Какая же ты ещё молодая! – съязвил Принц Тьмы. – Что же касается знаний о тебе. Да, всю тебя я не знаю, согласен, – и он красноречиво посмотрел сначала на грудь девушки, потом медленно опустил взгляд ниже пояса.

– Перестань! – невольно смущаясь, возмутилась Арнэлия, заёрзав на лавке. – Я здесь по другому вопросу, – продолжила она. – Что с тем потайным проходом? Ты покажешь мне его на плане пирамиды?

И Арнэлия подсунула под нос Дэмиану распечатанные схемы погребального сооружения.

Принц Тьмы, быстро пролистав схемы, вернул их обратно владелице.

– Здесь ничего не понятно. Где именно проход, я видел только глазами чёрного копателя, а не схематично.

– Тогда расскажи, как видел! – и Арнэлия всем корпусом развернулась к Принцу Тьмы, показывая, что слушает внимательно.

Дэмиан слегка улыбнулся, хотел было сказать что-нибудь колкое, но передумал. Арнэлия не поймёт, не сейчас.

– Я помню, что этот проход был справа от центрального зала. И там ещё какой-то сложный механизм. Сначала повернёшь рукоять направо, потом вдавишь внутрь, повернёшь налево и снова вдавишь внутрь. После этого надо сделать полный оборот по часовой стрелке и дёрнуть на себя. Дверь откроется.

– А что это за рукоять? Как она выглядит?

– Там было мало света, когда копатель открывал механизм. Так что я увидел только что-то небольшое и металлическое, торчащее из стены.

– Странно, что археологи не проверили этот рычаг. Что-то подобное они явно должны были попробовать покрутить во все стороны.

– Самое тёмное место находится под свечкой, и самое скрытое всегда перед глазами, – философски заметил Дэмиан.

– Хорошо, – улыбнулась девушка. – Буду особенно внимательна к тёмным местам под свечкой.

– И ещё, – добавила она. – Спасибо тебе, Дэмиан, за помощь. Даже не знаю, чтобы мы все без тебя делали.

И Арнэлия скромно опустила взгляд.

Принц Тьмы иронично хмыкнул:

– Думаю, что твои родные иного мнения.

– Я не они, – заверила его Арнэлия, поднимая глаза на повелителя Тёмных.

– Я знаю, – тихо ответил тот. – Именно поэтому сейчас и сижу с тобой.

Взгляд Дэмиана был загадочным и таинственным. Арнэлия невольно погрузилась в этот глубокий, чёрный омут. О чём он сейчас думает? Чего хочет? Всё было скрыто в темноте его глаз.

– Мне пора идти, – прошептала девушка, опомнившись от пристального погружения в глаза Дэмиана.

Она встала со скамьи, собрала свои схемы и, не оглядываясь, пошла по направлению к машине, которую припарковала возле парка.

– Арнэлия! – окликнул её Принц Тьмы. – Подожди!

Девушка обернулась.

– Арнэлия, – серьёзно начал Дэмиан, подходя вплотную. – Ты должна помнить, куда идёшь. Это древняя пирамида. А та часть, что скрыта глубоко под землёй, ещё более древняя, чем верхнее строение. И там может быть всё что угодно!

– Ты о живых мумиях, что ли?

– И о них тоже.

– Я в них не верю! – твёрдо сказала Арнэлия.

– Веришь или нет, это твоё дело. Но в древних мирах было много того, о чём мы даже не догадываемся – древние духи, пророчества, проклятия. Только подумай, если тому вирусу, который ты сейчас исследуешь, больше трёх миллиардов лет, а он был законсервирован всё это время под землёй пирамиды, то что тогда можно говорить о «прочих радостях», ожидающих тебя под землёй?

– Если ты пытаешься меня напугать, – печально сказала девушка. – То у тебя получилось.

– Не напугать, а предупредить! Я хочу, чтобы ты была очень осторожна! Прошу тебя, будь готова ко всему!

Арнэлия невольно задумалась над словами Дэмиана. Он был как всегда прав. Девушка почувствовала, как страх пробирается в её сердце, однако нашла в себе силы улыбнуться собеседнику.

– Ты за меня волнуешься? – спросила она ехидно.

– Когда постоянно спасаешь твою жизнь, волноваться за тебя уже входит в привычку, –парировал Принц Тьмы.

– А что об этом думают твои Высшие вампиры?

– Это их не должно касаться, – холодно отрезал он.

Арнэлия невольно хмыкнула.

– Они явно не одобряют дружбу повелителя Тьмы с воином Света?

– Между нами нет никакой дружбы, – спокойно сказал Дэмиан. – Я помогаю тебе только для того, чтобы по возвращении получить лекарство для своих подчинённых. Ничего больше. Смотрю, ты уже забыла, что совсем недавно я хотел тебя убить. Ты по-прежнему не хочешь ничему учиться, Арнэлия.

– Вот так всегда! Тебе надо было всё испортить! – зло прошипела та, гневно сверкнув на Дэмиана зелёными глазами.

Как он вообще посмел напомнить Арнэлии про катакомбы и свой замок в Загробном мире, где она чуть не отправилась к прародителям!

– Мне бы не пришлось всё портить, если бы кто-то не был столь доверчив и наивен, – снисходительно улыбнулся Принц Тьмы.

Арнэлию задели последние слова. Значит, Дэмиан держит её за наивную дурочку! А, может, считает ещё глупой блондинкой? Но она молча проглотила обиду.

– Я буду осторожна, обещаю. И как вернусь, сразу позову тебя, – высокомерно бросила Арнэлия Принцу Тьмы, словно перед ней стоял не наместник Дьявола на Земле, а послушный щенок, прибегающий по первому зову.

Заметив, как в чёрных глазах собеседника вспыхнул огонь, она, довольная собой, гордо повернулась к нему спиной и царственной походкой направилась к машине.


Египет


Египет. Знойный и величественный, таинственный и будоражащий фантазии тысяч паломников, что поклоняются истории и её тайнам. Археологическая Мекка, именно так называют эту страну любители исторических раскопок. Давно уже исследованы все известные пирамиды и гробницы, но эта древняя земля снова и снова приоткрывает перед человечеством свои тайны, многие из которых до сих пор не разгаданы лучшими умами науки. И сейчас эта страна, древняя колыбель многих цивилизаций, повидавшая многое – египетских фараонов, римлян, христиан и мусульман, лежала перед взором Арнэлии. Дитя Света любила эти пески, таинственные дюны и далёкий горизонт.

Арнэлия опустилась на песок, облокотилась на колено и, взяв горстку песка в ладонь, жадно вдохнула его аромат. Пусть песок и не пах, но Арнэлия почувствовала запах веков. Он был несравним ни с чем другим. Только человек, посвящающий себя служению истории, мог различить этот тонкий аромат. Арнэлия слышала его, ощущая себя песчинкой этой бескрайней пустыни. Сменялись поколения, народы, сменялись эпохи и цивилизации, но песок всегда оставался неизменным. И дальше он всё так же будет спокойно кочевать с дюны на дюну, тщательно скрывая всё глубже и глубже тайны египетской земли.

Арнэлия слегка дотронулась пересушенными от жары губами к горстке песка:

– Привет тебе, Египет! Надеюсь, и в этот раз ты примешь меня и поможешь найти то, зачем я пришла, – прошептала она песку и медленно сдула его с ладони, возвращая древней земле.

После традиционного приветствия с песками Египта, девушка выпрямилась в полный рост и вздохнула всей грудью горячий воздух, ощущая каждой клеточкой его силу.

– Ты любить Египет! – на ломаном английском рассмеялся сзади мальчик-бедуин.

Арнэлия невольно обернулась к нему и загадочно посмотрела на дитя пустыни, которое входило в число её проводников.

– Его невозможно не любить, – задумчиво промолвила она. – Только здесь ощущаешь себя не хозяином жизни, а всего лишь капризом судьбы. Только здесь понимаешь всю бренность своего существования. Бывают земли, которые принадлежат народу, а здесь всё наоборот, – народы принадлежат земле. И так будет всегда!

Арнэлия снова обратила свой взор к горизонту. Пора! Пустыня ждала её.

Она села на своего верблюда, который сидя ждал на песке, и, подав команду подниматься, медленно тронулась вперёд. За ней потянулась вереница бедуинов. Эти дети пустыни были для неё защитниками и помощниками. Они везли на своих верблюдах дорогостоящее лабораторное оборудование, воду и пищу, но самое главное, они защищали её от других, таких же бедуинов, как и они. Прискорбно, но торговля рабами существовала здесь так же долго, как и эта земля. За молодую, белокожую девушку-блондинку давали очень дорого на местном рынке. Именно поэтому Арнэлия была одета в белые мужские полусвободные штаны и традиционный мужской тоуб, похожий на широкое и просторное платье. Эта удобная одежда позволяла поддерживать в пустыне комфортную температуру тела, не пропуская жару днём и согревая ночью. Голову Арнэлия тщательно замотала куфие, традиционным головным убором арабов, а лицо прикрыла плотной тканью. Никто из редких и случайных встречных не должен опознать в ней женщину. Да и среди своих же проводников-бедуинов в таком виде находиться безопасней, они всё-таки народ горячий. Не стоит искушать судьбу, выставляя напоказ свои прелести. Это довольно часто делают наивные женщины-туристы, думая, что бедуины любят деньги больше, чем женский пол. Конечно, современные бедуины, как и современное капиталистическое общество, ценят шуршащие бумажки, но лучше не забывать о том, что в этом вольном народе течёт горячая южная кровь. Не стоит их провоцировать.

По этим причинам внешне Арнэлия полностью сливалась с группой. Но были ещё и другие мотивы использовать прикрытие бедуинов. Дитя Света не хотела, чтобы об этой экспедиции кто-то узнал. Замаскироваться под бедуина было хорошим решением. Именно такой совет дал ей давний друг, египтянин Ахмед Шараф Эль Дин, археолог и сотрудник Каирского исторического музея.

– Если ты хочешь, чтобы твоя экспедиция прошла незаметно, будь лучше с бедуинами, живи и одевайся как они. Только так о тебе никто не узнает, – советовал ей друг три дня назад, когда Арнэлия ещё была в Каире.

Это был хороший, дельный совет. Во всём Египте, а особенно в Каире, находится достаточно много охотников за сокровищами, чёрных копателей и, самое опасное, охотников за грабителями, цель которых найти первых и посадить в тюрьму за расхищение культурных ценностей страны. Этим охотникам государство платило очень большие деньги, так что откупиться от них было невозможно. Но, несмотря на все принимаемые меры по защите ценностей, древние сокровища тонким ручейком постоянно вытекали из Египта. Ведь чёрных копателей было значительно больше, чем охотников на них.

Чтобы не попасть на глаза чёрных копателей и не повести за собой охотников, Арнэлия сделала всё, как посоветовал старый друг. Она ещё в Каире переоделась в мужскую одежду и предусмотрительно посылала на покупку продуктов разных людей, чтобы на рынке не заметили и не поняли, кто и сколько покупает. Ведь при больших закупках необходимых в пустыне продуктов и вещей, сразу становится понятно, что кто-то собирается в серьёзную экспедицию. Благодаря помощи Ахмеда, Арнэлии удалось остаться невидимой под пристальным наблюдением местных чёрных копателей. Небольшая группа бедуинов вышла из Каира незамеченной. Погруженное лабораторное оборудование тщательно замаскировали под мешки с провизией и водой.

Они шли весь день на верблюдах до Саккары, которая лежит в тридцати километрах от Каира. Именно здесь расположен древнейший некрополь страны – Мемфис, столица древнеегипетского царства. И здесь находится вотчина Бога мёртвых, Сокара, от которой поселение и получило своё название.

Арнэлия, прибыв к вечеру в Саккару, сразу обратила внимание, что здесь много туристов. Все цвета кожи и диалекты Европы, Латинской Америки, Азии. Везде пахнет вкусной едой, слышен шум и гам, повсюду довольные туристы и юркие арабы. Кто-то катается на верблюде, кто-то пьёт кофе и ест лепёшки, а кто-то спит прямо на улице в мягком гамаке, наслаждаясь вечерней прохладой.

Несмотря на эту суету, Арнэлия была рада такому количеству туристов, ведь среди них проще спрятаться.

Она уже давно обдумала план проникновения в пирамиду. Теперь осталось привести его в исполнение.

Когда их маленькая группа разместилась на краю села, девушка подошла к юному мальчику-проводнику, который смеялся над церемонией целования песка.

– Захир, – обратилась она к нему по-английски. Мальчонка, лет тринадцати, неплохо знал этот язык, так как постоянно работал проводником для туристов. Английский был его хлебом. Кроме мальчика, среди бедуинов никто в группе не знал английского. Именно поэтому Арнэлия обратилась к нему на иностранном языке, хотя в совершенстве владела многими арабскими диалектами.

– Захир, – повторила она. – У меня есть к тебе одна просьба.

Мальчик быстро поднялся с песка и учтиво поклонился, давая понять, что он в её полном распоряжении.

– Ты завтра прокатишь меня до пирамиды Джосера на верблюде? – наивно спросила она.

– Конечно! – воскликнул мальчик. – Пирамида очень красив и очень старый, всем туристам сильно нравиться. И тебе нравиться.

– Я не сомневаюсь в этом, – улыбнулась Арнэлия. – Но есть одно условие.

Мальчик с интересом посмотрел на женщину.

– Прокатимся только ты и я, больше никого. Никто не должен узнать, куда мы поехали, хорошо? – и Арнэлия сунула мальчику в руку сто долларов. – Мне очень не хочется всей этой суеты и объяснений с твоими собратьями. Пусть будет тишина и покой.

– Хорошо, – широко улыбнулся Захир, обнажая белоснежные зубы. Он был более современным, чем его отец, и уже успел полюбить шуршащие бумажки.

– Тогда давай спать, завтра рано выходить, – закончила разговор девушка и пошла к своей палатке.

Захир улёгся на подстилку и быстро заснул. Дорога от Каира была долгой, да ещё и днём, по жаре. Арнэлия не захотела проехать этот короткий участок пути на машине, как все остальные современные туристы. Ей не только надо было попасть в Саккару тайком, но ещё и выбраться отсюда незамеченной. А бедуины для этого просто незаменимы. Они знают как стать тенью в пустыне, слиться с песком и казаться барханом, где и в какую расщелину лечь, чтобы их невозможно было увидеть даже с высоты птичьего полёта.

Когда вся группа легла спать, оставив одного дозорного, Арнэлия подошла к верблюдам и стала тихо снимать мешки.

Она доставала только всё самое важное: ВОДА, еда, спички, фонари, маленькие походные факелы, верёвка, зажимы для скалолазания, перочинный нож, сигнальные и осветительные ракеты. Всё необходимое для выживания было укомплектовано в один небольшой бедуинский мешок. Потом настала очередь профессиональной экипировки и оборудования. Во второй мешок Арнэлия положила термокостюм, который ещё и сможет защитить от любых повреждений кислотой или смертельным вирусом, защитную прозрачную пластиковую маску на лицо, кислородный баллон, бинокль, инфракрасные очки ночного видения с датчиком движения, лабораторные стерильные пробирки из небьющегося материала, а также небольшой набор археолога со всевозможными отмычками, скребками и щёточками. Одним из последних она положила переносной микроскоп - прозрачную рамку, которой можно проверить любую поверхность на наличие микроорганизмов. Одна сторона сканировала поверхность, другая, как зеркало, сразу показывала исследователю все обнаруженные бактерии и вирусы, на поиск которых изначально был запрограммирован микроскоп. В самом конце Арнэлия положила огнестрельное оружие – два пистолета. Мало ли что ждёт её внизу и от кого или чего придётся защищаться. Конечно, людское оружие не самая лучшая защита против древних существ и проклятий, но всё-таки с ним спокойней.

Укомплектовав два мешка всем необходимым, девушка пошла спать. Они должны выйти ещё до рассвета, чтобы их никто не заметил.

Так и получилось. Только-только небо окрасилось серыми предрассветными красками, девушка и мальчик-бедуин покинули Саккару. Арнэлия сидела на верблюде, Захир, как и полагается погонщику, обслуживающему туристов, шёл впереди и держал животное за повод. И всё было хорошо, но он, сонный, постоянно спотыкался о песок. Арнэлия терпела резкие подёргивания верблюда, который повторял все движения погонщика. Ещё не время начинать действовать. И только когда Саккара скрылась за горизонтом, Арнэлия обратилась к мальчику.

– Зайдём за тот бархан и отдохнём, – сказала она постоянно зевающему во весь рот погонщику.

Захир послушно повёл верблюда за бархан, который был немного в стороне от основной дороги.

Как только они скрылись за песком, Арнэлия подала команду верблюду сесть и соскочила на землю. Она сразу полезла ковыряться в один из мешков, удивив Захира своим поведением.

– Бери и переодевайся в это, – повелительно приказала Арнэлия, ткнув мальчику под нос небольшой мешочек.

– Зачем? – удивился тот.

– Быстро одевай, потом объясню, – в руке Захира появилась стодолларовая бумажка.

Мальчик послушно стал переодеваться. Через несколько минут на нём были современные джинсы, футболка, кепка, кроссовки и, конечно же, фотоаппарат.

– Отлично! – улыбнулась Арнэлия.

– Я похож на туриста! – возмутился мальчик.

– Именно! И на очень дорогого туриста, – поправила девушка.

Захир, недоумевая, смотрел на неё.

– Я потом тебе всё объясню, – пообещала девушка. – А теперь давай спать, пока солнце не встало.

Захир охотно согласился на это предложение даже без денег, расстелил коврик на песке и забылся в глубоком сне.

Арнэлия последовала его примеру. Ведь пока прохладно, лучше отдохнуть.

Они проснулись, когда солнце уже сильно раскалило песок.

– Десять утра, – зевнула Арнэлия, посмотрев на часы. – Захир вставай! – ткнула она своего погонщика в бок.

Мальчик сладко потянулся на коврике и быстро встал. У бедуинов не принято долго вылёживаться после сна. Каждый бедуин всегда готов сорваться в дорогу, где бы он ни находился. Это у них в крови. Кочевая жизнь передаётся им с молоком матери.

– Что дальше? – спросил Захир, поняв, – эта странная девушка не собирается садиться на верблюда.

– Теперь ты турист, а я погонщик! – весело ответила та.

– Но…

– Слушай Захир, я очень экстравагантный турист и мне нравится экспериментировать. Поэтому сегодня я буду в роли погонщика, это же так интересно! – ничего не дала сказать ему Арнэлия.

Захир хитровато посмотрел на неё исподлобья.

– Именно поэтому ты складывать ночью мешки? Я видеть, как ты класть оружие.

Арнэлия промолчала. А что тут скажешь, мальчуган оказался не так прост, впрочем, как и все арабы.

– Тогда давай мы с тобой поиграем в такую игру, – и девушка всунула в руку Захиру ещё сто долларов.

Тот внимательно посмотрел на купюру, потом на девушку, снова на купюру и снова на девушку, словно оценивал.

– Ты незаконно копать! – твёрдо сказал он. – Ты хотеть вывезти много ценностей!

Арнэлия опешила от такого предположения, хотя чему удивляться – она вела себя, как обычный расхититель гробниц.

– Даже если это правда, что с того? – спокойно спросила она.

Захира смутило спокойствие девушки. Он рассчитывал, что она испугается, станет всё отрицать, но сразу признаться, да ещё и ухмыляться!

– Хочу много долларов, – заявил Захир.

Ему было плевать на древнеегипетские ценности. Их наличие или отсутствие не изменит его жизнь. Для бедуинов есть только две ценности в жизни – это вода и верблюды, всё остальное их не интересует, кроме, ещё, пожалуй, шелестящих бумажек.

– Тысяча долларов, когда прибудем обратно в лагерь, – ответила Арнэлия на явный неприкрытый шантаж.

– Десять тысяч! – возмутился мальчик, наигранно скорчив оскорблённое лицо.

– Пять тысяч, – стала торговаться с ним Арнэлия, сразу понизив цену в два раза.

– Семь, – не сдавался Захир.

– Пять, – твёрдо поставила условие девушка. – Или мы возвращаемся в лагерь, и ты вообще ничего не получишь.

– Пять тысяч и пятьсот, и я делать красивые фотографии, – заискивающе улыбнулся Захир, поглаживая фотоаппарат.

– Ладно, пять тысяч пятьсот. Хорошо! – раздражённо согласилась Арнэлия.

«Вот гадёныш, – подумала она про себя. – Всё-таки выторговал пятьсот долларов!»

Но она с улыбкой протянула Захиру руку для закрепления сделки. Они пожали руки, и каждый занял своё место. Захир сел на верблюда, как и положено туристу, Арнэлия встала рядом, как обычный погонщик. Закутанная в традиционную бедуинскую одежду, она не отличалась от них.

Арнэлия вывела верблюда с «туристом» из-за бархана и повела по основному пути к пирамиде Джосера.


План


Девушка-погонщик и Захир, гордо восседающий верхом на верблюде, шли с остальными погонщиками и туристами к пирамидам, которых было одиннадцать и все древние. Пока Арнэлия проходила мимо древних некрополей, Захир весело напевал себе что-то под нос и постоянно фотографировал пейзаж. Мальчик был счастлив. Он всю свою недолгую жизнь катал туристов на верблюдах, смотря на них снизу вверх, постоянно услужливо бегал по их поручениям, пытаясь заработать хотя бы десятку долларов за день. А тут он неожиданно сам оказался на верблюде как турист. Его везут, он смотрит сверху вниз, и, к тому же заработал пять тысяч и пятьсот долларов только за свою смекалку. А самое главное, что больше всего тешило самолюбие Захира, – его погонщиком была женщина! Мальчик представлял себя великим древним шейхом, когда все женщины были рабынями, а арабы – полноправными хозяевами неверных.

Но Арнэлия сейчас совсем не думала о Захире, охваченного неожиданным счастьем. Все её мысли были направлены к пирамиде Джосера, которая постепенно, величественно и плавно выплывала из-за барханов.

Вот она шестиступенчатая красавица! Сердце Арнэлии сжалось от волнения, когда пирамида показалась перед ней во всей красе.

Усыпальница Джосера самая древняя в мире. Этим, стёсанным ветром камням, более четырёх с половиной тысяч лет! Как часто Арнэлия бывала там с другими археологами, как часто она просто любовалась ей со стороны, путешествуя по Египту. Но сегодня её старая знакомая предстала перед воином Света в новом обличье. Для Арнэлия это уже не просто пирамида Джосера, а более древняя тайна, скрываемая под каменными блоками, которую Арнэлии необходимо обязательно разгадать!

Девушка с верблюдом и «турист» подъехали к основанию пирамиды. Здесь уже собралось несколько бедуинов, которые за небольшие деньги организовывали экскурсии внутрь некрополя.

– Слазь с верблюда, сейчас пойдёшь на экскурсию, – приказала Захиру Арнэлия, усаживая животное на песок.

– Экскурсия? – удивился Захир.

– Да, именно так. Ты же турист – вот и иди туда. Посмотри всё, фотографируй внутри, сильно не спеши при этом. Особенно тщательно фотографируй зал с саркофагом. Все стенки, потолок и пол. Хорошо?

– Зачем ты туда, там уже всё давно украсть! – рассмеялся Захир.

– Ты не умничай, а молча сделай так, как я говорю, – строго сказала Арнэлия, заставляя мальчика умолкнуть. – Будешь фотографировать – молчи, бедуины не должны понять, что ты один из них.

– Я трудно это будет, – заволновался Захир.

– А ты помни про пять тысяч долларов, – развела руками девушка.

– Про пять тысяч и пятьсот! – встревожился мальчик, уточняя цифру.

– Пять тысяч и пятьсот будет только при условии, что сделаешь всё, как я говорю, и перестанешь трепать мне нервы, – Арнэлия грозно сжала губы, добавляя серьёзности.

Захир быстро соскочил с верблюда и пошёл к пирамиде на экскурсию. Бедуин, говоривший на хорошем английском, уже зазывал вновь прибывших туристов внутрь.

Арнэлии ничего не оставалось, как сесть на песок рядом с верблюдом и ждать возвращения «своего туриста». Но она этого и хотела. Экскурсия продлится около часа, а за это время она должна внимательно изучить всех местных бедуинов, которые жили и работали возле пирамиды, зарабатывая себе на жизнь и охраняя памятник культуры от незаконного проникновения.

Арнэлия стала рассматривать бедуинов. Вот они группировались для распития кофе, а вот какой-то важный бедуин, прохаживаясь между небольшими компаниями, постоянно что-то указывает. Наверное, главный среди них. Несколько бедуинов катают туристов на верблюдах, другие зазывают отдыхающих в кафе отведать горячей и вкусной местной пищи. Арнэлия всё видела и всё замечала. Она пристально разглядывала каждого человека, не опасаясь, что её заметят. Уж слишком много бедуинов сидело, лежало и хаотично передвигалось с верблюдами, чтобы кто-то смог обратить на неё внимание. Миллионы туристов стекаются в Саккару для паломничества к пирамидам Мемфиса. Группу за группой доставляют на верблюдах или привозят на джипах местные арабы. Здесь все делают деньги, и никому нет дела до скромно сидящего на песке ещё одного бедуина, явно ожидающего своего туриста.

Внимательно изучив и запомнив местных, Арнэлия невольно задумалась над таким интересным вопросом, как несчастные чёрные копатели, один из которых умудрился вынести вирус на поверхность, смогли попасть внутрь пирамиды? Значит, где-то должен быть тайный ход или пролом, которым они воспользовались. Не могли же они просто так войти через центральный вход для туристов. Хотя… Нет, однозначно! Только не через центральный вход. Копатель, который смог выбраться, был уже заражён. Если он выбирался через центральный вход, то многие туристы и бедуины уже были бы заражены. Но тогда, как копатели проникли внутрь пирамиды?

Так прошёл час. Арнэлия заметила довольного Захира, выходящего из пирамиды.

– Ну и как? – тихо поинтересовалась она, когда мальчик подошёл достаточно близко.

– Мне нравиться. Даже не думать, что человек уметь строить такое. Поистине Аллах велик!

Арнэлия невольно рассмеялась этому восклицанию. В Древнем Египет ещё не знали Аллаха, но это совсем не мешало им возводить пирамиды. Дитя Света решила промолчать. Религиозность мальчика приятно поразила её, поэтому она решила не расстраивать юного бедуина, рассказав, что в те времена египтяне молились совсем другим богам.

– Ты первый раз был внутри пирамиды? – решилась она спросить.

Захир утвердительно кивнул. Арнэлия понимающе улыбнулась, но на сердце стало грустно. Это дитя пустыни, постоянно приводившее туристов к вечным камням, сам никогда их не видел изнутри. Вот она, правда жизни! Став здесь хозяевами, они не позволяют себе прикасаться к вечным ценностям. Ведь время – деньги. Им надо работать, чтобы обеспечить свои семьи, поэтому времени для осмотра нет.

Тем временем солнце прошло зенит. Часы Арнэлии показывали три часа дня.

– Пора тебе поесть, – сказала она Захиру и выдала сто долларов на еду.

– А ты? – заботливо поинтересовался мальчик.

– За меня не беспокойся. Я же погонщик! Иди ешь и не спеши.

Захир снисходительно улыбнулся «своему» погонщику и направился в ближайшее кафе за вкусной бараниной, оставив девушке фотоаппарат.

Арнэлия просматривала всё, что нащёлкал её «турист». Вот проходы к центральной шахте и сама шахта, по кругу которой располагались комнаты с саркофагами. А вот и центральный саркофаг в конце шахты. Внимательно рассматривая каждую фотографию, девушка не заметила ничего подозрительного. Тем более что фотографии были для неё знакомы. Её приходилось несколько раз лично бывать внутри пирамиды Джосера и она хорошо знала обстановку в её залах. Но ведь как-то копатели попали на подземный уровень? А если Дэмиан ошибся?

«Дэмиан», – подумала Арнэлия. В их общении было всё так странно и непонятно. Она боялась и одновременно доверяла ему. Хотела верить, но постоянно подозревала, что тот только и ждёт момента, чтобы убить её. Всё очень сложно.

А что если Дэмиан солгал и действительно заманил её в ловушку? Арнэлия напряглась. Как бы ей ни хотелось верить Принцу Тьмы, такой вариант тоже стоит предусмотреть. И тут Арнэлия вспомнила: она забыла взять патроны против вампиров! А обычными пулями их не убьёшь.

– Твою мать! – грубо выругалась девушка, нервно заёрзав на песке.

Медленно росла злость на себя. И было от чего! Она допустила серьёзную оплошность. Но дело сделано, она здесь, без своего верного меча и специальных патронов. Не возвращаться же обратно? Придётся идти до конца.

– Блин! – снова выругалась девушка. Она во время сборов думала только о живых мумиях и проклятиях, а не о вампирах.

А если Дэмиан именно этого и добивался? Чтобы она потеряла бдительность и думала только о древних ужасах, полностью позабыв о насущных врагах.

Ведь именно он ей напомнил о грозящих опасностях, зная, что она внимательно слушает его!

Арнэлия нервно вскочила и стала ходить вокруг верблюда, равнодушно наблюдавшего за её перемещениями. Но хождение по кругу не помогало девушке разобраться в себе. Мысли все спутались. Прекратить поиски и вернуться, или всё-таки остаться? Ведь она уже так близко от пирамиды!

– Нет, Принц Тьмы, меня не победить. Я остаюсь! – сказала она себе твёрдо. Пусть и без специальных патронов и меча, но она стала в последнее время гораздо сильнее! Даже сам Учитель отметил это. А значит, убить в рукопашной пару сотен вампиров она сможет. И если после очередной бойни она выберется живой, тогда повелителю Тёмных придётся несладко!

С этими мыслями Арнэлия уселась на песок и стала медитировать. Ей обязательно надо успокоиться.

– Я вернуться! – оторвал её от медитации Захир.

Его сытая мордашка лоснилась от удовольствия. Заметно, что очень давно он ел так плотно.

– Но ты грустный. Что случиться? – спросил он девушку, заметив её взгляд.

– Ничего, просто не могу решить одну задачу, – честно ответила та.

Захир сел рядом с ней на песок и внимательно посмотрел на погонщицу.

– Две голова лучше одна, – важно сказал мальчик, философски поднимая палец вверх.

Арнэлия удивлённо посмотрела на него.

– Ладно, – рассмеялась девушка. – Так и быть. Ты же знаешь, Захир, зачем я здесь? И у меня есть проблема. Я не знаю, как туда незаметно попасть!

И девушка многозначительно посмотрела на пирамиду.

– Как попасть? – переспросил мальчик, затем ненадолго задумался и через несколько минут молчания неожиданно воскликнул. – Как и все попасть, через вход!

И мальчик указал рукой на центральный проход для туристов.

– Нет, это несерьёзно. Он охраняется, – сразу же откинула эту идею Арнэлия.

– Да, но ты копатель. И ты делать это ночью, как и все копатели. А здесь тебя никто не ждать. Они считать это слишком видно.

Арнэлия с интересом смотрела на Захира. Воистину, устами младенца глаголет истина!

– Ты хочешь сказать, – переспросила она. – Что именно центральный вход меньше всего будет охраняться?

– Да-а-а!!! – хитро улыбнулся Захир. – И я помочь.

– Как помочь?

– Помочь отвлечь. Я делать пожар.

– Нет! Только не пожар, – воспротивилась такому плану Арнэлия. – Не хочу, чтобы пострадали люди.

– Пожару нет, Захир будет жечь шерсть верблюда. Долго гореть, много дыма. Будет хорошо, все будут много бегать!

Арнэлии понравился дерзкий план. Почему бы и нет?

– Хорошо, – согласилась она. – Но только обещай, что как только устроишь большой дым – сразу убежишь. Я не хочу, чтобы тебя поймали, слышишь?

Захир понимающе кивнул.

– Семь тысяч долларов, – неожиданно заявил он.

– Что? – возмутилась Арнэлия.

– За помочь, – улыбнулся белоснежными зубами мальчик.

«Вот гадёныш!» – выругалась про себя Арнэлия. Но выхода нет, придётся платить. Без мальчишки она не справится. Устроить фальшивый пожар – это хорошая идея.

– Хорошо, семь тысяч долларов, договорились, – согласилась она. – Но только пообещай, что ты исчезнешь сразу после поджога. Жизнь дороже денег.

Захир согласно кивнул и добавил:

– Верни мой одежда, так легче прятаться.

Арнэлия согласилась и молча достала из мешка, привязанного к верблюду, небольшой свёрток.

– Держи и не подведи меня! Семь тысяч долларов, – напомнила она мальчику, отдавая одежду.

Юный бедуин взял свёрток, поклонился ей и молча пошёл в сторону барханов.

Незаметно подкрался вечер и все туристы разъехались. Только бедуины остались в своих палатках. Арнэлия заранее ушла за барханы, чтобы спрятаться в песках и дождаться темноты. Верблюд равнодушно сидел на песке и жевал колючки.

Девушка невольно позавидовала спокойствию этого животного. Вот бы ей так! Сняв с горбов верблюда два связанных верёвкой мешка, она закинула их себе на плечи и стала тихо пробираться к пирамиде. Арнэлия змеёй ползла по песку, чтобы никто не заметил её фигуру на фоне светлого неба. Она подобралась довольно близко ко входу, при этом оставаясь в отдалении от костров, чтобы их свет не выдал её месторасположение. Осталось только ждать действий помощника. Арнэлия развязала один из мешков и достала набор археолога. Сейчас он ей явно пригодится, ведь придётся открывать дверь, преграждающую путь внутрь пирамиды. Дитя Света достала бинокль и внимательно рассмотрела замок. Деревянную дверь охранял простой амбарный замок. Да, Захир был прав. Бедуины явно никого не ждали на центральном входе. Открыть такой амбарный замок было проще простого даже без специальных отмычек. Это была пока единственная приятная новость. Арнэлию тревожило то, что вдруг Захир подведёт её? Может он и вовсе убежал, испугавшись ответственности. Самое худшее, если он сдаст её охотникам, польстившись на вознаграждение за информацию. Но ведь Арнэлия пообещала ему довольно большую по местным меркам сумму денег. За наводку на расхитителя гробниц столько не заплатят. Остаётся только надеяться на то, что жадность мальчика победит, и Захир выберет сумму в семь тысяч долларов.

На барханы спустилась ночь, уже было половина двенадцатого.

– Где же Захир и его «большой костёр»? – нервничала Арнэлия, спрашивая себя.

Ответом на её молчаливый вопрос стал лёгкий дымок около палаток с провизией. Изначально это была тоненькая струйка, которая всё больше и больше расширялась, пока не превратилась в огромный столб дыма. Оказывается, верблюжья шерсть очень хорошо дымит!

Дежурные бедуины заметили дым и подняли всех. Люди выпрыгивали из своих палаток и бежали к складу провизии.

– Удачно Захир выбрал цель, кто же позволит еде сгореть! – похвалила Арнэлия смышлёного паренька.

Пришла её очередь действовать. Путь ко входу был свободен. Бедуинам сейчас не до пирамиды – они, как ошалевшие, таскали ящики с едой из палатки.

– Сейчас! – сказала сама себе Арнэлия и быстро побежала ко входу.

В её руках уже была нужная отмычка. И как только она приблизилась к двери, сразу вставила её в замок. Арнэлия открыла его и, перевесив на одно ушко двери, снова закрыла. Если даже охранники заметят, что замок висит не на обоих кольцах, то решат – это кто-то из них неправильно закрыл дверь и перевесят замок как положено на два ушка.

Девушка закончила с замком. Она с трудом приоткрыла тяжёлую деревянную дверь и проникла внутрь с мешками на спине. Уже изнутри Арнэлия кинула ещё один, последний взгляд на «пожар», искренне надеясь, что с Захиром всё будет хорошо.

Однако сейчас ей предстоит думать только о себе. Её ждёт пирамида! Арнэлия плотно закрыла за собой дверь и оказалась в полной темноте узкого каменного коридора.


Пирамида


Абсолютная темнота и полная тишина. Как же это всё хорошо ей знакомо! Арнэлия улыбнулась себе и покачала головой. Она не думала, что когда-либо ещё раз окажется в пирамидах. Ведь она уже практически всё исследовала вместе с верным Ахмедом Шараф Эль Дином. Много всякого вытащено из древних некрополей и отправлено в музеи. И пирамида опять раскрывает ей объятия, заставляя изучать заново.

– Ну, привет старина Джосер, – прошептала девушка, стоя в полной темноте и нежно поглаживая рукой каменную кладку пирамиды.

Арнэлия опустила мешки на пол, нащупала рукой очки инфракрасного и ночного видения. Зажигать фонарь она не решилась. Здесь могут быть камеры наблюдения за туристами. В таком случае именно очки ей помогут всё увидеть. Вдруг по мрачным коридорам пирамиды по ночам бродит живая мумия? А инфракрасник не заметит её, ведь мумия холодна как лёд.

– Б-р-р-р! – поёжилась от неприятных мыслей девушка и надела очки.

В тёмном коридоре никого не было. Арнэлия улыбнулась. А кого она хочет здесь увидеть? Пирамида Джосера давно исследована и разграблена. Если где и есть ходячие мумии, то уж точно не здесь.

Арнэлия поочерёдно доставала из мешка своё оборудование. Она переоделась в термокостюм, надела сверху защитную маску и прицепила к спине кислородный баллон. Конечно, сейчас он ей не понадобится, но там, в глубине под землёй, наверняка кислорода мало. Девушка затянула пояс для оружия, прицепила нож и огнестрельное оружие для обороны. На груди расположила набор археолога. Всё, она экипирована, надо спешить. Время есть только до рассвета.

Арнэлия пошла вперёд по мрачному коридору. Позади болтался один мешок, в котором осталась вода, пища, фонари и прочие нужные вещи.

Дитя Света шла в полной темноте, стараясь не шуметь. Она двигалась быстро и уверенно. Все эти проходы были ей давно знакомы. Она вышла к главной широкой вертикальной шахте, после которой располагался огромный саркофаг. Именно к нему Арнэлия стала спускаться по специальной лестнице для туристов. Если тайный проход и существует, то именно там либо в ответвляющихся от главной шахты коридорах. Когда Арнэлия спустилась на дно шахты, сразу осмотрелась. Ни кого, ни звука – полная тишина и темнота.

Дитя Света успокоилось и стало внимательно осматривать стены пирамиды и саркофаг.

– Где же это тёмное место под свечкой, о котором говорил Дэмиан? – спросила она себя в тишине.

Почему то в голову пришёл саркофаг, на который она и решила обратить внимание. Это явно самое видное место. Девушка тщательно ощупывала каждый его сантиметр. Ничего. Она поискала среди мраморных осколков под ним, происхождение которых до сих пор неизвестно археологам. Там тоже ничего.

– Так, успокойся, Арнэлия и думай, – взяла девушка себя в руки после очередной неудачной попытки обследовать гробницу.

– Дэмиан сказал, что проход справа от центрального зала и там есть рукоятка, торчащая из стены. Тогда зачем ты обследуешь саркофаг? – выругала она себя очередной раз в полной тишине.

Арнэлия устремила свой взор на стены. Но их четыре, а какая из них правая?

Не поддаваясь панике, Дитя Света стало осматривать ещё внимательно стены. На них были древнеегипетские надписи и рисунки, рассказывающие о жизни фараона Джосера и восхваляющие его дела. Были и древние заклинания, что упокоили дух мумии в царстве мёртвых. В общем, всё также, как и в остальных гробницах Египта. Пока Арнэлия не заметила ничего особенного. Два светильника на каждой из сторон поддерживали лампочки в форме факела. Раньше здесь стояли настоящие факелы, которые заменили в ХХ веке на электрические. Взгляд Арнэлии продолжал ползти по стене, но она вдруг обратила внимание на искусственные факелы, которые поддерживались металлическими подставками.

– Это не может быть так просто! – не поверила сама себе девушка.

Но факт очевиден. Что-то небольшое и железное торчало из стены.

«Самое тёмное место под свечкой», – были слова Принца Тьмы.

Ну конечно, рукоятью была одна из поддерживающих подставок для факела. И хотя таких подставок было восемь, по две на каждую сторону, Арнэлия, не расстроилась. Главное, что она нашла рычаг. Теперь надо открыть дверь.

Девушка по очереди крутила каждую подставку для факела в том порядке, который назвал Дэмиан. Повернуть рукоять направо – надавить, потом – налево и снова надавить. После этого – полный оборот по часовой стрелке и рывок на себя.

Арнэлия проделывала эти операции уже с пятым рычагами, но потайная дверь не открывалась. А самое ужасное то, что все пять крутились одинаково свободно. Но Дитя Света не отчаивалась. Древние египтяне всегда всё усложняли. На седьмом, предпоследнем, рычаге, девушка, наконец, услышала характерный скрипящий звук.

Одна плита в стене сдвинулась, открывая узкий проход.

Арнэлия наклонилась к плите. Да, придётся ползти по-пластунски. Вход в потайной лаз был очень мал. Кислородный баллон и мешок помешают продвигаться. Но Арнэлия не решилась оставить их возле саркофага. Внизу все эти вещи могут оказаться для неё жизненно важными. Она встала на колени и протолкнула в лаз сначала мешок с вещами, потом баллон с кислородом. Пришла и её очередь. Но Арнэлия медлила. Она, не моргая, смотрела на эту дыру в стене. Что её там ждёт? Руки даже через термокостюм чувствовали пронизывающий холод, которым несло из прохода.

– Давай Арнэлия, ты сможешь, – уговаривала она сама себя. – Один копатель ведь выбрался отсюда, значит, ходячих мумий там нет. Они не позволили бы ему уйти живым.

Девушка утешала себя как могла. Но абсолютная темнота, какая-то зловещая тишина и холод, сквозящий из тайного лаза, сделали своё дело, ввергнув в страх.

Сейчас Арнэлия очень сильно пожалела, что не взяла с собой Ахмеда. Они вдвоём и не в такие дыры залазили в поисках потайных уголков гробниц. Да, сейчас бы её друг посмеялся. Он всегда считал её смелой и отчаянной и никогда не видел, чтобы она тряслась как осиновый лист перед таинственным лазом.

«Это всё Дэмиан, это он напугал меня страшилками!» – винила она мысленно Принца Тьмы.

– Я ему покажу, как рассказывать о проклятьях и прочей ерунде! – злилась она и на себя и на наместника Дьявола на земле. – Давай, Арнэлия, не будь трусихой!

Девушка силой заставила себя нырнуть в узкий лаз, предварительно защитившись энергией.

Лаз недолго был узким. Лишь несколько метров Арнэлии пришлось проползти на животе, толкая перед собой мешок и баллон. Она вылезла в небольшой коридор с круто уходящими вниз ступеньками. Девушка посмотрела по сторонам. Ничего.

Арнэлия поискала рукой в мешке и достала фонарик, который закрепила на голове и включила. Здесь точно нет камер наблюдения, а нога туриста ещё ни разу сюда не ступала. Арнэлия поняла это сразу, осмотрев в свете фонаря древние стены. Да, по структуре камня, по его покрытию, влажности и слою окисления сразу ясно, что этот лаз открывался за четыре с половиной тысячи лет всего несколько раз. Кислорода здесь гораздо меньше, но Арнэлия пока не решилась использовать баллон с живительным газом. Ещё точно неизвестно, насколько глубоко ей придётся опуститься. Баллон может пригодиться позже.

Девушка аккуратно пошла вниз по ступенькам, продолжая защищать себя энергией. Ведь из любой щели или дыры может брызнуть кислота, просочиться ядовитый газ и прочие шалости Древнего Египта. Арнэлия хорошо помнила рассказ Дэмиана, что копатели шли, а потом неожиданно сорвались и упали вниз. Значит, одна из ступенек может резко уйти в сторону, предоставляя возможность свободного полёта.

Арнэлия очень осторожно проверяла каждую ступень прежде, чем наступить. Нервы напряжены, а мрачный коридор продолжал виться кругами, уводя незваную гостью ниже и ниже.

«Сколько я прошла метров?» – подумала девушка и посмотрела на часы, которые показывали 70 метров ниже уровня моря.

По спине Арнэлии пробежала предательская дрожь. Если она искала царство мёртвых, то, похоже, она сейчас туда и направлялась.

А коридор продолжал петлять кругами. Девушка поняла, что она обходит некую вертикальную цилиндрическую пустоту. Может, это главная вертикальная шахта, которая не заканчивалась на центральном зале с саркофагом? Возможно, она тянется ещё глубже?

– О силы небесные, что ты здесь мог искать, Имхотеп? – произнесла шёпотом Арнэлия, упомянув имя главного архитектора этой гробницы. – Что тебе нужно было на этой глубине, о мудрейший из мудрейших?

Но ответ можно найти только внизу, куда Арнэлия и стремилась. Пройдя ещё несколько метров вниз, она испуганно вцепилась в стены и попятилась назад. Перед ней открылся огромный обрыв. Девушка чуть было не ступила туда, но вовремя одёрнула ногу и прижалась к стене, тяжело дыша. Успокоив сердцебиение, Арнэлия нашла в себе смелость заглянуть в пропасть. Так оно и есть, это продолжение верхней вертикальной шахты. Подняв голову вверх, она увидела ту самую мраморную плиту, на которой стоял саркофаг. Только плиту теперь видно с обратной стороны. И точно так же, как и на внешней стороне, на плите изображено звёздное небо. Разве что мрамор был чище и без трещин в отличие от внешней стороны.

Теперь девушка обратила внимание вниз, но свет фонарика не достигал дна, – он не мог рассеять плотный и глубокий мрак. Тогда девушка достала из мешка осветительную ракету, зажгла её и бросила вниз. Если там сейчас ходит полуживая мумия, то Арнэлия её обязательно увидит! Ракета, пролетев около десяти метров, упала на дно шахты, ярко осветив кирпичный пол.

– Ну, наконец-то! – радостно воскликнула девушка. Всё-таки у шахты есть конец.

Рядом с упавшей ракетой Арнэлия увидела лежащее тело. Она напряглась, решив, что загробные твари здесь существуют, но вспомнила, – один из копателей при падении разбился.

Арнэлия достала из мешка бинокль и начала пристально рассматривать тело. Так и есть, это просто мёртвый человек, труп которого ещё не успел разложиться.

Но Арнэлия не обратила на это внимания, главное, что у тела конечности на месте. Значит, мумий пожирающих всех кто им попадается, здесь всё-таки нет!

Это успокоило Дитя Света. Девушка сразу начала готовить скалолазное снаряжение для спуска вниз.

Закрепив анкера в щелях между камнями, прицепив к ним все необходимые карабины, ролики и страховки, Арнэлия сбросила верёвку вниз. И, опираясь на край последней ступеньки, откинулась назад, заняв горизонтальное положение. Таким образом, она начала медленно опускаться в шахту, упираясь ногами в стену. Десять метров не очень большая высота, но сорвавшись с неё и неудачно упав, можно сильно разбиться, немым подтверждением этому был труп, лежащий внизу.

Достигнув дна, Арнэлия осторожно встала на ноги и тут же огляделась. Никого. Только останки копателя и огромные насыпи золота!

Золотой блеск поразил Арнэлию. После долгой темноты и мрака коридоров, сияющее в ярком свете фонаря, богатства выглядели волшебными.

Невольно она потянулась к этим древним сокровищам, но через мгновение остановилась. Она здесь не за этим!

Арнэлия старательно заглушила в себе чувства жадности и неуёмного восторга, с трудом оторвав свой взгляд от золотых монет и древнеегипетских изделий, стоимость которых исчисляется миллионами долларов. Теперь она понимала копателей. Они знали, ради чего рисковали.

Однако время шло. Часы на руке девушки показывали 03:30. Стоит поспешить.

Арнэлия достала из мешка ручной микроскоп и стала сканировать им сокровищницу. Помещение было небольшим, однако, именно здесь многие тысячелетия хранился древний, смертельный вирус. Арнэлия немного занервничала, когда её сканер начал искать микроорганизм.

Девушка взяла себя в руки и осмотрелась вокруг. Вирус не обнаружен. Тогда Арнэлия просканировала труп, там тоже ничего. И только когда она вновь направила микроскоп на золото, появились предупреждающие красные точки.

Значит вот оно проклятье золота фараонов! Неужели древние египтяне не могли придумать ничего лучшего, чем заражать сокровища смертельным вирусом?! Хотя, чем не эффективный способ сохранения. Один раз дотронешься и тебе конец. А потом всё население веками будет говорить о проклятье гробницы, распугивая потенциальных расхитителей наглядным примером заживо гниющих людей. Если посмотреть с этой точки зрения, то очень хитро придумано! Хорошо, что Арнэлия не поддалась на этот манящий блеск. Поймать вирус, а потом отделаться от него – практически невозможно, даже в защитном костюме.

Но что-то в этой истории с вирусом не стыкуется. Как египтяне могли защитить сокровища фараона вирусом, и при этом не заразиться сами? Если они не заражались, значит, есть антивирус. Но где он?

Тщательно осматривая комнату, Арнэлия не нашла других микроорганизмов. Девушка снова провела микроскопом по останкам копателя. Но кроме характерного запаха трупа ничего нового. Хорошо, что он не так активно разлагается. Недостаток кислорода позволил телу сохраниться дольше. А то бы Арнэлия не выдержала смрада гниющей плоти.

Но всё же, где антивирус? Девушка ещё раз посмотрела по сторонам и заметила посреди сокровищницы неприметный бассейн с чистой, прозрачной водой. Она сразу не обратила внимание на него, так как была зачарована золотом, теперь же она отчётливо видела воду и отражённые в ней блики света.

Арнэлия подошла к воде. Бассейн был очень глубоким, такое впечатление, что он являлся продолжением единой вертикальной шахты. Подняв сканер, она увидела красные точки. Вода была заражена. Вполне вероятно, кто-то помыл в этом бассейне руки. Но Арнэлия заметила, как красные точки образуют дорожку от бассейна к куче золота. Она прошлась вдоль дорожки, стараясь не наступить на неё, и заглянула за кучку драгоценностей. Смертельный вирус, находился здесь более плотно, чем на золоте, и по следам явно напоминал расположение человеческого тела. Видимо, много веков назад на этом месте от вируса умер человек. Выев всю его плоть, вирус остался лежать на камне, которым он не питается.

Арнэлия снова посмотрела на воду, потом на останки и опять на воду. Всё стало ясно. Вирус вынесли из воды, а не наоборот. Девушка снова подошла к бассейну. Толща воды не позволяла ей увидеть дно. Тогда Арнэлия достала ещё одну осветительную ракету и бросила её в воду. Ракета плавно погружалась на дно, освещая толщу воды. Ничего, кроме стенок бассейна. Неожиданно что-то промелькнуло с правой стороны. Арнэлия не успела толком рассмотреть это, но было очень похоже, что в стене располагается ниша. Ракета опускалась всё глубже и глубже. Да, бассейн действительно очень глубокий, раз девушка слабо видит свет на дне. Но ниша, которую она мельком успела заметить под водой, очень её заинтересовала. Может там она найдёт ответы на все вопросы. Арнэлия сразу достала ещё одну осветительную ракету, но на этот раз, привязала её к верёвке. Когда брошенная в воду ракета достигла нужной точки, Арнэлия попыталась внимательно рассмотреть нишу. Однако, это оказалась не ниша, а потайная дверь круглой формы с замком на барельефе.

Это оно! Сразу догадалась Дитя Света. Вот теперь ей понадобится кислородный баллон. Ниша была под водой на глубине около восьми метров. И, естественно, там всё затоплено. Быстро снарядившись для погружения, Арнэлия смело спустилась под воду. Плавающий вокруг вирус больше не пугал её. Она чувствовала, что разгадка тайны смертельного микроорганизма уже рядом.


Тайна Имхотепа


Добравшись до круглой двери, расположенной в стене затопленной шахты, Арнэлия стала рассматривать символ, запечатывающий проход. Она очень удивилась, когда обнаружила там знак Солнца. Древняя правосторонняя свастика украшала барельефом дверь. Арнэлию это насторожило. Только очень важные двери запечатывали в Древнем Египте свастикой. Девушка ощупала барельеф. Толща воды затрудняла движения, но открыть таинственный проход, который главный архитектор пирамиды Имхотеп так старательно спрятал, было необходимо. Дверь открылась неожиданно просто. А именно – полным оборотом свастики вокруг себя по часовой стрелке. Когда Арнэлия повернула свастику до конца, завершая полный солнечный круг, внутри раздался щелчок, и дверь приоткрылась. Девушка открыла её максимально широко, насколько это было возможно, и заплыла внутрь. Проплывая по широкому затопленному коридору, она увидела сверху блики. Поверхность воды отражала свет её фонарика. Значит, вверху есть незатопленное помещение. Арнэлия устремилась туда. И когда она всплыла на поверхность и осмотрелась, то тут же замерла от ужаса.

Перед ней сидела живая мумия! Арнэлия в панике защитилась энергией и погрузилась обратно в бассейн. Она быстро поплыла обратно, а когда добралась до прохода, который вёл в основную шахту и был отделён дверью с символом Солнца, Дитя Света только первый раз обернулась. А вдруг злобная мумия плывёт за ней, желая сожрать? Но за ней никто не гнался. Поверхность воды была безмятежно гладкой, спокойно мерцая бликами от фонарика. Может мумия выжидает? Или просто не умеет плавать?

Арнэлия отогнала эти глупые мысли, мумиям всё равно. Они уже давно мертвы. Кроме этой! Арнэлия была уверена, что видела именно живую мумию. Когда она вынырнула на поверхность, то отчётливо увидела сидящего перед ней человека с жёлтыми глазами, которые, не мигая, смотрели прямо на неё!

Воспоминания увиденного снова заставили Арнэлию погрузиться в ужас. Что ей делать? Она понимала, что разгадка вируса именно в этой комнате, но страх перед мумией был больше, чем желание найти антивирус.

Девушка пробыла под водой около двадцати минут, желая убедиться, что её не преследуют. И только тогда усомнилась в увиденном. Может ей показалось? Может это просто игра испуганного темнотой воображения?

Следовало перепроверить. Арнэлия защитила себя энергией. Её била мелкая дрожь, когда она стала медленно подниматься на поверхность. Она знала, где сидит мумия, и поэтому постаралась вынырнуть как можно дальше.

И вынырнув, она с замирающим сердцем посмотрела на мумию. Та спокойно сидела и смотрела на Дитя Света. Арнэлии показалось, что её сердце сейчас разорвётся от страха. Она настороженно ждала и продолжала смотреть на мумию. Никто не шевельнулся. Ей показалось, что за время, которое они друг на друга смотрели, прошла целая вечность. Несмотря на свой дикий, животный страх перед неизведанным существом из загробного мира, девушка заметила, что мумия не шевелится, сидя в одном положении, а глаза, словно стеклянные, смотрят прямо перед собой. Арнэлия немного отплыла в сторону и заметила, что мумия продолжает смотреть лишь прямо.

«Может она засохла?» – подумала девушка и решила проверить свою версию, доставая перочинный нож из-за пояса.

Ей было противно и страшно. Арнэлия медленно и осторожно приблизилась к мумии, и ткнула её остриём лезвия. Если мумия живая, то она непременно должна отреагировать на такое наглое вмешательство в её покой, если же нет, то ничего не случится. Произошло второе. Как Арнэлия её не протыкала, мумия сидела смирно.

«Она мертва», – заключила девушка и вернула нож обратно за пояс. Бешеный стук сердца понемногу стихал. Стоило внимательно обследовать так напугавший её объект. Трудно поверить, что перед ней мумия, а не живой человек. Кожа, волосы, глаза, всё было как у нормального живого человека, только немного ссохшиеся от времени. Арнэлии даже сложно было представить, как мумия могла так хорошо сохраниться спустя более четырёх тысяч лет! А что ей именно столько лет, девушка не сомневалась. Одежды, браслеты, форма черепа, всё говорило о древнем египтянине. Но кто же перед ней и куда он так сосредоточенно смотрит? Арнэлия невольно проследила за взглядом мумии, который был направлен на противоположную сторону стены. Там были какие-то древнеегипетские иероглифы. Девушка посветила фонариком и молча прочла надпись. В древних царствах нельзя читать иероглифы вслух, это может привести к самым непредсказуемым последствиям.

«Смерть. Жизнь. Вечность. Звёзды», – это всё, что было написано на стене. Ничего конкретного и важного. Но раз мумия так внимательно уставилась на эту надпись, то для этого ссохшегося мужчины, а перед Арнэлией сидел именно мужчина, эта надпись имела важное значение. Ведь он даже умер, смотря на неё!

Девушка оторвала свой взор от надписи и посмотрела по сторонам. На всех стенах были иероглифы.

«Вечная жизнь», – гласил один. «Путь к вечности», – говорил второй. «Источник вечности», – означал третий.

Столько всего о вечности. Но эти надписи не помогли выжить древнему египтянину. Он мёртв, в чём Арнэлия уже не сомневалась. Поэтому осмелев, выбралась из воды и присела рядом с мумией. Она захотела рассмотреть «живой» труп и попробовать разобраться, кто же всё-таки перед ней. Да, когда она расскажет о своём приключении Ахмеду Шараф Эль Дину, тот просто лопнет от зависти, что его не было рядом в такой важный исторический момент. Арнэлия хотела передвинуть мумию, чтобы осмотреть её, но вдруг заметила еле видную надпись за её спиной.

«Я искал вечность, но не нашёл. Никто не может жить вечно. Это дано только богам. Имхотеп».

Арнэлия прочитала надпись и благоговейно уставилась на сидящего рядом с ней ссохшегося мужчину. Это был великий архитектор, учёный, медик, астролог и мистик своего времени – Имхотеп! Правая рука Джосера, хранитель его печати и сокровищ, первый после фараона.

– Так вот где твоя гробница! – изумлённо воскликнула Арнэлия. – Вот почему её никто не может найти до сих пор. Ты очень тщательно спрятался, великий Имхотеп.

Арнэлия осеклась. В загробном мире вслух даже имена говорить не стоит. Но вслушавшись в темноту, девушка успокоилась. Просто названное имя – это ещё не повод духам возвращаться из небытия в мир живых.

Она ещё раз прочитала надпись, посмотрела на мумию и вспомнила, за чем пришла. Арнэлия достала из мешка микроскоп и стала исследовать гробницу Имхотепа.

Она нашла то, что искала. Везде сканер показывал ей наличие двух разных микроорганизмов. Один, уже знакомый, светился красным, другой, абсолютно новый – синим. И именно синий вирус был на теле мумии! Ни одной красной точки! Вот почему Имхотепу удалось так хорошо сохраниться! Вот почему его кожа выглядит как живая и натуральная. Синий, незнакомый до сих пор вирус, словно законсервировал его, оставив тело без изменений. Только воду он не смог удержать в организме и заставить сердце биться вечно.

Арнэлия вытащила из мешка лабораторные пробирки. Она аккуратно взяла образцы неизвестного вируса с кожи мумии, а потом со стены уже знакомого, красного вируса. И, положив обе палочки на одну поверхность рядом, она в микроскоп стала наблюдать за поведением вирусов. Лучше провести лабораторные исследования на месте, в очаге заражения, где была практически изолированная обстановка, не считая, конечно, Арнэлии, которая пришла из внешнего мира. Арнэлию поразило то, как быстро синий вирус напал на красный, полностью поглощая и уничтожая его. Такие баталии Дитя Света впервые видела под своим микроскопом. Синий вирус не оставил ни малейшего шанса красному. А когда полностью его поглотил, то сразу начал делиться, размножаясь. Эта картина обрадовала Дитя Света. Такое поведение синего вируса могло означать только одно – его пищей был красный. И только поедая его, синий мог размножаться.

У Арнэлии гора свалилась с плеч. Она нашла антивирус! Он здесь, на теле Имхотепа!

И мысли о великом учёном снова заставили её обратить взгляд на мумию. Арнэлия грустно посмотрела на великого египтянина. Ей стало жалко его. Девушке показалось, что Имхотеп тихо умер от старости, сидя в этой гробнице и читая надписи на стене.

– О, Боже! – воскликнула Арнэлия. Её озарило!

Картина сложилась в единое целое и приобрела чёткие очертания.

Арнэлия видит, как великий и постоянно ищущий знания Имхотеп строит гробницу для фараона Джосера. Он создаёт глубокую вертикальную шахту, дно которой предназначается для саркофага фараона. И пока рабы начинают возводить внешние стены гробницы в виде шести ступеней, Имхотепа мучают другие мысли. Он уже давно изучает тайны жизни и смерти, умеет читать судьбу и предназначение по звёздам. Он знает, что здесь когда-то упала звезда с ночного неба. И он ищет её. Постоянно ищет. Ведь ему так хочется познать тайну звёзд, и, познав их, прикоснуться к тому, чего ещё не был удостоен ни один живущий на земле. Прикоснуться к вечности их жизни и сияния. Имхотеп принимает решение копать шахту глубже. Он верит, что звезда, упавшая на землю несколько миллионов лет назад, где-то здесь, под вечными песками. Он заставляет рабочих копать всё глубже и глубже, глубже и глубже, оправдывая свои действия тем, что хочет построить надёжную сокровищницу под землёй для ценностей фараона. Джосер одобряет его план, не догадываясь об истинной причине подобного стремления в глубину. Только один человек знает тайну Имхотепа, его приближенный, жрец, который непосредственно руководит раскопками. Но он молчит, ибо ему так приказано.

Наконец, великий мастер достигает заветной мечты. Он находит в недрах земли то, что искал. Маленький осколок метеорита, пронзивший космос, лежит у него на ладони. Имхотеп на вершине триумфа. Вечность открывает перед ним свои объятия. И он, не задумываясь о последствиях, начинает изучать этот осколок неземного происхождения. Он ищет эликсир вечной жизни. Изучение метеорита проходило именно здесь, в этой глубокой камере, которая и стала его могилой.

Арнэлия ещё раз осмотрела маленькую комнату, где Имхотеп уединялся с внеземным сокровищем. Да, именно так и было. Надписи на стенах чётко показывают ход его мысли. Но потом что-то случилось. Имхотеп открыл то, чего не должен был делать. Вирус синего цвета, извлечённый из метеорита, помогал сохранить тело и уберечь его от воздействия времени, но он не мог существовать и размножаться без красного. Они, как противоположности, постоянно боролись, паразитируя друг на друге. И применяя синий вирус, Имхотепу пришлось выпустить и красный. Только тогда можно рассчитывать на создание эликсира вечной жизни. Он сделал это, страстно желая познать вечность. Красный и синий вирус мгновенно размножились в комнате для исследований и заполнили её. Верный слуга Имхотепа заразился именно красным вирусом и стал заживо гнить на глазах своего повелителя. Только тогда великий учёный осознал свою ошибку. Нельзя получить вечную жизнь, не пожертвовав за это жизнью другого! Ведь синий вирус нуждается в красном, а красному вирусу нужна человеческая плоть! Это замкнутый и повторяющийся цикл, как восход и закат солнца. Мастер понял эту истину и его надпись на стене «Смерть. Жизнь. Вечность. Звёзды» отражала именно это понимание. Имхотеп сможет получить Вечность только в том случае, если пожертвует жизнью других людей. И так будет постоянно, ведь вирусам нужна пища. Вот почему на своей гробнице Имхотеп велел поставить печать Солнца. Замкнутый круг 4-х постоянно вращающихся вокруг вещей: Смерть, Жизнь, Вечность, Звёзды. Но Имхотеп не захотел платить такую дорогую цену за мечту быть равным звёздам. Он, прежде всего человек, и думал о своём народе. Именно из-за любви к человеку Имхотеп велел верному слуге сделать шахту ещё глубже, чтобы достичь подземных вод и затопить вход в комнату исследований, заполненную вирусами. Имхотеп пожелал остаться в этой комнате и уйти в небытие вместе со своей неземной находкой. Заражённому слуге он приказал закрыть себя в гробнице и, пустив воду, утонуть, не позволяя вирусу выйти во внешний мир. Слуга поклялся выполнить приказ, но когда вода стала накрывать несчастного с головой, желание жить вытолкнуло слугу на поверхность. Он выполз из бассейна именно в том месте, где Арнэлия впервые увидела дорожку из вирусов. Слуга хотел выбраться из пирамиды, но, испугавшиеся подъёма воды, рабочие быстро перекрыли мраморной плитой нижнюю шахту, оставив слугу Имхотепа заживо гнить среди золотых дюн.

Вот теперь всё стало ясно. Арнэлия улыбнулась своей прозорливости. А то, что её версия была недалека от истины, было понятно по маленькому брусочку твёрдого материала, который ссохшийся Имхотеп держал у себя на ладони. Это и был кусочек злосчастного метеорита, который принёс на землю эти опасные вирусы.

Арнэлия снова посмотрела на мумию. Из её глаз невольно потекли слёзы. Сколько дней великий Имхотеп умирал здесь в полной темноте и одиночестве? Сколько мук он испытал, понимая, что его жажда познания Жизни и Смерти, его страсть к звёздному небу могла обернуться катастрофой для всего человечества? Сколько слёз он пролил, понимая, что его мечта разбилась о небольшой камешек, упавший с неба. Сколько страданий принесло ему понимание, что он не сможет достичь Вечности, не пожертвовав за это всем живым на земле.

Арнэлия еле сдерживала слёзы, представляя все мучения этого великого человека, чьи надежды и мечты рухнули в один миг, вместе с шансами на дальнейшую жизнь. Сколько недель или месяцев он просидел, заживо замурованный, в ожидании смерти?

– Спасибо тебе, Имхотеп, спасибо, – прошептала она в полной тишине, слегка дотронувшись рукой до ссохшейся руки египтянина. – Спасибо, что ты выбрал жизнь, жизнь всех нас. Ты воистину велик и ты достиг Вечности в нашей памяти, в своих великих строениях.

Арнэлия сказала это, и слёзы невольно потеки по её щекам. Расплакавшись, она ещё долго могла просидеть подле вечной мумии, если бы время не шло к рассвету. Девушке пришлось взять себя в руки и приняться за работу. Ведь восход солнца близок.

Арнэлия собрала оба вида вируса в лабораторные пробирки и запечатала их в маленький вакуумный контейнер. Теперь её ждёт дорога наверх, к свету и радости. Пусть вечность остаётся уже ушедшим из этого мира, она же пока ещё жива. Уже опустившись обратно в воду, она бросила последний взгляд на тело Имхотепа. Ей так захотелось забрать с собой этот космический камешек, который лежал у него на правой ладони. Сколько интересных исследований можно будет провести в лаборатории! Её рука потянулась к метеориту, но Арнэлия жёстко остановила себя. Нет! Она не вынесет отсюда тайну Имхотепа. Великий учёный отдал свою жизнь, отдал свои мечты, чтобы изолировать от людей страшный метеорит и его секреты. Арнэлия не пойдёт против воли великого египтянина. Пусть всё будет так, как он решил. Арнэлия никому не расскажет о своих открытиях. Пусть история Имхотепа останется тайной, и его гробницу так никто и не найдёт.

Дитя Света ещё раз взглянула в пожелтевшие глаза Великого Мастера, мысленно попрощалась и погрузилась в воду.


Принц Тьмы


Арнэлия вынырнула из прохода, который вёл из гробницы Имхотепа в общий бассейн, и оказалась снова перед круглой дверью с печатью Солнца. Прежде чем подняться наверх к сокровищнице, девушка старательно закрыла за собой эту дверь. На удивление, та очень легко поддалась, и Арнэлии даже не пришлось поворачивать четыре луча Солнца в обратную сторону. Дверь захлопнулась сама по себе, громко щёлкнув замком. Даже под водой было отчётливо слышно, как сработал механизм. Арнэлия ещё раз, на всякий случай проверила дверь, – та не открывалась. И Дитя Света стала спокойно подниматься на поверхность бассейна.

На глаза снова попался труп чёрного копателя, как только она выбралась на поверхность.

– Нет, с меня хватит! – решительно заявила она.

Взяв мёртвое тело за опухшую и посиневшую руку, она потащила его к бассейну и столкнула в воду.

– Так будет лучше для всех, – ещё раз убеждённо повторила Арнэлия, наблюдая, как тело копателя медленно идёт ко дну.

Теперь она готова подниматься наверх. Арнэлия ухватилась за верёвку, приготовила анкера для сооружения вспомогательных ступенек, как вдруг что-то громко щёлкнуло. Сработал какой-то механизм. Девушка даже не успела осознать, что происходит, как её скрутила резкая боль по всему телу.

– О-о-о! – застонала Арнэлия от ужасной, раздирающей боли и, скрутившись калачиком, упала на каменный пол сокровищницы.

Она не успела даже вдохнуть воздух, как услышала следующий щелчок, после которого её накрыла новая волна мучительной боли, словно тысячи кинжалов вонзились во всё тело одновременно.

Арнэлия распласталась на камнях, тело било судорогой. Прозвучал новый щелчок, уже третий по счёту. Не в силах выдержать новую боль она беспомощно раскинулась на полу, успев перехватить дыхание, которое всё труднее давалось ей.

«Всё-таки умудрилась поймать проклятие пирамиды», – только успело проскользнуть у неё в голове. Она сделала попытку защититься энергией, как вдруг прозвучал четвёртый щелчок. Её опять скрючило от раздирающей боли, а из носа хлынула кровь. Сконцентрировав последние усилия, девушка всё-таки смогла защититься. Однако, пятый щелчок развеял её надежды на спасение. Энергией нельзя защититься от древних проклятий пирамиды. Боль была выше её сил. И на шестом щелчке Арнэлия полностью потеряла контроль над собой. Тело не слушалось, дёргаясь в конвульсиях, ужасная боль раздирала голову, а из носа сильно пошла кровь. Она не могла даже шевелиться. Что-то забирало её жизнь. И только мозг пока сопротивлялся. Арнэлия в доли секунды поняла, что умирает. Жизненные силы покидают её, дыхание становится короче и реже. Она умрёт от разрыва сердца, которое совсем скоро не выдержит адской боли и прекратит своё биение. Арнэлия вспомнила о родных. Никто не узнает, где она умерла, никто не придёт ей на помощь. Когда-нибудь сюда доберутся очередные копатели и также скинут её разлагающийся труп в воду, как только что поступила она. Но Арнэлия не желала так просто сдаваться и составлять компанию трупу копателя в ледяной воде. Она собрала последние силы и еле слышно выдохнула в темноту:

– Дэмиан…

Принц Тьмы должен её услышать и помочь. Только он один сможет её спасти. Седьмой щелчок почти добил её, снова заставляя скорчиться от невыносимой боли. Даже мозг уже не мог ясно мыслить, впадая в безумие. Перед глазами галопом проносились разноцветные картинки, Арнэлия уже почти потеряла сознание. Но инстинктивно собрав все последние силы, которыми наделил её Господь, она снова выдохнула это имя:

– Дэмиан, – Арнэлия максимально сосредоточилась на образе Принца Тьмы. – Дэмиан, услышь меня, молю…

Но повелитель Тёмных не приходил. Арнэлия невольно вспомнила, как она грубо обошлась с ним на последней встрече. Конечно, Дэмиан не придёт после того, как она его унизила. И было бы из-за чего так над ним подшучивать? Только из-за своей оскорблённой гордости, когда Принц Тьмы намекнул на её наивность, граничащую с глупостью? Получается, что он прав, а Арнэлия действительно глупа и теперь погибает благодаря нелепой шутке.

Восьмой щелчок. Тело Арнэлии вытянулось как струна от нового приступа боли. Цветные картинки стали мелькать всё быстрее и быстрее. Пальцы рук и ног стали деревянными, их свела судорога.

– Дэмиан, – прошептала последний раз Арнэлия и закрыла глаза. Она больше не в силах сопротивляться боли и различать реальность сквозь эти кружащиеся пёстрые картинки. Пусть всё закончится сейчас. Дитя Света стала проваливаться в плотную темноту, повинуясь смерти.

– Я пришёл, что надо? – неожиданно раздался тихий голос Принца Тьмы.

Он старательно рассматривал свои ухоженные ногти и не обращал внимания на то, что происходит вокруг. Но ответа на вопрос не последовало. Тогда Принц Тьмы оторвал взгляд от своих рук и осмотрелся. Недалеко на полу лежала бледная как смерть Арнэлия. Тело ровно вытянуто, руки и ноги сведены судорогой, из носа потоком льётся кровь, попадая в рот и забивая и так еле слышное дыхание.

Дэмиан рванул к ней, сорвал защитную маску с лица девушки и попытался привести её в чувство.

– Арнэлия, что с тобой? Очнись! – закричал он, с ужасом наблюдая мучения Дитя Света.

Арнэлия, словно услышав спасительный голос, открыла глаза, наполненные безумием. С трудом она смогла сконцентрироваться на взволнованном лице Принца Тьмы.

– Арнэлия, где ты была, где и что мне искать? – снова тряс её за плечи Дэмиан, стараясь привести в себя и услышать хоть слово.

– Вода, – с трудом прохрипела девушка.

В этот момент Дэмиан услышал странный щелчок, после которого Арнэлию всю затрясло. Она вытянулась от новой боли. Её глаза закатились вверх, ноги и руки выкрутила судорога, а дыхание замерло. Дэмиан в ужасе вскочил на ноги и стал осматривать всё, что связано с водой. Он быстро заметил злосчастный бассейн, который видел однажды, блуждая по коридорам чужой памяти.

Недолго думая, Принц Тьмы набрал в лёгкие воздуха и нырнул в воду. Мощными движениями быстро преодолел толщу воды, в поисках того, что убивает Дитя Света. Он сразу обратил внимание на круглую дверь, запечатанную древним символом Солнца. Дэмиан подплыл к ней, но не успел взяться за крылья печати, как снова щёлкнул механизм, и правосторонняя свастика Солнца повернулась против часовой стрелки на один ход назад. Принц Тьмы понял, что именно этот символ забирает жизнь у Арнэлии, вращаясь в обратную сторону. Он быстро оценил расположение крыльев – воину Света оставалось жить всего два щелчка! Солнце практически завершило обратное движение по кругу. Дэмиан взялся за крылья свастики и попробовал повернуть печать в обратную сторону.

Механизм не поддавался. В движение его приводили многотонные глыбы, которые не так просто сдвинуть, да ещё и под водой. Дэмиан напряг все силы, призывая на помощь сам Ад. Крылья механизма медленно сдвинулись в обратную сторону. Один щелчок, второй, третий… Крылья Солнца медленно, но верно возвращались в исходное положение. Только последний щелчок никак не поддавался Принцу Тьмы. Дэмиан ещё раз напрягся и всё-таки сдвинул крыло, полностью вернув символ Солнца на первоначальную позицию. Однако, как только крыло встало в своё исходное положение, вся пирамида содрогнулась от страшного грохота. Словно что-то огромное и тяжёлое рухнуло сверху. Дэмиан сообразил, – это тяжёлые многотонные булыжники, которые управляли механизмом, сорвались с опор. Заставив свастику двигаться в противоположную сторону и поставив лучи Солнца обратно, Принц Тьмы поломал механизм. И теперь пирамида вся дрожала. Возникла реальная угроза полного разрушения.

Дэмиан рванул на поверхность. Выбравшись из бассейна, он бросился к девушке, которая всё ещё бледная лежала на полу. Но судорога уже отпустила конечности, а дыхание выровнялось. Арнэлия была спасена!

– Эй, подружка, вставай! Нечего тут разлёживаться, – рассмеялся Дэмиан и взял её обессиленную на руки. Арнэлия что-то невнятно простонала в ответ, еле открыв глаза, и прижалась головой к его груди.

Большего от неё Дэмиан и не ожидал. Она жива, а это главное! Осталось вынести её отсюда. Принц Тьмы приготовился к перемещению в пространстве как неожиданно понял, что у него это не получается!

Дэмиан побледнел. Осознание страшной реальности сковало его сердце. Пирамида отпустит его, но только одного. Арнэлия должна остаться здесь. Если древнеегипетскому проклятию не удалось убить её с помощью обратного хода жизненного цикла, то оно похоронит её под вечными песками, засыпав многотонными блоками пирамиды. А если Дэмиан желает спасти Дитя Света, то ему надо сделать это естественным способом, то есть вывести её отсюда так же, как она пришла. Только так можно снять проклятье пирамиды.

Повелитель Тьмы посмотрел на бледное, залитое кровью лицо девушки, лежащей у него на руках.

Нет, он не сможет бросить её здесь. Никогда и ни за что!

Осмотревшись по сторонам, он нашёл верёвку, по которой Арнэлия спустилась в сокровищницу. Принц Тьмы напряг мышцы ног и резко прыгнул вверх, чётко опустившись на последнюю ступеньку перед обрывом. Перед ним оказался узкий, винтовой коридор, ведущий в верхний зал. И Дэмиан быстро побежал, бережно держа на руках Арнэлию.

Пирамида трещала по швам. Разломы между блоками увеличивались, через них стал просыпаться песок. Через двадцать или тридцать минут это монументальное строение рухнет.

Дэмиан бежал, преодолевая пролёт за пролётом, пока не оказался перед узким лазом в уже исследованную часть пирамиды.

– Чёрт! – выругался он. Вдвоём сюда не попасть. Да ещё и песок быстро засыпает проход.

Принц Тьмы встал на колени, мощным порывом ветра продул весь засыпанный лаз от песка и нырнул в узкую щель ногами вперёд. Перебирая ногами, он тащил за собой Арнэлию, которая немного пришла в себя и старалась помогать, отталкиваясь от пола всем телом. Вездесущий песок засыпал им уши, рот и глаза, но они отчаянно боролись и уверенно продвигались к выходу.

Принц Тьмы выбрался из лаза и вытащил следом Арнэлию. С большим трудом, но девушка уже могла стоять на ногах

– Я смогу дальше пойти сама, – виновато сказала она Дэмиану.

– Не сейчас, пирамида может развалиться в любую секунду.

Не говоря больше ни слова, он поднял девушку на руки и полетел вверх через шахту пирамиды. Приземлившись на огромные блоки коридора, что выводил на поверхность, Дэмиан почувствовал, что эта, когда-то прочная конструкция, сейчас как зыбучий песок. Недолго думая, он побежал к выходу. Арнэлия инстинктивно прижалась к его груди, пытаясь стать с ним одним целым. Сейчас её жизнь зависит только от Дэмиана и его скорости. Принц Тьмы бежал, а камни под его ногами расходились, образуя огромные провалы. Он ловко перепрыгивал их, но скорость бега замедлял постоянно сыпавшийся песок. Жёлтые, всюду проникающие сухие ручьи затрудняли видимость и преграждали дорогу. Если Дэмиан не поторопится, то их может засыпать заживо.

Принц Тьмы бежал вперёд, уже не обращая внимания на трещины, – он просто их перелетал, словно птица. Но вместе с песком сверху стали падать довольно большие камни, которые отделялись от ломающихся блоков. Дэмиан постоянно маневрировал и уворачивался, а выход был уже близко. Спасение рядом. Сверху уже стали падать многотонные глыбы, когда Дэмиан, наконец, выскочил на дневной свет, продолжая удерживать на руках Арнэлию. Только через сто метров от разрушающейся пирамиды он поставил девушку, чтобы немного отдышаться от бешеной скачки по коридорам некрополя. Арнэлия, не моргая, смотрела на падающую вниз махину камня. Пирамида, которую она так любила и помнила, сейчас превращалась в один огромный столб пыли.

– Надо уходить, – сказал ей Дэмиан. – Не самое подходящее время для грусти.

Арнэлия согласно кивнула и собралась сделать шаг, как неожиданно под ними стал проседать песок.

– Бежим! – закричал Дэмиан и схватил Арнэлию за руку.

Девушка бросилась за Принцем Тьмы. Ей даже не надо было оборачиваться, чтоб понять, что происходит. За ними обрушалась земля, увлекая многотонные пески в бездонную яму. Пирамида не хотела так просто отпускать Арнэлию. Проклятие всё ещё требовало своей жертвы. И двое, чудом спасшиеся из пирамиды, бежали от этой разверзшейся пропасти со всех сил. Арнэлия уже задыхалась от бега, сердце вырывалось из груди, а Дэмиан продолжал тащить её за собой. Только когда они добежали до высоких барханов, он отпустил её руку и изнеможённо упал на песок.

Арнэлия думала, что душа покидает её, настолько бешено билось сердце в груди, пытаясь вырваться наружу. Дэмиан чувствовал себя полностью разбитым. Лежа на песке и тяжело дыша, они молча смотрели в небо, на котором зарождалась заря.

Отдышавшись, Арнэлия подползла к вершине бархана, чтобы посмотреть, от чего они так стремительно бежали, и ужаснулась увиденному. Прямо на её глазах под землю уходила одно из самых величественных и древнейших сооружений мира – пирамида Джосера. Она погружалась под землю, издавая оглушительный грохот, и увлекая в бездну тонны песка, которые жёлтыми волнами вздымались до небес, а затем падали в земные разломы.

– Нет! – вскричала Арнэлия, а из глаз потекли слёзы. – Нет!

Девушка в отчаянии схватила себя за голову и стала раскачиваться, словно пыталась вырвать волосы.

– Нет, только не это! – взмолилась она к небесам, но те были безучастны.

Лишь на горячей груди повелителя Тёмных, к которой её привлекли сильные руки мужчины, Арнэлия смогла успокоиться.

Почувствовав благотворное тепло Дэмиана и его руку, которая успокаивая, гладила её волосы, Арнэлия тихо расплакалась, выливая всю свою боль, накопившуюся за прошедшую ночь на сильную мужскую грудь Принца Тьмы.

Дэмиан не мешал ей плакать, знал, что ей так станет легче. Но отчаянные всхлипывания Дитя Света терзали его сердце. Что же с ней произошло в пирамиде, как из сильной и смелой Арнэлии получился побитый и жалкий котёнок? То, какой он увидел её в сокровищнице, сильно ранило его. Переживал ли он за неё? Конечно! Боялся ли потерять её? Может быть…

И только когда пирамида Джосера полностью ушла под землю, Дэмиан с облегчением вздохнул. Нет пирамиды, а значит, и проклятья.

– Всё кончено, – тихо прозвучал его голос над ухом девушки, которая продолжала прижиматься к его груди, дрожа от пережитых приключений.

Арнэлия, наконец, оторвалась от Принца Тьмы и нерешительно посмотрела на то место, где когда-то красовалась пирамида Джосера.

– Её больше нет, – прошептала она в отчаянии.

– Так будет лучше. Пусть она хранит свои тайны глубоко под землёй, – отозвался Дэмиан.

И тут Арнэлия медленно обернулась на его голос, посмотрев на Принца Тьмы так, словно впервые увидела.

Наместник Дьявола на земле отнёс этот изумлённый взгляд на счёт пережитого шока. Но Арнэлия была прежде всего поражена осознанием его самоотверженного поступка. Дэмиан не побоялся прыгнуть в ледяную и заражённую воду, чтобы спасти её от мучений, он не побоялся развернуть движение солнечного диска вспять и, рискуя своей жизнью, вытащил её из погружающейся под землю пирамиды. Арнэлия точно помнила, как Принц Тьмы отчаянно сопротивлялся сыпящемуся отовсюду песку, неся её на руках. Как он твёрдой рукой прижимал её к широкой груди и защищал от падающих глыб, подставляя под удары самого себя. Вся эта ночь стала для Арнэлии безумным кошмаром, который она с радостью вычеркнет из своей памяти, оставив лишь одно, Дэмиана… Спасшего ей жизнь, рискуя своей собственной.

Арнэлия подсела ближе к своему спасителю и внимательно посмотрела в его чёрные, как смоль глаза, словно хотела проникнуть в самые потайные уголки его души. Кто перед ней? Воплощение зла – Принц Тьмы или тот, кого она совсем не знает? Что он скрывает в опасной глубине чёрных глаз? Что за горячее сердце бьётся у него внутри и заставляет так сильно вздыматься широкую грудь? Почему Дэмиан так отчаянно борется за неё? И почему больше всего на свете Арнэлия хочет, чтобы он просто поцеловал её… Прямо здесь… Прямо сейчас…

И Дэмиан, словно почувствовав её немой призыв, потянулся к Арнэлии и сделал то, чего больше всего боялся - он поцеловал Дитя Света. Ласково, нежно, словно прикасался устами к лепестку лотоса. Сердце Арнэлии чуть не выпрыгнуло из груди от волнения в этот момент. Ведь это запрещено. Этого нельзя делать! Но почему же ей так тяжело оторвать свои губы от него? И почему этот поцелуй так сладок, так волнителен, так желанен…

Когда же Дэмиан первый отпустил её губы, то не верил самому себе и в то, что сейчас произошло. Он только что своими собственными губами поцеловал воина Света! Всё в голове Дэмиана смешалось. То, что он сделал, было полным безумием. Но почему тогда столь желанным? И Арнэлия, такая близкая, сидела прямо напротив и лучезарным взглядом смотрела на него. Эти зелёные глаза сказали Принцу Тьмы больше, чем он того желал. Дитя Света не должна на него так смотреть, только не сейчас! Но она смотрела. Весь мир отражался в её глазах, а в центре- Дэмиан, Принц Тьмы.

-Арнэлия, -прошептал он и обхватил ладонями её лицо. Единственное, чего сейчас хотел Принц Тьмы, это снова почувствовать вкус её губ. И пусть Дьявол и Бог подождут! Пусть всё рушится и горит адским пламенем! Он более не может сдерживать себя. Он просто умрёт, если не поцелует её снова.

И Дэмиан с силой прижал Дитя Света к себе, впиваясь жадным поцелуем в её уста. Арнэлия даже ахнула от такой страсти, но смело ответила на его призыв. Ибо жар Принца Тьмы сводил её с ума. Его жгучие, глубокие глаза заставляли сердце падать камнем вниз, а потом резко взлетать поднебесной птицей. Восторг, отчаяние и дикая страсть словно вихрь подхватили Арнэлию. Пусть Принц Тьмы ласкает её, целует, пусть обжигает своим горячим дыханием. Она больше не в силах этому противостоять. Единственное, чего она хочет, – это раствориться в нём: в его пламени, в его силе, в его необузданной страсти.

Всё вокруг перестало иметь смысл, и что-то внутри Дэмиана перевернулось. Только Арнэлия, только её бездонные как океан глаза и пылкие губы. Как долго он мечтал об этом, в самых сокровенных мыслях представляя этот момент! И Дэмиан с новой силой сжал Арнэлию в своих объятиях, почувствовав, как между ними пробежал электрический заряд, заставив в унисон содрогнуться сердца. Их руки сплелись, а дыхание стало одним на двоих. Они не могли уже отпустить друг друга. Дэмиан желал чувствовать Арнэлию всю. Он не понимал, как раньше жил без неё, как мог всё это время существовать, не зная её! Казалось, что если он отпустит Дитя Света, то весь мир рухнет в одночасье. Ведь они стали одним целым. Пусть лишь на миг, пусть это больше никогда не повторится. Всё равно! Этот миг они запомнят навсегда, хотя и не имеют на это право. Ведь безумие, что между ними сейчас происходило, всё новый и новый поцелуй, всё более и более поглощающая страсть и жар объятий, всё это только миг, который они не смеют помнить, не смеют продолжать. Это всё лишь безумие! Как и то, что две одинокие души, бродящие по свету, два врага, две стороны, между которыми никогда не будет моста, отчаянно сплелись в жарком поцелуе, уходящим в вечность. Для чего Принц Тьмы ворвался в жизнь Дитя Света? Почему он целует её так пылко? Почему не хочет отпускать? Дэмиан не знал ответа, и не хотел знать. Лишь бы ещё один миг, ещё совсем чуть-чуть насладиться запретной близостью с ней.

И только нежданный гром, раздавшийся в чистом небе и яркая молния, гневно ударившая в землю, смогли разорвать объятия этих двух обезумевших существ. Арнэлия тут же дёрнулась в сторону от Принца Тьмы и с ужасом посмотрела на небосвод. Горизонт быстро затягивало чёрными тучами, которые стремительно надвигались на Саккару, обещая страшный ураган.

Арнэлия закрыла лицо руками, стараясь спрятать за ними панический страх, охвативший её.

– Что же мы наделали? – прошептала она.

Дэмиан молча устремил свой взор на клокочущее чёрными тучами небо. Его лицо помрачнело. Что они наделали? Да всего лишь пошатнули своими необдуманными действиями баланс сил природы и осмелились разгневать Небеса. И он, как никто другой, должен был знать об этом. Помнить, что ничто не прощается в этом мире. Ведь у него, Принца Тьмы, и Дитя Света, самых могущественных существ на земле, нет права на любовь. Даже на тень от любви…


Продолжение следует…

Содрогая Небеса. Часть 2. Сердце человека


По инициативе автора книга скачивается читателями абсолютно бесплатно.

Вы можете поддержать автора или сказать ему спасибо, перечислив любую сумму на сайте: http://www.ok-book.ru