Скачать книгу Головачев Василий Васильевич - Адсолютный игрок. Книга 1 - Кладбище вселенной в формате .docx





Василий Головачев


Абсолютный игрок


Книга первая:

Кладбище вселенной


Фантастический роман


ЭКСМО


Москва

2010


УДК 82-312.9

ББК 84(2Рос-Рус)6-4

Г 61


Оформление серии С. В. Курбатова


Серия основана в 1997 году


Головачев В. В.

Г 61Абсолютный Игрок : фантастический роман : в 2-х кн. Кн. 1 : Кладбище Вселенной / Василий Головачев. — М.: Эксмо, 2010. — 352 с. — (Стальная Крыса).


ISBN 978-5-699-41178-8


После тысячелетия затишья в Космориуме, где жизнь чудом сохранилась в войне с Фундаментальным Агрессором, начинается новое сражение. Игроки выходят на арену и расчищают поле для будущей Игры. И в их планах нет места тупиковой ветви разума — человечеству. Десять веков назад право людей на жизнь отстояли файверы, но они ушли. Теперь из их преемников на Земле — один Влад Велич, кладоискатель и ратный мастер, только что вышедший из поры ученичества. Его выбор, его судьба станут судьбой всего межгалактического домена.


УДК 82-312.9

ББК 84(2Рос-Рус)6-4


© Головачев В. В., 2010

© ООО «Издательство «Эксмо», 2010

ISBN 978-5-699-41178-8


Оглавление


* * *


За нашей спиною

остались

паденья,

закаты.


Ну хоть бы ничтожный,

ну хоть бы

невидимый взлет!


В. Высоцкий


Часть I - КОСМОРИУМ. ВЛАД И ГОРАН


ПОГРАНЗАСТАВА


Прежде чем сменить дежурного на посту в коконе обсерватории, он всегда заходил в зал визинга, чтобы почувствовать космос напрямую, не через системы датчиков и сигнализирующих устройств. Погранзастава была установлена в этом глухом уголке метагалактического домена более тысячи лет назад, когда человечество расселялось по звездам бурными темпами и верило в свое божественное предназначение, в судьбоносность цивилизации и вседозволенность отдельных ее представителей. Потом пришел Звездный Конструктор и показал людям их место в Мироздании, иные возможности, способы обработки информации, цели бытия и логику, недоступную гордому и заносчивому виду хомо сапиенс. Он захватил сотни людей во время долгой спячки, превратив их в своих верных рабов, съел половину Марса, породы которого использовал для роста плоти в период созревания, ушел, через сто с лишним лет вернулся обратно, как возвращается домой блудный сын после долгих скитаний по миру, нечаянно «почистил» Солнечную систему, едва не уничтожив ее во время визита, и снова ушёл, теперь уже на полсотни лет. А потом началась странная и страшная Война Законов — отголосок великой Игры Универсума с самим собой, и Конструктор, ставший к тому времени одним из Игроков-Метавселенных, вернулся к Солнцу, на этот раз по просьбе землян.

Война шла вовсю, на всех уровнях, от социума до физических принципов бытия, ходы Игроков воспринимались человечеством как вторжение Фундаментального Агрессора, попытка уничтожения цивилизации, и незнание законов Игры сделало людей заложниками своих собственных внутренних законов восприятия реальности. Они начали сопротивляться, чтобы выжить, хотя силы были, конечно, далеко не равны. Просачивание во Вселенную — метагалактический домен, представлявший собой одну «клетку» организма Универсума, — чужих Законов, в физическом плане имевших вид не уничтожимых никакими способами «колючек», названных нагуалями, приняло необратимый характер.

Катастрофа произошла не внезапно, ее ждали. Солнечная система зарастала «колючками чертополоха» иной реальности в течение многих месяцев, пока они не превратились в непроходимые заросли, а когда размеры нагуалей, этого Абсолютного Ничто, или, как говаривали ученые, «квантово-тоннельных ушей вакуума иной топологической структуры, торчащих в вакууме родного домена», достигли размеров космических объектов, «впаянных» в пространство, планеты Системы начали разбиваться о них одна за другой.

Сначала погиб Юпитер, самая большая планета Солнечной системы, так и не достигшая стадии звезды. За ее кончиной наблюдали миллионы людей на всех обитаемых телах Системы, в поселениях человечества у других звезд, где картина сотрясения Мироздания была не менее страшной, с армады космофлота и разного рода космостанций. Юпитер, шествуя по орбите вокруг Солнца, наткнулся на гигантский сросток нагуалей и стал разваливаться на три части, как обыкновенный ком снега, всего за три часа превратившись в метано-водородные, с вкраплениями воды и твердых частиц размером от метра до тысячи километров, струи-языки, окутанные постепенно замерзающей атмосферой. Клокотание раздираемого гиганта, сопровождавшееся колоссальной силы взрывами, световым и тепловым излучением, длилось еще долго, однако планетой Юпитер быть перестал.

Та же участь постигла его собратьев по внешнему поясу: Сатурн, Нептун, Уран, Плутон (его спутника Харона к тому времени уже не существовало). Внутренние планеты Марс, Венера и Меркурий пострадали сравнительно меньше, а вскоре подошла очередь Земли, и без того полуразрушенной столкновениями с нагуалями, пронизывающими, простреливающими ее насквозь.

Колыбели человечества в какой-то мере «повезло»: ее попытались затормозить, и нагуаль не разодрал Землю, не раздробил на части, как большинство планет Системы, а всего лишь сплющил в лепешку с бахромчатыми краями. Земля наткнулась буквально на стену нагуалей и превратилась в подобие библейской полусферы, разве что покоящейся не на трех слонах, китах и черепахах, а на невидимом, сверхтвердом, колючем основании чужой реальности. Людей к тому времени на ней оставалось еще много, далеко не все земляне успели переселиться к новому светилу, желтой звезде такого же класса, что и Солнце, в рассеянном звездном скоплении Гиады, расположенном в созвездии Тельца. Планету для переселения готовили спешно, и при массовой эвакуации огромного количества землян произошло немало катастроф и несчастных случаев, унесших миллионы жизней. Однако теперь у людей была другая родина, которой не грозила участь Земли, и жизнь продолжалась, хотя и по новым законам и в соответствии с новыми биологическими ритмами.

Родное Солнце человечества уцелело, хотя все его ритмы и колебания, естественно, нарушились, а в излучении появились ранее отсутствующие спектральные линии.

Звезды продолжали светить, хотя многие из них разбились о нагуали и погасли, но они были так далеки от Земли, что свет их еще летел через пространство Галактики, и небо над успокоившейся, переставшей вращаться и двигаться вокруг Солнца линзой Земли темнело постепенно, по мере того, как умирали лучи звезд. Правда, переселившееся человечество видеть этого не могло. Связь с бывшей родиной после разрушения системы метро — мгновенного транспорта — практически прервалась. Во всяком случае, для большинства людей. На многие сотни лет уцелевшие земляне остались предоставленными сами себе.

Наступил мир. Фундаментальный Агрессор (ФАГ), то есть один из Игроков, сумевший изменить физические законы существования метагалактического домена, в котором жили люди, покинул его. Этим игроком оказался Конструктор, питавший к роду хомо сапиенс нечто вроде сыновней признательности. Он сделал свой ход, закончивший войну, нагуали постепенно прекратили расти, увеличиваться в объеме, пространство-время перестало «шататься» под натиском чужих Законов, космос успокоился, но через некоторое время люди, уцелевшие после катастрофы на Земле-2, или Гее, обнаружили Стенки, ограничивающие часть Метагалактики, которая была повреждена вторжением ФАГа. Стенки образовали нечто вроде колоссального аквариума, внутри которого оказалась и Галактика с системой Сола, как назвали звезду, заменившую Солнце. Пробиться сквозь них наружу, в глубины домена, людям не удалось. А вскоре они перестали обращать на Стенки внимание, занятые проблемой выживания цивилизации. Лишь погранзаставы, автономные, почти не нуждающиеся в снабжении станции, созданные погранслужбой человечества еще во времена войны с ФАГом, продолжали нести свою службу, наблюдать за изменившимся космосом и границами «аквариума», получившего название Космориум. Но обитатели погранзастав делали это неохотно, зачастую не выполняя возложенные на них обязанности, просто используя удобные, достаточно комфортабельные станции в качестве обыкновенного жилья.

Такой самостоятельной технической системой была и погранзастава «Сокол», на которой проживала семья пограничников: четверо мужчин и три женщины. Их вахта началась всего полгода назад, и наблюдать за Вселенной им еще не наскучило...

Иштван Кара очнулся.

Он стоял посреди зала визинга погранзаставы, представлявшего собой небольшой прозрачный купол с черным полом, и как завороженный смотрел на две яркие звезды в зените, похожие на чьи-то внимательные глаза. Погранзастава «Сокол» располагалась не в соседней с Солом звездной системе и даже не в соседней Галактике, свет отсюда добирался бы до Геи полтора миллиарда лет, поэтому ни о каком знакомом рисунке созвездий речь не шла. Станцию строили на спутнике небольшой желтой звезды, безводном и безатмосферном, хотя он и имел запасы льда и замерзших газов; сила тяжести на этой малой планетке составляла лишь десятую долю земной, что не доставляло неприятных ощущений обитателям станции, внутри которой поддерживалась нормальная сила тяжести.

Звезда в настоящий момент скрывалась под полом визинга, и это позволяло видеть другие звезды, количество которых уменьшалось с каждым часом, и Стенку Космориума, разделявшую видимый космос на две части. Но если у человека от слова «стена» возникала определенная ассоциация, вызывающая в памяти образ кирпичной, каменной или деревянной стены, то Стенка Космориума больше походила на земное северное сияние, на бесконечную волокнистую вуаль, сотканную из багрово светящихся паутинок и жилок, и казалась ненадежной, хрупкой, пушистой, полупрозрачной, легко преодолимой. На самом же деле пробить ее, проникнуть сквозь Стенку в глубины домена не смог ни один земной корабль, в том числе и звездолеты «струнных» видов. Их просто выворачивало обратно, словно Стенка действительно была односторонней поверхностью, как предположили ученые еще сотни лет назад. Не реагировала она и на энергетическое воздействие и локальное изменение топологии вакуума, не говоря уже об оружии попроще, созданном на основе применения пучков частиц высоких энергий и силовых полей. Стенки Космориума оказались «абсолютным препятствием», что ясно указывало на их предназначение: закапсулировать поврежденную нагуалями часть метагалактического домена и «не пущать заразу чужих Законов» за ее пределы, где экспансия иной реальности не приобрела еще «масштабов летального исхода».

Теперь люди знали, что часть ограниченной Конструктором Вселенной была велика, но все же конечна, и это давало некую надежду на «исцеление» ее поврежденного органа, на нейтрализацию «колючек» и в конечном итоге на очищение пространства от нагуалей. Однако шли годы, десятки лет, столетия, а проблема уничтожения нагуалей не решалась. Человечество не росло в интеллектуальном отношении, едва не растеряло доставшиеся по наследству научные и культурные достижения, но тем не менее уцелело, понемногу пришло в себя и к десятому веку после катастрофы достигло уровня двадцать третьего века новой эры, хотя по календарю шел уже три тысячи триста тридцать девятый год от рождения Христова.

Численность человечества к этому моменту достигла четырех миллиардов, большинство из которых расположилось на Гее, превратив планету в гигантский технологический муравейник, а остальные освоили две небольшие планеты, вращающиеся вокруг Сола, связав их системой метро. К счастью, люди не разучились строить сооружения, способные без их вмешательства поддерживать жизнедеятельность сотни и тысячи лет.

Сумерки цивилизации понемногу отступали. Появились новые гениальные исследователи, творцы, создатели технологий и произведений искусства, человечество стало подумывать об экспансивном завоевании космоса, заросшего нагуалями, но все же пригодного к использованию и заселению. Вот только репродуцировать людей с паранормальными способностями оно почти перестало. Паранормы, или интраморфы, как их называли, рождались все реже и реже. Возможно, поэтому решение проблемы очистки космоса от «мха» нагуалей было все также далеко. Космориум продолжал медленно умирать. Звезды, натыкаясь на сверхпрочные нити нагуалей, взрывались, гасли, отвердевали, планеты постепенно теряли тепло, остывали, разрушались, превращались в мертвые каменно-металлические обломки, в скопления камней и льда, в пылевые сгустки и пояса.

Среди тех, кто пытался спасти цивилизацию во время войны с ФАГом, а потом поднять ее до былых высот, были не только работники спецслужб человечества, защитники, безопасники, спасатели, пограничники, но и ученые, предложившие свои методы выживания и развития уцелевшего вида хомо сапиенс. Часть из них отстаивала концепцию неоплатонической космогонии: Мироздание поддерживается в относительной устойчивости только благодаря усилиям очередного Творца. Рано или поздно Творец ослабевает, в «щели» Мироздания проникает Хаос, и наступает пора перемен, конец Эона, конец космического цикла. В домене, давшем жизнь человеческой расе, конец этого цикла ознаменован был появлением нагуалей. Стенки, охватившие гигантский кусок домена с «колючками» нагуалей, означали ожидание. По идее ученого, предложившего эту концепцию, в космос, заросший чужими Законами, должен был прийти новый Демиург, чтобы приспособить его для своих целей. Останется ли в этом измененном космосе место для человечества, ученый не знал. Этим ученым был Иштван Кара, согласившийся войти в семью пограничников и поработать вдали от центра земной цивилизации, на заставе «Сокол», расположенной всего в тридцати днях полета со световой скоростью от одной из Стенок Космориума.

Это была именно семья, а не коллектив единомышленников и сотрудников, работающих над одной проблемой. Со времени Катастрофы земное человечество (не считая интраморфов), чтобы выжить, сохранить себя как вид, перепробовало множество способов социальной организации, и одной из оптимальных ячеек нового общества считалась семья из семи человек: четверо мужчин — три женщины или четверо женщин — трое мужчин. Получалась группа из «семи Я» — семья, дружная и достаточно прочная, смена партнеров в которой чередовалась с периодическим воздержанием, стимулирующим творческие процессы. Иштван Кара до этого уже жил семейной жизнью, но в семье из четырех партнеров, и не особенно огорчился, когда его вежливо попросили подыскать другой семейный очаг: он слишком много времени отдавал своим теоретическим исследованиям. В семье из семи человек его отношение к «супружеским» обязанностям оказалось достаточно приемлемым, и он остался на погранзаставе, почти счастливый от того, что может большую часть времени отдавать работе, научному поиску и наблюдениям за космосом.

Конечно, на Земле существовали семьи не только из семи или восьми членов, но и меньшие по количеству, в том числе — всего из двух партнеров. Но такие семьи были редкими и воспринимались остальным человечеством с неодобрением, хотя времена стадного выживания прошли, можно было уже не следить за сохранением численности человеческой популяции любой ценой. Но самым интересным фактом при этом оказался отказ цивилизации от гаремно-племенного образа жизни, казалось бы, гарантирующего быстрый рост населения и защиту от сурового натиска хаоса. Регионы Геи, где люди попытались жить «по рекомендациям Аллаха», быстрее других приходили в упадок, природа всего за две сотни лет едва не сбросила эти этносы в фауну, убедившись в тупиковости создаваемых культур. Дальше всех в развитии вырвались вперед регионы, лидеры которых исповедовали принцип эгрегорного мышления, собирая под свое крыло не просто переселившиеся группы, кланы и касты, но колонии единомышленников и единоверцев, сознание которых можно было перевести на уровень монады, то есть объединить всех в единое поле разума для решения той или иной задачи, и самой оптимальной ячейкой такого монадно-эгрегорного общества оказалась семья из семи человек.

Иштван Кара был уроженцем одной из малых колоний, предками обитателей которой были венгры, образование же он получил в Первом Геянском университете, созданном на базе двух земных университетов старого времени — Гарвардского и Московского. Второй Геянский университет был «синтезирован» из Кембриджского и Сорбоннского университетов, с трудом переживших межзвездную эвакуацию.

Закончив обучение, Иштван остался в метрополии, то есть в столице, Центральном Номе Геи, и вскоре вышел в лидеры психофизических исследований, поставив целью решить задачу нейтрализации нагуалей. К тридцати годам ему удалось разработать кое-какие частные проблемы, сопутствующие проблеме Великого Ничто, теперь же вдали от больших коллективов он надеялся окончательно сбросить с «колючек» чужих Законов покрывало тайны.

Погранзастава «Сокол» обладала отличным компьютерным комплексом типа «Умник». Наличие недалеко от станции предмета исследований — нагуаль торчал из каменистой расщелины буквально в сотне метров от пирамиды заставы, — комфортная обстановка, внимательные партнеры — все это как нельзя лучше подходило для решения поставленной задачи. Иштван верил, что его имя скоро станет известно всему миру.

Что-то изменилось под куполом визинга.

Иштван не сразу вышел из состояния грез, вгляделся в алую вуаль Стенки Космориума и только спустя какое-то время понял, что вуаль на мгновение усилила свечение.

— Миша, — позвал он первого мужа семьи, дежурившего в обсерватории, — мне показалось, что Стенка мигнула...

— Тебе не показалось, —перебил его Миклий Терлич, — изменились граничные параметры всей контролируемой нами зоны.

— Но до Стенки тридцать светодней, я не мог...

— Ты личинка интраморфа в стадии роста и чувствуешь торсионные всплески. Стенка приблизилась к станции на световую минуту. Давай ко мне, пообщаемся с «Умником» вместе.

Иштван бросил последний взгляд на вуаль Стенки, встал на квадрат лифта, и автоматика станции за минуту доставила его к обсерватории, занимавшей один из углов пирамидального тела заставы и представлявшей собой единый квазиживой организм, в который входила самая совершенная аппаратура СКП — службы контроля за пространством, какую когда-либо создавали люди. Правда, создавалась эта аппаратура около тысячи лет назад, когда человечество еще было в состоянии тратить гигантские средства на разработку сложных технических систем. Но предки свое дело знали, и техника исправно служила их потомкам по сей день.

В состав систем обсерватории входили волновые телескопы, способные разглядеть зажженную свечу на расстоянии в сто парсеков, датчики частиц и полей, локаторы, нейтринные сканеры, фотоумножители, синтезаторы изображения, звукоуловители (вакуум, как оказалось, отнюдь не синоним слова пустота и способен проводить и реагировать на звуки) и структурные лингвистические преобразователи, поэтому она могла поймать и выделить из естественных шумов космоса любой полезный сигнал, но главной ее задачей была задача слежения за Стенкой Космориума и анализ граничных процессов отгороженной Конструктором части Метагалактики. Однако соблюдалось это правило далеко не всеми погранзаставами. Многие из них давно прекратили контакты с родиной, перешли на самообслуживание, многие использовались не по назначению, некоторые стали базами отделившихся от общества анархистских колоний и сект, прибежищем самых настоящих бандитов и отщепенцев, а те, что еще оставались нервными окончаниями некогда могучей человеческой цивилизации, функционировали через пень-колоду.

К заставе, однако, где поселилась семья Иштвана, это не относилось в полной мере, но из семи человек персонала станции лишь двое были пограничниками: молодой, энергичный, сильный Тэд Джордан, олицетворявший силы охраны заставы, и Миклий Терлич, старший из мужчин семьи. Они стали погранслужащими по наследству. Правда, Пограничная служба землян за тысячу лет после Катастрофы тоже претерпела изменения и уже не претендовала на роль первой защитной линии цивилизации. Теперь это была просто служба контроля за космосом, заросшим «лесом» нагуалей, а не гибкая оперативная система, как раньше, мгновенно реагирующая на внезапное появление внешней опасности. Поговаривали о возрождении пограничной службы в полном объеме, однако слухи пока оставались слухами.

Лифт высадил Иштвана перед входом в обсерваторию, диафрагма люка разошлась лепестками, открывая двухметровый овал входа, и он вбежал в операционный зал с тремя коконкреслами, в одном из которых торчала голова Миклия Терлича.

— Стенка приближается, — сообщил он, не глядя на Иштвана. — Я сначала подумал, что это дернулся к ней наш планетоид, один или вместе с Верой (Верой они назвали центральную звезду системы), но «Умник» утверждает, что сдвинулась сама Стенка. И продолжает приближаться.

Иштван устроился в соседнем коконе, включился в комплекс полного контакта с обсерваторией и бегло просмотрел данные анализа обстановки. Через минуту он убедился, что Миклий прав: Стенка Космориума, простоявшая десять веков в абсолютной неподвижности (относительно соседних звезд и галактик), действительно приблизилась к погранзаставе на несколько световых минут и продолжала сокращать расстояние между собой и Верой.

Иштван посмотрел на Миклия и встретил его мрачный взгляд.

— Если Стенка будет и дальше нестись к нам в том же темпе, через двадцать дней она снесет Веру, планету и заставу. Что это еще за напасть, как ты думаешь?

— Не знаю.

— Ты же ученый, физик-универсалист.

— Я не занимался проблемами Абсолютов.

— Чем?

— Стенка — это нечто вроде Абсолютной Воли демиурга, ограничившего наш поврежденный нагуалями домен, принцип какого-то запредельного состояния материи, я в своих работах его не касался.

— Где-то я слышал, что Стенки — родственницы нагуалей.

— Не уверен. Мы уже убедились, что наш космос перестал подчиняться единым универсальным законам...

— Я не об этом. Что будем делать?

— Прежде всего надо сообщить на Гею.

— А потом? Эвакуировать заставу?

В зал вошел улыбающийся, всегда находящийся в хорошем настроении Тэд Джордан:

— Что у нас плохого, старички? Есть ли вести из-за границы?

Он шутил так постоянно, не предполагая, насколько его стандартная шутка может оказаться близкой к реальности. Но вопреки мнению, которое могло сложиться о нем у других людей вследствие его веселого бесшабашного характера, безалаберным или недалеким человеком он не был и ситуацию схватывал быстро. Выслушав Миклия, он пообщался с «Умником», вывел на стену зала изображение Стенки и задумчиво проговорил:

— Я изучал историю Конструктора и знаю, как он пробивался в нашу Метавселенную через ее потенциальный барьер, но перед нами иное: движется вся Стенка, а не отдельный ее участок. Не позвонить ли коллегам у других Стенок? Что они наблюдают? Может, это местное явление? Стенок-то всего шесть, если вспомнить, что Космориум — куб.

Иштван и Миклий переглянулись, и Терлич дал задание «Умнику» станции связаться с погранзаставами, расположенными вблизи других Стенок Космориума. Через несколько минут пришел ответ из двух точек домена, где стояли заставы, остальные промолчали: Стенки двинулись с места и там.

— Горести прошлые не сочтешь, — проворчал чернобровый и бородатый Миклий, — однако горести нынешние горше. Так, кажется, переводилась надпись на знаменитом Фестском диске. Вы как хотите, а я гоню депешу в центр, пусть обо всем этом задумаются те, кому положено. Наше дело — наблюдать.

— Наше дело — жить с удовольствием, — засмеялся Тэд, сверкнув белыми зубами; у женской половины семьи он пользовался исключительным успехом. — Что-нибудь придумаем. Может быть, это временное явление и Стенки скоро остановятся.

— А если нет?

— Тогда и будем решать, что делать.

— Но ведь «зашевелился» и вакуум, а это уже прецедент. Катастрофа тысячу лет назад тоже начиналась с локальных разрывов бытия на микроуровне. Те, кто сражался с ФАГом, не зря акцентировали внимание на состоянии вакуума вблизи Стенок. Возможно, мы становимся свидетелями новой волны изменений в нашей клетке Космориума.

— Вторжение ФАГа — это история, почти легенда. Большинство людей уже не помнят ничего. А нам, кстати, обещали, что войны Законов больше не будет.

— Обещал один из Игроков, но их — несметное количество, для кого-нибудь из них вполне мог понадобиться наш загнивший домен.

— Возможно, это тест на состоятельность человечества как возродившейся разумной системы?

— Тест, равнозначный выбору «жизнь — смерть»? А если Стенки будут сдвигаться до упора, пока не раздавят все, что находится внутри Космориума? Да и твоя наивная уверенность в возрождение «разумной системы» человечества не соответствует действительности. Ты давно не посещал Гею?

— Мне и здесь неплохо живется.

— Так вот, там начались беспорядки, оживились криминальные структуры, появились мутанты, работать никто не хочет... Короче, я докладываю в центр.

Тэд пожал плечами, без особого волнения вгляделся в красивый узор Стенки и вылез из кокона:

— Не забыли, что у Пако сегодня день рождения? Надо бы отметить, ему ровно двадцать пять стукнуло.

— Вечером отметим, — проворчал Миклий. — Подарок нужен. Не хочешь смотаться на Гею?

— Это называется — передача мыслей на расстояние с помощью языка, — засмеялся Тэд, выходя из зала обсерватории, — Именно это я и собирался сделать.

Миклий неодобрительно посмотрел ему вслед:

— Ведет себя как мальчик...

— Он и есть мальчик, философски заметил Иштван. — Пограншкола не выбила из него романтизма, зато с ним всегда весело. Иди отдыхай, я вахту принял.

— Доложу о приближении Стенок и пойду. Кстати, ты в семье уже полгода, а еще не спал с женами. Не хочешь войти в контакт?

— Попозже, — пробормотал застигнутый этим предложением врасплох Иштван. — Мне бы не хотелось отвлекаться какое-то время от работы. Вот закончу цикл расчетов...

Миклий кивнул, вполне понимая чувства седьмого члена семьи, но женщины уже проявляли нетерпение, не видя у Иштвана особого желания жить вместе, и его надо было аккуратно подвинуть в этом направлении.

Тэд, насвистывая сквозь зубы марш пограничников, сочиненный недавно кем-то из любителей официальных ритуалов, спустился в свою каюту, где обычно отдыхал, играл с «Умником» в виртреальность или занимался самообразованием, встретил по пути Радху, поднимавшуюся в отсек хозобеспечения, и не удержался, чтобы не затащить слабо сопротивлявшуюся жену в постель После этого он переоделся в уник, запас которых на заставе близился к концу по причине естественной изношенности и старения, и двинулся к кабине метро, линия которого соединяла погранзаставу со станцией метро на Гее, установленной в центре Управления пограничного контроля.

Настроение у него было хорошее, несмотря на тревожное открытие сдвига Стенки, и мысли молодого пограничника были далеки от реалий погранзаставы. Думал он в этот момент не о своих обязанностях и делах, а о том, что ждет его на Гее. Именно поэтому, не ожидая никаких неприятных сюрпризов — тихая, размеренная жизнь заставы расслабила всех ее обитателей, вкусивших вдали от «муравьиных» условий перенаселенной Геи настоящего комфорта, — он и не отреагировал должным образом на появление гостей.

Тэд был уже в нескольких шагах от входа в метро, когда сработала диафрагма люка, выпуская из кабины двух мужчин в серо-зеленых комбинезонах странного покроя. Они были вооружены: в руке один из незнакомцев держал необычной формы пистолет с игольчатым дулом, и из-за плеча второго торчала турель «универсала», дуло которого ерзало вправо-влево, словно отыскивая цель.

— Кто вы? — растерялся Тэд, останавливаясь и невольно опуская ладонь на рукоять штатного «универсала» на поясе.

Гости переглянулись, и тот, кто держал игольчатый пистолет, направил его в грудь пограничнику.

Тэд был неплохим мастером единоборств, закончившим школу азиатбоя, но он не знал закона критических ситуаций: сначала действуй, а потом думай1, — поэтому замешкался с выстрелом, собираясь добавить: «Что вам надо?!» Зато не замешкались гости.

1 Подсознание в таких случаях реагирует быстрей и правильней, чем сознание.

Игольчатое дуло пистолета в руке первого незнакомца плюнуло в пограничника черной молнией разряда, и в груди Тэда образовалась сквозная дыра диаметром в два кулака. Он перевел изумленный взгляд вниз, на свою грудь, не почувствовав боли, и упал, так и не поняв, что произошло.

Из-за спин первых двух киллеров вышли еще двое мужчин в таких же комбинезонах, неуловимо похожие друг на друга, молча обменялись взглядами — общались они с помощью мыслепередачи — и двинулись по коридору к лифту, который доставил всех четверых в жилую зону погранзаставы.

Охота на обитателей станции длилась недолго, и вскоре четверо пришельцев собрались в гостиной заставы, волоча за собой женщин: Люду, Лию и Радху. Однако насиловать их, издеваться, мучить и допрашивать не стали, посовещавшись, просто убили двух из них, сохранив жизнь самой красивой из жен семьи — Радхе.

— Их должно быть семеро, — сказал один из убийц. — Где-то прячется еще один семьянин.

— Все отсеки осмотрели?

— Обычно один из них дежурит в обсерватории, но там никого нет.

— Возможно, он вышел погулять?

— Ищите.

Двое киллеров вышли из зала.

Иштвана Кару они нашли возле «колючки» нагуаля. Склонившись над пультом портативного анализатора, физик зачарованно разглядывал хоровод цветных огоньков, оконтуривающих нагуаль. Он был одет в обычный пустотный «пузырь» — невидимый пленочный скафандр, защищавший его от излучений и холода безатмосферной планеты, и выглядел на фоне скал и черного копья нагуаля довольно экзотично. Убийцы, впрочем, тоже выглядели странно, потому что вовсе не носили скафандров, хотя не чувствовали при этом никаких неудобств. Один из них поднял пистолет, но второй остановил его, подошел к Иштвану вплотную и дотронулся до плеча. Физик оглянулся, поднял брови:

— Бог ты мой! Кто вы? Хотя... впрочем, я, кажется, догадываюсь: интраморфы?

«Быстро соображаешь, — всплыл в голове Иштвана бесплотный пси-голос. — Что ты здесь делаешь?»

— Экспериментирую. Хочу развернуть этот колючий «кактус» в пространственный объект.

«Зачем?»

Иштван в замешательстве посмотрел на незнакомцев, освещенных лучами висящей низко над горизонтом Веры. На фоне вертикальной вуали Стенки их лица казались прозрачными и подсвеченными изнутри.

— Откуда вы свалились, ребята?

«Отвечай!»

Иштван встретил взгляд черных бездонных глаз одного из мужчин и вздрогнул, вдруг ощутив исходящий от него поток угрозы.

— Если мне удастся развернуть нагуаль, это изменит жизнь всего человечества. И все же вы не ответили на мой вопрос...

— Жизнь — это всего лишь отсрочка смерти, — сказал человек с пистолетом, стреляя в пограничника черной молнией.

— Я не знал, что ты философ, — посмотрел на него напарник.

Они направились к пирамиде заставы, подпрыгивая при каждом шаге, — сила тяжести на планетоиде была почти в десять раз меньше, чем в помещениях заставы, — и вдруг остановились, заметив над собой на высоте сотни метров зависшее кисейное облачко в форме кленового листа. Сквозь белесое струение листа проступили огромные глаза, скорее кошачьи, чем человеческие, внимательно глянули на замерших убийц, и через мгновение кленовый лист растаял.

— Что это было?!

«Если и ты видел глаза, то это не галлюцинация. Может быть, это его терафим? Тогда он нас зафиксировал».

Оба посмотрели на тело Иштвана возле продолжавших работать аппаратов полевой лаборатории.

«Дьявол с ним, некогда заниматься поисками личного секретаря, никуда он отсюда не денется. Пошли, холодно здесь».

Они бегом пересекли каменистую площадку, вошли в дезокамеру заставы и вскоре предстали перед командиром группы.

«Седьмой уничтожен. По пути обратно мы видели летающий объект с глазами...»

«Что?!»

Мужчины, выходившие из станции, переглянулись.

«Возможно, это был терафим убитого или местный сторож. Он исчез. Какое это имеет значение? Все равно мы сюда не вернемся».

«Нам нельзя оставлять следов. Найти объект и уничтожить! Хайд, помоги им».

Третий член команды, поддерживающий измученную свалившимся на нее несчастьем женщину, единственную уцелевшую из всей семьи пограничников, швырнул ее на диван и последовал за первыми двумя киллерами.

Однако поиск «кленового листа с глазами» ничего не дал. Тот действительно исчез, и даже обладавшие высокочувствительной паранормальной сферой пришельцы, потомки покинувших Землю тысячу лет назад интраморфов, свободно владевшие полем Сил, то есть энергией вакуума, не смогли обнаружить за пределами станции свидетеля их расправы над пограничниками.

Через час они ушли, забрав с собой убитую горем женщину.

А спустя минуту после их ухода погранзастава взорвалась.


БАНДА


С высоты Единорога — так прозвали гору жители окрестных деревень — Дебрянская равнина лежала как на ладони, и Влад невольно залюбовался среднерусским ландшафтом, сохранившим красоту и величие природы, присущей некогда поясу умеренного климата Земли, когда она еще была планетой, вращающейся вокруг оси сферой, а не гигантской лепешкой, растекшейся от удара по сверхтвердому дну Ада, как назвали люди скопление нагуалей. Но и после Катастрофы, расплющившей планету и остановившей Солнце, жизнь на ставшей почти плоской Земле не прекратилась, хотя сумерки остатков цивилизации длились долго — около тысячи лет, и лишь теперь земное человечество постепенно возвращало прежде завоеванное и овладевало знаниями, которые уже были когда-то доступными.

Влад бросил взгляд на медовое око светила, зависшее в шестидесяти градусах над горизонтом. Эта позиция называлась трианаром: звезда, давшая жизнь человечеству, медленно дрейфовала в пределах пространственного окоема между колючими стенами нагуалей, за четыре года проходя четыре эфемериды, четыре позиции — своеобразные «времена года», растянутые во времени, и на горбато-плоской Земле сменяли друг друга в хитрой последовательности «зима», «весна», «лето» и «осень». Правда, среднесуточные температуры этих «времен года» отличались не столь разительно, как в былые эпохи до Катастрофы. К вечно же торчащему в небе светилу люди в конце концов привыкли.

Когда Солнце остановилось, цикл жизни человека изменился. Сначала увеличилось время бодрствования, и «сутки» стали двадцативосьмичасовыми. Потом постепенно увеличилось время сна, за ним время отдыха, и цикл работа-отдых удлинился до сорока четырех часов. Затем через две сотни лет человек привык бодрствовать шестнадцать часов и спать девять, таким образом, его «сутки» стали двадцатипятичасовыми. Год же теперь состоял из сорока деканов, или четырехсот таких суток, на месяцы он не делился, а каждый декан состоял из десяти суток, называемых по старинке: понед, втор, середа, четвер, пятидневица, субота, воскреса, восьмерик, девятина и десятина, хотя в принципе жителей Земли количественные оценки их бытия не волновали. Надо же было как- то отсчитывать прошедшие периоды времени, для этого годился и принятый «неогригорианский» календарь.

Влад прислушался к тишине, подставляя лицо лучам Солнца, и внутри его, в голове, в сердце, в костях черепа, зазвучала глубокая торжественная нота ре, составляющая совокупный звук природы. Ре была нотой восхождения, нотой надежды, до Катастрофы природа Земли звучала в интервале нот фа и соль, после Катастрофы этот звук опустился в низ октавы, и едва не погибшая природа планеты долго издавала общий звук до — ноту тревоги и умирания.

Какой-то инородный звук вторгся в звучание ноты ре. Влад пошевелил своей сенсинг-сферой2, подстраиваясь к полевой обстановке вокруг, и почуял приближение чужих эмоциональных полей. Между скалами по склону горы медленно поднималась охотничья команда гоминоидов, полулюдей-полуобезьян. После Катастрофы мир Земли изменился так радикально, что зачатки разума появились сразу у многих представителей животного мира: у кошек, обезьян, лемуров и даже у колоний насекомых, — и человеку пришлось долго отстаивать свое право жить на планете в борьбе с новыми претендентами на «престол сапиенса».

2 Сенсинг, экстрасенсинг, суперсенсинг — сверхчувствительность к изменениям природной среды.

Гоминоиды в конце концов перестали воевать с людьми, отступив в те края, где человек существовать не мог из-за отсутствия нужной плотности атмосферы или минимальных удобств, но в последнее время их ареал стал расширяться, и людей-зверей встречали все чаще в окрестностях деревень, где они пытались охотиться на домашних животных или красть все, что попадалось под руку, а то и нападать на работающих в поле крестьян.

Влад настроился на пси-волну вожака охотничьей команды полуобезьян, «погрозил ему пальцем». Отряд остановился. Вожак был опытным и хорошо чувствовал опасность. Охотников в отряде насчитывалось пятеро, но справиться с Владом они не могли. Влад был эрмом, ратным мастером, потомком древнего рода интраморфов, и владел многими видами сиддхи3: способностью но желанию увеличивать или уменьшать вес и плотность тела, воспринимать и передавать мысли, чувства и энергию людей, слышать все звуки природы на больших расстояниях, контролировать паранормальные состояния сознания, останавливать сердце, долго обходиться без воздуха, воды и пищи. Не научился он только выходить в высшие горизонты поля Сил, энергоинформационного поля космоса, питаемого энергией вакуума, но Влад был молод и верил в свои возможности. Сход старейшин скоро должен был посвятить его в витязи, в братство воинов Духа, и это время было не за горами. Влад не зря всю свою двадцатидвухлетнюю жизнь занимался боевыми искусствами, они способствовали расширению пределов сенсорной системы и адаптивных возможностей, диапазонов слуха, зрения, осязания, интуиции, внимания, увеличению экстрасенсорного восприятия, хотя воином-защитником, как другие ратные мастера, не стал. У него было в общине другое предназначение — воин-искатель, точнее, кладоискатель. Влад путешествовал по Земле в поисках уцелевших со времени Катастрофы баз и складов, что при удачном стечении обстоятельств, когда таковые находились, существенно повышало потенции общины к выживанию.

3 Сиддхи — совершенство, цели самодисциплины (инд.).

Учитель Влада многое дал ему в этой жизни, сделав из юноши человека воли, мастера боя, научив пользоваться своим пси-резервом, переходить на сверхтемп, благо что Влад с рождения владел погружением в подсознание и пользовался им совершенно свободно, даже не осознавая этого, как любой человек не осознает своего дыхания или сердцебиения. Но главное, чего достиг молодой интраморф под руководством учителя, — это чтить кодекс чести витязей: не действовать во зло, не предавать, не лгать, не разрушать, не сорить, не красть и не осуждать, если же задана цель — идти к ней до конца, на пределе, не щадя живота.

Новый звук достиг ушей Влада — посвист крыльев летящей в небе птицы. Она сделала круг над вершиной Единорога — это был очень крупный орлан — и спикировала на скалы, превращаясь в человека.

— Учитель? — удивился Влад, делая шаг навстречу, и в тот же момент человек, бывший до этого птицей, выстрелил в кладоискателя из арбалета.

Мир вокруг изменился.

Влад оказался не на вершине горы, а на льду, из которого вырастали странные кристаллические столбы, источавшие серебристое сияние. Небо над головой стало красным, воздух уплотнился, превращаясь в вязкую среду, двигаться в которой стало трудно. Влад понял, что кто-то организовал виртуальное пространство с эйдоэффектом, однако легче от этого не стало, предлагаемый сценарий игры не давал возможности размышлять.

Стрела со свистом разрезала воздух, превратилась в черную молнию неведомой энергии и пролетела в десятке сантиметров от груди увернувшегося Влада, вонзаясь в столб и превращая его в груду кристаллов. Незнакомец, принявший облик учителя, выстрелил снова. Еще одна стрела прянула из арбалета, на лету трансформируясь в черную молнию, пробила навылет очередной столб. И Влад понял, что, если не предпринять ответные меры, шутка с перевоплощением может закончиться плохо. Он метнул в оборотня мысленно-энергетический луч, который заставил противника отшатнуться, прыгнул к нему и выбил из руки арбалет. Оборотень отпрыгнул назад, взмахнул руками, превратился в птицу и, нырнув с горы вниз, пропал за скалами. Пейзаж приобрел знакомые очертания.

Влад подошел к краю площадки, глянул вниз, ища глазами птицу, почувствовал сзади чье-то присутствие, метнулся в сторону, оглядываясь, и встретил сурово-сдержанный, с искорками иронии взгляд высокого худого старика с белоснежными развевающимися волосами и бородой. Это был учитель Влада, старейшина Дебрянской общины, волхв Дивий.

— Ты не слишком расторопен.

— Прости, — пробормотал Влад, краснея. — Я ждал тебя и... задумался...

— Это не оправдание. Тебя могли убить.

— Я почуял, что это тульпа4.

4 Тульпа — материально-полевой фантом.

— Поздно почуял, ты должен был отреагировать еще до того, как он начал стрелять. Витязь обязан быть готов к адекватному ответу в любой момент.

— Я готов.

Волхв подошел к месту, где стоял человек-птица, стрелявший в молодого воина-искателя, посмотрел вниз.

— Что это? — подошел Влад.

— Ты никому не говорил о Книге?

Влад выдержал острый взгляд старика. Речь шла о «Своде истин», рукописном документе, созданном тысячу лет назад прадедом Влада в пятидесятом колене Ставром Панкратовым. В Книге излагалась история появления в Метагалактике споры сверхразумного существа — Конструктора, а также правда о Великой войне-Игре, в которой приняли участие и люди, правда о причинах Катастрофы и о ее последствиях. Дивий не раз говорил, что за тысячу лет с момента окончания Войны Законов история целенаправленно искажалась всеми, кто приходил к власти на обломках великой человеческой империи. Теперь, прочтя Книгу, Влад удостоверился в истинности утверждений учителя. Эта информация несла высокий эмоциональный и этический заряд, стоило только увидеть текст, прикоснуться к пластиковым страницам Книги. Влада не смутило даже вступление прадеда: «Закон современного литературоведения гласит, что каждый текст допускает прямо противоположные интерпретации, поэтому тот, кто будет читать данный документ, должен читать его сердцем», но молодой воин помнил и наставления отца: «Слушай всех — выбирай сам! Главный наставник и учитель находится внутри нас!»

— Ты все прочитал?

— Все, — кивнул Влад.

— Все понял?

— Нет, — честно признался Влад с некоторой заминкой.

— Чего именно ты не понял?

— Зачем Конструктор соорудил вокруг нашей Вселенной Стенки, создал Космориум?

— Во-первых, размеры Космориума гораздо меньше нашего родного метагалактического домена. Во-вторых, надо было читать внимательней. Появление нагуалей не является абсолютным злом, это зло относительное — по человеческим оценкам. Нагуали — это скорее всего попытка изменить наш домен, являющийся клеткой Универсума, исцелить ее, так как она, по мысли кого-то из Игроков, стала функционировать неправильно. Однако нагуали — так сказать, «терапевтическое» вмешательство, и неизвестно, помогло оно нашей Метагалактике или нет, а вот Стенки Космориума — это уже «хирургическое» вмешательство. Конструктор просто отрезал от домена пораженный «гангреной» нагуалей участок. Тебе еще придется вплотную изучать эту проблему, и ты все поймешь сам.

— Почему мне придется изучать проблему... э-э, «лечения» домена? — удивился Влад. — Я же не ученый и к тому же занимаюсь Полезным делом...

— Искательство — вынужденное и опасное занятие, хотя и интересное, твой потенциал намного выше. Ты личинка файвера, и твоя судьба решается не тобой, не мной и даже не твоими родителями, а Игрой, помни об этом. В скором времени тебе придется осознать такие глобальные проблемы, как тиккун и принципиальное упрощение континуума. Твое семинарское обучение закончилось, с завтрашнего дня я перестаю быть твоим наставником.

— Учитель!..

— Выслушай до конца. Да, ты еще молод и не готов к Пути, это показал и мой контрольный тест с нападением, но дальше тебе придется идти одному.

— Но почему, учитель?!

— Потому что наши дороги расходятся. Я ухожу в... одно место, очень далеко отсюда, я нужен там в качестве советника, у тебя же свой Путь. Но изредка мы будем видеться, обещаю. Учись, тренируйся и жди.

— Чего?

— Тебя позовут. Твое познание Вселенной только начинается, не ортодоксальное — мистическое по большей части, и хотя мистическое познание есть нечто более тонкое и сложное, чем строго научное, дающее парадигму физического мира, но оно не требует отрицания объективного существования познаваемого явления. Я не слишком зануден?

Влад покачал головой:

— Я понял, учитель. Но ты говоришь... ведь тиккун — это процесс, который должен привести Вселенную к совершенству, если я правильно помню Каббалу. А в Книге моего прадеда говорится, что... возврата к прошлому нет…

—Совершенно правильно, отрок. Возврата к прошлому нет и не будет. Закон Перемен не имеет обратного действия, но это не значит, что Вселенную нельзя усовершенствовать. Этим уже занимаются — там, — Дивий поднял глаза к небу, — в горних высях. Где именно, ты скоро узнаешь. Однако и нам предстоит включиться в этот процесс, на нашем уровне возможностей. Мы не свободны. Ни я. — Волхв улыбнулся. — Ни ты. А теперь прощай, мне надо торопиться. Возьми это себе, пригодится.

Старик протянул Владу необычной формы пистолет с длинным игольчатым дулом.

— Что это?

— Нейтрализатор межатомных связей. Старинная штучка, теперь таких не делают.

— Зачем? Я могу обойтись и без...

— Бери и помни, после чего я тебе его подарил. Тест ты почти завалил.

— Но тебе, возможно, оно пригодится больше.

— Мое оружие — Сила. — Дивий вырастил из ладони язычок пламени, дунул на него, и огромный язык желто-оранжевого огня протянулся от губ волхва до ближних скал, разнес их в каменное крошево. — Ты тоже научишься таким вещам, только будь осторожен, демонстрируя свои умения. А чтобы оружие не чесалось у тебя в руке, давай-ка сделаем его неопасным с виду.

Пистолет в руке волхва вдруг стал терять очертания, оплывать, как брусок воска, пока не превратился в зазубренную метательную пластину с утолщением в центре.

— Носи этот сякэн в ножнах на поясе, а когда понадобится стрелять, мысленно представь его прежнюю форму. Материал нейтрализатора достаточно пластичен, я встроил в него память формы.

Влад с сомнением взвесил в руке тяжелую пластину, сунул в карман своей кожаной охотничьей куртки, расшитой бахромой. Старик, прищурясь, окинул взглядом его плечистую высокую фигуру, твердое спокойное лицо с яркими синими глазами, упрямой складкой губ и крутым подбородком, со слегка выступавшими скулами. Длинные темно-русые волосы парня падали на шею, и, чтобы они не мешали, он носил красный поясок на голове. Сказал с некоторым сожалением:

— Подучиться бы тебе еще... Палестру, гимнасию и семинарию Ты закончил, но этого мало, надо было бы закончить еще диванарию, а уж потом думать о подвигах Геракла.

— Я не думаю, — пробормотал Влад. — А что такое диванария? Институт, университет?

— Все вместе. Собственно, часть диванарии ты уже одолел, осталось осилить демиургию, теургию и прочие виды управления телом и миром. Но, может быть, тебе еще самолично удастся разбудить родовой резерв и пройти всю лестницу файверского обучения, тем более что учатся творческому приложению Сил всю жизнь.

Старик обнял Влада, ощутив его печаль и растерянность, но добавить к сказанному было нечего, а от испытаний, ждущих молодого файвера впереди, освободить его было невозможно. Да и не нужно.

— Прощай. Береги Книгу.

— Прощай, учитель.

— Мы еще встретимся.

И волхв исчез.

Влад такого делать еще не умел. Конечно, он владел параконтролем окружающей среды, мог даже переносить себя через реки и ущелья, но мгновенно перемещаться в пространстве на большие расстояния, как волхвы, еще не научился.

Он постоял немного на обдуваемой всеми ветрами макушке горы, сдерживая подступившие к горлу слезы, медленно обошел площадку, прислушиваясь к новым ощущениям одиночества и тоски, потом встрепенулся и начал спускаться вниз, к пещере, где он хранил Книгу и кое-какие вещи прадеда, переданные ему учителем. Эту пещеру знали только они двое, здесь Влад тренировался, здесь учился премудростям психотехники, здесь отдыхал. Теперь, после ухода учителя, пещера переставала быть местом поклонения и Выхода за пределы обыденного. Делать больше здесь было нечего. Но молодой кладоискатель пробыл в пещере до раннего света5, заканчивая изучение «Свода истин». Многое из того, что написал в Книге прадед, было ему непонятно, например совет: «Понадобится помощь — позови отца...» Зато Влад понял, куда ушел учитель: то «место», куда его пригласили, было новой родиной человечества, переселившегося во время Катастрофы на другую планету к другой звезде. И на Земле знали об этом, судя по всему, только волхвы, хранители знаний почти исчезнувшей с лица Земли цивилизации.

5 Ранний свет — утро по новой терминологии уцелевших на Земле людей. Ночь на планете-линзе теперь называлась светом сна, а вечер — предсоньем.

— Гея... — вслух произнес Влад название планеты.

Дочитав Книгу, он вдруг почувствовал внутреннее беспокойство, прислушался к себе, к миру вокруг и понял, что в деревне что-то происходит, что-то нехорошее. Нарушение пси-фона общины становилось заметным молодому интраморфу даже в том состоянии, в каком он находился после неожиданного прощания с учителем.

Охотничий отряд людей-обезьян он обошел стороной, не желая затевать с ними драку, хотя еще час назад непременно поучаствовал бы в этой увлекательной игре в кошки-мышки со вполне реальной угрозой жизни в условиях, приближенных к боевым. Такой тренинг уже несколько лет входил составной частью боевого оптимайзинга Влада, хотя во время встреч со стаями полуразумных существ типа людей-кошек или обезьян он никого никогда не убивал. Но у него были стычки и совсем иного рода — со стаями людей с ущербной психикой, с кочевниками-отщепенцами, сбивающимися в банды и терроризирующими население деревень по всей земной линзе6.

6 Раньше это звучало бы как «по всему земному шару».

Спуск с Единорога занял всего четверть часа. Влад уменьшил вес тела и прыгал с камня на камень не хуже горного козла, пугая птиц и каменных крыс. У подножия горы его ждал Секам, гепардоконь Влада, подаренный ему учителем еще в младенчестве и представлявший собой непарнокопытного потомка гепардов, популяция которых выжила лишь благодаря направленному мутагенезу, которым владели волхвы. Это был огромный, в человеческий рост, мощный, красивый, дымчато-серый зверь с пятнистой лоснящейся шкурой и горящими янтарными глазами. Хищнические наклонности он давно потерял, но зубы в пасти показывал впечатляющие и запросто мог отхватить полруки какому-нибудь обидчику хозяина. К тому же Секам имел довольно высокий интеллект и понимал все, что ему говорили. Мало того, он чувствовал даже мысленный вызов и реагировал на пси-речь Влада мгновенно.

Молодой человек потрепал зверя по холке, вскочил в седло и мысленно скомандовал: «Домой!» Секам пряднул ушами и рванул вперед, одним прыжком преодолевая длинную россыпь камней и трехметровую трещину, сетью которых были испещрены все плато, равнины и плоскогорья.

Обычно, возвращаясь в деревню после тренировок с учителем или изучения древних эзотерических текстов, Влад заворачивал в долину Радужных Струй, одно из самых красивых мест вблизи владений общины: река Десница здесь двенадцать раз (!) ныряла под землю и выходила из нее, образуя каскад прозрачных до самого дна потоков. Но в этот раз, чувствуя нарастающую тревогу, Влад заставил Секама бежать самой короткой дорогой, через лес и болото, и до деревни они домчались всего за три четверти часа. Уже перепрыгивая через трехметровый деревянный частокол, охранявший деревню от набегов крысобак, Влад понял, что в деревне хозяйничает банда.

Обычно охотники за дармовым пропитанием были довольно трусливы и, встретив достойный отпор, отступали, ретировались или же грабили хутора, защищенные хуже, чем большие поселения. Кроме того, они занимались воровством, крали домашних животных и технику общин, добываемую крестьянами торговлей между собой или найденную на уцелевших после Катастрофы базах. Но встречались и менее миролюбивые человеческие стаи, по сути — секты, возглавляемые «наместниками богов» на Земле, открыто проповедующими насилие.

Таковыми являлись саджджики7, никогда не расстающиеся с оружием, бхайрагьи, чаги, прославившиеся особой кровожадностью, которые приносили своей богине Бабгавале задушенные жертвы, пиндары, которые совмещали набожность с грабежами и потреблением наркотиков, капалики8, пользующиеся черепами жертв для еды и питья, нудилармисты, в большинстве своем передвигающиеся обнаженными, посыпающие тела пеплом сожженных трупов, злопаны, вооруженные цепами и трезубцами, отращивающие длинные волосы на затылке, но бреющие полчерепа ото лба до макушки , никогда не моющиеся, чтобы «не смыть ауру, заключенную в коже». Славились они еще и дем, что пили алкоголь, разбавленный отбросами и собственными выделениями, а иногда — кровью, которая текла из ран на их телах после самоистязания. К изуверским сектам относились и агхории — каннибалы, употреблявшие в пищу человеческое мясо, практикующие предсказания по плоду, вынутому из чрева матери. Агхории приносили в жертву добровольцев, убивая их кинжалом в затылок, кровь их выпивали, а мясо съедали.

7 От инд. слова саджайя — тетива.
8 От слова капала — череп.

Большинство этих передвижных летучих отрядов-сект за последние полстолетия были уничтожены и рассеяны Ратью, единым войском крупных общин, собиравшимся во времена возбуждения банд для организованного отпора. Однако не восстановившийся до конца социальный организм планеты все еще порождал группы людей с разного рода психическими отклонениями, и секты-кочевники продолжали разбойничать, иногда нападая и на хорошо укрепленные деревни, управленческие центры общин.

Но банда, напавшая на деревню Влада, представляла собой крайний случай из всего широкого спектра социальных групп, не подчинявшихся общепринятым нормам и законам. Это была стая особо жестоких, беспощадных, беспринципных изуверов и садистов, банда нихилей9, для которых не существовало ничего святого. Самым любимым развлечением этих отщепенцев было насиловать и убивать детей и женщин. Их выслеживали охотники общин, уничтожали, но они время от времени собирались в стаи снова, и тогда для мирных жителей общин наступал ад.

9 В исторические времена таких называли «отморозками».

В центре деревни горела кааба Веры — малый храм с четырьмя колоколенками и центральным кудом в виде золотой сферы. Кое-где дымились и шатры, деревянные постройки крестьян, дома с высокими островерхими двускатными крышами и теремами. Из дворов неслись крики, ругань, плач, треск ломающихся стенок и дверей. На улицах, мощенных деревянными плахами, лежали убитые защитники деревни с ружьями и арбалетами в руках, но убиты они были не холодным оружием или стрелами, в них стреляли издали, стреляли из оружия, пробивающего человека насквозь, несмотря на его доспехи.

Бандитов было около четырех десятков, и напали они ранним светом, когда деревня еще спала. Защитников же Дебрянской общины насчитывалось всего два десятка, да и те почти все отдыхали в это время. По ночам, которые уже сотни лет назывались «светом сна», деревню охраняли шестеро воинов. Стоило одному из них расслабиться, и оборона селения теряла смысл, основная отдыхающая дружина уже не успевала выполнить свою функцию и защитить сограждан. Видимо, именно это и произошло. Теперь бандиты, ворвавшись в деревню, добивали ее защитников, засевших в сторожевой гриднице.

Влад, походивший по свету и видевший, как устроена оборона других деревень, много раз пытался объяснить старосте общины и сходу старейшин, как следует защищать свои земли, но даже Дивий не реагировал на советы молодого искателя, большую часть времени проводя далеко от общины. Деревне исполнилось уже более двухсот лет, она успешно отражала набеги кочевников и нападения стай гоминоидов, справлялась с атаками колоний насекомых и крысобак и не нуждалась в изменении существующего порядка вещей. До поры до времени...

Вихрем промчавшись по опустевшим окраинным улицам деревни, Влад сбил Одного из бандитов, удивительно напоминавшего мародера времен гражданских войн начала двадцатого столетия, — Влад хорошо помнил документальные хроники тех и более поздних времен, изучаемые в семинарии, — заметил бегущего по радиальной улице к центру деревни человека, повернул было Секама к нему, но понял, что этот человек делает то же самое, что и он, — уничтожает захватчиков общины. Одетый в пятнисто-туманный комбинезон, скрадывающий движения и размеры тела, незнакомец скользил из двора во двор, и крики там стихали, а бандиты в пестрых костюмах невероятных расцветок и форм оставались лежать там, где их застала быстрая смерть.

Заметив Влада верхом на гепардоконе, незнакомец махнул рукой, посылая его вперед и вправо, в обход центральной площади деревни, и молодой воин послушался, понимая, что неожиданный союзник появился здесь не зря, хотя дом Влада стоял в другой стороне и сердце рвалось туда, чтобы узнать, живы ли родители.

Он сбил еще одного бандита, волокущего за руку кричащую молодую девушку из семьи Сивковых — Влад, конечно же, знал эту семью, и девушка ему нравилась, — заскочил во двор и ребром ладони зарубил еще одного негодяя, гонявшегося по двору за женой Сивкова. Затем снова погнал Секама к сторожевой гриднице, откуда доносились шум сражения, азартные вопли нападавших и треск пробиваемых насквозь бревен строения.

Картина, представшая перед глазами парня, надолго врезалась ему в память.

Гридница — двухэтажная деревянная пирамида, сложенная из толстых сосновых бревен, — кое-где дымилась, готовая вот-вот вспыхнуть, и была окружена двумя десятками бандитов, вооруженных излучателями энергии и еще каким-то ствольным оружием, метавшим длинные струи огня. Вокруг пирамиды лежали тела односельчан Влада, буквально искромсанные невидимыми лезвиями излучений. Видимо, бандиты согнали мужчин к гриднице и расправились с ними на глазах у осажденных защитников деревни, наслаждаясь безнаказанностью и безраздельной властью над жизнью и смертью людей.

Влад за свою жизнь не раз встречался с кочевниками и сектантами, рыщущими вокруг поселений крестьян, как голодные псы, не раз защищал деревню от набегов, используя свое умение ратного мастера, однако с такими свирепыми, кровожадными убийцами сталкивался впервые. И если раньше он никогда не убивал противника, просто выводил его из строя, останавливая приемами пресечения боя, считая убийство тяжким грехом (учитель говорил, что грех в принципе — это реализация возможности идти своим путем, но предательство и убийство в эту формулу свободы выбора не входят), то сейчас, глядя на ухмыляющиеся, азартные, вымазанные в грязи и крови лица бандитов, Влад вдруг обнаружил в душе черный провал желания убивать. Попытался справиться с собой, однако его заметили, и думать, анализировать, взвешивать варианты боя стало некогда. Время замедлилось, растягиваясь и переходя в иное качество, в состояние разрыва бытия.

Из оружия у Влада в наличии были только нож — изумительной чеканки и формы джамбия — и пара шипастых шариков арарэ10, если не считать пистолета, подаренного учителем, но о нем Влад в настоящий момент просто забыл. Атаку он начал без колебаний, не позволив себе даже подумать о возможном поражении, а тем более о смерти. Безумство храбрых, воспетое древними поэтами, у эрмов было запрограммировано генами.

10 Арарэ — объемная разновидность метательных пластин.

Бросок арарэ — свист — глухой шлепок — вскрик! Еще один бросок — свист —удар в затылок — вопль! Оба колючих шара нашли цели в цепи бандитов.

Секам рванулся вперед — гигантская зубастая копытная кошка, один вид которой мог довести нормального человека до инфаркта. Удар копытом, удар ножом — и еще двое нихилей легли на землю без движения, чтобы уже не встать: один с проломленным черепом, другой с отрубленной кистью руки. Лишь после этого остальные члены банды обратили внимание на грозного противника, в течение секунды сократившего их численность на десять процентов. Но, и обнаружив врага, они не сразу начали отбивать внезапную атаку, ошеломленные появлением зверя и человека, что позволило Владу нейтрализовать еще двоих кочевников. Одного он поддел сапогом под подбородок, второго сбил корпусом Секам. Затем бандиты опомнились, начали стрелять, и положение молодого воина сразу изменилось, потому что бандитов оставалось слишком много.

Он спрыгнул с гепарда, сделав кульбит в воздухе, и упал прямо на одного из громил, ловившего его в прицел излучателя энергии, прикрылся его телом, в то время как Секам метнулся дальше, издав свирепый мяв. Лежа за бездыханным гигантом, Влад соорудил две тульпы, отвлекая стрелков, и в этот момент в схватку вмешался незнакомец в маскировочном костюме, появляясь за спинами повернувшихся лицом к Владу бандитов.

Казалось, он ничего не делает, лишь водит рукой с зажатой в ней металлической скобой, но бандиты начали падать один за другим, и Влад сообразил, что скоба у неожиданного союзника является каким-то видом оружия, парализующего мышцы или волю человека. Через несколько секунд все было кончено. Стрельба прекратилась, члены стаи расположились вокруг дымящейся гридницы в позах, в каких их застал луч парализатора, гепард перестал метаться по площади, Влад выпростался из-под простреленного в нескольких местах тела бандита и смотрел, как незнакомец идет к нему, пряча оружие и нагибаясь над лежащими телами сельчан. Затем он откинул забрало шлема, и стало видно, что этот смелый воин — женщина!

Влад ощутил слабый протест души, не ожидая такого оборота событий, похлопал себя по бедрам и полам куртки, стряхивая пыль, обнаружил, что во время падения выронил подарок учителя, и поднял тяжелую черную пластину сякэна с земли, исподлобья глядя на приближавшуюся незнакомку.

Она была молода, безусловно красива, имела короткую стрижку, прямые черные брови, прямой нос, серые глаза и твердые, властного изгиба губы. Глаза ее разглядывали Влада с неопределенным интересом, иронией и толикой насмешки, и молодой кладоискатель вспыхнул, ощутив тонкое кисейное облачко этой насмешки.

— Рисковать следует, имея варианты отступления, воин, — с беглой улыбкой сказала женщина, поняв чувства молодого человека. — Если бы тебя убили, это было бы поражением. Цели — освобождения своих соотечественников — ты бы не достиг.

Влад открыл рот, чтобы возразить, и внезапно заметил, как один из бандитов, лежащий на боку в двух десятках шагов за спиной незнакомки, поднимает руку с пистолетом. До выстрела оставались доли секунды, предупредить женщину он не успевал, оттолкнуть в сторону тоже, и Влад инстинктивно сделал то, что пришло в голову, — мысленно приказал сякэну приобрести былую форму. Выстрелил он из своего пистолета-нейтрализатора на мгновение раньше, чем бандит.

Черная молния разряда, разрушающего межатомные связи вещества, вонзилась в руку бандита, пробила плечо и шею. Ответный выстрел из энергоизлучателя миновал стоящих Влада и незнакомку, ушел в небо. Женщина оглянулась, выхватывая свой парализатор, глаза ее расширились, она кинула взгляд на убитого молодым кладоискателем бандита, быстро оглядела поле боя и посмотрела на пистолет в его руке.

— Браво, молодой человек! Впечатляющий трюк. Что это у тебя за оружие? Никогда такого не видела.

— Кто ты? — буркнул Влад, уже предполагая ответ. Спрятал в карман нейтрализатор, снова превратившийся в черную зазубренную пластину.

Костюм незнакомки перестал плыть и струиться, превратился в темно-зеленый комбинезон с рядом блестящих полос на рукавах и бедрах, над правым его кармашком высветился значок в форме орлиного глаза. Это была эмблема ОКО — службы общественного контроля на Гее, второй родине человечества.

— По-моему, ты уже догадался, кто я, — сказала женщина.

— Гея... — пробормотал Влад.

— Я десантник Даль-разведки погрансектора ОКО. Нас кое-что интересует на Земле... из наследия предков. У деревни я оказалась случайно. Увидела эту свору, но перехватить не успела.

Из плеча костюма незнакомки выдвинулся усик рации, придвинулся к ее губам:

— Корев, где вы, черт побери?!

Ответа Влад не услышал, наушник рации, спрятанный под волосами, доносил переговоры только хозяйке. Женщина посмотрела, прищурясь, на солнце, Влад невольно глянул в ту же сторону и увидел в небе стремительно приближающиеся серебристые стрелы. Через несколько секунд они превратились в стреловидные аппараты, снизились, зависли над площадью деревни. Один из них выпустил длинную туманную струю, туша горевшую каабу (резко похолодало), второй сел, из него начали выпрыгивать десантники в таких же маскировочных костюмах, что был и на женщине, рассыпались вокруг в поисках живых бандитов. Третий аппарат хищно поплыл над деревней, контролируя воздушное пространство.

К женщине подбежал гигант в камуфляж-костюме, откинул забрало шлема, на Влада глянули серые, как и у незнакомки, глаза.

— Кто это?

— Местный абориген, — усмехнулась женщина. — Воин и интраморф, если я не ошибаюсь. Он мне помог. Почему задержались, Дан?

— Обнаружили целую сеть пещер в здешних горах, металлоискатели засекли в них следы высокотехнологического сплава. Но там нас встретили мутанты. Пришлось их урезонивать.

— Почему не сообщили мне сразу?

Корев отвел глаза:

— Я думал, мы успеем.

— Если бы вы прибыли сюда вовремя, жертв было бы гораздо меньше.

Гигант покосился на бесстрастного с виду Влада.

— Нельзя ли... — он перешел на слоган-речь, — отчитывать меня не при этом мальчишке?

— Он интраморф, — отрезала женщина. — Возвращайтесь на базу, я скоро буду.

— Дать обойму сопровождения?

— Не надо. — Женщина посмотрела на Влада, подмигнула ему. — У тебя хорошая реакция, войн, не хочешь к нам в сектор? На Гее такие люди нужны.

— Не хочу, — покачал головой Влад.

— Тогда прощай. Спасибо за выстрел, я у тебя в долгу.

Она повернулась, быстро пересекла площадь и исчезла за ближайшими домами селения. Влад и мужчина по имени Дан Корев в маскировочном костюме смотрели ей вслед.

— Ванесса — прирожденный командир, но индивер, — скривил губы гигант, окинув Влада оценивающим взглядом. — Что тут у вас произошло?

Влад пожал плечами:

— Кочевники. Так нагло они никогда раньше не действовали.

— Лопухнулись ваши защитнички. А ты действительно интраморф?

Влад на мгновение мысленно накрыл голову Корева непроницаемым колпаком глухоты и молча отошел, оставив ошеломленного пограничника в состоянии ступора. Беспокойство за судьбу родителей охватило его с новой силой.

Площадь сходов и улицы деревни начали постепенно заполняться людьми, уцелевшие сельчане выходили из домов и погребов, собирались в кучки возле убитых сородичей, послышался детский и женский плач. Влад миновал две улицы, выбежал к своему дому, с облегчением перевел дух. Отец и мама стояли возле поломанного палисадника и смотрели на суету в соседних дворах, котоpыx не миновала смерть.

— Владик! — протянула к нему навстречу руки мама.

Влад подбежал, обнял ее и отца, повел обоих в дом, чувствуя их сдержанную радость и одновременно неуютное чувство вины, словно они переживали, что остались живы.

Над улицей низко пролетел белоснежный летательный аппарат, управляемый пограничницей службы ОКО, но Влад не обратил на него внимания.


ВСЕВИДЯЩЕЕ ОКО


Утро комиссара сектора общественной безопасности (СОБ) службы общественного контроля (ОКО) Горана Милича началось с визита претора ОКО Цамцоя, что заставило Милича насторожиться и задуматься над причиной столь раннего рандеву, да еще в неслужебной обстановке. Отношения комиссара и претора службы общественного контроля до этого момента нельзя было назвать дружескими, хотя и враждебными их признать было трудно. Оба родились интраморфами, оба тщательно скрывали этот факт и относились друг к другу с подчеркнутой официальной вежливостью. Миличу исполнилось тридцать лет, Цамцою более шестидесяти, но выглядел претор гораздо моложе, а по физическим кондициям не уступал более молодым оперативным работникам службы, хотя, опять же, старательно скрывал свои возможности от соратников и подчиненных. Интраморфов в службе не любили. Их не любили нигде и хотя не преследовали за паранормальные способности, превосходящие способности обычных людей, но и не жаловали. Даже спустя тысячу лет после Катастрофы среди людей бытовало мнение, что именно паранормы-интраморфы, предки нынешних, являются виновниками Катастрофы.

Дом Милича располагался в ОВП-зоне11 — зоне Центрального Нома Геи, где жили чиновники Правительства и администрации Верховного Владыки. Таких зон по всей Гее насчитывалось ровно десять, не считая резиденций Владыки, обитали в них работники КСЭ — Консультативного совета экспертов, СЭКОНа — службы этического контроля за опасными тенденциями развития общества, Законодательной Думы, финансовых институтов планеты- муравейника и руководители Номов. Это были зоны, свободные от технических сооружений, транспортных коммуникаций и производственных комплексов. Особо важные персоны строили здесь дома в соответствии со своими вкусами и воспитанием, поэтому высотных строений на территории ОВП-зон не было. Трех-пятиэтажные коттеджи поражали разнообразием форм и архитектурных находок, рядом мирно соседствовали пагоды «тибетского» стиля и терема «русского ренессанса», древнеславянские куды и готические соборы, исламские мечети, зиккураты и африканские бунгало, сверхсовременные металлостеклянные кристаллы и египетские пирамиды.

11 ОВП — особо важные персоны.

Коттедж Горана Милича напоминал словацкие замки восемнадцатого века на Земле и стоял на окраине Центрального Нома, где селились все работники службы ОКО. Именно здесь начали возводить первые многосемейные пирамиды, была построена центральная кааба Православной Веры, был сооружен первый Кремль, ставший резиденцией Правительства, по образцу и подобию которого стали строить учреждения в других ОВП-зонах, центрах уцелевшей цивилизации.

Остальные жители Гей обитали в едином городе-«муравейнике», которым стала вся планета, пронизанная сетью шахт, тоннелей и линий связи. Диаметр Геи был в три раза меньше диаметра Земли, поэтому для поддержания нормальной для землян силы тяжести в ядре планеты были установлены генераторы тяготения, создающие на поверхности Геи силу тяжести, равную девяти десятым земной. Внутри же планеты она «плавала» в соответствии с нуждами производственных центров и желаниями живущих под землей людей. Большинство из них, конечно, предпочитало жить так, как требовала природа человека, закодированная в генах миллионами лет жизни на Земле. Но встречались и такие, кто выбирал невесомость или же силу тяжести в полтора, а то и в два раза большую, чем общепринятая.

Горан Милич как интраморф мог жить в любых условиях, которые только способен был вытерпеть вид хомо сапиенс, однако жил как все, ничем особенным не выделяясь среди сослуживцев и обитателей ОВП-зоны.

Он считался руководителем высокого ранга, поэтому его личные владения были довольно значительными — около пяти тысяч квадратных метров, он мог бы поставить здесь себе и гораздо более представительный коттедж, но предпочел воплотить мечту детства и построил копию замка, в котором когда-то жили его предки на Земле.

Площадь территории ОВП-зон составляла от четырехсот до шестисот квадратных километров, а населяло их не более тысячи человек, в то время как плотность населения всей планеты была в двадцать — двадцать пять раз выше.

Если Номами управляли номархи, опирающиеся на Директории и службы общественного контроля, то ОВП- зоны подчинялись только уполномоченным Правительства. Даже претор ОКО не мог свободно распоряжаться ресурсами зоны без санкций уполномоченного, если только дело не касалось защиты населения зоны или расследования преступлений.

Властные функции распределялись на Гее в соответствии с герметическими законами: «что вверху, то и внизу»: Владыка (номарх) — Правительство (Директория) — Законодательная Дума (Представительное собрание) — Консультативный совет экспертов — СЭКОН — служба общественного контроля. Главную же защитную функцию несла «всевидящая» служба ОКО, отвечающая за охрану правопорядка, за соблюдение законов и норм на всей территории Геи, за исполнение всеми главами и органами власти распоряжений Правительства и Владыки.

Было раннее утро сто второго дня12 три тысячи триста тридцать девятого года, когда комиссар сектора СОБ проснулся не от сработавшего внутреннего будильника, а от ментального вызова. К нему в гости напрашивался лично претор ОКО Цамцой, человек дела и закона, никогда не нарушавший моральных заповедей цивилизации. Если он решился изменить обычный порядок встреч и пренебречь сном подчиненного, это могло означать только одно — что-то случилось.

12 На Гее не существовало смены времен года, ось ее вращения была перпендикулярна плоскости эклиптики, и климат экватора почти ничем не отличался от климата полярных областей. Год, состоящий из трехсот шестидесяти дней, не делился на месяцы и недели, а рабочие периоды уже давно перестали быть пяти-шестидневными, теперь люди работали по четыре дня и отдыхали также четыре дня, доверяя на это время производственное и иное управление высокоинтеллектуальной автоматике.

Горан мысленно ответил гостю: «Входите, я сейчас спущусь», покосился на спящую рядом Ванессу и еле удержал себя от того, чтобы не поцеловать ее в грудь.

Девочка родилась интраморфом и характером пошла в отца, известного даль-разведчика, погибшего несколько лет назад при столкновении спейсера Даль-разведки с нагуалем. Она закончила школу второго цикла, Академию погранслужбы и стала даль-разведчиком, как ее отец. Знание воинских искусств, природные данные и возможности паранорма позволили ей добиться признания даже среди пограничников-мужчин, на счету которых была не одна рискованная экспедиция в заросшие нагуалями сектора Галактики, но для Горана Милича, знавшего Ванессу с детства, она оставалась девочкой, отстаивающей свое право на свободу выбора, несмотря на его сопротивление этому выбору (он желал ей другого пути), и нечастые их встречи — стать его женой она не захотела, как, впрочем, и чьей-либо еще, что заставляло комиссара надеяться и ждать, — были для него возвращением в детство.

Горан накинул на голое тело халат и вышел из спальни в коридор второго этажа коттеджа, стены которого на вид казались сложенными из грубо обработанных каменных глыб. В комнате чистоты, вполне современной, оборудованной комплексом плывущего интерьера, он плеснул в лицо водой, утерся полотенцем, хранящим запах духов Ванессы, и спустился на первый этаж замка, где в «рыцарской зале» его ждал претор ОКО. Цамцой наклонил седую голову, отозвался на мысленный вопрос хозяина слоганом озабоченности-извинения-непреклонного желания поговорить, и Милич пригласил его сесть в кресло у стены, увешанной мечами, алебардами и мушкетами, не спрашивая причин Столь раннего визита: Центральный Ном езде спал.

Вопросительно посмотрев на гостя, Горан принес заварник с горячим тоником, разлил по чашкам и предложил претору ОКО, одетому вопреки обычаю не в серебристый, с красно-синей оторочкой костюм официала службы, а в серо-синий уник геянина, мелкого чиновника, превращавший его в «человека как все».

Цамцой глотнул тоника — настоя из трав и ягод рябины, на взгляд Милича не ответил, и тот понял, что претор ждет еще кого-то. Словно получив сигнал, сторожевая автоматика коттеджа доложила о прибытии гостя, который оказался комиссаром сектора пограничной службы (СПС) ОКО Исхаром Ауриммой. Милич встречался с ним нечасто, знал его как хорошего стратега, знатока воинских искусств, однако дружеского расположения от него не добивался. Ауримма был примерно его возраста, ну, может быть, на пару лет старше, и свойств интраморфа не проявлял.

— Прости за беспокойство, — сказал он, пожимая руку Горана. — Мне была назначена встреча...

Милич ощупал весь коттедж и ОВП-зону сферой сверхчувственного восприятия, ничего подозрительного не заметил, усадил гостя в кресло, а сам устроился на лавке, мысленно успокоив проснувшуюся Ванессу.

— Я могу полагаться только на вас двоих, — сказал Цамцой, глянув на Милича и Ауримму, ждущих объяснений, — поэтому и пошел на этот неслужебный контакт. Положение таково, что не терпит проволочек. Существует примета, ей уже полторы тысячи лет: урожайность грибов перед войной повышается.

Горан и Ауримма переглянулись. Претор ОКО усмехнулся:

— Так вот, урожайность грибов на плантациях планеты год от года увеличивается. Нас ждет война, судари мои. По сути, она уже началась. То, что мы имеем в настоящее время, а имеем мы самый настоящий террор, даже Большой Террор, иначе чем прелюдией войны не назовешь.

Подумав, Горан согласился с такой оценкой положения на Гее. За последний год общее количество преступлений на планете возросло втрое. Появились банды «отморозков», выбравших в качестве «игр» нападения на школы и институты Геи. Участились убийства ученых, работающих над проблемами энергоснабжения и уничтожения нагуалей. Увеличилось количество нападений на погранзаставы, причем не только на вынесенные далеко в космос, к Стенкам Космориума, но и на те, что контролировали состояние пространства у «тревожных» объектов, таких как звезда Тина с планетой Тартар, звезда Чужая, Орилоух, центр Галактики. И, наконец, участились случаи уничтожения станций метро, что уж совсем не укладывалось в рамки каких-либо осмысленных действий и объяснений. Станции метро, как новые, так и построенные еще тысячу с лишним лет назад и работающие до сих пор, были единственным средством связи Земли с колониями в космосе, потому что межзвездный «струнный» флот по космосу, заросшему «колючей паутиной» нагуалей, ходить не мог, каждый прыжок спейсе- ра или другого транспортного средства мог закончиться столкновением с нагуалем, гибелью корабля и экипажа.

— Я думаю, вам не надо объяснять, чем грозит миру Большой Террор, — продолжал Цамцой. — Гея только- только восстановила положительный баланс между рождающимися и умирающими людьми. Мы по-прежнему вынуждены бороться за каждый квадратный метр поверхности, за каждый глоток воды и воздуха. Человечество давно перестало разрабатывать новые технологии, с трудом поддерживает старые, ни о каком прогрессе речь давно не идет. Мы застыли на уровне послевоенного строительства, победив ФАГа, но не справившись с проблемами развития цивилизации. А тут добавляются новые. Начали исчезать молодые красивые женщины и девушки в возрасте от пятнадцати до двадцати пяти лет. На сегодняшний день количество пропавших перевалило за три десятка. И начали сближаться Стенки Космориума.

Горан посмотрел на Ауримму. Об исчезновении женщин он, естественно, знал, о сближении Стенок слышал впервые.

— Департамент погранслужбы держал эту информацию в тайне, — пояснил претор ОКО, — и рассекретил лишь в связи с недавним уничтожением двух погранзастав, наблюдавших за Стенками. Некоторые заставы замолчали давно, и, возможно, потерь среди пограничников больше, чем мы думаем, но у нас нет космофлота, не зависящего от нагуалей, чтобы это проверить.

— Мои пограничники могли бы это сделать, — осторожно высказался Ауримма. — Но СЭКОН запретил нам выходить в космос на больших машинах.

— Странно.

— У нас много чего странного творится в высших эшелонах власти.

— Самое странное, что нам начинают активно мешать работать, — сказал Цамцой. — Я уже не могу расследовать преступления самостоятельно, на это теперь тоже требуется разрешение СЭКОНа.

Горан и Ауримма снова обменялись взглядами.

— Таким образом, нам предстоит работать конспиративно, поэтому я и настоял на встрече вне службы. Наша первая задача — создать команду для отражения волны Большого Террора, для поиска и уничтожения убийц, наносящих все более неожиданные и разящие удары по интеллектуальному генофонду человечества. В связи с чем возникает вторая задача, самая первоочередная и самая сложная: возрождение спецслужб, таких как контрразведка и команды быстрого реагирования. Наше «всевидящее» ОКО не справляется со своими обязанностями.

— Пожалуй, это действительно сложная задача, — сказал Ауримма. — По шкале ВП13 я дал бы ей баллов девяносто. Но чем раньше мы начнем ее решать, тем лучше, Команду же для поисков и уничтожения террористов надо создавать немедленно. Нужны профессионалы и... — комиссар сектора СПС покосился на молчащего Милича,—и интраморфы. Без них с проблемой Большого Террора нам не справиться. Кто бы как к ним ни относился.

13 Шкала важности и первоочередности решаемых задач.

— Я рад, что вы это понимаете, — кивнул Цамцой. — У вас есть предложения?

— Среди моих пограничников встречаются и эрмы, но их мало. Нужен поиск ратных мастеров среди интраморфов, причем не только на Гее, где их совсем мизерное количество, но и в космосе, среди тех, кто покинул Землю до и во время Катастрофы, в том числе и на самой Земле. Нужен ходок, человек Силы и воли, который согласился бы взять на себя эту миссию.

Претор ОКО остро взглянул на шевельнувшегося Горана из-под седых бровей:

— Ваше мнение?

— Мне надо подумать.

— А в качестве ходока вы никого не можете предложить? Среди ваших профессионалов нет подходящей кандидатуры?

— Разве что я сам, — мрачно усмехнулся Милич. — Но миссия эта настолько деликатна, что справиться с ней может далеко не каждый интраморф.

Он посмотрел на Ауримму, и комиссар СПС с улыбкой качнул головой.

— Нужен хороший актер... или женщина. Правда, одному человеку с такой миссией не справиться, как мне кажется.

— Можно подобрать пару, — бесстрастно сказал Цамцой, наблюдая за лицом Горана, — и лучше всего, если ее напарник будет неизвестен нашим кадровикам. Ваша кандидатура не подойдет, дорогой комиссар, мы не сможем объяснить ваше отсутствие. К тому же к деятельности ОКО начал проявлять внимание председатель СЭКОНа. Точнее, его личная служба безопасности.

Оба комиссара вопросительно посмотрели на Цамцоя. Претор ОКО ответил им понимающей усмешкой.

— Боюсь, милые мои, мы имеем в службе глаза и уши не только террористов, но и чиновников Правительства... что, возможно, одно и то же. Уж слишком бандиты оперативны и неуловимы, таинственны и жестоки. Ни одного требования, чего хотят террористы, ни одного заявления. И проходят они сквозь наши сети, как игла сквозь паутину. Это уровень интраморфов или, если кто помнит, К-мигрантов, завязавших настоящую войну с людьми во время второго пришествия Конструктора.

— Но К-мигранты, насколько мне известно, были все уничтожены до Катастрофы, — возразил Горан, в генной памяти которого хранилась вся информация о появлении пресапиенса в Солнечной системе.

— Возможно, не все. А может быть, это вовсе и не К-мигранты хотят начать новую войну, утверждать не берусь. Просто уровень воздействия на современный социум заставляет меня искать нетривиальные решения возникшей проблемы.

— Хорошо, допустим, мы найдем ходоков, — сказал Ауримма, — объясним задачу, вооружим их, экипируем... как они выйдут на колонии интраморфов у других звезд?

— Через систему метро, разумеется.

— Но метро может находиться под контролем наших таинственных противников.

— Вы посылали на Землю своих разведчиков? Кто-нибудь знает о станции метро, уцелевшей на нашей бывшей родине?

Ауримма покосился на невозмутимое лицо Милича.

— Мы обнаружили эту станцию случайно... Сначала мы летали к Земле на «струнах».

— На Земле должны были уцелеть и другие станции метро, которые, естественно, не контролируются технической транспортной службой Геи. Нужно их обнаружить.

— Я дам задание Даль-разведке.

— Только доверенным лицам. Тем, кому мы можем доверять. Есть у вас такие?

Ауримма подумал, кивнул:

— В десант-группе есть интраморфы, я поговорю с ними. Не уверен, что они согласятся, честно говоря... но попробую. Однако вряд ли мы найдем метро, не контролируемое нашей транспортной системой.

— До Катастрофы станции метро строились по Галактике бешеными темпами, потом координаты многих из них были утеряны, но сами станции наверняка уцелели. К тому же интраморфы живут и в Солнечной системе, о которой мы почти забыли. Вы должны знать: уцелела большая часть Марса, благодаря Коровьей Лепешке Конструктора, сохранился обломок Венеры, а вместе с ним и колония людей, уцелели некоторые спутники Юпитера и Сатурна, отдельные космостанции, энергоцентры, заводы. До Катастрофы инфраструктура Системы была чрезвычайно насыщенной и плотной, народ селился, где хотел, благодаря сети метро. Туда и надо обратить свой взор.

— А если и та сеть метро находится под контролем этих... м-м-м, икс-террористов?

Цамцой налил себе еще чашку тоника, выпил, не торопясь с ответом.

— Поэтому и нужен ходок, которого никто не знает...

— И кем можно пожертвовать, — добавил Горан с изрядной долей сарказма.

— У вас есть другое предложение? — тихо поинтересовался Цамцой.

Милич отвел взгляд, воспринимая от претора ОКО слоган мучительной неуверенности-горечи-решительности. Предложить более оптимальное решение он не мог и только пожалел, что не отказался от участия в «подпольной» организации Цамцоя сразу.

— Я вас понял, судари интраморфы, — хлопнул себя по коленям Ауримма. — Будем думать над проблемами. Но вот вопрос: что мы станем делать, если Стенки Космориума не остановятся? Будут сближаться и впредь теми же темпами? Кстати, какими именно?

— Две световые минуты в секунду, — ответил претор ОКО.

Двое мужчин, ответственных за деятельность подразделений тревожной службы переселившегося в другую звездную систему человечества, молча смотрели на него. Оба считали в уме быстро и теперь прикидывали, сколько лет осталось человечеству до того момента, когда Космориум схлопнется в точку и раздавит последний оплот цивилизации — Гею.

— Успокойтесь, — невесело улыбнулся Цамцой, понимая чувства собеседников, — еще неизвестно, что означает сей процесс. К тому же у нас достаточно времени, чтобы решить проблему остановки Стенок. Начинать надо с первоочередных задач. Вечером после встречи с советниками я жду вас у себя дома, но уже с предложениями. — Претор встал. — Да поможет нам Конструктор!

Вышел, сопровождаемый взглядами глазастых «собак», как называли в обиходе работников ОКО, носящих эмблемы с глазом орла. Засобирался и Ауримма.

— До встречи, комиссар. Положение, кажется, действительно серьезное, если сам претор вспоминает Конструктора.

Ауримма ушел. Горан закрыл за ним дверь, вернулся в гостиную и встретил взгляд вставшей Ванессы, полный любопытства и нетерпения. Она слышала весь разговор.

— Считайте, что один ходок у вас уже есть.

Горан начал снимать халат, но остановился, хмуро разглядывая раскрасневшееся лицо подруги.

— Не сходи с ума. Миссия опасна...

— Но я интраморф, мой милый, и могу справиться с заданием лучше, чем любой нормал. Давай пойдем вместе?

Горан снял халат, обнял женщину.

— Меня не пустят, я на виду. Нужен человек, не известный ни одной спецслужбе.

— Тогда я знаю такого. — Ванесса засмеялась. — Во время последнего рейда на Землю я встретила там классного воина. К тому же он интраморф. Вот его и надо предложить начальству. Надеюсь, ревновать ты меня не будешь?

Вместо ответа Горан спустил прозрачный пеньюар с плеч Ванессы и бросил ее на кровать...


* * *


Звезда не имела названия в земных каталогах. Она входила в волокно бывшей галактики, разрушенной Катастрофой, и была не видна с Земли ни в один телескоп, потому что расстояние между ней и Солнцем составляло почти полтора миллиарда световых лет. Звезда класса М с температурой поверхности около трех с половиной тысяч градусов имела малиновый оттенок, а диаметр ее не превышал диаметра двух Юпитеров, но все же это была настоящая звезда с Небольшой планетной семьей, и наблюдать за ее столкновением со Стенкой Космориума было интересно. Разумеется, процесс этот был виден лишь с помощью особой аппаратуры, принимающей сигналы, движущиеся со сверхсветовой скоростью.

Столкновение началось с нарастания свечения вуали Стенки. Движение такого грандиозного плоского объекта, каким являлась Стенка Космориума, заметить невооруженным глазом невозможно, и судить о ее приближении можно лишь по вторичным эффектам.

Возмущение вакуума, возбужденного приближением светящейся Стенки, породило увеличение амплитуды виртуальных мерцаний вакуума и, как следствие, волну рождения электрон-позитронных пар. Эти частицы, появляясь из ничего, тут же аннигилировали, и пространство окраины звездной системы буквально закипело, заискрилось, превратилось в сверкающий вспышками коктейль. Планеты системы начали распухать, превращаться в пушистые радужные шары, истекать струями пыли, тут же превращавшимися в струи света, взрываться. Затем наступила очередь самой звезды.

Она покрылась алмазной россыпью вспышек, стала увеличиваться в диаметре, пульсировать, трескаться. Спектр ее свечения из бордового и малинового цвета сдвинулся в желтую полосу, потом в зеленую и голубую, и еще до подхода Стенки красный карлик класса М превратился в одну колоссальную вспышку света, в сверхновую звезду. Через несколько мгновений он исчез.

Видеокамеры, наблюдавшие за наездом Стенки на звездную систему окраин Космориума, были установлены в погранпосту на расстоянии пяти световых минут от звезды, что и позволило людям увидеть ее гибель: вуаль Стенки домчалась до погранстанции только через две секунды, и сторожник станции успел передать на Землю картину катаклизма.

Милич выключил аппаратуру кабинета, раздвинул шторы на окнах и подошел к окну, глядя на город с высоты полутора сотен метров. Впрочем, городом столица Центрального Нома была полтысячи лет назад, когда на Гее еще существовали свободные от поселений людей пространства. Теперь же вся планета стала единым городом, и ее поверхность представляла собой сплошной ковер архитектурных сооружений.

Служба ОКО занимала одну из четырех центральных башен-зиккуратов административного комплекса Центрального Нома, располагавшегося на территории Кремля. Три другие башни занимали СЭКОН, Правительство и Совет старейшин с Законодательной Думой. Владыка жил и работал в старинном Дворце Власти, которому исполнилось уже триста лет. Здание было копией Теремного дворца русских царей в Москве, построенного до Катастрофы, еще в шестнадцатом веке, а воссоздавали его по сохранившимся документам и видеоматериалам двадцать третьего века.

Поскольку плотность атмосферы на Гее падала с высотой быстрее, чем на прежней Земле-сфере, небоскребов на поверхности планеты почти не строили. Максимальная высота жилых пирамид достигала всего шестидесяти метров. Башни же, занимаемые Правительством Геи и доходившие до ста восьмидесяти метров, имели установки микроклимата и поддержки необходимого давления воздуха. Открывать окна на верхних этажах этих зданий не рекомендовалось.

Милич полюбовался на бледновато-зеленое небо с медово-золотистым оком Сола над четкой линией близкого горизонта, перевел взгляд на Соборную площадь Кремля и несколько минут рассматривал храмы Веры с их сияющими золотом и драгоценными камнями куполами без крестов и шпилей, здание Музея истории, построенное в неотибетском стиле еще в те времена, когда люди только расселялись по равнинам Геи, затем вернулся к рабочему столу. Пора было идти на встречу с претором ОКО, а предложений по большинству ждущих решения проблем Горан все еще не имел. Единственное, что он мог предложить Цамцою в качестве отправной точки для создания новых секторов ОКО, так это возродить структуру службы безопасности Земли до Катастрофы. Файл с этой информацией принадлежал к категории особо секретных сведений Правительства, и доступ к нему имели только несколько человек из высшего эшелона власти: архиной — патриарх Православной Церкви Геи, архрист — глава Вселенской Церкви, премьер-министр Правительства и сам Владыка. Но Горан знал коды тайных информхранилищ Кремля и давно овладел истинными знаниями о причинах Катастрофы, а также о последующей истории цивилизации.

Тысячу лет назад служба общественной безопасности тогдашней Империи, владеющей значительной частью Галактики, делилась на десять секторов: стратегических исследований, оперативно-тактический, информационного обеспечения и связи, разведсистем, контрразведки, кризисных ситуаций, следственный, криминального розыска, планирования и эфанализа, пограничных проблем. Главными из них были, безусловно, стратегический и сектор информационного обеспечения, хотя в условиях войны с Фундаментальным Агрессором к ним добавились еще два, понесшие ощутимые потери: контрразведки и криминального розыска. Воссоздать такую структуру в современных условиях в полном объеме вряд ли было возможно новой Империи, сузившей свои владения до размеров небольшой планетки (немногочисленные поселения людей на двух других планетах системы Сола были не в счет), для этого не хватало ни средств, ни технического потенциала, ни человеческого резерва. Да и не просматривалось прямой нужды в такой мощной спецслужбе. С болезнями социума вполне справлялись существующие секторы службы общественного контроля. В принципе, даже получив от Цамцоя задание и проанализировав положение в мире, Горан Милич не увидел особых причин для включения режима тревоги или, по крайней мере, организации Службы контрразведки. Он не понимал главного: что происходит? А без ответа на этот вопрос не слишком убедительными казались и доводы претора ОКО в пользу возрождения секретной системы личной безопасности.

Да, несомненно, на Гее и в областях космоса, которые человек уже не контролировал (просто был наблюдателем), шли какие-то негативные процессы, однако прелюдией новой войны назвать их было трудно. Удерживало Милича от прямых возражений Цамцою только одно обстоятельство: претор ОКО был более опытным интраморфом и мог видеть дальше.

В кабинете внезапно потемнело.

Горан снова подошел к окну, без тревоги и спешки, догадываясь, в чем дело. Начиналось очередное нагуале-затмение Сола. Время от времени звезда, вокруг которой вращалась Гея, скрывалась за торчащим в пространстве невидимым Великим Ничто, как иногда назывались «колючки» нагуалей, и световой поток, падающий на поверхность Геи, резко сокращался. Нагуали, называемые среди специалистов-физиков еще и «абсолютно черными телами», поглощали все виды излучений, в том числе и свет. Правда, в последнее время что-то происходило и с ними: они начали становиться видимыми, то как глубоко черные «кактусы», «ежи» и «мхи», то как перламутровые, зыбкие, буквально жидкие кристаллы. Хотя вполне могло соответствовать реальности и предположение одного из экспертов ОКО, что изменяются не нагуали, а пространство вокруг них.

Небо потемнело, приобрело красноватый оттенок, но звезды на нем так и не появились. Космос за пределами системы зарос нагуалями так плотно, что ни один лучик света от звезд до Геи не доходил.

Дождавшись, когда затмение закончится, Горан закрыл кабинет, вызвал служебный птеран и велел тинтводителю14 доставить его в западный сектор ОВП-зоны Центрального Нома. Вскоре он подходил к воротам трехуровневого коттеджа, расположенного на берегу реки Инисси в окружении десятка таких же коттеджей, принадлежащих элите Правительства. Комиссара СОБ ждали, и дверь в прозрачно-туманной стене, окружавшей собственно коттедж, открылась сразу же, как только он появился в поле зрения видеокамер.

14 Тинт — техноинтеллект, функционально ориентированная квазиразумная система. В разговорной речи тинты называются также ифоксами — функционально ориентированными квазиразумными системами.

Горан уже бывал в доме Цамцоя, поэтому не стал отвлекаться на созерцание бассейна с черной водой, красивейшего декора из живых растений вдоль стены, разгуливающих вокруг бассейна пугливых пятнистых кроланей и живого минарета из флорэксов — колонии медоносных бабочек. С недавнего времени стало модно держать в особняках и во дворах эти полуразумные рои, создающие красивые асимметричные беседки, ротонды, башенки-минареты и готические шпили. Бабочками флорэксов называли больше по привычке, на самом деле это были мутировавшие на Гее потомки пчел и ос, которые обзавелись разноцветными крыльями, причем довольно опасные, однако обычай вошел в моду, и теперь колонии флорэксов можно было встретить даже в резиденциях и офисах общественных служб.

Хозяин коттеджа был не один. В комнате для деловых встреч, оборудованной кондиционером и аппаратурой голографического интерьера, сидел, кроме Цамцоя, седой старик в серо-серебристом унике работника хозяйственной службы. Его Милич не знал.

«Садитесь, комиссар, — сказал на пси-языке претор ОКО. — Разговор на звуке будем вести о чем угодно, только не о деле. Важную информацию — только на пси-линге».

Горан посмотрел на гостя Цамцоя, и тот ответил понимающей тонкой усмешкой.

«Знакомьтесь, — продолжал хозяин дома, — это Базил Дивий, волхв Дебрянской общины Земли. С недавних пор он советник Консультативного совета экспертов, а также советник Владыки... Хотя о том, что он землянин, не знает никто».

Горан еще раз внимательно заглянул в глаза старику, отмечая его силу и величавое спокойствие, сел рядом, сказал вслух:

— Рад с вами побеседовать, патриарх. Как ваше здоровье? Все ли благополучно в семье?

Мысленно же он сказал другое: «Слушаю вас, судари. Или мы ждем Ауримму?»

Цамцой усмехнулся.

«Кажется, вы нисколько не удивлены появлением в моем доме человека с Земли».

«Я уже понял, что наши контакты с Землей не прерывались. Во всяком случае, на уровне спецслужб».

«Контакты были редкими, но все же за Землей мы наблюдали. Что касается комиссара погранслужбы, то он уже дал свои предложения и начал работу. Осталось убедить вас в необходимости возрождения контрразведки. Иначе мы провалим дело».

«Меня уговаривать не надо».

«Надо, — заговорил старый волхв. — Мой друг Цам- цой еще молод и не всегда находит убедительные аргументы в споре. Так вот, главным аргументом в пользу создания службы контрразведки Империи, как гордо называет горстку планет Правительство Геи, является не Большой Террор и рост преступлений и даже не сближение Стенок Космориума, а нечто иное. Ты интраморф, сынок, и должен помнить историю Конструктора. Спасение человечества во времена войны с ФАГом не являлось абсолютной этически выверенной ценностью для Игроков типа Конструктора и не входило в их планы. То, что мы уцелели, — загадка, такая же, как и само возникновение расы хомо сапиенс. За редким исключением — эрмы, интраморфы и метаморфы, файверы — человечество и после Катастрофы осталось технологически ориентированной цивилизацией, а это — эволюционный тупик. Улавливаешь суть?»

«Не совсем, — признался Горан. — Мы же собрались обсудить проблему спецслужб, а не проблему отношения к нам Игроков... которых мы не видели».

«Тогда ответь на такой вопрос. Технологий, преследующих не материальные, а духовные ценности, — религия, храмы Веры не в счет, это лишь попытки реализации начальных условий создания таких технологий, не вышедших из стадии эксперимента, — человечество не создало и уже, очевидно, не создаст, тогда почему ему разрешили уцелеть?»

Горан не ответил, задумавшись.

«На что надеялись Игроки, отгородив Стенками наш заросший «колючками» чужих Законов метагалактический домен от остального космоса?»

Горан молчал.

«И последний вопрос, связанный с первыми двумя: почему Игроки, или кто там стоит за ними, дав нам шанс выжить, снова запустили процесс ликвидации Космориума?»

Горан поднял голову:

«Возможно, потому, что человек никак не может понять: таким, какой он есть, он Вселенной не нужен».

Цамцой и Дивий переглянулись.

«И ты после этого будешь утверждать, что служба контрразведки не нужна? Не Империи — человеку?»

Комиссар сцепил на колене руки, снова задумался. Наконец нехотя сказал: «Я — интраморф и не верю в будущее человечества... хотя и служу ему по мере сил. Но я и не сторонник любого агрессора или икс-террористов, кто бы они ни были. Я буду работать с вами».

«Тогда перейдем к конкретным делам, — с облегчением сказал претор ОКО. — Ауримма имел разговор с командиром десантгруппы своего сектора Ванессой Дарьяловой, она согласна стать ходоком. Вы не возражаете?»

Милич встретил взгляд Цамцоя и понял, что тот знает о его отношениях с Ванессой.

«Что бы это изменило? — криво улыбнулся комиссар. — Она уже взрослая и давно решает сама за себя. Но все же я дал бы ей напарника... которым вполне смог бы статья».

«Я уже говорил и еще раз повторю: ваша кандидатура исключается! Вы нужны нам здесь, на Гее, в качестве координатора служб. Мало того, мы приняли решение назначить комиссаром контрразведки вас. Что касается напарника Ванессы, то Дивий предложил в качестве второго ходока своего ученика, воина-кладоискателя».

Горан усилием воли закрыл свою пси-сферу, сделал непроницаемое лицо: «Он согласен?»

«Мы еще не говорили с ним, но он согласится».

«Как его зовут?»

«Его зовут Влад, — ответил старик-волхв, — и он не просто интраморф и даже не метаморф, но зародыш файвера».

«Я согласен», — через силу ответил комиссар.


НЕОЖИДАННАЯ ВСТРЕЧА


Похороны погибших состоялись на другой день после налета банды на общину. Погибло восемнадцать человек, в основном мужчины, хотя в траурный список попали и женщины, и старики, и дети. Кроме того, пятнадцать человек были искалечены и две женщины пропали без вести: старая Фатима и совсем юная шестнадцатилетняя Иляна, одна из самых красивых девушек-невест деревни, на которую засматривалась большая часть женихов общины, в том числе и Влад.

Хоронили погибших по старому обычаю на погосте за деревней, в деревянных гробах, выкрашенных в черный цвет. Кадас15 общины отец Велес прочитал молитву, мужчины под тихий плач женщин опустили гробы в глубокие ямы, забросали землей, над каждой могилой установили тяжелые камни с вытесанными на них именами, и церемония закончилась. Люди начали расходиться по домам, у всех было полно дел и забот.

15 Держатель Веры.

Влад в похоронах не участвовал, готовился к очередному походу. Общине требовалось оружие для обороны деревни и окрестных хуторов, так как оружие бандитов вместе с их трупами после уничтожения «стаи» забрали люди в маскировочных костюмах, представлявшие собой пограничную службу переселенцев с Земли. Правда, об этом знали только волхвы, староста деревни и Влад, который долгое время находился под впечатлением встречи с женщиной-воительницей, показавшей отличную боевую выучку. О том, зачем прилетали на Землю пограничники с Геи, Влад себе вопросов не задавал, принимая действительность такой, какой она была.

Не лишней для общины была бы и техника — функциональные механизмы, обработчики почвы, транспортные средства. Требовался запас продовольствия, концентраты и консервы, иногда попадавшиеся абсолютно пригодными к употреблению в районах Земли, где когда-то стояли города.

Конечно, за сотни лет со времени Катастрофы кладоискатели обшарили многие районы поверхности горба планеты в поисках уцелевших продуктов могущественной в прошлом цивилизации, однако по-прежнему оставались неизведанными десятки тысяч квадратных километров пустынь, горных стран, не доступных человеку без спецснаряжения и скафандров, окраинных, закованных льдом земель, гигантских разломов, морей и океанов.

Океанов теперь планета-лепешка, планета-линза Земля имела только два: Русский Сверкающий, объединивший бывший Северный Ледовитый, части Атлантического и Тихого океанов, и Австралийский, располагавшийся на месте Индийского и южных частей Тихого и Атлантического океанов. Влад уже бывал на краю Австралийского океана, по большей части замерзшего, а также в Антарктиде, расколовшейся на несколько больших платформ, но так и не сбросившей ледяной панцирь; теперь же ему предстоял поход по островам Арктиды, остаткам древнего материка, поднявшимся со дна океана во время Катастрофы, вылазка в край вечных бродячих туманов, где, по легендам, можно было отыскать не только базы человеческой цивилизации двадцать третьего века, но и следы более древней цивилизации Земли — борейской, канувшей в небытие за десятки тысяч лет до Катастрофы.

В легенды о могучем борейском государстве, существовавшем в Арктиде еще до эпохи оледенения и мамонтов, Влад не верил, тем не менее серьезно собирался искать следы древних царств и к походу готовился тщательно. Предыдущий поиск его не удовлетворил, хотя он и вернулся домой не с пустыми руками, отыскав на одном из островов Евробританского архипелага остатки энергоцентра, где сохранились «вечные» аккумуляторы и Шолдерсы, небольшой мощности вакуумные энергопреобразователи.

Аккумуляторы действительно оказались долговременными. При истощении их надо было разъединить на две части, повернуть на сто восемьдесят градусов и вновь соединить, после чего они снова начинали вырабатывать электрический ток. Шолдерсы тоже вырабатывали энергию, но принцип их работы был иной: они создавали из вакуума электронный сгусток в форме тороида, который и становился источником энергии. КПД одной такой установки достигал четырехсот тысяч процентов. Теперь община имела возможность расширить ареал своего влияния, дать энергию хуторам и обработать ранее недоступные земли.

Закончив сборы, Влад попрощался с отцом и мамой, работавшими в деревне целителями и одновременно учителями в местной палестре, оседлал Секама и направился к дому старосты, возле которого высилась массивная скала в форме оплывшей пирамиды, найденная две сотни лет назад основателем Дебрянской общины Всеградом в каньоне, образовавшемся на месте города Ярославля. Каньон переходил в долину, окруженную скалами, заросшую густым смешанным лесом, и деревню начали строить в ее центре, на берегу реки Десницы, вокруг скалы, внутри которой обнаружили пещеру со скелетами людей. После этого скала долгое время служила крестьянам общины местом поклонения, пока не была построена кааба Православной Веры. Деревня за две сотни лет своего существования пережила не менее сотни набегов кочевников и сектантов, дважды была сожжена, однако скалу кочевники обходили стороной, будто заколдованную. Волхвы знали ее истинное предназначение, но молчали.

С виду это был каменный останец диаметром в пятнадцать и высотой около сорока метров — эдакая естественная крепость в форме острого зуба с каверной внутри, будто специально созданной для того, чтобы там можно было хранить что-либо ценное. При нужде в скале могло укрыться все женское население общины вместе с детьми, а ее стены, как уже было проверено, выдерживали любой удар, Даже выстрел из гранатомета; кладоискатели общины еще до Влада обнаружили склад этого вида огнестрельного оружия, доставшегося в наследство крестьянам со времен, предшествующих появлению Конструктора. Теперь помещение внутри скалы использовалось старостой в качестве общинной управы.

Броневая плита толщиной в двадцать сантиметров, приспособленная умельцами общины под дверь, отошла в Сторону, Влада пропустили в овальной формы коридорчик, где располагались охранники управы. Он поздоровался с воинами, вооруженными арбалетами, ружьями и гранатометами, ответил на их угрюмо-завистливые взгляды коротким поклоном и стал ждать старосту. Охранники управы в последней схватке с кочевниками не участвовали — проспали и чувствовали себя неуютно. Влад их понимал.

Пещера в скале имела вид проплавленной жидкой магмой полусферы с плавными переходами-наплывами стен красновато-бурого цвета и «готическим» сводом. Каждый раз при взгляде на нее у Влада появлялось ощущение, что он находится внутри искусственного сооружения, потерявшего форму из-за высокой температуры, оплавившей корпус и внутренние помещения, однако, даже переходя на суперсенсинг и эндопатию16, Влад не смог разглядеть в скале какой-либо организации или симметрии, подтверждающих его ощущения, и прощупывать ее пси-полем перестал. Но сомнения в душе остались. Расспросить же учителя о причинах своих странных ощущений он стеснялся.

16 Суперсенсинг — сверхчувствительность к запахам, звукам, к изменению температуры, влажности, давления, солнечной радиации, магнитного поля и т.д. Эндопатия — прием мыслей и образов от людей и животных, а также информационных передач от неживых предметов.

Чтобы не томиться одному в пустой управе, Влад вышел на площадь, где его ждал гепардоконъ, верный спутник и защитник кладоискателя в прежних походах. Без него ни один поход, наверное, не закончился бы благополучно, и Влад давно относился к Секаму как к другу. Секам и на сей раз был нагружен довольно тяжелой поклажей, в которую входил запас пищи и воды, оружие, одежда, ценные вещи и деньги для покупки транспортных услуг. До тех мест, которые хотел посетить кладоискатель, добираться предстояло разными видами транспорта, а аренда летающей техники стоила дорого.

Из-за каабы Веры вышел староста в сопровождении старейшин общины и хозяйственного управителя.

— Идите, — махнул он рукой своим спутникам и, заметив Влада, подошел к нему. — Быстро ты собрался, воин. Объяснять тебе задачу не буду, ты и так ее знаешь, но будь осторожен. — Он внимательно оглядел деловито-сосредоточенное лицо Влада блеклыми слезящимися глазами. — Тебя ожидает трудный путь. Наступают тяжелые времена, мы уже не в состоянии торговать с другими общинами зерном и хлебом, самим хватает впритык. Конечно, слов нет, запасы продовольствия и техника нам очень пригодятся, но основное твое задание — поиск библиотек, чертежей, описаний технологий, то есть информации, дающей возможность начать производство необходимых вещей. Это главное, ты понимаешь?

Влад кивнул.

— И еще нам нужно... — староста понизил голос, — оружие. Скоро межобщинному гарнизону станет не до нас, придется защищаться от кочевников самим.

— Мы и так охраняем деревню сами, — сказал Влад.

Староста понял молодого воина, усмехнулся в густые усы:

— Ты хорошо себя проявил, честь тебе и хвала, но вмешиваться в драку ты не имел права. На тебе лежит гораздо большая ответственность, нежели защита деревни. Я знаю тебя давно и мог бы не предупреждать, но все же скажу: не геройствуй! Иначе подведешь общину. Возможно, возвращается время героев, спасающих отечество, однако прежде всего надо помнить свои обязанности. Кстати, то же самое тебе сказал бы твой учитель.

Влад отвел взгляд.

Староста Терентий не был паранормом, но обладал хорошей интуицией, и его прогнозы, как правило, сбывались.

— Я геройствовать не стремлюсь, — пробормотал Влад.

— Во-первых, никогда не спеши с ответом, во-вторых, плох тот воин, который не стремится стать героем, в твоем возрасте это вполне нормально, и стесняться этого не стоит. Но при этом ты всегда должен помнить, что за твоей спиной те, кого ты любишь и защищаешь, и твое будущее — это их будущее. А если ты не сможешь позаботиться о своем будущем, то и они потеряют на него право.

— Я не понимаю...

— Поймешь позже. И вот еще что... только не говори об этом никому ни слова! Существует так называемый мгновенный вид транспорта...

— Метро?

— Мало кто помнит о нем... так вот, постарайся найти хотя бы одну кабину.

— На что она похожа?

Староста помялся, оглядываясь, потом кивнул на управу:

— Примерно так же. Эта скала когда-то была кабиной метро. Иди, и да пребудет с тобой свет! Я буду поддерживать с тобой связь. Старик Дивий по секрету сообщил мне, что ты интраморф. — Староста прищурился. — Так вот, если понадобится совет или помощь, выйди в поле Сил, я тебя услышу.

— Но как же... ты... тоже интраморф?!

— Нет, у меня есть торс17-рация. Я думаю, теперь и для тебя не секрет, что к нам изредка наведываются геяне, переселенцы с Земли. В отличие от нас, они сохранили технологию мыслесвязи, а я кое с кем из них знаком. Поэтому у меня есть один экземпляр. Если бы я был метаморфом, я бы обошелся без него, но, увы, не повезло... В нашей общине вообще маловато интраморфов, это плохо. Будущее за ними. Кстати, ты можешь опереться на общинный эгрегор, в случае крайней необходимости он вполне способен подпитать тебя, дать Силу. И вот еще что. — Терентий достал из-за пазухи перевязанный красной тесемкой сверток. — Это карта Борейского архипелага, составлена одним кладоискателем еще сто лет назад. Попробуй воспользоваться ею, только не потеряй. Потом вернешь.

17 Торс — связь через спинторсионное поле, одной из «гармоник» которого является пси-связь.

Влад сунул свернутую в трубочку карту в карман, помедлил, не решаясь задать вопрос. Староста внимательно посмотрел на него.

— Что тебя беспокоит?

— Терентий, почему я... мы... не знаем о контактах геян с нами? Почему вы... старшие... не говорите об этом? Разве связь с переселенцами нуждается в сокрытии?

— Во-первых, такие контакты очень редки, воин. За сотни лет было всего несколько посещений Земли геянами, не больше десятка.

— Нас спасли именно геяне... геянка...

— Видимо, там узнали, что одна из линий метро, соединяющая Гею с Землей, сохранилась. Поэтому я и хочу, чтобы у нас была своя кабина. Контакты с геянами очень опасны для нас... за редким исключением. Вчера нам помогли отбиться от кочевников, но возможен был и другой вариант. Ты этого не знаешь, потому что почти все время проводишь в походах, но есть факты, когда пришельцы уничтожали хутора и крали наших женщин.

Влад недоверчиво посмотрел на старосту:

— Зачем им это? Они же... не кочевники, цивилизованные люди... у них техника...

— Никто не знает, зачем геянам красть наших женщин, убивать мужчин. Возможно, это и не геяне вовсе. Поэтому берегись, будь осторожен, не доверяй всем подряд.

Староста отступил.

— На хоздворе возьмешь флайт, он доставит тебя на побережье. Дальше пойдешь один. Флайт оставишь старосте Мурманской общины, он найдет способ вернуть его нам.

Влад кивнул, сел на Секама и погнал гепарда по улице к северному району деревни, где располагался хозяйственный двор с техникой, принадлежащей общине. Он чувствовал, что староста и советники общины смотрят ему вслед, но не оглянулся.

Издали флайт — удлиненный овал с каплей кабины сверху и небольшими треугольными крыльями — казался новым, только что сошедшим со стапелей аппаратом, вблизи же он поражал обилием вмятин, царапин и дыр, усеявших его от носа до кормы. Летательной машине исполнилось уже как минимум десять веков, но она все еще продолжала служить людям, как живой памятник технического гения цивилизации.

На хоздворе не было ни единой души. После похорон все разошлись по домам, чтобы помянуть погибших сельчан. Обычно траур длился недолго, до похорон, у крестьян всегда было полно работы, но в этот раз погибло слишком много людей, и выжившим надо было осмыслить происшедшее, почтить память друзей и близких.

— Залезай, зверь, — сказал Влад, открывая в корпусе аппарата трап и поднимая колпак кабины.

Секам мяукнул, осторожно залезая в тесноватую для него кабину. Влад сел на место водителя, закрыл колпак и строго сказал:

— Лети!

Флайт не шелохнулся. Мыслесвязь с автопилотом давно не работала, умельцы общины не смогли ее восстановить, зато соорудили ручное управление, и теперь древний летательный аппарат имел нечто вроде штурвала и рукояти взлета-посадки. Управлять им мог далеко не каждый человек.

Деревня провалилась вниз, превратилась в игрушечный городок на зелено-серой плоскости долины, окруженный могучими лесами и горными склонами. Влад сделал над ней круг, пролетел над вершиной Единорога, на которой стояла кучка волосатых, одетых в шкуры гоминоидов-охотников, и повернул на юг — во время катастрофы геомагнитные полюса Земли поменялись местами, — к побережью Русского Сверкающего океана. Ему предстояло преодолеть около четырехсот километров по прямой, чтобы достичь Мурманской общины, а о том, что он будет делать потом, Влад не задумывался. Он был молод и верил, что выход можно найти всегда и из любого положения.


* * *


До Мурманской общины, главная деревня которой располагалась на берегу Белого залива, Влад долетел за два часа. Он уже не раз бывал здесь, направляясь в поисках кладов в глубь побережья, и волнения не испытывал. Многих крестьян здешней общины он знал в лицо, среди воинов и защитников деревни у него были приятели, а с кладоискателем Фомой он даже ходил в поход.

Сделав над деревней круг, Влад посадил флайт у крепостной стены, недалеко от ворот, и мысленно скомандовал гепарду вылезать. Огромная пятнистая копытная кошка гибко вымахнула на землю, потянулась, принюхиваясь и не обращая никакого внимания на двух недружелюбно настроенных охранников ворот. Один из них, бородатый мужчина в сером армяке с гранатометом через плечо — его звали Курдюмом, Влад его знал, — неодобрительно посмотрел на Секама, покачал головой:

— Плохое ты выбрал время для похода, парень.

— Почему? — насторожился Влад.

— Напали на нас. Староста ранен, еле дышит, кадас убит, управделами тоже.

— А Фома?

— Он в поиске, еще не вернулся. Погибло двадцать человек, двое куда-то запропастились... В общем, горе у нас, вряд ли мы тебе сможем чем-нибудь помочь.

— Мне нужен только транспорт, на этой колымаге я далеко не улечу.

— Хоздвор сгорел, у нас самих теперь остался только один почтовик. Зайди к властнику, поговори, может, подскажет что.

Охранники открыли ворота, и Влад вошел в деревню.

Архитектура Мурманских деревень ничем не отличалась от архитектуры Дебрянской общины. В центре деревни располагалась соборная площадь с каабой Веры, от нее отходили радиальные улицы, как спицы колеса, пересекаясь с кольцевыми улицами, которых насчитывалось обычно от трех до семи.

Влад вышел на соборную площадь деревни и остановился, глядя на ряды прикрытых черными накидками тел. Суетившиеся на площади мужчины, готовившие похороны, не обратили на гостя никакого внимания. Черная туча боли и горя витала над деревней, заставляя испытывать неуютное чувство собственной вины и ненужности.

Влад кивнул охраннику управы, расположенной не в скале, а в каменной крепостце в форме пирамиды, двинулся к ближайшей улице, ведущей к строениям общинного хозуправления. Если бы не это отличие, можно было бы подумать, что кладоискатель никуда не улетал, оставаясь в своей деревне.

Впрочем, существовало еще одно отличие между деревнями, не относящееся к их архитектуре, — положение Солнца. Здесь оно висело гораздо выше, почти в зените, нежели в районе Дебрянской общины.

Однако мурманчане действительно ничем не могли помочь кладоискателю. Хоздвор представлял собой руины пожарища, от сараев и транспортного блокгауза остались лишь обгоревшие бревна, а три аппарата общины превратились в полурастаявшие пластмассовые сосульки. Когда-то они представляли собой квазиживые Организмы, но, пролежав десять веков в пещерах, под водой или в контейнерах с герметической защитой, где их находили искатели, потеряли свойства конформности и энергетической защиты. Теперь это были неживые машины, не имеющие компьютерных систем управления, подверженные механическому разрушению.

Через час Влад выехал из деревни на гепарде, не получив ничего из того, на что рассчитывал. Налетчики, напавшие на Мурманскую общину, уничтожили весь ее транспорт, в том числе и птераны, один из которых Влад надеялся арендовать для похода.


* * *


Вид с Белого плато на бесконечную, сморщенную волнами, бликующую под лучами Солнца шкуру океана был великолепен.

Океан не зря получил название Русского Сверкающего. Во времена Катастрофы он был еще Северным Ледовитым, а когда Земля смялась от удара о стену нагуалей и превратилась в линзу, разбитые льды Арктики усеяли водную поверхность мириадами сверкающих под лучами Солнца осколков, льдин и айсбергов. С тех пор он стал Сверкающим. Название «Русский» он получил спустя несколько сот лет, после того как одно из русских племен вышло на его берега, основало Мурманскую общину и объявило океан своим владением.

С высоты Белого плато он казался бескрайним, таков был эффект горизонта на линзовидной Земле, но Влад знал, что ближе к краю планетарной лепешки океан постепенно замерзает и превращается в скопление снежно-ледяных торосов столь причудливой формы, что этот ледяной пояс, охватывающий линзу Земли по всему краю, назвали Поясом Снежной Королевы.

Однако существовал еще один пояс, охватывающий Землю по периметру, — Серебристый, край плотных туманов, пронизанных сотнями крохотных радуг, переходящий в Пояс Снежной Королевы. Путешествовать по этому краю было весьма опасно. Во-первых, потому что ориентация в тумане была делом практически безнадежным, во-вторых, здесь начиналась зона плавания айсбергов, в-третьих, часто встречались «ямы» с аномальной водой, обладающей свойством сверхтекучести. Корабль, попадавший в такую «яму», совершенно не отличимую с виду от обычной водной поверхности, мгновенно тонул. Существовало еще и «в-четвертых»: ближе к Поясу Снежной Королевы увеличивалась плотность нагуалей. Это лишь в последние несколько лет они стали видимыми, так что не составляло большого труда обогнуть гигантские черные или перламутрово-водянистые зазубренные колючки и шипы, а раньше люди то и дело натыкались на невидимое глазу Ничто, калечась и погибая, когда на всем ходу корабля в тело вонзалась острая невидимая игла.

Влад покосился на висящую в воздухе заросль нагуалей, похожую на сросток ежей, и перевел взгляд на север. Там начинался горб Земли, по сути — колоссальная горная страна с огромными каньонами, пустынными плато, разломами коры и дымящимися до сих пор кальдерами, через которые когда-то от удара Земли о нагуаль выплеснулись миллиарды кубических метров расплавленной магмы, образуя своеобразные «лунные» моря и кратеры. С высоты местной возвышенности были отчетливо видны золотые и белые поля календулы и ромашки, а также подъем на горб Земли и выступавшие над слоем атмосферы высокие горные пики на горизонте. Это был мир Влада, он здесь родился и давно привык к нему, считая существующее положение вещей вполне естественным и нормальным. Однако, будучи интраморфом, обладая мнемотаксической18 памятью предков, он помнил и те времена, когда Земля была круглой, планетарным объектом, вращающимся вокруг Солнца, хотя воспоминания эти и казались ему удивительной легендой, не соответствующей действительности.

18 Мнемотаксис — явление абсолютной памяти, способность к детальному описанию происшедших с предками событий.

Дышать на макушке плато было труднее, чем внизу, в долине, где располагалась Мурманская община, но Влад не обращал на это внимания, он вообще мог часами обходиться без воздуха, используя кислород крови и тканей «по второму разу», хотя это и вредило здоровью. Но такова была особенность нынешней жизни цивилизации: она переселилась с возвышенностей в долины, ущелья и пещерные страны, где плотность воздуха была выше и позволяла жить активно и не задыхаться при этом. Деревни и поселения общин строились преимущественно в экологически замкнутых и чистых нишах: в долинах рек, в кратерах потухших вулканов с озерами в центре, в провалах земной коры, где благодаря траве, мхам и микроорганизмам появлялся слой почвы. А там, где образовывалась почва, появлялась и жизнь. Иногда — своеобразная жизнь, если нишу облюбовывали растения-мутанты. Еще более необычными были найденные кладоискателями в разных районах Земли ложбины, где селились животные-мутанты и гоминоиды — вставшие на задние лапы кошки, лемуры и другие представители млекопитающих.

Влад рассеянно шевельнул сенсинг-сферой, определяя положение живых организмов в радиусе двух десятков километров. Мурманская община осталась справа от него, сзади, к северу, начинались скалы, где пыталось выжить племя полуобезьян, но туда молодому кладоискателю идти было не надо. Ему предстояло попасть в поселение гоминоидов, живущих на берегу залива Нерпичья губа, в теплой кальдере с выходом горячих минеральных вод. Влад помнил рассказы мурманского искателя Фомы, утверждавшего, что их соседи — люди-тюлени — якобы имеют летательные аппараты. Если Фома говорил правду, у Влада еще был шанс начать экспедицию согласно разработанному плану, если нет, план похода надо было менять. Кроме Мурманской общины, на берегу океана существовали еще поселения, имеющие транспортные средства, в крайнем случае начинать поход можно было и оттуда. Хотя примут они непрошеного гостя или нет, Влад не знал. Ни в Норвежской общине, ни в Чукотской он еще не бывал.

— Двигай, зверь, — вслух сказал кладоискатель.

Секам оглянулся на него через плечо, как бы спрашивая, правильно ли понял? Влад почесал ему за ухом, и застоявшийся гепардоконь рванул с места, сразу переходя на свой специфичный пружинно-скачковый стелющийся бег. Мимо поплыли скалы, россыпи камней, редкие пузырчатые хвощи, похожие на бритые кактусы, единственные из растений, поселившиеся в горах, если не считать неприхотливых мхов и лишайников. В лицо ударил теплый ветерок, насыщенный горьковатыми запахами пыли, йодистых испарений, соли и минералов. К ним вскоре присоединился запах тревоги, и Влад привычно приготовился к бою. Кладоискатели — опасная профессия. На них охотятся все, кто считает воина-одиночку легкой добычей, как до похода, чтобы завладеть ценными вещами и запасом денег, так и после похода, чтобы выведать координаты найденного клада. Именно поэтому искателями становились в основном эрмы, мастера воинских искусств. Но и мастерство не всегда спасало их от нападений и гибели от рук бандитов или специально охотившихся за ними киллеров на службе общин. Некоторые старосты не прочь были попользоваться дармовыми находками, не требующими большого расхода средств, и создавали специальные команды для перехвата кладоискателей. Владу еще не приходилось с ними встречаться, да и верить в такое узаконенное официально пиратство не хотелось, но учитель не зря предупреждал его перед каждым походом, он знал, что происходит в мире, и молодой воин был готов к неожиданностям.

Запах тревоги усиливался по мере того, как он приближался к стойбищу людей-тюленей. Издалека послышался тихий гром, сопровождаемый сотрясением почвы. Затем в небе появилась световая полоса, закончившаяся огненным всплеском и ударом, еще одна и еще. На Землю наткнулся очередной поток метеоритов, осколков разбитых планет, странствующих по Солнечной системе во всех направлениях. В последние годы их становилось все меньше и меньше, основные метеоритные «дожди» выпали в первые столетия после Катастрофы, однако и сейчас случалось, что огромные ледяные, каменные и металлические глыбы натыкались на линзу Земли и несли разрушения и гибель людям.

Но не метеоритный поток вызвал тревогу у Влада. Что-то случилось у гоминоидов, он почувствовал их боль, смятение и страх и в конце концов понял, что на стойбище людей-тюленей напала банда. Было слышно, как бандиты веселятся, преследуя и убивая мечущихся по селению существ, Влад отчетливо видел багрово-фиолетовые вспышки злобной радости и свирепого удовольствия убийц.

Волна гнева ударила в голову, кладоискатель сжал коленями бока Секама, заставляя гепарда бежать быстрее, но прошло больше часа, прежде чем он достиг перевала, с которого можно было спуститься вниз, к заливу, где располагалось стойбище людей-тюленей.

Бой уже закончился, сопротивление защитников селения было сломлено, и победители — такие же кочевники, что недавно напали на Дебрянскую общину, — пировали. Вполне возможно, именно эта банда ограбила и Мурманскую общину.

Несколько мгновений Влад анализировал обстановку всеми своими органами чувств, прикидывая, с какой стороны лучше нанести удар, и пустил гепарда вниз, дав ему волю. Огромный зверь хорошо чувствовал горный склон и выбирал верную дорогу без подсказки. Через несколько минут они были сотней метров ниже, у крутой стены стойбища, сложенной из огромных камней, которая, однако, не послужила кочевникам препятствием. Гоминоиды, ведущие свой род от морских львов, строили эту стену, защищаясь от таких же, как они, неуклюжих существ с короткими ногами и руками, еще сохранившими рудименты ласт. Обороняться от людей, гораздо более ловких и быстрых, они не рассчитывали. По их стене мог бы вскарабкаться наверх даже ребенок.

Секам ворвался в деревню людей-тюленей через разбитые деревянные ворота, сбил попавшегося на пути бандита, ошалело несшегося навстречу. Влад выпрыгнул из седла, уже находясь в состоянии боевого резонанса, и внезапно понял, что опоздал.

В деревне уже хозяйничали другие люди. Они напали на кочевников в тот момент, когда Влад спускался с перевала к заливу, и в течение нескольких минут уничтожили почти всю банду. В просветах между домами людей-тюленей, похожими на конические юрты древних эскимосов, было видно, как текучие, плохо различимые даже опытному глазу фигуры в маскировочных костюмах настигают последних кочевников стаи, никого не оставляя в живых.

Влад остановился, оглядываясь по сторонам, считая трупы бывших владельцев стойбища. Люди-тюлени носили короткие фартуки, а короткие трехпалые руки и ноги с широкими плоскими ногтями обматывали полосками материи. Тела их были сплошь покрыты короткой блестящей шерстью, отсутствующей лишь на ладонях и на узких, вытянутых вперед лицах. Но все же это были уже не звериные морды, а лица, и в глазах у людей-тюленей тлел разум.

Катастрофа нечаянно запустила процесс мутагенеза у этих представителей морских млекопитающих, и процесс мышления возник уже как следствие.

Из-за ближайшей юрты выбежал «призрак» в маскировочном комбинезоне, турель его энергоизлучателя на плече повернулась, выцеливая Влада. В ту же секунду Секам прыгнул, сбивая копытом турель, корпусом отбрасывая человека в сторону. Шлем соскочил с его головы, турель с оружием отлетела в другую сторону, и голографическая аппаратура костюма перестала работать, открывая пятнистый зеленовато-бурый комбинезон. Человек тут же вскочил с искаженным от ярости лицом, выхватил с пояса комбинезона еще один пистолет, и Влад узнал его: это был Корев, член отряда геянских пограничников, которым руководила красивая женщина по имени Ванесса и который опоздал перехватить банду, напавшую на Дебрянскую общину.

Неизвестно, что бы он сделал в следующий миг, но раздавшийся сзади женский голос остановил гиганта:

— Корев! В чем дело?

Из-за соседней юрты вышла женщина в комбинезоне и в шлеме с поднятым забралом. На Влада взглянули знакомые серые удлиненные глаза. Ванесса оказалась легка на помине.

— Каким ветром занесло тебя в эти края, воин? Складывается впечатление, что ты появляешься там, где ожидается нападение кочевников. Может быть, ты их разведчик?

— Хорошая мысль, — процедил сквозь зубы смуглолицый Корев, оживляясь. — Может, заберем его с собой и допросим?

Влад хладнокровно посмотрел на плечистого атлета, оценивая его внутренние возможности, — Корев не был метаморфом, а остальное (сила, тренинг, природные данные) не имело значения, — перевел взгляд на женщину, и та усмехнулась, вдруг выдав сложный пси-слоган: гора-падающие глыбы льда-крылья-кулак-ощущение удара-вкус мяты-прохладное прикосновение пальцев ко лбу-быстрый понимающий взгляд из-под ресниц-журчание воды в ручье. Означать этот слоган мог и много, и совсем ничего, но Влад растерялся и не сразу нашелся что ответить, уж слишком неожиданным было открытие в незнакомке интраморфа. Во время первого их знакомства он так этого и не понял. Когда же он наконец отважился ответить Ванессе, женщина уже шла прочь, бросив на ходу своему подчиненному:

— Собирай оружие, надо выяснить, откуда у кочевников «универсалы».

— Значит, они нашли где-то уцелевший контейнер с «универсалами».

— Вот и займись этой проблемой.

Гигант Корев кинул на Влада многообещающий взгляд, подобрал сбитую с плеча турель с «универсалом» и догнал начальницу, не привыкшую, судя по всему, повторять приказы.

Отряд геянских пограничников быстро собрал в одно место убитых бандитов и через минуту покинул разгромленное стойбище людей-тюленей на летательных аппаратах, которых Влад прежде не видел. Ванесса еще раньше улетела отсюда на своем белоснежном птеране, послав Владу короткий слоган: замерзший океан-черная полынья звездообразной формы-падение в бездну космоса-запах озона-палец на губах-ощущение тревоги. Влад понял, что его предупредили об опасности.

Из юрт начали робко вылезать уцелевшие люди-тюле- ни, поглядывая то на трупы кочевников, то на своих убитых сородичей, то на задумавшегося кладоискателя. Влад попытался найти среди них старшего, прислушиваясь к мысленному шепоту мужчин племени, наткнулся на чей-то отчетливый, почти человеческий ментальный вопрос и ответил. Через несколько мгновений стало ясно, что это «заговорил» шаман племени, умевший выражать свои желания в пси-диапазоне. На вопрос Влада, можно ли купить у деревни летательный аппарат, старик-шаман с лысиной на заостренной голове и седой шкурой ответил красноречивой пси-картинкой: человек-тюлень поворачивается к собеседнику спиной, что, очевидно, переводилось одним словом: бери.

На краю стойбища Влад нашел длинный сарай из досок с выломанной дверью, заглянул внутрь и обнаружил самый настоящий склад разнообразной техники. Здесь хранились снегоходы, детские карусельные вагончики (где они их отыскали?!), велосипеды, аэры, ржавые корпуса каких-то спецмашин, похожих на торпеды и древние ракеты, гусеничная машина (а это чудо как сохранилось?) с башней и пушкой, несколько платформ и остатки каких-то колесных и крыльчатых монстров. Но главное, здесь были и современные аппараты (если технику десятивековой давности можно было назвать «современной»): один куттер с разбитым вдребезги блистером, аэр и два вполне целых с виду птерана. Один из них, десятиместный, как оказалось, имел генератор-шолдерс и мог летать.

Влад устроил в кабине аппарата своего «коня», уселся на сиденье водителя и включил двигатель. Потом подумал, отсчитал два десятка золотых гривен — плату за аренду птерана, положил деньги на видное место, добавил красивую матрешку, изделие женщин Дебрянской общины, и лишь после этого вывел птеран из сарая. Вскоре он парил над океаном.


СЛЕД ДВАДЦАТЬ ПЕРВОГО ВЕКА


Карта была старая, потертая на сгибах, но тот, кто ее составлял, свое дело знал отменно. Уже через час после старта из стойбища гоминоидов Влад убедился, что карта верна и ориентироваться по ней можно.

Острова Борейского архипелага раскинулись на территории около десяти тысяч квадратных километров, хотя основное их скопление начиналось в четырехстах километрах от побережья океана, вблизи Серебристого пояса вечных туманов, предшествующего Поясу Снежной Королевы, окраине земной линзы. Самый большой остров архипелага напоминал по форме ножницы, и на нем стоял на карте крестик. Точно такими же крестиками были помечены еще с десяток островов, и Влад решил, что неведомый ему составитель карты уже исследовал эти острова и ничего не нашел. Начинать поиск следовало с других-островов.

Влад поднял птеран повыше, разглядывая искрящуюся гладь океана с панорамой архипелага. Небо над головой потемнело, приобрело сиреневый оттенок, Солнце засияло ярче, хотя даже невооруженным глазом была видна черная паутинка нагуаля, вцепившаяся в краешек светила.

Дышать на высоте трех с половиной километров было уже трудно, поэтому Влад закрыл колпак кабины. Для того, что он собирался сделать, прозрачный во всех отношениях материал кабины не мешал.

Мысли о странной деятельности пограничников с Геи, появлявшихся там, где появлялся кладоискатель — в Дебрянской долине и здесь, на побережье океана, — занимавшие Влада все это время, отступили на задний план. Он знал, что случайностей такого рода не бывает, но и закономерности вывести с помощью дедукции не мог, поэтому решил предоставить событиям развиваться естественным путем. О том, что женщина-интраморф по имени Ванесса с удивительными серыми глазами произвела на него сильное впечатление, Влад старался не думать вообще. Интуиция подсказывала, что они еще встретятся.

Тишина завладела сознанием молодого воина, глубокая безмятежная тишина бездны Мироздания, и он вдруг ощутил такое отчаянное одиночество, что захолонуло сердце! Но уже в следующее мгновение в сознание вторгся чей-то мысленный вызов, и ощущение одиночества прошло. Остался только его затухающий след.

«Где ты, воин?»

Пси-голос сопровождался вибрирующими обертонами и «шумом толпы», указывающими на аппаратное усиление сигнала. Влад понял, что это вызов старосты, включившего свою торс-рацию.

«Я над океаном, выхожу на острова».

«У тебя все в порядке? Со мной связывался старик Дивий, интересовался, где ты и чем занимаешься».

«Все нормально. — Влад не стал рассказывать Старосте о нападении банды на Мурманскую общину и на стойбище гоминоидов. — Зачем я был нужен учителю?»

«Он не сказал. Сетовал, что в момент нападения на деревню его на Земле не было, иначе он предупредил бы и помог отбить стаю. Он теперь советник Владыки на Гее, большая шишка. Я хвалил ему тебя».

Влад едва не ответил: «Что это еще за глупость?» — но сдержал мысль.

«Я снова встретил здесь пограничников с Геи».

«Они за тобой следят?»

«По-моему, нет. Встреча произошла случайно. Они что-то ищут».

«Что-то они зачастили на Землю-матушку. Я поговорю с Дивием, может, он знает, в чем дело, что именно геяне ищут на Земле. До связи, искатель. Найдешь полезную вещь — посигналь».

Голос старосты сменился тихим ворчаньем несущей пси-волны, утонул в шумах эфира. Снова тишина завладела сознанием Влада, но холодной и враждебной она уже не казалась, несмотря на то что интраморфов на Земле было очень мало. Лично он знал лишь двоих: учителя-волхва и деда Ларьяна по материнской линии, тоже волхва, владеющего Силой. И все же интраморфы были скорее исключением из правил, нежели правилом, маленький отряд уцелевшего человечества практически перестал рождать людей с паранормальными способностями, а куда ушли до Катастрофы десятки тысяч паранормой, никто не знал. На Землю они так и не вернулись, а на Гее не появились, если судить по отряду пограничников: интраморфов среди них было только двое — гигант Дан Корев да начальница отряда.

Влад очнулся, сосредоточился на вхождении в поле Сил, и еще один океан распахнулся перед ним и внутри его — океан закодированной космосом информации, доступ к которой был открыт только избранным, тем, кто хотел знать и знал, что именно он хочет знать. Возможно, Влад никогда не стал бы кладоискателем, если бы не владел Силой и не умел выходить в энергоинформационное поле космоса, называемое современниками полем Сил.

Через несколько минут он продрался своей сенсинг-сферой сквозь «заморочки» первого этажа поля Сил и разглядел «свечение» искусственных объектов в глубинах некоторых островов архипелага. Теперь можно было начинать детальный поиск, не боясь потратить время впустую. Но прежде всего кладоискатель стремительно выскочил из режима гипервидения, отнимавшего очень много психической энергии, и полчаса приводил себя в порядок, дыша, как ныряльщик, вынырнувший из воды без воздуха в легких, пил травяной девясиловый настой, гонял по сосудам мозга кровь, успокаивал нервы, гладил с интересом поглядывающего на него гепарда и снова пил настой. Затем сориентировался в пространстве и направил птеран дальше на юг, к поясу туманов. Остров, «светящийся» в поле Сил наиболее ярко, находился в той стороне.

Под крылом аппарата поплыли скалистые, изборожденные трещинами и длинными валами камней острова, бывшие некогда дном Северного Ледовитого океана, а до этого — Борейским материком. Цвет скал, серый, голубовато-бурый, сизоватый, указывал на пленку солевого налета на их боках, но встречались участки другого цвета, красновато-коричневого, с желтыми и черными прожилками, там, где торные породы потрескались, разошлись разломами, обнажая древние магматические слои. Зеленый цвет в палитре архипелага почти отсутствовал, трава, мхи, а тем более древесные представители земной флоры селились на островах неохотно. При почти полном отсутствии воздушных потоков миграция семян и спор с материка в эту часть планеты-линзы шла плохо. Лишь птицы да редкие путешественники могли занести их сюда. Жизнь не спешила осваивать пространства окраины Земли, ей хватало места и на континенте.

Естественно, во времена Катастрофы, когда планета сминалась, расплющивалась о нагуаль, материки раскалывались и разрушались, магма выплескивалась из недр планеты на поверхность образовавшейся лепешки сквозь гигантские трещины, колоссальные волны-цунами катились по континентам, сметая все на своем пути, взрываясь при соприкосновении с магмой, казалось, ничто не может уцелеть на Земле, ни одно техническое сооружение, ни один город, ни одно здание. Обезображенное язвами кальдер, каньонов, взрывных воронок, дымящихся вулканов и гейзеров, лицо Земли после Катастрофы представлялось из космоса ужасным и мертвым. Однако жизнь на ней все-Таки сохранилась!

Уцелели Кое-какие мелкие селения, отдельные строения, энергоцентры и технические сооружения и даже архитектурные памятники, как, например, Храм Белобога на Урал-равнине. Выжила часть людей, объединившись в стаи и племена. Вернулись на родную планету космены, обслуживающие технические сооружения землян в Солнечной системе, начали процесс более крупного объединения, который привел к образованию общин. Но острова Борейского архипелага, как, впрочем, и других архипелагов, рассыпанных по необозримым просторам океанов Земли, оставались безжизненными и не тронутыми цивилизацией. Интересовали они только птиц да искателей приключений, не терявших надежду что-либо найти в изломах скал и Глубинах пещер. Сверху же они казались абсолютно мертвыми, наподобие летающих по Солнечной системе астероидов.

Сравнение показалось Владу идеальным, хотя астероиды он видел лишь в учебных видеофильмах да в слоганах учителя: Дивий как-то устроил ему «пси-экскурсию» по планетам системы. Больше всего молодого воина поразил Марс, «роддом» Конструктора, так же, как и Земля, застрявший в зарослях нагуалей, но пострадавший меньше. С тех пор молодой кладоискатель мечтал побывать на других планетах и посмотреть на звезды не сквозь атмосферу, а с борта какого-нибудь космического корабля.

Какой-то неясный пси-звук коснулся вдруг внутреннего слуха, заставив Влада насторожиться и прислушаться к ментальному полю местного уголка природы. Внизу, на одном из островов, обозначилась слабенькая концентрация пси-поля, и принадлежала она человеку.

«Кто ты?» — позвал Влад, но ответа не услышал, человек не был интраморфом, зато по неровной пульсации излучений его мозга стало ясно, что он болен или борется за жизнь. Не раздумывая, кладоискатель прицелился поточнее, определил направление по тоненькому лучику «пси-дыхания» незнакомца и увеличил скорость птерана. Секам, отличавшийся спокойным поведением, заволновался, чувствуя обеспокоенность хозяина, ткнулся носом в затылок пилоту. Влад молча погрозил ему пальцем.

Показался остров, почти целиком накрытый шапкой белоснежного тумана. Жалобно-обреченный пси-зов слегка усилился. Источник мысленного потока, в котором преобладали нотки безнадежности и тоски, находился на этом острове.

Влад снизился, но останавливаться и осматриваться не стал, идя на источник пси-сигнала как по пеленгу. Птеран окунулся в туман, видимость стала постепенно ухудшаться, пока не исчезла совсем, на уровне вершины острова туман был слишком плотен, чтобы в нем что-либо можно было разглядеть с помощью обычного зрения, полагаться теперь приходилось только на суперсенсинг, видение в инфракрасных и ультрафиолетовых лучах. Благодаря этому Влад ориентировался в тумане так же хорошо, как и при дневном освещении.

Ландшафт острова, напоминавшего по форме подкову с горкой в центре лагуны, ничем не отличался от ландшафта других островов: такие же зазубренные скалы, нагромождение каменных глыб, ущелья, трещины, редкие ровные площадки. Причиной же тумана оказались горячие источники, выходящие на поверхность у подножия конусовидной горы со срезанной вершиной в центре подковы. Именно отсюда шел сигнал, пойманный кладоискателем за несколько десятков километров от острова.

Влад завис над горой, представлявшей собой потухший вулкан, оглядел склоны и обнаружил небольшую скорлупку лодки у берега. Потом перевел взгляд на кратер вулкана и понял, что случилось. Человек, подающий «сигнал бедствия» в ментальном диапазоне, вряд ли понимающий, что «зовет на помощь», этой помощи ни от кого и не ждал. Спутниковая система СПАС потерпела крах еще во времена Катастрофы, из космоса за поверхностью Земли никто не следил, и спасать терпящих бедствие так далеко от суши никто не собирался. Даже имей кладоискатель рацию и сообщи о своем положении на материк, вряд ли он дождался бы спасательной экспедиции. Этот человек (Влад почему-то был уверен, что встретил такого же, как и он, кладоискателя) ни на что не надеялся, хотя и продолжал бороться за жизнь, каким-то образом сорвавшись в кратер бывшего вулкана. Подняться по отвесной стене на вершину горы он не мог и лишь цеплялся за скальный уступ, не позволивший ему свалиться в бездну, уходившую в недра острова на неведомую глубину.

Помощи он, конечно, не ждал и на птеран Влада, смутно видимый в тумане, таращился как на привидение. Кладоискатель подвел аппарат вплотную к скальному уступу, открыл боковой люк, человек на уступе зашевелился, соскользнул на крыло птерана, с трудом влез в кабину, откидывая капюшон. Зарычал гепард, обнажая клыки. Влад оглянулся и слегка вздрогнул. На него смотрело темно-коричневое лицо мутанта-афроида: голый шишковатый череп, широкий лоб, огромный широкий нос жителя гор, узкие длинные губы, почти полное отсутствие подбородка и выпуклые круглые глаза с кольцом серебристого пуха вокруг.

Спасенный Владом человек принадлежал к расе чернокожих людей, приспособившихся жить высоко в горах при малой плотности воздуха и почти полном отсутствии воды. Но все же это были не гоминоиды, а видоизменившиеся люди, имеющие такой же аппарат мышления, говорящие на тех же языках, пытающиеся выжить в суровых условиях высокогорных плато.

— Может, мне лучше сразу вылезти обратно? — растянул губы в улыбке мутант, по-своему оценив замешательство пилота. Говорил он на континентальном русайзийском языке, но с шипящим акцентом африканских островитян.

Влад молча закрыл люк, поднял птеран вверх, выводя его из кратера уснувшего вулкана.

Секам продолжал тихо ворчать, не спуская с пассажира горящих глаз. Тот проговорил с уважением:

— Мощная зверюга! И умная — чует отличие. Высади меня у подножия этой горки, друг, там моя лодка.

— Я могу доставить тебя на материк.

— Спасибо, не надо. За мной кое-кто охотится, и я не хотел бы с этими охотниками встречаться.

Влад оглянулся, не скрыв любопытства.

— Что за охотники? Кочевники?

— Ты о переселенцах с Земли слышал? Во время Катастрофы люди переселились на другую планету...

— На Гею.

— Значит, слышал. Так вот, эти охотники оттуда. Сам не знаю, как мне удалось от них уйти.

— Почему они за тобой охотятся?

— Я видел то, что не должен был видеть. Пришлось бежать. С тех пор скоро уже полгода, как я мыкаюсь по родной планете. Обнаружил эти острова, нашел убежище, кое-какие запасы продовольствия.

Влад посадил птеран на воду рядом с лодкой спасенного, вполне современной на вид, с водометным движителем и защитным лобовым стеклом. Незнакомец-афроид, одетый в необычного покроя бордовый кафтан, красные брюки и сапоги, перебрался в лодку, не очень высокий, но широкий, коротконогий, с выпуклой грудью и длинными руками. Посмотрел на Влада.

— Ты кладоискатель?

— А ты разве нет? — усмехнулся Влад.

— Я нет, — в свою очередь раздвинул в усмешке губы коричневолицый. — Был ученым, изучал нагуали, теперь вот беглец и бродяга. А что ты ищешь? Что-нибудь конкретное?

— Как всегда, — уклончиво сказал Влад. — Пищу, оружие, что попадется.

— А как ты меня отыскал в таком тумане? Тут специально будешь искать — не найдешь.

— Я интраморф, — сухо сказал Влад.

Незнакомец задумчиво прошелся взглядом по лицу молодого искателя, почесал свой уродливый нос, кивнул сам себе:

— Я у тебя в неоплатном долгу, но все же кое-чем ответить смогу. Хочешь посмотреть? Я тут нашел одну древнюю посудину,

Влад раздумывал недолго:

— Залезай обратно.

— Лучше ты ко мне садись, тут недалеко. Машину свою и зверя здесь оставь, никуда они не денутся.

Влад осторожно пощупал ауру собеседника сенсинг-сферой, злобных и предательских намерений в мыслях мутанта не обнаружил и перелез к нему в лодку, мысленно приказав Секаму ждать хозяина и охранять аппарат.

Владелец лодки включил двигатель, суденышко резво побежало сквозь стелющиеся по свинцово-серой воде слои тумана.

— Меня зовут Уанкайова, а тебя? оглянулся афроид.

— Влад, — коротко отозвался кладоискатель.

— Чем занимаешься, кроме искательства?

— Всем понемножку, — покраснел молодой воин.

— Понятно, специалист широкого профиля, так сказать. Что заканчивал, семинарию?

— Ранарию.

— О, это уже неплохо, я думал, ты совсем юнец. Я мог бы взять тебя в ученики, не хочешь заняться исследованием нагуалей? Я тут оборудовал небольшую лабораторию, подсобрал кое-какой инструмент, аппаратуру, оборудование. В здешних местах много чего можно найти.

— Спасибо, я подумаю, — вежливо пообещал Влад.

— Буду рад, если когда-нибудь увижу тебя еще раз. Кстати, а что такое, по-твоему, нагуаль?

— Чужой Закон, — вспомнил Влад «Свод истин» прадеда. — Или асимметричное вакуумное возбуждение островного типа. — Он подумал и добавил: — Иногда нагуаль называют потенциальной ямой бесконечной глубины. Но вряд ли его можно выразить словами.

Уанкайова оглянулся, в его глазах вспыхнули искры интереса и уважения.

— Вижу, ты действительно неординарный кладоискатель. А человеческий язык на самом деле слишком беден, чтобы выразить то, что можно только почувствовать, он не может передать всю сложность и красоту основ Мироздания.

— Разве ты знаешь, что такое нагуаль?

— Точно — нет, но у меня есть версия, которая позволяет непротиворечиво решать фундаментальные уравнения, хотя они и не обладают абсолютной предсказуемостью в областях, где справедливы принципы общей теории поля.

Лодка приблизилась к высокому берегу лагуны, заскользила вдоль крутых обрывистых берегов, повторяя их изгибы.

— В двух словах смысл нагуаля я, конечно, не передам, — продолжал мутант, — но попробую. Если ты закончил ранарию, то должен знать, что при остывании нашего метагалактического домена из вакуума рождались поля-частицы шести разных классов...

— Правая и левая материя, — не удержался Влад, тут же кляня себя за несдержанность.

— Молодец, помнишь. В нашем домене реализовалась правая материя: частицы с положительной массой и положительной энергией, поля с нулевой массой и положительной энергией и частицы с мнимой массой и плюсовой мнимой энергией. А нагуаль, возможно, является либо полем с мнимой массой и отрицательной энергией, либо левой антиматерией.

— Только непонятно, почему он реагирует с нашей материей и вакуумом, — снова не утерпел Влад. — Теоретически мнимые частицы и поля, а также левая материя и антиматерия не должны взаимодействовать с плюсовой материей.

— Колоссально! — хмыкнул Уанкайова, снижая скорость лодки и вводя ее в неширокую расщелину. — Никогда не предполагал встретить специалиста по физике вакуума так далеко от центров цивилизации, да еще интраморфа.

Влад почувствовал прилив крови к щекам, но постарался совладать с собой:

— Я не специалист по физике вакуума...

— Главное, что ты понимаешь суть проблемы. Эх, если бы ты согласился остаться! Мы бы с тобой живо раскололи этот орешек. А насчет того, что нагуаль взаимодействует с нашим вакуумом и материей, у меня тоже есть идея. Возможно, это просто эффект подбарьерного просачивания. Который, кстати, растет. Недаром же нагуали становятся видимыми, перестают поглощать почти все виды излучений.

Лодка вошла в небольшое вытянутое озерцо, у края которого из воды торчало гладкое вздутие скалы удивительно симметричной формы. Но уже через несколько мгновений кладоискатель понял, что перед ними искусственное сооружение, большая часть которого скрывается под водой.

Проводник Влада искоса посмотрел на него, направил лодку к скале. Туманные струи расступились, стал виден цвет скалы — иссиня-черный, с голубоватыми солевыми разводами, цвет металла, сумевшего пережить Катастрофу и еще тысячу лет сверху.

— Догадываешься, что это такое? — Уанкайова достал багор и, когда нос лодки цокнул о выступавший из воды корпус какого-то огромного металлического левиафана, удержал суденышко рядом.

— Грузовой галион, — прикинул Влад размеры металлического корпуса сооружения.

— Это атомная подводная лодка проекта «девятьсот девяносто девять». Такие лодки делали в России в начале двадцать первого века. Название серии «Победоносец».

— Не может быть! — не поверил кладоискатель.

Уанкайова его понял:

— Я сам удивился, когда обнаружил этот раритет. В двадцать втором все атомарины подобного типа были уничтожены в связи с полным разоружением, а эту, видимо, русские где-то спрятали, скорее всего — под полярными льдами Арктики. Хотя все равно странно, что она уцелела. Подержи-ка.

Мутант передал Владу багор, спрыгнул с носа лодки на металлическое вздутие боевой рубки субмарины с мотком тонкого тросика, прикрепил к металлу корпуса магнитный штырь и привязал к нему лодку. Влад тоже выпрыгнул на вздутие рубки, прошелся по нему, обозревая внутренности субмарины в потоке ментального видения, невольно покачал головой:

— Какая большая!..

— Двести метров длиной, — отозвался беглый ученый, наблюдая за ним. — Водоизмещение тридцать тысяч тонн. На борту двадцать ядерных стратегических ракет с десятью разделяющимися боеголовками, каждая мощностью по двести пятьдесят килотонн. Ничего, да? Судя по сохранившимся документам, которые я обнаружил, такая подлодка могла нырять на восемьсот метров и двигаться под водой со скоростью сорок узлов.

— Машина войны... — пробормотал Влад.

— Машина предупреждения войны, — подчеркнул Уанкайова. — Бери ее себе, дарю.

Влад с недоумением посмотрел на собеседника, считая, что тот шутит, но коричневое лицо афроида осталось серьезным.

— Бери, бери, мне такое большое убежище ни к чему.

— А я что с ним буду делать?

— Ты же кладоискатель, а это очень ценная находка. Там внутри целая база, огромное количество всякого снаряжения, консервы, вполне съедобные, между прочим, я оттуда много чего взял для своей лаборатории. Есть и оружие, хотя я не разбирался, какое именно.

Влад отрицательно мотнул головой:

— Спасибо, не надо. Это твоя находка.

— Горд, как и все кладоискатели. Что ж, насильно мил не будешь. Но если захочешь попользоваться — прилетай в любой момент. Может, спустимся в рубку? Посмотришь, как жили военные люди тысячу двести лет назад. Посидим, побеседуем, я тебя шампанским угощу. Ему тоже двенадцать веков, а совсем не кислое. В спец- холодильнике хранилось с вакуум-слоем и магнитной ориентацией.

— Благодарю за предложение, — вздохнул с сожалением Влад, — но беседу лучше отложить на завтра. Я еще ничего не нашел.

— Кто знает, когда еще свидимся, — улыбнулся афроид. — Где я, а где завтра? Возьми хотя бы подарок.

Он протянул кладоискателю зеленовато-желтый, светящийся изнутри пульсирующий шарик.

— Это терафим, личный инк. Пси-защитник, пси-лекарь и блок обработки информации. Такими пользовались до Катастрофы. Сейчас их не делают даже на Гее, утеряна технология, но мне посчастливилось набрести на контейнер с такими шариками, все в рабочем состоянии.

Влад с любопытством осмотрел легкий шарик, взвесил в руке, чувствуя шевеление жизни внутри. Терафимы, насколько он помнил сведения из прадедова «Свода истин», представляли собой сгустки полей, саморегулирующиеся полевые структуры, а функционально — квазиживые информационные накопители, обладающие зачатками интеллекта и в некоторых пределах свободой воли. Ни видеть, ни держать в руках, ни пользоваться ими молодому воину еще не приходилось.

— Что с ним надо делать?

— Ничего, только разбудить. Скажи мысленно что-нибудь вроде: очнись, Малыш! Он способен внедряться в любую материальную структуру, кроме живых организмов, таков был этический принцип их создания, и будет всегда рядом. Потом дашь ему имя.

«Эй, малыш, проснись!» — мысленно позвал Влад.

И тотчас же шарик в руке ожил, расплылся облачком света, исчез, а в голове Влада зазвучал тоненький голосок: «Премного благодарен за освобождение! Тебя зовут Влад, и ты интраморф. Любишь приключения?»

— Люблю, — вслух пробормотал растерявшийся Влад.

«Тогда мы сработаемся. Зови меня Нестором».

— Хорошо...

Уанкайова засмеялся, спрыгнул с металлического волдыря рубки в лодку.

— Кажется, вы нашли с ним общий язык. Поехали к твоему зверю. Теперь у тебя будет два защитника. Ты уверен, что не хочешь посмотреть субмарину?

Влад не ответил, спрыгивая в лодку мутанта. Он прислушивался к пси-голоску неожиданно обретенного помощника, докладывавшего хозяину параметры окружающей среды.


УПРЕЖДАЮЩИЙ УДАР


Синайзийская община, поселившаяся в каньоне реки Хуанхэ, была самой многочисленной из общин всей земной линзы. Ее численность достигала миллиона человек, в ее владения входили двадцать деревень и множество рисовых хуторов, а также две фабрики по переработке сельскохозяйственной продукции, транспортное хозяйство, завод минерального сырья и удобрений, шахта, консервный завод, рыбный завод, пять семинарий и собственный театр. Деревня, где жили и работали староста, управляющий делами, властники, старшины, чиновники рангом пониже, мало отличалась от других деревень общины, разве что дома здесь строили побогаче, сохраняя присущий Древнему Китаю стиль фанзы, да жителей на улицах деревни встречалось поменьше, большинство из них работало не покладая рук, с раннего света до предсонья. А еще община имела станцию метро, охраняемую как зеницу ока специальным гарнизоном. О существовании этой станции знали всего два человека из общины: староста и властник гарнизона. Рядовые воины гарнизона и крестьяне даже не догадывались, что охраняли и мимо чего ходили.

Станция метро располагалась в живописнейшем уголке Синайзийского каньона с лесом столбовых скал, заросшего гигантскими травами и папоротниками. Жители деревни, в отличие от соседей, не занимались возделыванием рисовых плантаций, они обслуживали местный завод по производству минеральных удобрений, а также обсерваторию и единственный на всю общину энергоцентр: кладоискатели общины два века назад обнаружили два уцелевших «вечных» реактора типа «кварк-кессон», и защитники берегли их пуще глаза, успешно отбив несколько попыток кочевых стай завладеть реакторами.

Охранял станцию отряд численностью всего в двенадцать человек, дежуривших посменно, по четыре человека в смене. Вооружены они были гранатометами китайского производства двадцатого века (кладоискатели общины обнаружили древний склад оружия, в большинстве своем не пригодного к употреблению, однако гранатометы удалось отчистить и восстановить), арбалетами и боевыми метательными пластинами и чувствовали себя в безопасности. Во-первых, они были уверены, что объект их охраны — секретная резиденция старосты общины, где он отдыхал, хотя и очень редко. Во-вторых, здание, в котором находилась станция метро, стояло на холме, окруженное каменной стеной, накрытое специальным многослойным зонтиком в форме пагоды, который предохранял ее от прямого попадания метеорита. Небесные камни падали на Землю все реже, однако угроза метеоритной атаки сохранялась, и традиция возводить над важнейшими техническими сооружениями силовые зонты сохранилась по сей день. Еще помнилось время, когда уцелевшие человеческие племена и стаи селились в пещерных городах, глубоко под землей, спасаясь от небесной бомбардировки, но потом жизнь окрепла, набрала силу, потоки камней, носившихся по Солнечной системе из конца в конец, поредели, и цивилизация выбралась из пещер на поверхность земной линзы.

Летательный аппарат — флайт с эмблемой Рати, межобщинной гарнизонной службы, на борту — появился над Синайзийским каньоном перед ранним светом, за час до традиционной общей побудки жителей деревень. Он снизился над рекой, несшей желтые воды к северному океану планеты — Австралийскому — и на небольшой высоте помчался к истокам реки, не замеченный сонными сторожами попадавшихся по обеим сторонам реки деревень. Вскоре он достиг деревни Линбяо, где располагался энергоцентр, и завис над холмом станции метро. Четверо пассажиров флайта, одетые в маскировочные костюмы с голографической подстройкой, с минуту наблюдали за территорией деревни и «крепости» метро, затем десантировались во двор станции с трехметровой высоты. Вооружены они были оружием, метающим черные молнии, двигались очень быстро, гораздо быстрее обычных Людей, и полусонная охрана станции сопротивления им практически не оказала. Все было закончено в течение нескольких секунд.

Затем четверка Десантников поднялась на борт флайта, аппарат метнулся в небо, а спустя минуту раздался взрыв.

Он был такой силы, что от станции метро с антиметеоритной крышей не осталось ничего! Не выдержали даже метровой толщины стены, защищавшие станцию снаружи. Ударная волна вдребезги разнесла два десятка близлежащих фанз, где жили многочисленные семьи деревни, повалила метеобашни, энергостолбы, выбила все стекла в деревне и заставила охрану энергоцентра занять штатные позиции для обороны объекта. Однако неведомым террористам нужна была только станция метро, остальные технические сооружения их не интересовали.

При подсчете потерь оказалось, что уничтожена и обсерватория, построенная на одном из скальных столбов высотой в километр, имевшая уникальный телескоп, который позволял астрономам общины наблюдать за далекими галактиками, лучи от которых пробивались к Солнечной системе сквозь заросли нагуалей.


* * *


Горан Милич получил сообщение о взрыве Синайзийского метро на Земле за завтраком. В сферу его служебных интересов подобные происшествия не входили, однако в связи с последними событиями данная информация была очень важна, и Горан почувствовал угрызения совести: он собирался отказаться от предложения претора ОКО стать начальником контрразведки. Неведомые террористы спешили ограничить выход погранслужбы Геи на поселения людей, разыскивая и уничтожая метро по всему космосу, в том числе и на Земле. По словам Ауриммы, прародина человечества имела всего несколько станций метро, и уничтожение даже одной из них резко уменьшало возможности влияния спецслужб Геи на Землю, подготавливаемую секретным проектом Правительства к заселению.

Получив известие о взрыве, комиссар СОБ попросил дежурного дать ему сводку на утро понеда двенадцатого декана, и поручик привел данные по Империи: сто одиннадцать разборок и нападений, девяносто шесть убитых, двести сорок раненых, уничтожены две обсерватории, взорван оружейный завод в Рашн-секторе, производящий «универсалы» и парализаторы, убиты двое ученых из Объединенного центра физических исследований в Бразил-секторе, похищены или пропали без вести восемь девушек. И уничтожены три станции метро, причем все три — в Солнечной системе: на Земле, в Синайзийском каньоне, на Марсе и на осколке Меркурия, вблизи Солнца.

«Плохие новости?» — спросил фокс, ухаживая за хозяином; Горан называл его Джорджем. Он выглядел как вежливый и обходительный человек, но интеллект робота был ограничен, и разговаривать с ним было неинтересно, если к беседе не подключался «Умник», центральный компьютер коттеджа.

«Большой Террор становится серьезной проблемой, — ответил мысленно Милич. — Цамцой не преувеличивал ее масштаба».

Джордж собрал на поднос посуду, отступил на шаг, преданно глядя на хозяина.

«Боюсь, мы снова оказались под пристальным вниманием кого-то из Игроков. Ты не находишь?»

Горан рассеянно посмотрел на фокса. Это уже ответил «Умник», в память которого была записана вся история появления Конструктора, а потом и Фундаментального Агрессора в Солнечной системе.

«Возможно, твое предположение имеет все основания. Самое плохое, что никто из нас не понимает причин Большого Террора, а это значит, что мы не можем принять адекватные меры. Претор прав в одном, необходимо возродить службу контрразведки, причем достаточно мощную и секретную. Прежде всего нужны данные, нужен всесторонний анализ ситуации, и нужна команда единомышленников, способная работать в сложившихся условиях».

«Ты говорил с Ванессой?»

«Она загорелась идеей Ауриммы стать ходоком, и отговорить ее мне не удалось. К сожалению. Но она пойдет не одна».

«С кем? Ты его знаешь?»

«Еще нет. Он ученик старика-волхва Дивия с Земли, который стал советником Владыки».

«Интересно, кто составил ему протекцию?»

«Я тоже задаю себе этот вопрос. Чтобы землянин вошел в коллегию советников Владыки, надо иметь как минимум родственника в его окружении. Дивий — темная лошадка и знает все о наших проблемах».

Горан допил отвар из кореньев иньяна, прибавляющий сил, повышающий тонус организма, и встал из-за стола.

«Без моего приказа никого в дом не впускать».

«Даже Нессу?»

«Никого!»

Горан переоделся и через полчаса был на службе.

Половина рабочего дня прошла в суете совещаний разного уровня с комиссарами и деканами других секторов ОКО, в разработке планов и решений, в ответах на запросы из провинций Империи, коими назывались сектора Геи и планеты системы Солад, где работали агенты охраны общественного спокойствия. Обедал Горан в оперативном Управлении ОКО в компании со своим заместителем Липой Камински и экспертом сектора Пурушастрой, долго и нудно рассуждавшим о причинах кризиса и роста преступлений в Империи.

— Все дело в усреднении человечества, — утверждал он, уныло кивая длинным носом как бы в одобрение собственных заявлений. — Человек лишается индивидуальности, становится винтиком государственной машины, безвольным элементом системы подчинения, что не может не привести индивидуально мыслящих людей к бунту.

Неожиданно эта тема всплыла и при разговоре Цам- цоя с комиссарами секторов у него дома, куда он пригласил Ауримму, Горана Милича, старика Дивия и начальника сектора Даль-разведки Алекса Бодрова. Алекс был интраморфом, но Горан раньше с ним почти не встречался и знал плохо. Правда, уже одно приглашение претора ОКО могло послужить даль-разведчику неплохой характеристикой.

— Знаете, что меня начинает волновать? — спросил хозяин дома, когда гости расположились в комнате для бесед. — Происходит целенаправленная ликвидация индивидуальности среди населения Империи. Эта тенденция тревожит и экспертов Консультативного совета, однако на их запрос из Правительства пришел ответ с пожеланием не поднимать паники. Как вам это нравится?

Гости переглянулись, смущенные вступлением. Начинать дискуссию на отвлеченные темы они не собирались.

Цамцой насмешливо фыркнул:

— Что и говорить, философы мы слабые, но и нам придется в скором времени решать глобальные социальные задачи.

— Я знаю одно, — хрипловатым баритоном произнес даль-разведчик. — Эволюция человека после Катастрофы очень мало затронула его интеллектуальные способности, наоборот, они даже уменьшились. — Он посмотрел на Ауримму. — Это не есть камень в ваш огород, комиссар. Дураки встречаются и среди нормалов, и среди интраморфов. Но именно в глобальном усреднении человечества, усугубленном открытостью семейных границ, я вижу причину происходящих в обществе явлений.

— Давайте о деле, — поморщился задетый за живое Ауримма. — Философствовать будем потом, после ликвидации криминальных структур. У меня есть данные, говорящие о том, что террористы начали отстрел спейс-реэмигрантов19. Кто-нибудь мне скажет, кому мешают эти люди?

19 Спейс-реэмигранты — люди, возвращающиеся на Землю из дальних уголков контролируемой в прошлом землянами области космоса.

Все посмотрели на Цамцоя, на лицо которого легла тень.

—К сожалению, судари мои, причин ликвидации реэмигрантов я не знаю, зато знаю, что все они интраморфы, которых нужда вынудила покинуть свои колонии и обжитые места. Единственная возможная причина их ликвидации — попытка перекрыть утечку информации. Они слишком много знают об изменении космоса, вот и попали под прицел террористов. Однако достоверных данных нет.

— Самое плохое, что нам недоступен выход в тот слой поля Сил, — добавил Дивий, — в котором могут храниться необходимые ответы на наши вопросы. Создается впечатление, что этот слой просто-напросто заблокирован.

Все снова посмотрели на претора ОКО, сохранявшего озабоченный вид.

— Давайте действительно перейдем к обсуждению конкретных дел, — сказал он. — Пора подбирать кандидатуры на ответственные посты новой службы. Пора создавать команду профессионалов, способных справиться с беспределом на границах Империи в космосе. Убийцы и разрушители сети метро проходят сквозь наши порядки, как нож сквозь арбуз. Пора этому положить конец. Итак, ваши предложения?

— Если создаваемая нами система контрразведки будет подчинена Правительству, — угрюмо проговорил Ауримма, — я отказываюсь в ней работать.

—Она не будет подчинена Правительству, — мягко сказал Дивий. — И даже Владыка не должен ничего знать о ее существовании... на первых порах. Сначала нужно будет доказать ее необходимость, проверить эффективность, снизить с ее помощью давление Большого Террора, найти его причины, а уж потом разгерметизировать систему для общества. Кстати, я не согласен с названием проблемы. То, что творится у нас в Империи, еще нельзя назвать Большим Террором, это скорее операционное воздействие с точными адресами. Большой Террор предполагает массовость и большое количество жертв, в нашем же случае удары наносятся безжалостно, но точно и конкретно. Работает система, целей которой мы не знаем, ей надо противопоставить нашу систему, ударной силой которой станет команда интраморфов-эрмов. Вы согласны со мной?

Ответом волхву было молчание.

— Как вы предполагаете решить проблему финансирования наших расходов? — спросил Бодров, кряжистый, основательный, несколько медлительный с виду. — Где мы добудем средства на содержание аппарата службы и организацию системы охраны тайны?

— Не беспокойся, Алекс, — проговорил претор ОКО. — Финансами есть кому заниматься, ваше дело — оперативная работа в тех областях, где вы являетесь профессионалами. Сегодня мы обсудим кандидатуры комиссара и заместителя начальника сектора контрразведки. Что касается комиссара, тут все ясно, я предлагаю утвердить на этот пост Горана Милича. Остается решить вопрос с его заместителем.

— Мне кажется, и здесь не стоит ломать копья, — улыбнулся Дивий. — Лучшей кандидатуры, чем комиссар пограничной службы, я не вижу.

— Согласен, — пожал плечами Ауримма.

Собравшиеся посмотрели на молчаливого Милича. Горан поймал взгляд Дивия, выражающий заинтересованность и вопрос, кивнул.

— Ты сегодня что-то немногословен, — с усмешкой сказал Ауримма. — Что-то случилось?

— Он всегда немногословен, — защитил Горана претор ОКО. — У кого есть предложения по составу секторов?

— В прошлый раз мы говорили о миссионерах-ходоках, — напомнил Ауримма. — Почему они еще на Земле?

— Их надо подготовить, — начал было Цамцой.

— Они давно ко всему готовы. Были две кандидатуры...

— Ванесса ждет моего приказа, — пожал плечами Бодров.

— Мой ученик сейчас в походе, — вставил слово Дивий, — как раз в зоне Борейского архипелага, я собирался отозвать его сегодня. В общине никто не должен знать, куда он направится, а так все будут уверены, что он на краю Земли.

— Это случайно не он нашел библиотеку борейцев?

— Нет. Он еще молод.

— Я его знаю? — посмотрел на волхва даль-разведчик.

— Нет, — качнул головой старик, поглядев на Горана сквозь прищур век.


* * *


После ухода гостей Цамцой долго мерил шагами двор своего бунгало, размышляя над горой задач, которые надо было решать ему лично, потом искупался в бассейне и направился на женскую половину дома, где его ждали жены.

Претор ОКО женился дважды, и последняя его семья состояла из пяти человек: двое мужчин, три женщины. Второй муж — Квентин Олоннэ — не имел никакого отношения к службе ОКО, он работал деканом строительной организации «Терра», и это вполне устраивало всю семью. Именно благодаря Квентину семья Цамцоя имела теперь отличный коттедж, построенный «Террой» по особому проекту. Такой бассейн, какой соорудили строители претору, был, по слухам, только у высших чиновников Правительства, да еще у Владыки.

Женщины семьи Цамцоя — Эрдэнэ, Соня и Наталья — практически не работали, воспитывая пятерых детей, что тоже разрешалось не всем. Как правило, в полигамных семьях воспитанием детей занималась одна из жен, остальные трудились на благо Империи. Большинство же семей в воспитании собственных детей почти не принимали никакого участия, и те росли в интернариях, где детей с раннего возраста обучали той специальности, которая больше всего требовалась государству на сегодняшний день. Но дети семьи претора ОКО жили вместе с ним: двое мальчиков и три девочки. Единственное, что его огорчало, — они не были интраморфами. Как не были паранормами все женщины семьи и второй муж.

С удовольствием повозившись с детьми, старшему из которых пошел пятый год, Цамцой уединился в одной из спален с Натальей и освободился лишь через полтора часа: юная Наташа умела вести эротические игры, подогревая пыл мужа долгое время. Дети уже спали, когда претор, еще раз искупавшись в бассейне, проверил охрану дома, кинул взгляд на вишневую полосу заката и прошел в свой рабочий кабинет, удивляясь, почему опаздывает Квентин. Обычно строитель возвращался с работы еще до захода Сола.

Инк кабинета приветствовал хозяина включением рабочей программы. Цамцой сел за стол, и в это время пришел Квентин. Претор почувствовал его появление до того, как сработал дверной автомат. Еще он почувствовал какие-то странные гармоники раздражительности и обреченности в пси-сфере Олоннэ, но не придал этому значения. Квентин был довольно вспыльчивым человеком и часто заводился по пустякам.

Второй мужчина семьи зашел в кабинет Цамцоя спустя несколько минут после своего появления дома. Он был хмур и задумчив.

— Не возражаешь, если ко мне зайдут друзья? — сказал он, понаблюдав за виомом компьютера.

— Конечно, нет, — оглянулся претор. — Ты чем-то огорчен?

— Неприятности на работе, — промычал Квентин, блондин в отличие от черноволосого Цамцоя.

— Помощь нужна?

— Справлюсь. — Олоннэ еще раз кинул взгляд на виом, в котором светилась схема взаимодействия секторов службы безопасности, и вышел.

Цамцой, занятый своими расчетами, продолжил поиски оптимальной структуры новой службы.

Вскоре в доме появились гости, трое мужчин, которых встречал сам Квентин, причем все они были интраморфами, судя по их ментальному свечению. Цамцой насторожился, с трудом выходя из смыслового пространства компьютера, попробовал пообщаться с гостями мысленно, не смог и почувствовал тревогу, но было уже поздно. Гости гурьбой ввалились в его кабинет, и один из них выстрелил в хозяина из нейтрализатора.

Квентин вскрикнул, вдруг проснувшись, — было видно, что он находится под гипнотическим воздействием, — и убийца выстрелил в него.

«Как все просто и гениально! — подумал Цамцой, последним усилием воли давая команду инку кабинета стереть все файлы. — Они все рассчитали до малейшего нюанса... А я расслабился...»

Сквозь кровавый туман в глазах он попытался разглядеть лица убийц, но в него выстрелили еще раз.

Гости, продолжая играть роли знакомых семьи, тихо беседуя и смеясь, разошлись по дому, убили охранников и ушли, практически не подняв шума. Женщин и детей семьи претора они уничтожать не стали.


ВОЛЬНОМУ ВОЛЯ


Спустя три часа после спасения афроида Уанкайовы Влад заметил за собой слежку. Ощущение скрытого наблюдения преследовало его и раньше, однако ничего похожего на летательные аппараты, снабженные видеокамерами, в поле зрения ему не попадалось, не помогло даже сенсинг-сканирование. В радиусе двух десятков верст от птерана, ведомого кладоискателем, не было ни одного живого существа, не считая мутанта Уанкайовы и птиц, ни одного технического средства, излучающего или принимающего электромагнитные волны. Впечатление создавалось такое, будто за Владом велось наблюдение из космоса, хотя по рассказам учителя он знал, что спутников, подвешенных над южным полюсом Земли, в районе Борейского архипелага, ни одна из общин не имела.

В конце концов Влад вышел даже в поле Сил, чтобы определить источник пси-давления, создающий впечатление внимательного взгляда, но смог лишь подтвердить свои подозрения: за ним действительно наблюдали, причем сверху, с высоты трехсот о лишним верст, однако увидеть наблюдателя не удалось. Он прятался за слоем какого-то физического поля, поглощавшего ментальный поток.

Разочаровавшись в своих способностях до глубины души, Влад перестал обращать внимание на свои ощущения и приступил к делу, ради которого был послан так далеко от дома. Он уже представлял себе, где следует искать остатки древних сооружений и баз, поэтому сразу начал с острова, который светился в пси-диапазоне ярче других.

Еще раз оглядев панораму океана под собой с пятикилометровой высоты, полюбовавшись бесконечным с виду поясом туманов, за которым просматривалась ослепительно белая полоса снегов и льдов Пояса Снежной Королевы, Влад повел птеран к острову, площадь которого достигала двухсот квадратных километров.

Сверху остров напоминал осколок Марса или Луны — множеством кратеров и трещин, похожих на русла рек. Возможно, этот район океана когда-то подвергся метеоритной атаке, изменившей его ландшафт, а может быть, таков был его первоначальный облик, скрываемый льдами Арктики до поднятия острова из вод во время Катастрофы.

Влад медленно облетел изрезанный фьордами остров по кругу, внимательно всматриваясь в дикий пейзаж. Глаз то и дело выхватывал из хаоса скал и камней развалины крепостей и замков, но интуиция молчала, все эти «развалины» представляли собой игру света и тени, шутку природы с грустным оттенком. Остров не имел ничего, что хотя бы отдаленно напоминало искусственное сооружение. И все же он продолжал ярко светиться в ментальном поле, будто издеваясь над человеком, который вздумал завладеть его сокровищами.

Птеран пошел на второй круг. Влад сосредоточился, смущенный своим явным провалом, и увидел на северном мысу острова дыру, уходящую в его глубины. Не кратер — именно дыру, пробитую в довольно ровной площадке и окруженную трещинами. Заинтересовавшись, кладоискатель снизился над дырой, высчитывая ее диаметр — около тридцати метров, и решительно окунул аппарат в густую темноту вертикальной шахты, пробитой, очевидно, метеоритом в незапамятные времена.

«Здесь плохо пахнет», — раздался вдруг в голове Влада тонкий голосок.

Кладоискатель вздрогнул. Он забыл о существовании терафима, не напоминавшего о себе уже более часа; личный инк-секретарь по имени Нестор оказался не из болтливых, что вполне устраивало его владельца.

«Что ты имеешь в виду?»

«Здесь грязно. Повышен радиоактивный фон, имеются следы термического воздействия».

«Еще бы, сюда, наверное, когда-то грохнулся метеорит».

«Отмечаю вдобавок гравитационную аномалию».

Влад и сам почувствовал изменение силы тяжести над островом, но причин этого явления пока не видел. Птеран продолжал медленно опускаться вниз, в кромешную тьму, пока не достиг гигантской сферической полости с явными следами взрыва. И Влад понял, что здесь и в самом деле очень давно произошел ядерный взрыв. Стены полости до сих пор светились в рентгеновском и гамма-диапазоне, не считая более «мягких» видов излучений.

«Я бы посоветовал убираться отсюда, — сказал Нестор. — Радиоактивный насморк вреден для здоровья».

«Мне этот фон не повредит»,

«А обо мне ты подумал? Радиация разъедает мою тонкую структуру».

Влад не сразу нашелся что ответить:

«Извини, друг, учту в будущем, потерпи немного».

Снова пришло ощущение, что за ним наблюдают внимательные глаза.

«Кстати, ты ничего не чувствуешь? У меня кожа на спине чешется от чужого взгляда».

«У меня нет кожи, — педантично уточнил терафим. — Но я тоже отмечаю массив внимания».

«Что это может быть? Местное явление?»

«Для вывода не хватает информации».

«Понятно. А ты что скажешь?» — мысленно обратился Влад к гепарду.

Секам мяукнул.

«Ясно. Одобряешь. Тогда давай посмотрим, что там находится ниже, я вижу в дне пещеры еще одну дырку».

Птеран пошел вниз, включил фонари. Лучи света отразились от гладких стен полости, бликуя на пленке глазури и гладких вздутиях, по всей стометровой сфере заметались разноцветные зайчики, слепя глаза. Влад выключил фонари и перешел на другой диапазон зрения.

Дыра в дне сферической полости была как две капли воды похожа на верхнюю, словно ее сверлили одним инструментом. Догадка пришла минутой позже, когда птеран углубился в новый тоннель с бороздчатыми трещиноватыми стенами. Подземная сфера, созданная ядерным взрывом в глубинах пород острова, не имела отношения к дыре, пробившей купол и низ сферы, эту дыру пробила «пуля» метеорита, а возможно, и нагуаль еще в те времена, когда Земля мчалась по орбите вокруг Солнца.

Влад представил, с какой силой в тело планеты должен был врезаться метеорит (или все же нагуаль?), чтобы проделать в горных породах аккуратную и глубокую шахту, и поежился. Еще страшнее было представлять, что чувствовали люди, живущие на поверхности, сотрясаемой землетрясениями, когда планета ежечасно подвергалась подобной бомбардировке.

«Мне кажется, там ниже есть еще пещеры», — напомнил о себе Нестор.

Влад ответил согласным кивком, опуская птеран еще глубже в шахту. Мимо поплыли изборожденные трещинами, морщинистые, слоистые стены шахты, светящиеся в инфракрасном диапазоне. Но вскоре обостренное зрение кладоискателя уловило другой свет в глубине тоннеля, и Влад снова почувствовал легкий озноб возбуждения. Остров светился в пси-поле не зря, внутри его остался след человеческого присутствия.

Через несколько минут стал понятен источник света.

Пробоина шахты все так же продолжала пронизывать недра острова, но в четырехстах метрах от поверхности океана она врезалась в другой тоннель, горизонтальный, стены которого источали холодное зеленоватое свечение, и тоннель этот явно был сделан человеческими руками.

Катастрофа не пощадила и его.

С обеих сторон он был ограничен скальными стенами, расстояние до которых Влад оценил в три и пять километров. Когда-то тоннель был идеально ровным, трапецеидальным в сечении: пятнадцать метров — длина нижнего основания трапеции, шесть метров — длина верхней перекладины, десять метров — высота трапеции, — теперь же он был изломан, скручен, завален огромными глыбами камня, рухнувшими со свода, и лишь сохранившиеся идеально ровными углы тоннеля говорили о его искусственном происхождении.

— Бог ты мой! — вслух проговорил ошеломленный открытием Влад. — Кто же тебя прокладывал... подо льдами Арктики? Неужели древние борейцы?!

«Для вывода не хватает информации», — отозвался терафим, распластавшись по стеклу блистера мерцающим язычком тумана.

— Тоннель не естественного происхождения, ты понял?

«Я чувствую систему тоннелей».

— А о борейской цивилизации ничего не слышал?

«В моей памяти данных по этой теме нет».

— Жаль. Интересно, куда вел этот тоннель? Может быть, легенды о полубогах-борейцах имеют под собой основание? Учитель утверждает, что такие тоннели пронизывали всю Землю.

«Не вижу причин поддерживать эту гипотезу. Данный тоннель конечен».

«Просто он «обломан», — перешел Влад на пси-язык. — Когда остров поднимался из воды, с ним вместе поднялся и участок тоннеля, остальное осталось в глубинах океанского дна».

«Логично, — согласился Нестор и добавил с дипломатичными интонациями: — Не пора ли подумать о возвращении? Не то придется чистить организм от радиоактивной грязи».

Влад не ответил, потратив еще полчаса на разглядывание коридора, проделанного в горных породах с помощью какой-то мощной лазерной или плазменной техники много тысяч лет назад. Решение о детальном изучении тоннеля он принял почти без колебаний. Интуиция подсказывала, что в стенах тоннеля прячутся какие-то механизмы.

Однако с поиском здешних сокровищ пришлось повременить.

Беззвучно содрогнулось пространство вокруг птерана, породив волну резонанса внутри головы Влада. Затем из шумов возбужденного пси-поля выплыл отчетливый металлический голос:

«Как успехи, воин? Почему молчишь?»

Это был голос старосты общины, усиленный торс-передатчиком.

«Все в порядке, Терентий, — ответил Влад, ощущая, кроме пульсации линии связи со старостой, еще и чей-то поток внимания, появившийся сразу после включения рации. — Нашел древний тоннель, очень перспективный, начинаю разведку».

«Будь осторожен. Борейский архипелаг — не место для отдыха, там исчезли десятки искателей. Не забывай оглядываться. Найдешь что-нибудь полезное, сразу дай знать».

Пси-голос старосты растворился в шумах ментального канала, ощущаемого как упиравшийся в голову упругий рукав, затем исчез и сам канал. А вот волна пси-эха, сопровождавшая передачу, которую можно было сравнить со щупальцами спрута, пытавшегося обнаружить светящийся в ментальном поле объект, пропала не сразу. «Щупальца» повозились в пространстве, бледнея, становясь прозрачными и эфемерными, втянулись куда-то вверх, в космос, как показалось Владу, оттуда на него снова недобро посмотрели внимательные глаза, и все закончилось.

«Нас запеленговали, — доложил притихший Нестор. — Теперь жди неприятностей».

Тогда и Влад понял, что пойманное им колебание пси-пространства на самом деле представляло собой процесс пеленгации. Кто-то умело воспользовался включением старостой рации и определил координаты Влада, хотя трудно было поверить в существование такой тонкой пеленгирующей аппаратуры.

«Никуда мы отсюда не побежим, — сказал кладоискатель твердо. — Волков-мутантов бояться — в лес не ходить».

«Безумству храбрых поем мы песню...» — проворчал терафим.

Влад промолчал.

Гепард посмотрел на человека светящимися янтарными глазами и слабо мяукнул, излучая волну дружелюбия и уверенности. Сильный зверь не знал страха, а в том, что он будет защищать хозяина до последнего дыхания, сомневаться не приходилось.

Влад подвесил птеран в метре от пола коридора и позавтракал, прислушиваясь к тихому шелесту пси-полей, достигавших внутреннего слуха. Затем покормил Секама, приготовил оружие к бою и повел машину в глубь левой ветки коридора, намереваясь закончить его обследование еще до наступления света сна. Он успел осмотреть половину тоннеля, ощупывая его стены сенсинг-сферой, нашел несколько скрытых каверн, не имеющих входов, и одну пещеру явно искусственного происхождения — к ней вел узкий коридорчик с замаскированной под камень дверью, — но проникнуть в нее не смог. На острове появились гости, причем появились очень тихо, упакованные в защитные костюмы, практически не пропускающие излучений, в том числе и мысленных. Влад смог обнаружить их появление только по скрипу камней под дном летательного аппарата, доставившего отряд на остров: часть сознания кладоискателя работала в режиме дивьясротра — «небесного уха» — и отмечала все звуки, порождаемые жизнью острова.

Влад попытался расширить зону восприятия пси-полей до уровня поля Сил, и это ему удалось. Плотная шапка защитного поля отряда на несколько мгновений стала почти прозрачной, и Влад сосчитал торчащие в поле головы — островки сознания: гостей прибыло четверо, они имели оружие, а главное, все они были интраморфами. Конечно, Влад встречался с паранормами во время своих походов, но с целой группой интраморфов сталкивался впервые.

«Что будем делать, советник?» — задал он вопрос терафиму.

«Отступать, — посоветовал Нестор. — Лучше быть живым и здоровым, чем покалеченным или мертвым».

«Очень своевременное замечание, — усмехнулся Влад. — Только отступать нам с тобой некуда, выход здесь один — через дырку, пробитую метеоритом, а он уже перекрыт».

«Тогда почему бы не попробовать пойти вниз?»

Влад хмыкнул, почесал Секама за ухом, изрек: «Нестор, ты молодец! Вовремя мне тебя подарили. Идея, конечно, смелая, мы можем упереться в тупик и потерять свободу маневра, но ведь и эти люди будут думать так же? Попробуем».

Птеран устремился к шахте, пронизывающей горизонтальный коридор, и провалился вниз, в темноту недр острова, заигравшую всеми оттенками бордового, вишневого и фиолетового цветов, когда Влад перешел на инфракрасный диапазон зрения. Одновременно он прислушался к изменениям пси-полей и уловил-таки пульсацию ментальных потоков: люди, появившиеся на острове, переговаривались между собой в пси-диапазоне.

Шахта, пробитая в породах острова нагуалем — теперь Влад в этом убедился окончательно, — продолжала уходить в глубины земной коры перпендикулярно ее поверхности, ни капли не уменьшаясь в диаметре, что уже произошло бы, будь на месте нагуаля метеорит. На глубине двух километров она пересекла ряд бесформенных полостей, а затем пронзила еще один горизонтальный коридор, такой же, что и оставшийся выше, — трапецеидальный в сечении, только его стены не светились, если не считать слабого теплового излучения, позволившего Владу разглядеть этот штрек.

Что он имеет искусственное происхождение, стало ясно сразу, как только птеран завис над гладким полом коридора, уходящего в обе стороны чуть ли не в бесконечность. Во всяком случае, зрения молодого воина не хватало, чтобы увидеть конец коридора.

«Мы могли бы пролететь сквозь всю Землю по этой шахте, — сказал Нестор. — Знаешь, на что она похожа? На отверстие, оставшееся в теле планеты после того, как из нее вынули ось, вокруг которой она вращается».

«Земля давно уже не вращается, — рассеянно ответил Влад, продолжая прислушиваться к шорохам пси-эфира, доносившимся сверху. — Если мы будем продолжать спуск, то в конце концов упремся в дно из нагуалей».

«То есть как это Земля не вращается? — удивился терафим. — Что за сказки ты мне рассказываешь?»

«Потом объясню. Прими это как факт. Земля разбилась о нагуали и стала почти плоской лепешкой».

«Когда это произошло? И почему я об этом не знаю?» «Потому что тебя сделали раньше этого события. Помолчи, пожалуйста».

Тихая, невидимая молния пси-разряда пронеслась по шахте сверху вниз, отражаясь от стен и вызывая у Влада вибрацию его ментальной оболочки. Он похвалил себя за то, что не остался висеть в шахте, а проник в коридор. Неизвестные охотники владели пси-локатором и теперь «высвечивали» тоннель, пытаясь найти беглеца. Судя по всему, они точно знали, что кладоискатель находится на острове, и упорно шли по его следам. Ждать их появления не стоило.

Влад тронул птеран с места, мимо побежали гладкие, почти не тронутые землетрясениями и временем стены коридора, который строили хозяева Борейского материка десятки тысяч лет назад. Причем строители эти были гигантами, пришла мысль. Если бы тоннели строили люди, их высота не превышала бы трех-четырех метров, как у тоннелей старинного рельсового метро, здесь же высота штрека — метров десять-двенадцать. Интересно, каков был рост строителей? Метров восемь?

«У меня нет информации по данной теме», — отозвался Нестор с извиняющимися нотками, хотя Влад задавал вопрос не ему, а себе самому.

Зашевелился свернувшийся клубком на полу машины Секам, чувствующий себя не в своей тарелке. Ему еще не приходилось спускаться так глубоко под землю, где все его природные органы чувств переставали работать. Влад погладил гепарда по голове, и тот успокоился. Птеран продолжал мчаться в темноту, как пуля сквозь ствол карабина, оставив далеко позади шахту, пробитую в каменной толще нагуалем, и четверых интраморфов на бесшумных летательных аппаратах, пытавшихся определить, куда подевался объект их поисков.

Километров двадцать птеран преодолел за три минуты, не встретив на своем пути ни одного препятствия, затем стены тоннеля начали светиться нежным зеленовато-желтым светом, в них появились трещины, ниши, вывалы, дыры, на полу все чаще стали попадаться упавшие с потолка глыбы и груды камней. Здесь начиналась зона разрыва земной коры, повредившего тоннель, и Влад понял, что напрасно тешил себя надеждой выбраться из-под земли каким-нибудь нетривиальным способом. Если тоннель и соединялся с поверхностью земли вертикальными шахтами, то они были хорошо замаскированы либо располагались друг от друга на значительном расстоянии.

Птеран приблизился к очередному завалу из рухнувших с потолка глыб, остановился. Тоннель в этом месте уже потерял форму трапеции, гигантская сила землетрясения скрутила его, разорвала глубокими провалами, перегородила скальными стенками, и он перестал быть транспортной артерией, соединявшей некогда материки древней Земли. Впрочем, его могли строить и для других целей, подумал Влад мимолетно, решая, что делать. Назад возвращаться не хотелось, а прятаться в трещинах и кавернах разрушенной зоны не имело смысла.

Птеран с трудом пролез между горой камней и выщербленным зубастым потолком, завис над глубоким провалом, разорвавшим тоннель. За провалом начинался ряд пузырчатых камер, похожих на полости, проделанные во льду текущей водой. Затем Влад разглядел на стенках камер шлаковые наросты, принюхался к невыветрившимся запахам серы, железа, гудрона, метана, сероводорода и понял, что по коридору действительно когда-то мчался поток жидкости, только не воды, а магмы. И этот поток имел выход, в противном случае коридор был бы закупорен пробкой остывшей лавы.

Влад сосредоточился на сенсинге и обнаружил впереди огромную полость в форме груши, в которой вполне могла бы уместиться гора, такая, например, как Единорог. Не раздумывая, он направил птеран в ту сторону, миновал ряд каверн, соединенных узкими протоками, и оказался внутри полости, из которой ответвлялись проходы: два боковых, ведущих в толщи пород, и один вертикальный, венчающий более узкий конец грушевидного объема.

«Кажется, мы попали в остывший вулканический кратер, — предположил Нестор. — Где-то наверху стоит вулкан, а здесь когда-то кипела магма. Пойдем вверх?»

«А что нам терять? — отозвался Влад. — Будем искать жерло вулкана. Не найдем — вернемся назад и станем пробиваться силой».

«Мы можем спрятаться и переждать...»

«Чего ждать? Пока наши преследователи не взорвут шахту? Я и так жалею, что послушался тебя. Надо было начинать бой сразу, как только они себя обнаружили. Маневр и внезапность были на нашей стороне».

«Не кричи на меня, — обиделся терафим. — Я только даю советы. Что делать, решаешь ты сам».

«Извини, — примирительно сказал Влад, мысленно погладив Нестора по спине, словно он был кошкой. — Я досадую на себя. Как ты думаешь, наверху нас не ждет засада?»

«Ты же интраморф, — удивился терафим. — Разве интраморфы уже не обладают способностью погружать собственное индивидуальное сознание в поле сознания космоса? В крайнем случае — планеты? Выйди туда и посмотри вокруг».

Влад засмеялся:

«Я просто хотел помириться».

Нестор тоненько хихикнул:

«Я на людей не обижаюсь».

«Я тоже», — снова засмеялся кладоискатель, и терафим присоединился к нему, словно в действительности был живым разумным существом, понимающим юмор.

Птеран поднялся к потолку грушевидной полости, проник в тоннель, по которому когда-то вверх текла жидкая лава, и начал подъем. Через час он преодолел все изгибы двухкилометрового рукава и оказался в кратере вулкана, похожем на тот, где едва не нашел свой конец афроид Уанкайова. Впрочем, оглядевшись повнимательней, Влад обнаружил знакомый уступ, затем туманное облако над горой и понял, что это и в самом деле тот самый вулкан, торчащий посреди бухточки в форме подковы, в одном из фиордов которой пряталась древняя атомная подводная лодка.

«Ну что, все тихо?» — поинтересовался Нестор, порхая по кабине птерана полупрозрачной бабочкой.

Влад тихонько высунул голову в пси-поле, осмотрел горизонт, наткнулся на чью-то ауру, отпрянул, но тут же вернулся, заметив знакомые линии ментального свечения. Аура принадлежала Уанкайове, мутант находился где-то поблизости, на острове, больше никого в радиусе десятка километров сенсинг-сфера Влада не нащупала.

Птеран поднялся над срезанной верхушкой вулканического конуса, окунулся в туман. Однако белесая пелена не помешала видеть свечение мысленной сферы афроида, и вскоре Влад обнаружил его лодочку, а затем и самого Уанкайову, возившегося на корпусе подводной лодки. Мутант грузил в свою посудину продукты и не удивился, заметив птеран Влада. Дружески подал руку, когда тот спрыгнул на волдырь рубки атомохода.

— А у меня для тебя сообщение.

— Какое сообщение? — с недоумением вытаращился на афроида Влад.

— Буквально час назад меня посетила интересная молодая дама в сопровождении трех богатырей и оставила вот это. Велела передать тебе, когда появишься.

Уанкайова протянул кладоискателю сверкающую, как драгоценный камень, пуговку.

— Эта штука называется фрейм20. Клади его на ладонь и мысленно попытайся открыть.

20 Фрейм — минимальное описание какого-либо явления. В данном случае это свернутое Пси-сообщение.

Влад осторожно взял пуговку фрейма двумя пальцами, погрузил в нее взгляд, и драгоценная капелька всосалась в пальцы легким дымком. В сознании молодого воина образовался светящийся овал, развернулся слоганом: бездна космоса-звезды-одна стремительно приближается, превращается в планету-горное плато-скала-силуэт космического корабля-женская фигурка-лицо старика, похожего на учителя. И тут же в голове зазвучал голос Ванессы, женщины-геянки, с которой Влад встречался уже дважды:

«Эрм, я жду тебя на берегу залива Нерпичья губа. Поторопись».

Видение перед внутренним взором кладоискателя пропало, голос умолк. Запись фрейма закончилась.

Влад оторопело посмотрел на невозмутимое коричневое лицо Уанкайовы.

— Больше она ничего не передавала?

— Сказала только, что тебя скоро ожидает встреча с учителем. А что? Что-нибудь не так? Плохие известия?

— Не плохие, — пробормотал Влад, стесняясь сказать, что он вовсе не ждал от незнакомой геянки каких-либо известий, — странные.

— Где успел побывать? Нашел что-нибудь полезное для общины?

— Систему тоннелей, — нехотя признался кладоискатель, ломая голову, зачем он понадобился Ванессе и почему ради этой встречи надо спешно лететь на материк. — Их строили не люди...

Афроид внимательно заглянул в глаза своему спасителю.

— Их строили гиганты-борейцы. Я тоже нашел эти тоннели. А больше ты ничего не обнаружил?

— Времени не было, — отвернулся Влад, краснея, не желая рассказывать о своем бегстве от неизвестной четверки преследователей. — Спасибо за передачу.

— Не за что. Посидишь со мной? Кают-компания внутри этой железяки вполне комфортабельная, уютная.

— К сожалению, мне надо торопиться.

— Что ж, вольному воля. Надеюсь, еще свидимся.

Влад забрался в кабину птерана, поднял аппарат над островом, унося в душе взгляд афроида, умный, сочувствующе-иронический, доброжелательный, и подумал, что этот человек гораздо глубже, чем кажется с виду.

«Люди, что передали послание, — задумчиво сказал Нестор, — не те ли, кто нас преследовал?»

Влад не ответил. Он был уверен, что это именно те люди: Ванесса и пограничники из ее отряда.

Горизонт раздвинулся, оставаясь далеким, размытым и туманным. Солнце засияло ярче, усеянное веснушками нагуалей. Океан, наоборот, потемнел, приобрел фиолетовый цвет и глубину, покрытый серебристой чешуей ряби.

Птеран повернулся носом к едва заметной серо-зеленой полосе материка на севере и устремился прочь от островов Борейского архипелага с его удивительно хорошо сохранившейся системой тоннелей, ждущей своих исследователей. Зашипел в оперении машины ветер.

Влад в нетерпении увеличил скорость до максимума, вдруг осознав, что в его жизнь вторгается нечто новое, совершенно неизведанное и значительное, что на человеческом языке всегда называлось двумя словами: подарок судьбы.

«Где я, а где завтра», — вспомнил Влад слова афроида.

Кто сказал, что вольному воля?..


ИНЦИДЕНТ


Схема называлась «Сбалансированный отряд охраны типа «эшелон». Зелеными звездочками на ней обозначались «боевые единицы» поддержки — телохранители первой линии защиты, синими звездочками — оперативники непосредственного отражения агрессии, желтыми — наблюдатели, серыми квадратиками — технические службы, соединенные со всеми членами отряда оранжевыми линиями. Командир отряда — «кобра» по терминологии контрразведчиков (командир обоймы риска) — также был связан со всеми членами отряда через сеть «спрута» — компьютеризированную консортрацию. Объект охраны — «особо важная персона» — обозначался на схеме красным треугольником и при перемещении всегда оказывался в центре защитных линий.

«Остроумно, — подумал Горан, разглядывая схему, а потом видеокартинку к ней в объеме оперативного виома. — Давно надо было взять эти разработки предков на вооружение».

Следующим императивом подстраховки охраняемых лиц был штатный режим под названием «кольчуга». В этом режиме телохранителей задействовалось в Два раза меньше, чем в «эшелоне», однако рассчитан он был отлично и перекрывал доступы к охраняемому объекту надежно. Не спасал он только от снайперского выстрела.

Трековые21 императивы — дежурные режимы системы личной безопасности — были созданы специалистами еще до Катастрофы и переселения людей на Гею, а именно — после появления Конструктора. Во времена войны с ФАГом они приобрели законченную форму и применялись весьма успешно, судя по тем документам, которые оказались в распоряжении претора ОКО, а потом и у комиссаров. Горан кое-что знал и до этого, как потомок рода интраморфов, но в полном объеме документацию сектора контрразведки читал впервые.

21 Трек — тревожный канал спасательных и спецслужб.

«Императив «носорог», — высветилось в виоме название следующего режима. — Разработан для группы, отвлекающей на себя основные силы противника. Предназначен для сознательной «засветки» членов группы с последующим переходом в императив «змея».

Горан хмыкнул, полюбовался на схему Взаимодействия сил безопасности по императиву «носорог», затем просмотрел примеры применения императива, одним из которых было участие синклита старейшин Правительства Земли в войне против ФАГа. Старики-интраморфы тогда приняли на себя удар эмиссаров ФАГа, потеряли много друзей, но не дрогнули, выдержали бой и перешли в контратаку.

На столе замигал зеленый глазок вызова.

Горан включил канал связи. Вспыхнул виом консорт- линии, на комиссара СОБ глянули глаза Ауриммы.

— Все уже собрались. Ждем официальных лиц и тебя.

— Иду, — отозвался комиссар безопасности, давая команду «Умнику» свернуть оперативное поле компьютерного манипулирования.

Ауримма звал его на официальное представление нового претора ОКО, назначенного на место погибшего Цамцоя. Гибель претора потрясла всю службу, но больше всего тех, кто стал участником секретной разработки отдела контрразведки, которые с этой минуты тоже становились объектами охоты неведомого противника. Убийцы знали о намерениях Цамцоя и нанесли упреждающий удар, что говорило об их колоссальной осведомленности и оперативности. Остальным членам инициативной группы следовало теперь вести себя гораздо осмотрительней.

Однако на Горана смерть претора подействовала как пощечина. Он вдруг понял, что опасность реальна, что опасения Цамцоя имеют под собой все основания и что бороться с неведомой силой, получившей название Ползучий Террор, просто необходимо. Эксперт, способный найти и правильно проанализировать создавшееся положение, был необходим как воздух, но Горан уже знал, где его искать. Ценную идею подал старик-землянин Дивий, с которым комиссары встретились после похорон Цамцоя в колумбарии Центрального Нома.

Горана все еще грызли сомнения насчет необходимости восстановления службы контрразведки, поэтому он начал встречу с вопроса: не проще ли обязанности контрразведки возложить на один из уже существующих в ОКО секторов? Ведь сектор СОБ, то есть служба общественной безопасности, не только заботится о здоровье общества, но и занимается оперативно-разыскной работой.

Ответил Дивий:

— Новый сектор должен заботиться не о безопасности общества, но о безопасности личности. Между этими понятиями есть существенная разница.

— Это какая же? — осведомился Ауримма, мрачный, колючий, настроенный скептически ко всем предложениям землянина.

Дивий печально посмотрел на комиссара пограничной службы, зная, что его слова могут быть истолкованы неверно:

— Человечество Геи деградирует, дорогой мой комисcap. Оно уже больше ничего не создает, только пользуется тем, что было создано тысячу и более лет назад. Оно скатилось с высот знания в мрак суеверий и пустого времяпрепровождения, постепенно приближаясь к стайному состоянию.

— Можно подумать, на Земле происходит не то же самое, — скривил губы Ауримма, взглядом призывая Горана присоединиться к нему.

— На Земле люди ушли от образования стай и племен и исповедуют принцип всестороннего развития личности. Нам идти еще далеко, но уже виден свет в конце тоннеля. Общество Геи все больше привыкает к понуканию и стадному образу жизни, к бессмыслице желаний и поступков. Лозунг правления на Гее: «Государство, Империя — это все! Личность — ничто!» А ведь человечество это уже проходило в двадцатом и двадцать первом веках. Я понимаю, ты не интраморф и воспитан на неприятии паранормальных способностей у людей, которые дают им свободу воли, но, кроме того, ты умный человек, комиссар, и должен понимать, кто виноват в создавшемся положении.

— Я нормально отношусь к интраморфам, — буркнул Ауримма. — Но вы, на мой взгляд, их слишком идеализируете. Мои пограничники довольно часто посещают Землю и знают тамошнее положение дел. Земляне ничем не отличаются от нас.

— Физически — почти ничем, психически — весьма сильно. Геяне привыкли опираться на Технику, создающую любые комфортные условия для проживания, земляне — только на самих себя. Доля тех, кого вы называете паранормами, среди землян намного выше, чем среди переселенцев на Гею. У них уменьшился объем рассудочного поведения, расширилось понимание энергосвязей человека с космосом, увеличилась роль интуиции...

— Хорошо, хорошо, — поморщился Ауримма, — не

стоит продолжать петь дифирамбы землянам, они далеко не ангелы и способны драться за власть так же, как и мы. К тому же у вас развелось немало кочевых банд, по сравнению с которыми наши преступники кажутся овцами.

— К сожалению, ты прав, сынок. Но этап буйного роста кочевых стай на Земле закончился, а вспышка патологически бессмысленных преступлений в последнее время совпадает с увеличением безжалостных преступлений на Гее. Что указывает на какой-то целенаправленный процесс, затрагивающий все человечество, и земное, и внеземное.

— Не вижу связи...

— И не увидишь. Процессы, продолжительность которых существенно превышает время наблюдения, воспринимаются как неуправляемые. Твой коллега прав. — Волхв посмотрел на молчащего Милича. — Первая задача новой службы — определение того, что происходит. А для этого нужен очень сильный эфаналитик, причем желательно — интраморф. Надеюсь, ты не обидишься на это пожелание? — Взгляд из-под седых бровей на насупленное лицо Ауриммы. — На Гее таких не найти, надо искать на Земле.

— Но ведь среди землян нет эфаналитиков... — начал было комиссар пограничной службы.

— На Земле остались потомки файверов, — пояснил свою мысль Дивий. — Они неохотно идут на контакты, однако попытаться выйти на них стоит.

— Этим тоже будут заниматься наши ходоки? — встрепенулся Горан.

— Информационный поиск веду я, физический могут выполнить и они. Или у тебя есть другие предложения?

— Эту работу надо проделать как можно быстрей.

— Я согласен. — Дивий посмотрел на Ауримму. — Принципиальные возражения есть?

— Нет, — хмуро ответил комиссар СПС.

Идея, поданная землянином, действительно оказалась весьма ценной, и Горан увлекся ею, мысля уже категориями контрразведки и взвалив на свои плечи груз ответственности новой должности. У него появился стимул — лично найти причины Ползучего Террора. Расстраивало комиссара лишь упрямство Ванессы, бросившейся сломя голову в водоворот событий с непредсказуемыми последствиями. Уверенность землянина Дивия в способностях его ученика, предложенного вторым кандидатом в ходоки, на Горана впечатления не произвела. Опасность, грозящая обоим, была слишком велика, а результативность их миссии казалась слишком спорной.

Официальная церемония представления нового претора ОКО шестерке комиссаров секторов прошла без обычных торжественных речей и перечисления заслуг кандидата. Представлял его министр контроля общественных связей, а претором стал пятидесятилетний заместитель директора Управления аварийно-спасательной службы Асур Вариг, успевший до этого назначения поработать во всех властных структурах. Перед своей последней должностью в УАСС он числился советником премьера Правительства по вопросам безопасности. Интраморфом, судя по его поведению, он не был.

После знакомства с комиссарами Асур Вариг произнес дежурные фразы, поблагодарил представителя Правительства за оказанную честь, пообещал своим подчиненным сделать все возможное, чтобы, во-первых, найти и покарать убийц Цамцоя, а во-вторых, превратить службу ОКО в суперподразделение, не только быстро реагирующее на преступную деятельность, но и предупреждающее преступления.

— А для этого нам надо создать внутри службы новый сектор, — закончил он. — Сектор внутренних расследований и разведки. Надеюсь, вы понимаете целесообразность данного шага?

Комиссары переглянулись. Горан прочел в глазах Ауриммы веселое недоверие, кивнул в ответ. Неожиданное решение нового претора было на руку заговорщикам, создающим свой сектор контрразведки. Но все же совпадение замыслов Цамцоя и Варига впечатляло.

— Подумайте над моим предложением, — продолжал Асур Вариг, худой, высокий, с шапкой рыжих волос и костистым лицом, на котором выделялись буквально все детали: крупные губы, длинный нос, мощные брови, пронзительные черные глаза. — Когда исчезают молодые девочки и даже зрелые женщины — это одно, а когда убивают руководителя такой организации, как ОКО, — это совсем другое. С таким положением дел мириться нельзя. Кстати, насчет пропавших без вести женщин. Чей сектор занимается этой проблемой?

— Мой, — встал по стойке «смирно» Горан.

— Сидите, комиссар. Вы уже вышли на их след? Я имею в виду похитителей. Есть какие-нибудь идеи, мысли, решения?

— Пока нет. Но поскольку ни одна из пропавших женщин не найдена... убитой, причину их исчезновения следует искать не только в криминально-уголовной плоскости. Возможно, их похищают.

— Зачем?

— Вариантов много, аналитики сектора работают над ними.

— А как вы объясняете нападения на ученых и погpaничников?

Горан встретил красноречивый взгляд Ауриммы, помедлил.

— Ответа на этот вопрос у меня нет.

— У меня тоже, — добавил комиссар погранслужбы. — Сектор потерял уже двенадцать человек и три погранзаставы. Кто-то буквально отстреливает пограничников, в особенности тех, Кто контролирует дальние границы Империи, но объяснить действия террористов мы не в состоянии. Возможно, это как-то связано с новым явлением — сближением Стенок Космориума?

— Каким образом?

— Не знаю.

— Очень плохо, что не знаете! Обязаны знать! Это касается и вас, комиссар Милич. Медленно работаете, хотя вы и интраморф. Я вижу, Цамцой, светлая ему память, не спрашивал с вас так, как следует. Я буду требовательней. Гибнут люди, и мы должны положить этому конец. Даю вам сутки на разработку концепций и планов работы секторов. С этого дня мы переходим на режим повышенной готовности. Возражения есть?

— Концепции и планы у нас разрабатывают стратеги, — не выдержал Ауримма. — Погрансектор не имеет собственных стратегических аналитиков, только оперативно-тактических.

— Заведите. — Асур Вариг встал, показывая, что совещание закончено. — Прошу поторопиться с предложениями по новому подразделению.

Комиссары дружно встали и вышли из кабинета претора.

— Как тебе новый начальник? — спросил Горана комиссар информационного сектора Лемье, когда они шли по коридору Управления к лифту. — Не круто берет?

— Он прав, — отозвался Милич. — Пора вводить чрезвычайное положение. Мы на пороге каких-то событий, которые надо встретить во всеоружии.

— Извини, Иван. — Ауримма догнал комиссара стратегического сектора. — Я не хотел тебя подставлять.

— Все в порядке, — рассеянно отозвался Иван Троянов, единственный из всех комиссаров не признающий официальной формы. — Ты был прав.

Троянов был воплощением былинного богатыря: два с лишним метра ростом, косая сажень в плечах, русые волосы, пшеничного цвета усы и бородка. Из комиссаров ОКО он, опять же, был единственным профессиональным спортсменом-хоккеистом и продолжал играть до сих пор. Горан иногда жалел, что Иван не интраморф, хотя и без того относился к нему по-дружески.

— Но и господин Асур Вариг тоже прав, — продолжал Троянов. — Мы перестали работать на упреждение. Требуется новая стратегическая концепция работы всей службы.

— Вот вам и карты в руки, — хмыкнул Ауримма.

— Мы не боги, — посмотрел на него Троянов, — и даже не интраморфы. Класс эфаналитиков высокого уровня выродился, надо воспитывать новых, а времени у нас, судя по всему, нет. Кстати, вы знаете, что Правительство завело картотеку на вероятных лидеров и кандидатов на высшие властные посты?

Он вошел в кабину лифта, улыбнулся, глядя на вытянувшиеся лица коллег: сектор стратегических исследований находился двумя этажами ниже, в то время как сектора СОБ и СПС располагались в верхних этажах пирамиды Управления.

— Что ты этим хочешь сказать? — нахмурился Ауримма.

— Только констатировал факт. В список лидеров входил и Цамцой. — Троянов прищурился. — Там есть и мы. Думайте, комиссары.

Дверь лифта закрылась и через несколько секунд открылась вновь: подошла пустая кабина.

— На что он намекал? — спросил комиссар информ- сектора.

— Он не намекал, — качнул головой Горан. — Иван указал на возможную причину ликвидации Цамцоя.

— Ничего не понимаю.

— Потом поймешь. — Ауримма зашел в лифт, увлек за собой Милича. Дверь лифта закрылась, отрезая подходивших к лифту комиссаров СКС и СПАС.

— Какое отношение имеет картотека лидеров к нашим проблемам? — спросил Ауримма, выходя на своем горизонте здания. — К росту преступности? К похищениям женщин? К сближению Стенок Космориума, наконец?

— Может быть, никакого. — Горан подумал. — А может, самое прямое. Будем размышлять, ничего другого нам пока не остается.

— Как ты отнесся к предложению Варига?

— В данный момент оно не мешает нашим планам. Можно будет работать параллельно.

Свет в коридоре, ведущем в сектор погранслужбы, померк. Ауримма оглянулся на стеклянную стену коридора, сквозь которую была видна панорама Центрального Нома — сплошной технологический пейзаж самых разнообразных архитектурных форм, ограниченный близким горизонтом. Горан тоже кинул взгляд на небо, хотя то, что произойдет, почувствовал заранее. Наступило очередное «малое» нагуалезатмение, между Солом и Геей проходило скопление нагуалей, перекрывающее световой поток.

— Меня до сих пор интересует вопрос, — проговорил Ауримма. — Как нашим предкам удалось найти в Галактике эту нишу, почти свободную от нагуалей?

— Им помогли, — коротко ответил Милич.

— Кто?

— Ты не проходил в школе историю Конструктора?

— Я заканчивал имперский лицей, в программе которого не было предмета под названием «История Конструктора».

— Подними архивы, полистай, это очень интересная информация. Она может нам здорово пригодиться в дальнейшем. А помогли нашим предкам Игроки, тот же Конструктор, хотя это и не компенсировало наши потери. Нагуали же убрать не смог и он.

— Почему?

— Насколько я помню историю, нагуали в нашей части Вселенной появились четырех типов: уровня микро — элементарных частиц, мега — планетарных объектов, макро — звезд и межзвездных пространств, и мета — уровня метагалактического домена. Так вот уничтожение нагуалей всех четырех уровней означало бы уничтожение всей нашей Метавселенной.

— Кажется, я знакомился с этой легендой, но давно. Попробую воскресить ее в памяти. А ты неплохо знаешь физику явления. Специально изучал?

Горан хотел сказать, что вся эта информация передается по родовой памяти интраморфов, но вместо этого ответил:

— Специально.

— Ладно, еще поговорим на эту тему. До вечера.

— Секунду, — остановил Горан комиссара погранслужбы. — От Ванессы не поступало сообщений?

Ауримма, знавший об отношениях своей подчиненной с комиссаром сектора общественной безопасности, хотел пошутить, но глянул на его бесстрастное твердое лицо и отказался от намерения.

— Она сейчас на Земле, вместе с командой даль-разведчиков. Дивий выводит ее на второго ходока. Скоро они должны появиться на Гее.

Горан кивнул и включил лифт мысленным усилием. Через минуту он входил в свой кабинет, где его терпеливо ждал заместитель. А еще через полчаса по треку службы пришел сигнал тревоги: в системе Сола появился неизвестный спейсер и открыл огонь по исследовательской станции, физики которой изучали нагуали.

Станция независимых научных исследований «Сольвейг» представляла собой шесть пересекающихся в одном центре ферм с модулями лабораторий на концах. Фермы не только соединяли центральный жилой блок станции с модулями, но и служили своеобразными аллеями для прогулок молодежи, которой в последнее время среди населения исследовательского комплекса становилось все меньше и меньше. Молодые люди все реже посвящали свою жизнь науке, предпочитая сферу обслуживания, сферу развлечений с ее изощренной техникой виртуальной реальности и социальные институты, помогающие добраться до ступенек властной лестницы.

Станция располагалась в двух миллионах километров от Сола, возле самого большого в системе скопления нагуалей размером около четырех тысяч километров. Скопление в последние несколько лет стало видимым, и теперь, вблизи, с расстояния всего в сто километров, напоминало ажурный сросток ледяных Глыб, кристаллов и снежных торосов, все острые и длинные вершины которых были ориентированы в одну сторону — на центральную звезду системы. В принципе нагуаль и Сол были каким-то образом связаны и зависимы друг от друга, потому что за всю историю переселенного человечества нагуаль ни на сантиметр не приблизился к светилу и не изменил ориентацию, будучи повернутым к нему одной стороной, то есть тысячами «ледяных» шипов, игл, лезвий и ребер. По классификации, предложенной учеными еще до Катастрофы, данное нагуалескопление принадлежало к третьему классу нагуалей, связанных с объектами макроуровня типа звезд. К счастью, в системе Сола таких зарослей выросло очень мало, всего два десятка, что позволяло людям путешествовать по космосу системы на обычных спейс-машинах с околосветовыми скоростями. За первую сотню лет после эвакуации с Земли разведчики системы угробили, конечно, немало кораблей, потеряли значительное количество людей, прежде чем выявили все нагуали и составили объемную карту нагуалей, зато теперь о столкновениях с «колючими репьями чужих Законов» можно было не думать. Инк- пилоты летающей космической техники геян легко обходили невидимое Ничто, зная координаты всех «колючек». Правда, объем свободных полетов по системе был невелик, ограниченный сферой диаметром в три астрономические единицы — около четырехсот пятидесяти миллионов километров. За границей этой сферы количество нагуалей возрастало, и спейс-навигация становилась чересчур рискованной и опасной.

Чужой звездолет появился возле Сола абсолютно неожиданно для постов контроля, обозревающих всю систему, что говорило о его принадлежности к спейс-маши- нам «струнных» формул. Он не приближался к границам системы со стороны, а сразу «протаял» внутри ее.

Погранпост возле нагуаля, служащий как бы защитной базой станции «Сольвейг», хорошо разглядел корабль, форма которого была далека от всех форм спейсе- ров, когда-либо созданных людьми. Больше всего чужой корабль напоминал древнего динозавра-диплодока: к огромному, двухкилометровому в поперечнике, эллипсоиду тела прикреплялась гибкая и длинная — не меньше полутора километров длиной — голова с кучей светящихся деталей, и все это сооружение, не признающее законов инерции и гравитации, мгновенно меняющее курс при сближении с нагуалями, то раскаленное до миллионов градусов, то остывающее до температуры безвоздушного пространства, несмотря на допотопность и размеры — таких огромных и конструктивно зависимых машин человечество давно не строило, — казалось исключительно хищным и опасным. И это впечатление ни наблюдателей, ни сотрудников ОКО не обмануло. В системе появился самый настоящий хищник!

Он рыскал вокруг нагуаля недолго, словно принюхивался к нему и осматривался, оценивая защитные силы космических объектов человечества, затем нанес два быстрых удара — по станции и по скоплению экспериментальных установок на теле нагуаля.

Выглядела его атака необычно: «диплодок» поворочал своей странной чешуйчатой головой на длиннющей змеиной шее, выдвинул из себя светящийся язык, с языка сорвалась почти невидимая «водяная» капля, вонзилась в один из модулей станции, похожих на стометровые пупырчатые огурцы, и на месте модуля возникла туманная сфера, которая через мгновение растаяла вместе с модулем. Точно так же исчезли в никуда и установки физиков вместе с грузовиком, доставлявшим оборудование, и работавшими в приборных отсеках людьми. После этого чужой спейсер повернулся к нагуалю «спиной» и атаковал погранпост, от которого в результате осталась лишь часть зала визинга.

Неизвестно, каковы были дальнейшие намерения агрессора, не появись возле нагуаля спейсеры СПАС- службы, отреагировавшие на сигнал тревоги с похвальной оперативностью. Чужак, заметив три проявившихся в пространстве октаэдра с ощутимыми запасами энергии внутри, крутанулся вокруг оси, будто выцеливая приближавшиеся корабли, но затевать драку не стал. Голова чужого спейсера засветилась ярче, затем погасла, как бы проваливаясь в бездну мрака, и в эту бездну утянуло и шею, и бурдюкообразный корпус корабля. Через мгновение он исчез.

Оторопевшие спасатели и пограничники, прибыв к месту происшествия, разглядывали «обкусанную» неизвестным воинственным пришельцем исследовательскую станцию и молчали. Человечество не воевало ни с кем более тысячи лет, если не считать конфликтов между отдельными группами людей за право обладания той или иной территорией в системе Сола, и инстинкт самосохранения был им почти утерян. До такой степени, что никто не верил в возможность прямой агрессии по отношению к цивилизации в целом. Нападение чужого корабля на поселения геян в космосе в непосредственной близости от родной планеты заставило всех вспомнить времена войны с ФАГом, хотя причин новой конфронтации не видел никто.

Горан Милич появился на станции, подвергшейся нападению, спустя двадцать минут после получения сигнала тревоги, когда пришельца уже и след простыл. Вместе с ним прибыли еще два комиссара ОКО, ответственные за наведение порядка внутри системы: Ауримма и Витторио Корев, комиссар сектора кризисных ситуаций, сын которого — Даниэль — служил в Даль-разведке под командованием Ванессы Дарьяловой.

Станция представляла собой потревоженный пчелиный улей: персонал, осознавший, что произошло, метался по коридорам и каютам жилого блока, пытаясь собрать личные вещи и через метро эвакуироваться на Гею, работники тревожных служб, наоборот, десантировались из метро на станцию, сталкиваясь с бегущими людьми, и прошло немало времени, прежде чем встречные потоки упорядочились и паника улеглась. В зале лизинга станции комиссары ОКО встретились с руководителями исследовательского комплекса, толком ничего не знавшими, просмотрели запись атаки, сделанную погранпостом и аппаратурой станции, и убыли на Гею, в Управление. На станции им было делать нечего. Никто не понимал причин внезапного нападения, и никто никогда не видел такого космического корабля. Зацепиться можно было только за единственный Достоверный факт: пришелец уничтожил именно тот модуль, в котором группа ученых, изучавших нагуали, вплотную подобралась к экспериментальной проверке теории квантовой зеркальности. Хотя и в других модулях ученые занимались не менее интересными экспериментами: ориентацией «колючек», полевыми взаимодействиями, влиянием на «колючки» кварк-глюонных струй, изучали причины видимости нагуалей.

— Это не первая попытка ликвидации ученых, работающих с нагуалями, — сказал Ауримма, когда комиссары собрались в кабинете Милича. — На погранзаставе «Сокол» работал известный физик Иштван Кара. Его убили вместе со всей семьей пограничников, а заставу взорвали. Мы узнали об этом, потому что кабина метро каким-то чудом уцелела. Сохранившиеся записи Кары говорят, что он был близок к разгадке нагуалей и тоже работал с теорией зеркальности мира.

— Кроме Кары, убиты еще двое универсалистов, изучавших нагуали, — добавил Корев, седой, красивый, с величественно-выразительным взглядом; в его роду были и интраморфы, поэтому не стоило удивляться, что сын у него тоже родился интраморфом. — Создается впечатление, что кому-то очень не хочется, чтобы мы изучали «колючки» чужих Законов.

— Дело не просто в изучении, — сказал Горан. — Мы изучаем нагуали уже десять столетий, и до этого времени никто за учеными не охотился. Видимо, мы действительно близки к решению проблемы нагуалей, поэтому сработал какой-то закон-регулятор состояния нашего Космоса.

— Ограниченного Стенками Космориума.

— Что творится за Стенками, нам неведомо. Зато мы знаем, что они начали сближаться, причем примерно в то же время, когда начался Ползучий Террор. А нынешнее нападение на исследовательский центр и вовсе напрямую подтверждает гипотезу, что в контролируемой нами зоне Космориума начался некий процесс, последствиями которого и являются перечисленные происшествия.

— По-моему, ты ошибаешься, обобщая столь разнородные события, — бросил на Горана скептический взгляд Корев. — Что может быть общего между Стенками Космориума и убийством ученых? Тогда уж прибавь сюда и пропажу девушек, и бандитизм, и кражу «мертвяков» из Чужой, и вспышку суицида среди нихилей.

— Возможно, и между этими процессами существует связь, — поддержал Горана озабоченно-мрачный Ауримма. — Кто-то от нас что-то хочет, с этим надо срочно разбираться, создавать комиссию... — Он посмотрел на Милича и замолчал.

— Да кому мы нужны? — удивился Корев. — Твои даль-разведчики давно шастают по космосу, они хоть кого-нибудь нашли, Живого и разумного? Только следы былого присутствия разума. Мы давно отказались от космической экспансии, никому не мешаем, никуда не лезем. А если и разрабатываем планы заселения, то лишь своей бывшей родины, Земли. Уже давно нет тех, с кем мы воевали когда-то, и тех, кто нам помогал... Или я чего-то не знаю? — Комиссар сектора кризисных ситуаций подозрительно посмотрел на Ауримму. — Может быть, пограничники от нас что-то скрывают?

— Ничего мы не скрываем, — поморщился комиссар погранслужбы. — Но космос велик, и вполне возможно, в глубинах домена прячется не одна цивилизация, о которой мы ничегошеньки не знаем.

— Может быть, вернулись кайманоиды?

Горан внимательно посмотрел на Корева. Комиссар СКС помнил, что тысячу лет назад кайманоиды, или, как их называли иначе, кайманолюди, выступили на стороне ФАГа.

— Вы изучали историю Конструктора?

— Нет, — внезапно смутился Корев, — но ее помнит мой сын. Он мне все уши прожужжал...

— Понятно. Я тоже помню. Но корабль, напавший на физцентр, отличается от всех типов кораблей, которые когда-либо участвовали в войне против ФАГа, в том числе от спейс-машин кайманоидов. Хотя ненамного. Корабли гуррах в те времена больше напоминали летающих змей.

— Тогда, может быть, чужане?

— Исключено, — покачал головой Ауримма. — Наши погранзаставы возле Чужой все еще работают. Чужане ушли из домена вместе с Конструктором. — Он подумал. — Ну, может быть, и не вместе. Но ушли. Точно так же, как и орилоуны, и Сеятели... — Комиссар погранслужбы вдруг замолчал, наморщил лоб, поймав какую-то мысль. — Коллеги, а не попытаться ли нам отыскать наших бывших союзников — Серых призраков?

— Сами справимся, — махнул рукой Корев. — Если ваши «серые привидения» за тысячу лет не удосужились напомнить о себе, то можете быть уверены: Космориум их не интересует. Кто будет докладывать о нападении и о принятых мерах претору?

— Ты и доложи, — предложил Ауримма. — Скажешь Варигу, что мы преследуем агрессора.

— Вряд ли он поймет ваш юмор, — усмехнулся Корев, выходя из кабинета.

Горан и Ауримма посмотрели друг на друга.

— Возьмем его в свою команду? Вместе с сыном.

— Пожалуй, но надо к нему присмотреться. Меня беспокоит другое: выстраивается очень странный ряд событий, которые связываются одним, но очень убедительным действием — ликвидацией. Ползучий Террор затрагивает лишь тех, кто пытается изменить существующий порядок вещей. Понимаешь? Развертка нагуалей, наблюдение за Стенками Космориума, выход на Землю, создание контрразведки...

— Ты хочешь сказать, очередь за нами?

— Я хочу определиться. Я хочу возродить кое-какие штатные режимы подстраховки и охраны, разработанные еще до Катастрофы, есть очень интересные находки. В ближайшее время они нам существенно облегчат жизнь.

— Меня охраняют мои ребята...

— Это не тот уровень, Исхар. Претора тоже охраняла целая смена телохранителей. А мы с тобой не зря попали в правительственную картотеку потенциальных лидеров.

— Хорошо, ты меня почти убедил. Надо ускорить создание контрслужбы, пока нас не отстреляли, как зайцев. События нарастают лавиной. У тебя нет соображений, что за агрессор появился в системе? Если это не спейсер кайманоидов, то чей? Наш домен беден на цивилизации.

— Во-первых, этот тезис спорен, до Катастрофы мы сумели изучить лишь ничтожную долю пространств домена. Во-вторых, на стороне ФАГа сражались представители еще одной цивилизации — джезеноидов, называвших себя Победителями, или Добивающимися Цели.

— А это еще что за уроды?

— Эмиссар ФАГа в Солнечной системе был джезеноидом и носил имя Джезенкуир — Добивающийся Милости.

Ауримма хмыкнул:

— Весьма симптоматичное имя. Ты думаешь, это был их корабль? Но что ему было нужно? Зачем он напал так открыто? Это что — объявление новой войны?

— Не знаю, — тихо сказал Горан, прислушиваясь к шуршанию пси-эфира. Показалось, что за ними наблюдают не только со стороны, но и изнутри, прямо из молекул и атомов тел. — Даль-разведку надо активизировать для поиска джезеноидов, да и кайманоидов тоже. Надо убедиться, что это не они открылись нам сегодня.

— Прямые спейс-походы по «струнам» запрещены.

— Найди обход закона. Я понимаю, что это сопряжено с риском гибели разведчиков, но, боюсь, у нас нет другого выхода.

— Надо срочно посылать в поиск ходоков. Пока еще не все станции метро под контролем террористов. Держись, интраморф. — Ауримма с мрачной улыбкой пожал руку Горану. — Живы будем, не помрем.

Горан остался в кабинете наедине с рабочим столом, пульсирующим разноцветьем огней: комиссара общественной безопасности разыскивали по крайней мере полсотни человек, и инк-секретарь с трудом сдерживал этот натиск. Полюбовавшись на золотое око Сола над зубчатым горизонтом, он сел за стол и окунулся в рабочую суету сектора, требующую его непрерывного участия и вмешательства.

Поздним вечером он возвращался домой в сопровождении советника и не удивился, заметив за собой слежку.


ТВОЯ ЗАДАЧА - ЗВЁЗДЫ


В течение всего перелета на материк Влада не покидало ощущение, что за ним наблюдают из космоса внимательные глаза. И лишь подлетая к обрывистому берегу Нерпичьей губы, где располагалось стойбище людей-тюленей, кладоискатель понял, что это эффект пси-локации. Кто-то тихо, на пределе чувствительности пси-локатора, пытался определить его координаты по излучению мозга, стараясь не привлекать к себе внимания. Первым сообразил это терафим, кроме секретарских и анализаторских обязанностей исполнявший функцию пси-защитника хозяина, который и поделился с Владом своими ощущениями:

«Меня все время кто-то трогает. Уж не ищут ли нас в ментальных полях?»

Тут и Влад наконец поймал пси-взгляд следящего устройства, позволивший сделать вывод о локации. Этот «взгляд» не принадлежал человеку, работал какой-то аппарат, использующий принципы интерференции торсионных полей, а кому он принадлежал, узнать было невозможно, торсионная волна была слишком малошумящей. В одном был уверен Влад: на Земле таких локаторов не существовало. Возможно, он принадлежал пограничникам с Геи.

Птеран достиг берега, поднялся над обрывом плато. Влад сосредоточился на сенсинге, медленно ощупывая горный ландшафт своим собственным пси-Локатором. В двух десятках километров зашевелилось что-то живое — внутреннее зрение отметило это в форме пульсации цвета участка плато со скалами, — и Влад повернул аппарат в ту сторону. Солнце переместилось влево. Влад бросил взгляд на серо-стальной океан, оставшийся позади, и невольно вспомнил глаза Ванессы, цвет которых был точно такого же оттенка. И тотчас же в сознании кладоискателя развернулся слоган пси-речи: летящая в темно-фиолетовом небе птица-еще одна, летящая ей навстречу-столкновение-солнечный диск, превращавшийся в белый круг, и на этом фоне —две птицы, трансформирующиеся в две рыбы, белую и черную, — знак тайцзиту.

Слоган растаял. Послышался тихий женский голос:

«Задерживаешься, воин. Мы ждем тебя больше двух часов».

«Я не служу в геянской погранслужбе, — не очень вежливо ответил Влад. — Что вам от меня нужно?»

«Присоединишься к нам — поговорим. Ты правильно выбрал направление. Через полтора десятка километров увидишь ущелье, ныряй в него, на берегу ручья стоит наш куттер».

Влад не знал, что такое куттер, но понял, что речь идет о летательном аппарате. Увеличил скорость. Обрадованно мяукнул Секам, заждавшийся свободы. Терафим Нестор превратился в значок тайцзиту и прицепился к кафтану Влада.

Вскоре показалось ущелье, о котором предупреждал Влада голос. Птеран скользнул в расщелину, вышел над ручьем, берега которого заросли высокими папоротниками и хвощами, опустился на галечное поле возле летательного аппарата. Куттер был похож на серебристую двузубую вилку без единой детали, без щелей и отверстий. Но стоило Владу выйти из помятой кабины птерана, как в зализанной «ручке» «вилки» появилось отверстие люка, и на гальку выпрыгнула знакомая женщина в мерцающем комбинезоне. За ней неторопливо вылез гигант Корев, небрежно придерживающий на поясе кобуру энергетического излучателя. На приветствие Влада он ответил кивком, расставил ноги и превратился в статую, всем видом показывая, что он отвечает за безопасность своего командира.

Из кабины птерана показался Секам, вопросительно глянул на хозяина, получил мысленное разрешение и одним прыжком вымахнул на берег ручья, потянулся, не обращая внимания на угрожающе пригнувшегося человека, с которым уже был знаком. Стал лакать воду.

Ванесса подошла к Владу, усмехнулась, увидев на его груди значок: две рыбы в круге —черная и белая. Сказала вслух:

— Поговорим, воин?

— Я бы хотел узнать, зачем вы меня позвали, — сказал Влад, прислушиваясь к шепоту кутхастхи22, ответившему на доброжелательную ауру женщины. Возражать ей тут же расхотелось, второе «я» кладоискателя всегда отвечало адекватно на дружелюбное отношение.

22 Кутхастха — подлинное «я», та часть человеческого существа, которая чувствует себя дружелюбно по отношению ко всем, кто доброжелателен с нами (санск.).

—Пройдемся?

Влад без слов шагнул за Ванессой, направившейся вдоль ручья к группе живописных скал, похожих на полуразрушенный замок. Корев двинулся было за ними, но женщина мысленно бросила: «Останься» — и пограничник послушно остановился, зная непреклонный характер командира группы.

Влад и Ванесса вошли в тень стены ущелья, приблизились к скалам, и кладоискатель понял, что это и в самом деле разрушенная временем постройка из крупных каменных глыб.

«На этом месте когда-то стоял храм пустынников, — перешла на пси-речь женщина, наблюдая за Владом. — Потом его разрушили кочевники».

«Здесь еще что-то есть, я чувствую запах энергии».

«У тебя классная сенсинг-сфера, даже мне не удается почуять в ущелье хорошо защищенную энергоустановку. Здесь стоит станция метро. Знаешь, что это такое?»

«Я интраморф».

«Извини, я почему-то все время забываю об этом».

«Что ты хочешь от меня?»

«Большие начальники на Гее хотят, чтобы ты вместе со мной отправился на поиски интраморфов. На Гее, да и на Земле тоже, я ее хорошо изучила, сложилась тревожная ситуация, нужна команда, которая справилась бы с Ползучим Террором. Мы должны будем завербовать в команду воинов, способных остановить беспредел террористов».

«Я никому ничего не должен. Я не вербовщик, а кладоискатель, и у меня много дел на Земле».

«А если тебя попросят?»

«Кто?»

«Я, например». — Ванесса кокетливо и гордо улыбнулась.

Влад почувствовал волнение, отвернулся.

«Мой дом здесь, и моя задача — поиск кладов, от которых зависит жизнь общины».

«Ты ошибаешься, твоя задача — спасение человечества, как бы высокомерно это ни звучало. Твоя судьба — звезды».

— Я не уверен, — глухо ответил Влад.

«Не переходи на звук, — быстро предупредила его Ванесса. — Звуковые вибрации не только передают информацию, но и, в отличие от пси-связи, формируют на тонком плане канву конкретных событий, которые потом почти неумолимо реализуются в материальном мире. Учись говорить обтекаемо. Вот, почитай». — Она протянула Владу красивую жемчужину.

Кладоискатель взял жемчужину, уже зная, что это фрейм, вдавил ее пальцем себе в висок и почувствовал всосавшуюся в кожу, в нервные окончания, в сознание струйку информации. Через мгновение он знал, с какой проблемой столкнулись люди на Гее.

Ванесса кивнула, понимая его чувства.

«Таково наше положение. Ты согласен?»

Влад не успел ответить. Тень в ущелье сгустилась, а небо над головой приобрело фиолетовый оттенок.

«Что это?» — удивленно посмотрела вверх собеседница кладоискателя.

«Обычное затмение», — равнодушно ответил Влад.

«Надо же, и у вас тоже наблюдается это явление! Сколько раз бывала на старушке-Земле, а сталкиваюсь с этим впервые».

Небо еще более потемнело, а потом произошло удивительное событие: половина небесного купола окрасилась в жемчужно-зеленый цвет, а вторая половина — в чисто-алый! Это случилось так неожиданно и выглядело так красиво, что Ванесса тихо вскрикнула. И тотчас же к ней бросился бдительный Корев. Остановился, недовольно ворча, когда она сделала отталкивающий жест. Он ревновал свою начальницу к Владу, и тот искоса посмотрел на лицо Ванессы, левая щека которой стала зеленой, а правая красной. Женщина, зачарованная небесным явлением непередаваемой красоты, оторвалась от созерцания неба, подмигнула Владу, передавая слоган, смысл которого сводился к фразе: у мужчин много забот, у Корева на одну больше, — и спросила:

«Что произошло? Что за явление природы?»

«Очень редкое, — признался Влад, сам завороженный чудесной метаморфозой. — Эндифракция. Свет от Солнца попадает на скопление нагуалей и преломляется».

По небу метнулся бесшумный голубой сполох, смешал краски, небо вновь приобрело глубокий синий цвет.

«У нас такого не бывает, — с какой-то странной завистью проговорила Ванесса. — Хотела бы я здесь жить... — Тон ее речи изменился. — Итак, воин, что скажешь?»

«Мне надо подумать».

«Вся сложность твоего положения заключается в том, что времени на размышления у нас нет. Надо отправляться в путь немедленно. Я даже на Гею не вернусь, стартую прямо отсюда».

«Мне надо подумать», — упрямо наклонил голову Влад.

«Да что ты его уговариваешь, мальчишку! — вмешался в разговор Корев. — Он просто трусит!»

«Даниэль, не суй свой нос, куда не следует! — резко осадила пограничника Ванесса. — Поднимись над ущельем, осмотри горизонт. Мне почему-то кажется, что мы здесь не одни».

Гигант нехотя повернулся и побрел к куттеру, скрылся в люке. Аппарат изменил очертания, перестал отражать свет и стал почти невидимым, затем прыгнул в небо.

«Обиделся?» — посмотрела на кладоискателя Ванесса.

«Нет», — коротко ответил Влад.

«Он готов был пойти со мной и бесится».

«Я понял».

«Как долго ты будешь думать?»

Кладоискатель поковырял носком сапога гальку. В душе он уже решил пойти с пограничницей в поиск, но мешало ощущение обиды, вызванной не столько словами Корева, сколько покровительственным тоном его начальницы. Влад не хотел подчиняться женщине.

Кто-то кашлянул за каменной стеной, и к разговаривающим вышел старик в серо-серебристом костюме с десятком нашивок на груди, на рукавах и на воротнике.

— Учитель! — пробормотал Влад.

«Не вслух, сынок. — Дивий кивнул Ванессе, подошел к Владу. — Как проходят переговоры?»

«Он просит время подумать».

«Этот парень не привык торопиться. Кроме того, он индивер и не любит работать под чьим бы то ни было руководством. Не так ли, витязь?»

Влад порозовел.

«Обещаю не ранить его самолюбие», — фыркнула Ванесса.

Дивий прищурился, разглядывая упрямое лицо ученика.

«Тебе придется решать сейчас, сынок. За это время, пока вы тут беседуете, в систему Сола вторгся чей-то звездолет и нанес удар по исследовательскому центру. Есть жертвы».

Ванесса побледнела, расширенными глазами глядя на старика.

«Кто-нибудь... кого я знаю?..»

«Ученые, персонал станции, смена пограничного контроля. Я не помню имен. Сейчас сюда прибудет комиссар Горан Милич, и ты уточнишь».

Ванесса вздохнула, как показалось Владу, с некоторым облегчением.

«Моих друзей среди них нет, но все равно это ужасно!»

«Такие вот дела, воин, — повернулся Дивий к Владу. — Не берусь утверждать, что нападение — дело рук террористов, проявивших себя в разных уголках нашей зоны контроля, но положение поганое. Тебе понадобится весь запас сил, умение настраиваться на иную реальность, навыки перехода из одного состояния в другое... короче, тебе предлагается не легкая прогулка по райскому саду, а смертельно опасный поход, из которого ты можешь не вернуться».

«Я понял, учитель. Но на Земле ведь тоже есть интраморфы...»

«Твоя задача — глубокий космос. Здесь я поработаю сам, и эта задача полегче. Так ведь и я не в том возрасте, чтобы скакать по звездам, как молодой козел».

Дивий улыбнулся, вызывая ответную улыбку Влада.

«Хорошо, я согласен. Однако староста ждет моего возвращения, я должен буду сообщить ему о своей отлучке».

«Что это еще за новости? Каким образом ты собираешься ему сообщать о своих маневрах?»

«У него есть торс-рация, он меня уже вызывал...»

Дивий потер подбородок ладонью, пытливо глядя на ученика, посмотрел на понимающе усмехнувшуюся Ванессу, снова на Влада.

«Терентий заимел торс-рацию? Любопытно. Мне он ничего не сказал. Сколько раз он тебя вызывал?»

«Три раза. И еще мне кажется... — Влад помолчал, преодолевая нежелание признаваться при постороннем человеке в своих фантазиях, — что за мной кто-то следит. Издалека, может быть, даже из космоса. Я пытался запеленговать поток внимания, даже в поле Сил выходил, но никого не обнаружил».

«Немудрено. Наблюдатель знает параметры твоего мысленного свечения, и любое твое появление в пси-поле тут же фиксируется. Боюсь, у нас меньше времени на сборы, чем мы предполагали. Ай да Терентий, ай да староста! Все рассчитал!»

«При чем тут Терентий?»

«Его торс-рация настроена на твою волну. Тебя действительно ведут по лучу и пеленгуют, а это означает, что мы скоро потеряем и эту станцию метро».

«Я не понимаю...»

«Потом объясню. Марш в кабину! Ванесса, переоденьте его и стартуйте по маршруту, как мы планировали. Комиссар Милич будет ждать донесений по консорт-линии».

«Но вы говорили, что он сейчас будет здесь».

«Не ждите, времени в обрез. Иди, воин. — Дивий подал руку Владу, потом обнял его. — Будь осторожен. На первых порах тебе придется подчиняться «кобре» Дарьяловой, ты ведь в космос не выбирался? Первая ваша остановка — Лохитанга. Потом начнешь действовать самостоятельно. А это у тебя случайно не терафим?» — Волхв кивнул на тайцзиту.

«Зовут Нестором, мне его подарил афроид...»

«Знаю. Инк-секретарь тебе весьма пригодится в походе, береги его».

«Я возьму с собой Секама».

«Не сходи с ума, воин, — нахмурилась Ванесса. — Мы пойдем налегке, он нас сразу демаскирует».

«Гепард пойдет с нами! — твердо сказал Влад. — Он один стоит десятка бойцов и помощников».

«Пусть идет, — оглянулся Дивий на зверя, бродившего неподалеку в зарослях папоротников. — Он действительно может пригодиться. Но если кабина метро не возьмет сразу всех троих, его придется оставить».

Влад кивнул.

С неба со свистом упал куттер, из которого стремительно десантировался Корев.

«В ста километрах к северу замечено движение. Сюда летит целая эскадрилья каких-то машин».

«Уходим, — бросил старый волхв, перепрыгивая каменную стену бывшего храма. — Не отставайте».

«Отвлеки их, Дан, — повернулась к великану-пограничнику Ванесса. — Но боя не принимай, уходи на орбиту и жди. Если они обнаружат метро, возвращайся на Гею по резервной линии».

«Но... — замялся Корев, с сомнением глянув на Влада, — разве я не иду с вами?»

«Ты будешь делать то, что приказываю я. Принеси НЗ и костюмы».

«Но он... ты хоть чему-нибудь обучен, воин? — Корев смерил Влада пренебрежительным взглядом. — Какой системой боя ты владеешь?»

«Его система боя — жизнь, — донесся пси-голос Дивия. — Поторопитесь, судари мои».

Влад позвал Секама, и гепардоконь в три прыжка присоединился к людям, не обращая внимания на реакцию Корева. Пограничник отодвинулся, попытался было обнять Ванессу, промахнулся, со вздохом нахлобучил шлем, побежал к куттеру. Влад встретил косой взгляд женщины, но сделал вид, что ничего не заметил. Пограничник вернулся через минуту с двумя черными плоскими чемоданчиками с закругленными углами, передал их Ванессе, снова потянулся к ней, но тут же вытянулся по стойке «смирно», козырнул и побежал обратно к летательному аппарату. Ванесса молча повернулась, поспешила за Дивием, Влад догнал ее и отобрал тяжелые чемоданчики.

Старик ждал их у неровной дыры в каменных плитах треугольного дворика храма, окруженного невысокими обрушившимися стенами.

«Вниз! Быстрее!»

«А вы?»

«Я за вами».

Ванесса прыгнула в дыру, исчезла под землей. Влад, не раздумывая, последовал за ней, и гепарду пришлось спускаться за людьми последним.

Спуск в темноту по каменным ступеням продолжался недолго, на глубину пятнадцати-двадцати метров. С лязгом открылась толстая металлическая дверь, выпуская сноп неяркого желтого света. Ванесса, Влад и Секам оказались в небольшом каменном склепе без отверстий и каких-либо выпуклых архитектурных деталей, а также предметов обихода и мебели. Светильников в склепе не было, казалось, в нем светится сам воздух. Ванесса приложила к стене склепа ладонь, и тотчас же тяжелая на вид, массивная стена сморщилась и разошлась в стороны, словно шторы на окне, открывая взору внутренности просторной камеры с ребристыми стенами и сводчатым потолком. Пол камеры казался листом черного стекла, в глубине которого бродили группы оранжевых звездочек.

— Проходи, — посторонилась Ванесса.

Влад завел в камеру пугливо прядающего ушами Секама, повернулся лицом ко входу. Ванесса шатнула к ним, и проем двери исчез, превратился сначала в дымную пелену, а потом в твердую ребристую плоскость.

— Никогда не пользовался метро? — полюбопытствовала Ванесса.

Влад отрицательно покачал головой.

— Ощущение необычное, но не пугайся. Попрыгаем по звездам, привыкнешь. Переодевайся. — Ванесса указала на один из чемоданчиков.

Влад растерянно повертел его в руках:

— Зачем? Мне удобно и так... я привык...

— От пули и энерголуча твоя одежда тебя не спасет. — Она отобрала чемоданчик, ловко открыла и достала оттуда пакет ртутно переливающейся пленки. — Это уник, спецкостюм с голографической аппаратурой. Он может сделать тебя практически невидимым. Если тебе нравится ходить в кафтане, кожаных штанах и сапогах, он сымитирует их форму.

Терафим отцепился от куртки Влада, воспарил над ним колечком дыма.

«Она права, хозяин, в этом костюме тебе не придется отвлекаться на защиту".

Влад повертел в руках плотную и скользкую пленку, заметил веселый взгляд Ванессы и рассердился:

— Отвернись...

Женщина, сдерживая улыбку, отошла в угол кабины метро. Влад повернулся к ней спиной, снял с себя одежду, оставаясь лишь в нательной рубахе до колен, хотел было натянуть предложенный костюм прямо на рубаху, но Ванесса вдруг засмеялась и проговорила, не оглядываясь:

— Снимай все. Уник будет заботиться обо всем, в том числе о потовыделении и продуктах метаболизма.

Влад вспыхнул, понимая, что спутница видит его, даже когда стоит к нему спиной, стиснул зубы и быстро скинул рубаху. Затем начал натягивать уник, представлявший собой по сути комбинезон со встроенным в ткань компьютерно-энергетическим оборудованием. Эта процедура вряд ли заняла бы у него много времени, но Ванесса все же подошла и, несмотря на его возражения, помогла Владу надеть костюм. Оценивающе осмотрела его со всех сторон, похлопала по плечу:

— Вот теперь ты выглядишь соответственно.

— Соответственно чему? — буркнул кладоискатель.

— Соответственно моему представлению о напарнике. Включай инк-сопровождение.

Влад хотел спросить как, и Нестор, порхавший над его плечом, пояснил:

«Представь, что уник - живой, он и включится».

Молодой человек напрягся, и тотчас же пленка комбинезона, сдавливающая тело, зашевелилась, по ней побежали волны, то холодные, то горячие, кожу стали покалывать электрические разряды, показалось, что в некоторых местах по телу потекли струйки воды, но эти ощущения быстро прошли, процесс настройки костюма закончился, и внутри Влада зазвучал бархатистый шепот:

«Сопровождение включено. Закажите параметры внешнего вида».

Влад понял, что инк уника имеет прямой пси-выход на мозг хозяина. Спросил мысленно:

«Что я должен делать?»

«Ввести информацию».

«Как?»

«В моей памяти около тысячи комбинаций одежды. Вызовите мысленный образ, и я сформирую оболочку. Если понадобится маскировочная программа, произнесите мысленно слово «тень».

Влад представил свой обычный походный наряд, и костюм на нем изменился, из блестящего, буквально жидкого на вид металлического слитка он превратился в пушистый слой дыма, а через мгновение приобрел форму кафтана, штанов и сапог.

— Браво, напарник, — с ноткой иронии проговорила Ванесса. — Быстро адаптируешься. Двинулись, мы и так задерживаемся. Первая наша остановка — Лохитанга.

— Далеко находится эта звезда? — Влад собрал свой костюм, засунул в седельную сумку на Секаме.

— Это не звезда, это планета. Когда-то земляне называли ее Марсом.

Влад порозовел, но усилием воли вернул себе бесстрастный вид. Он понимал, что плохо ориентируется в современной жизни человечества, основная масса которого переселилась тысячу лет назад на Гею, но был готов к обучению. Учитель всегда говорил, если человек хочет что-то узнать, он не должен стесняться своего незнания и бояться задавать вопросы.

«Нестор, консультируй меня оперативней».

«Как прикажете, господин».

«Я тебе не господин».

«А кто?»

Влад мысленно почесал в затылке:

«Товарищ».

«Принято, хозяин».

«Готов? — посмотрела на молодого человека Ванесса. — Поехали, как, согласно легенде, сказал первый космонавт Геи».

«Земли».

«Ну Земли».

Она выдвинула из стены камеры пластину на гибком рукаве, набрала код, задвинула пластину обратно. Свет в камере померк, а затем Владу показалось, что он провалился в глубокую яму, заполненную яростным неподвижным движением и ослепительной темнотой.

Ударило в ноги. Сердце перестало биться. Волна сжатия прокатилась от пяток до головы. Голова распухла и скачком вернула прежний объем. До слуха долетел мяв испуганного гепарда. Но все уже кончилось. Не проходило только ощущение легкости во всем теле, подсказывающее, что сила тяжести в этом мире в два-три раза ниже земной. В камере медленно загорелись невидимые светильники.

— Приехали, — будничным тоном проговорила Ванесса.

Уник на ней приобрел вид спортивного костюма, но затем превратился в такой же походный костюм, что был и на Владе, разве что отличался расцветкой: женщина предпочитала серебристо-зеленые тона.

— Как ты себя чувствуешь?

— Нормально. Мы уже на... Лохитанге?

— Судя по гравитации, да. Запуск прошел не очень мягко, но терпимо. Не удивляйся тому, что увидишь. Марс пострадал меньше, чем Земля, но все же его форма далека от круглой. Мы уже летали над ним и видели из космоса. Он теперь похож на обглоданную картофелину.

— И давно вы летаете над... Лохитангой? Да и над Землей тоже?

— Мы пограничники, дорогой напарник, вернее, даль- разведчики, и обязаны изучать космос, разведывать новые пути для человечества. Но я тебя поняла. Да, мы решаем и другие задачи, например, подготавливаем Землю к заселению, пытаемся разобраться в причинах учащения набегов кочевников на ваши общины, в мотивах их неоправданной жестокости, выяснить, откуда у них современное оружие типа «универсалов». На Земле этого оружия давно не осталось. Кто их снабжает?

— Если вы используете метро, то и другие геяне могут использовать его в своих целях.

— Правильно, вот мы и занимаемся этими проблемами. Ну что, выходим? Как вы там говорите, на Земле? С нами Свет?

Дверь камеры открылась. Ванесса шагнула в образовавшийся проем, и Влад последовал за ней, ощущая внезапный озноб сомнений и нерешительности, который тут же прошел. Его заменили восторг и возбуждение, потому что кладоискатель только теперь осознал, что он находится на другой планете!


СХОЖДЕНИЕ В НЕБЕСА


Такого первозданного ландшафта Влад не встречал ни в одном районе Земли. С вершины горы, на которой располагалась станция метро, открывалась грандиозная панорама горного хаоса, недоступного воображению человека, рожденного и выросшего на планете с гораздо большей силой тяжести. Высота горных пиков здесь достигала полутора сотен километров, а глубина и ширина каньонов и разломов — от пятидесяти до двухсот километров. Ни одной ровной площадки, участка плоскогорья или плато Влад не увидел, глаз то и дело цеплялся за крутые склоны, щербатые вершины, сплошные изломы скал, ребра и сколы да вставшие дыбом каменные пласты. Это была картина шторма, застывшего в момент разгула стихий, и истекшие с момента Катастрофы сотни лет никак не отразились на обезображенном лике древнего бога войны Марса. Во время столкновения с нагуалем он потерял значительную часть атмосферы, ветровая и водяная эрозия скал прекратилась, их ребра и острые углы так и остались несглаженными, законсервированными пустотой. Лишь метеориты довольно часто бомбардировали бывшую планету, но и они не смогли кардинально изменить ландшафт, добавляя новые шрамы и язвы, провалы и кратеры, почти не вносящие разнообразия в дикий пейзаж.

Небо на Марсе имело теперь глубокий фиолетовый цвет с лиловыми и сиреневыми полосами над теми участками горизонта, где еще сохранялись остатки атмосферы, поддерживаемые выделявшимися из недр планеты газами. Солнце отсюда виднелось просто большой красной звездой, а его света хватало лишь для освещения горных вершин, в каньонах же и ущельях вечно лежал полумрак.

Температура воздуха в месте нахождения станции метро, если, конечно, можно было назвать воздухом жиденькую смесь углекислого газа, азота и кислорода, не превышала минус семидесяти пяти градусов по Цельсию, и дышать им было невозможно, поэтому «метропутешественники» смогли продержаться на вершине горы всего несколько минут, используя свой паранормальный резерв, а потом вынуждены были вернуться в кабину метро, скрывавшуюся в пещере полусотней метров ниже вершины. Уники не имели запаса кислорода, как вакуумные скафандры, а температуру регулировали в пределах от плюс пятидесяти до минус пятидесяти градусов.

Влад возвращался назад нехотя, его жажда познания нового мира только усилилась, но и он не мог долго выдерживать климат бывшего соседа Земли.

«Что будем делать дальше? — спросил кладоискатель, когда за ними закрылась дверь кабины и невидимые автоматы восстановили нормальное давление и температуру воздуха. — Без техники на Лохитанге делать нечего, эти горы непреодолимы».

«Над Марсом висит наш автоматический погранпост, я подала сигнал, так что техника у нас должна быть. Но мне очень не нравится молчание «Умника» поста».

«А на самом Марсе... то есть на Лохитанге, у вас нет базы?»

«Единственное место, пригодное для постройки жилых куполов, расположено в тысяче километров отсюда, на Плоти Бога. Если ты помнишь историю Конструктора, то должен знать, что это такое».

«Ее еще называли Коровьей Лепешкой».

«Значит, помнишь. Так вот на этой самой Лепешке уцелело всего одно поселение, где сейчас обитает колония паранормов, потомков интраморфов времен Катастрофы. Не знаю, будут ли они разговаривать с землянами, но с нами они контактировать не захотели».

«Почему?»

«Причин назвали много, и, как ни странно, я с ними по некоторым вопросам солидарна».

«По каким, если не секрет?»

Ванесса улыбнулась:

«Любишь ты задавать вопросы. Ну, например, интраморфы-марсиане считают, что хомо нормалис — человек обычный — прошел свой эволюционный путь до конца и как вид должен исчезнуть. Ему на смену идет человек-паранорм».

Влад с недоверием заглянул в лукавые глаза спутницы:

«Это не причина для отказа поддерживать дружеские отношения».

«Ты забываешь, что предков современных интраморфов практически выдворили с Земли, а на многих устроили настоящую охоту, и потомки этого не забыли. Но они приводят аргументы и повесомее. Главный их довод — отсутствие цели у человечества. Они утверждают, что цивилизация, ценности которой кроются только в создании и потреблении материальных благ, находится в эволюционном тупике, вырождается».

«Ты тоже так считаешь?»

«Не совсем, но ты не видел, как живут люди на Гее».

«Но ведь геяне создали такую совершенную технику...»

«Речь идет об этике, воин. Не говоря уже о таких тонких материях, как душа и духовность. Техника — это всего-навсего костыли и протезы».

«Почему же ты живешь с людьми, работаешь на них, если их не любишь?»

«Хороший вопрос, — засмеялась Ванесса. — Простой и прямой, как древко копья. Я не сказала, что не люблю нормалов, хотя большинство из них не заслуживают любви, но думаю примерно так же, как и многие интраморфы. Другое дело, что люди бывают разные, добрые и злые, самоуверенные и равнодушные, романтики и прагматики. Романтиков, правда, становится все меньше и меньше, как и добрых людей, а это очень тревожный симптом, как утверждал один из моих мужей».

Ванесса посмотрела на застывшее лицо Влада и снова засмеялась:

«Какой ты еще мальчик... На Гее семью заводят рано, и семьи у нас преимущественно многочленные, до семивосьми человек».

«Как это?» — не поверил Влад, преодолевая странное чувство неприязни, досады и обиды.

«Тебе разве учитель не рассказывал о жизни геян? На Гею успело переселиться всего около миллиарда человек, то есть десять процентов всего населения Солнечной системы, и, чтобы выжить, сохранить популяцию и потенциал, уцелевшим было рекомендовано создавать полигамные семьи: три-пять мужчин и столько же или чуть больше женщин. До нынешнего времени сохранились в основном семьи из пяти, шести, семи человек, и я жила в одной из них. Да и у вас на Земле шел примерно такой же процесс, ведь община по сути — одна большая семья».

«Это совсем другое дело», — запротестовал Влад.

«Может быть, я не совсем права. — Ванесса задумчиво прислушалась к чувственной сфере собеседника, и Влад поспешно заблокировал мысленные каналы. — А ты действительно совсем еще мальчик, Корев прав. Странно, что твоему учителю удалось уговорить моих начальников взять тебя в напарники без экзамена. Еще более странно, что я...» — Она хотела добавить «что я согласилась», но передумала.

В кабине метро наступило молчание.

«Корев — твой бывший муж?» — спросил Влад почти равнодушно, чтобы заполнить возникшую паузу.

«Как ты догадался? — подняла брови Ванесса. — Неужели так заметно?»

«Я подумал... — смутился Влад, — он готов ради тебя... А почему ты с ним не живешь?»

«Семейная жизнь такого типа не для меня. Я ведь тоже индивер, как и ты. А Корев... Даниэль — сильный и решительный человек, властный и резкий, но не птица счастья моего, как поется в песне. Ну что, напарник, лирическая часть нашего знакомства закончилась? Приступаем к реализации задания?»

Влад отвернулся, скрывая смущение.

«Я давно готов».

«Тогда пошли посмотрим, прислали нам машину или нет».

Дверь кабины метро открылась, то есть просто исчезла (Влад еще не привык к возможностям техники, использующей принципы полевых взаимодействий и живых организмов), и Ванесса вышла. В кабине резко похолодало, воздух устремился наружу, стало трудно дышать. Секам отпрянул в угол, открывая пасть, и Влад, выходя за спутницей, успокоил его, мысленно погладив по носу.

«Зря взяли с собой эту большую копытную кошку, — сказал терафим, для которого отсутствие воздуха не имело значения. — А если попадем на планету, где полно ядовитых газов? Ты-то выкрутишься, а он пропадет».

«Не пропадет, в крайнем случае отправим обратно», — резонно заметил Влад, чувствуя вздрагивание своей пси- сферы: неподалеку появились живые существа, хорошо скрывающие свое мысленное свечение. Однако возможности кладоискателя были шире.

Он не ошибся.

Над лысой макушкой горы, обрамленной редкими зубцами скал, висел незнакомый летательный аппарат в форме клювастой птичьей головы, а под ним стояли двое мужчин в меховых комбинезонах с прозрачными капюшонами, позволяющими разглядеть их лица. Они молча смотрели, как приближается Ванесса, потом перевели взгляд на Влада, и молодой человек почувствовал давление на виски, на глазные яблоки, на сознание: его пытались прощупать в пси-диапазоне, и не просто прощупать, а подавить волю!

Влад уклонился от языка ментального поля, деформирующего его индивидуальную пси-оболочку, и ответил «качанием» психофизического потенциала незнакомцев, что с пси-языка можно было перевести как предупредительное покачивание пальцем. Поток пси-поля ослаб, мужчины почувствовали силу путешественника и отступили.

«Кто вы? — родился в костях черепа Влада угрюмовато-неприветливый вопрос. — По какому делу пожаловали на Лохитангу?»

«Долго рассказывать, — ответила Ванесса, подходя к мужчинам вплотную; оба имели высокий рост, массивные фигуры, длинные руки, широкие коричневые лица, на которых буквально светились оранжевые глаза. — Нам нужна ваша помощь. Здесь — объяснение причин нашего появления на территории Лохитанги». — Женщина протянула одному из незнакомцев жемчужную пуговку фрейма.

Тот взял, сжал в кулаке, дотронулся до руки своего товарища и несколько мгновений прислушивался к своим ощущениям. Потом ответил, причем тон его пси-речи не изменился:

«Сожалею, но мы ничем не можем вам помочь».

«Не можете или не хотите?» — прищурилась Ванесса.

Мужчины переглянулись:

«Дела людей Земли нас не касаются».

«Не Земли — Геи».

«Тогда уточняю — дела людей. Мы не хотим вмешиваться в ваши разборки ни в качестве помощников, ни в качестве консультантов, ни тем более в качестве наемников. Справляйтесь со своими проблемами сами».

«Вполне возможно, что это наши общие проблемы».

«Мы так не думаем».

«А вас не удивляет, что мы, интраморфы, выступаем на стороне обычных людей, нормалов?»

«Мы уже встречались с такими, как вы. «Защитники» прав человека по сей день толпами отправляются во все «горячие точки» Метагалактики убивать других людей ради их же блага. Уходите, вас здесь не поймут».

«Нельзя ли повежливее?» — не выдержал Влад, медленно поднимаясь наверх.

«Не вмешивайся, воин, — сказала Ванесса, не оборачиваясь. — Это просто стражи метро, нам надо выйти на руководителей колонии».

«Мы выражаем волю всей колонии, — немедленно возразил лохитангианин, у которого комбинезон был цвета старой бронзы. — Вам придется уйти».

«Весьма гостеприимные ребята, — с иронией сказала Ванесса. — Неужели вы нас так боитесь?»

«Мы никого не боимся, мы принимаем превентивные меры. Два периода времени назад, что соответствует примерно сорока двум часам среднесолнечного времени, было совершено нападение на один из блокпостов нашей колонии. Убито двое мужчин, одна из женщин исчезла. Догнать злоумышленников не удалось, но мы знаем, что их было четверо, что они паранормы и вышли на Лохитангу через эту станцию метро».

Ванесса оглянулась на Влада, обмениваясь с ним слоганом озабоченности-удивления-тревоги-многозначительной заинтересованности.

«Уверяю вас, мы не из той команды. Наоборот, мы хотим прекратить теракты, подобные происшедшему у вас, поэтому и просим помощи. Дайте нам возможность поговорить с вашими воинами. Я вызвала куттер с нашей базы, вам не потребуется даже снабжать нас транспортными средствами».

«Ваша база уничтожена. Возможно, это сделано той же группой, однако существа дела данное предположение не меняет. Среди нас нет воинов, и мы просим вас удалиться».

Влад встретил взгляд Ванессы, мысленно пожал плечами. Он не знал, как вести себя в подобных ситуациях, но склонялся к мысли покинуть негостеприимный мир Лохитанги.

«Вряд ли вы найдете помощников среди паранормов-неземлян, — добавил лохитангианин в более темном комбинезоне. Потомки изгоев не жалуют людей, ни землян, ни геян. Будущее не за ними».

«А за кем? За вами? — усмехнулась Ванесса. — Не слишком ли вы самонадеянны?»

«Будущее за паранормами, — спокойно ответил второй лохитангианин. — Не тратьте время попусту, займитесь лучше более перспективными делами».

«Какими же, если не секрет? Уж вразумите нас, глупых, чтобы не блуждали во тьме невежества».

«Например, можете присоединиться к нам и поработать над созданием этических полей высшей сложности, философских саморазвивающихся систем, смысловых конфигураций невозможных состояний...»

«Благодарим покорно, — насмешливо блеснула глазами Ванесса. — Что-то я не припомню результатов вашей «перспективной» деятельности. Что вы создали за тысячу лет после Катастрофы? Где плоды вашего труда? Может быть, вы решили проблему, как очистить космос от нагуалей? Или выяснили. Причины сближения Стенок. Космориума?»

«Плоды нашего труда внутри нас, — угрюмо бросил лохитангианин. — И мы не хотим ничего вам доказывать. Уходите».

Свет далекого Солнца над горизонтом внезапно померк, тьма в ущельях и каньонах сгустилась, небо притушило фиолетовый отблеск, почернело, хотя на нем не появилось ни одной звезды. Наступило нагуалезатмение, проявлявшееся на Марсе в больших масштабах, чем на Земле. Все четверо собеседников невольно посмотрели на красноватое пятнышко Солнца, почти скрытое вуалью нагуаля. Потом Ванесса повернулась и зашагала вниз, к пещере с кабиной метро, бросив на ходу:

«Мне жаль вас, коллеги-родственники. Вам неплохо живется в своем мирке. Но еще ни одной черепахе не удалось выжить, втянув голову и лапы под панцирь. А вы поступаете именно так».

Влад, чувствуя себя не в своей тарелке, пропустил напарницу и последовал за ней. Лохитангиане молча смотрели им в спины, уже не пытаясь прочитать мысли путешественников или воздействовать на их сознание мощными пси-потоками.

Ходоки вошли в камеру метро, обрадовав Секама, и несколько минут не разговаривали, впитывая тепло и насыщая кровь кислородом. Наконец Ванесса успокоила дыхание и посмотрела на стоявшего с бесстрастным видом посреди камеры Влада.

«Это называется — получили от ворот поворот. Но все же я не ожидала такого приема».

«Их можно понять».

«Конечно, я их понимаю... и напрочь не понимаю, когда они пытаются объяснить причины своего неприятия наших проблем, которые, кстати, становятся теперь и их проблемами, и причины ненависти к людям. Согласна, нынешнее геянское общество — это жуткий криминально-развлекательный конгломерат, но ведь никто из людей не виноват в создавшемся положении. Или ты думаешь иначе?»

«Я не философ, — сдержанно сказал Влад. — Но мне кажется, ты ошибаешься. Никто, кроме самих людей, не виноват в том, что происходит. Не знаю, как живут люди на Гее, но и на Земле они стремятся в первую очередь не создать что-нибудь, построить или вырастить, а отнять сделанное не ими. Встречаются, конечно, очень хорошие и добрые люди, но их почему-то гораздо меньше».

«Почему-то, — грустно улыбнулась Ванесса. — Этот лохитангианин-паранорм прав: человечество — тупиковая цивилизация. Наши предки знали это, и отцы знали, и мы знаем, а все равно обидно, когда тебе тычут в нос тем, что ты служишь нормалам».

Влад промолчал.

Сияние стен камеры метро внезапно изменило цвет, в глубине пола дважды мигнула красная нить. Ванесса округлила Глаза:

«Батюшки-светы, сюда кто-то стучится!»

«Что ты имеешь в виду?» — не понял Влад.

«Нам надо срочно уходить отсюда. Или прыгнуть дальше по линии, куда мы намеревались, или просто выйти из камеры, потому что сюда сейчас переместится гость. Кто бы это мог быть? Давай посмотрим?»

«А вдруг это те самые террористы?»

«Ты боишься, воин?»

Влад вспыхнул, вскидывая голову, и Ванесса поспешила его успокоить:

«Извини, я не хотела тебя обидеть. Мы действительно можем убежать отсюда до того, как появятся гости, хотя я убеждена, что с террористами мы справимся. Итак, уходим?»

«Можем остаться», — проворчал Влад.

Ванесса раскрыла второй чемоданчик, который был при ней, и достала оттуда две турели с энергоизлучателями.

«Это «универсалы», стреляют порциями энергии, своеобразными пулями в широком диапазоне электромагнитного спектра. Могут работать и как лазерные излучатели, и как плазморазрядники. Управление — через инк уника».

Она ловко укрепила на плече турель «универсала», помогла Владу. Затем достала из чемоданчика кинжалы и пояса с обоймой каких-то капсул.

«Это НЗ и энергопитание. У тебя есть свое оружие?»

«Арбалет и гранатомет. — Влад кивнул на седельные сумки Секама. — И еще нейтрализатор». — Он вытащил из кармана уника «метательную пластину».

«Это та самая машинка, с помощью которой ты спас мне жизнь? Укрепи ее под локтем, очень эффективная штуковина, пригодится. У нас в службе такого оружия не выдают, видимо, оно совсем древнее».

Влад покопался в сумке, достал маску-фильтр и натянул на морду фыркавшего, но не сопротивлявшегося гепарда. Эта маска имела получасовой запас воздуха и не раз помогала кладоискателю и его коню преодолевать высотные горные перевалы на Земле, где плотность атмосферы была недостаточной для дыхания.

Они вышли из камеры метро, вихрем промчались через зал пещеры и короткий коридор, ведущий наружу, и заняли позиции за скалами слева и справа от входа в пещеру, в то время как Секам по мысленной команде Влада взобрался на каменный козырек скалы, нависший над площадкой с почти квадратным зевом входа. И тотчас же сработала камера метро, Влад почувствовал это по изменению энергетических полей в пещере. Спустя несколько секунд раздались слышимые только по легкому сотрясению скал шаги, и на площадку перед пещерой вышел призрак — почти невидимая прозрачная плывущая дымка неопределенных очертаний, слегка искажающая форму предметов. Это был человек в маскировочном костюме, но не в таком, какие были на ходоках, а в боевом адаптирующемся операционном коконе с компьютерной системой маскировки типа «насинг» (название Влад узнал позже). Если бы кладоискатель не был готов увидеть нежданного посетителя Лохитанги, он бы его и не увидел.

Призрак мог оказаться кем угодно, прочитать его мысли было невозможно, и ходоки сидели за скалами, не предпринимая никаких действий, и ждали, не появится ли еще один гость в маскировочном костюме. Призрак же пересек площадку перед входом в пещеру и стал подниматься на вершину горы, где уже никого не было. Лохитангиане посчитали свою задачу выполненной и улетели.

И в это время Секам, который, как оказалось, тоже чуял чужого, прыгнул на него прямо с козырька скалы... и с приглушенным маской мявом отлетел в сторону, отбитый силовым зонтиком костюма. Влад вскочил, готовый открыть огонь или хотя бы отвлечь пришельца и спасти гепарда, но в этот момент призрак приобрел плоть и цвет, превратился в крупного человека в мерцающем комбинезоне и шлеме, забрало шлема откинулось, а сам он лепестками собрался к плечам незнакомца, открывая его голову, и Ванесса вскрикнула:

«Горан!»

Влад замер в нерешительности, не зная, что делать, отозвал Секама, готового начать новую атаку, послал Ванессе слоган недоумения, и женщина ответила, выходя из-за скалы и бросаясь к незнакомцу:

«Не стреляй, это комиссар службы безопасности Горан Милич».

Влад посмотрел, как обнимаются геяне, стараясь ни о чем не думать, и повел Секама к пещере метро. Но пси-голос Ванессы догнал его:

«Напарник, познакомься с комиссаром».

«Давайте поговорим в кабине, -- предложил Горан, оценивающе разглядывая Влада. — Я чувствую чье-то внимание».

«Мы только что имели разговор с колонистами Лохитанги, они, наверное, где-то неподалеку. Но ты прав, не стоит себя демаскировать окончательно. С чем прибыл? Что заставило тебя лично перехватывать нас здесь?»

Все трое вошли вслед за обиженным Секамом в пещеру и расположились внутри кабины метро, где через несколько минут автоматика станции восстановила годную для дыхания атмосферу и температуру.

«Каковы результаты ваших переговоров с лохитангианами?»

«Ноль! — отозвалась Ванесса. — Они по-прежнему отказываются контактировать с нами и даже не пустили нас в колонию. Но у них есть причина. На колонию напала группа интраморфов, убиты двое марсиан, похищена женщина».

«Террористы?»

«Похоже, они. Поэтому лохитангиане и нас не приняли».

«Понятно».

Горан прошелся по черному стеклянному полу метро, поглядывая то на Секама, то на Влада, словно не решаясь говорить в их присутствии. Влад чувствовал, что его пытаются прощупать, очень тонко, на грани пси-шумов и «нежного» считывания в поле Сил, но молчал. Ванесса поняла его состояние, усмехнулась, однако подтрунивать над весьма ранимым спутником не стала, обратилась к Горану:

«Так в чем все-таки дело? Что еще случилось, пока мы тут пытались познакомиться с марсианами? Надеюсь, Дивию и Даниэлю с ребятами удалось уйти с Земли невредимыми?»

«Все в порядке, все живы и здоровы, но станция взорвана. Теперь, по словам твоего непосредственного начальника Алекса Бодрова, на Земле у нас осталось всего две станции метро. А на вас я вышел по двум причинам. Убит Исхар Ауримма».

— Что?! — воскликнула Ванесса с изумлением и ужасом. — Комиссар?!

Горан кинул взгляд на Влада.

«Его взорвали вместе со всем кабинетом прямо в здании Управления. Можете представить уровень исполнения теракта. Управление переведено на осадное положение. Новый претор рвет и мечет, отстранил от исполнения обязанностей комиссара кризис-сектора... — Горан помолчал, — и меня. Это вторая причина, по которой я вынужден был перехватить вас до того, как вы уйдете дальше».

«Значит, задание отменяется?»

«Нет, наши решения остаются в силе, но вы приобретаете статус «оперов свободной охоты», что увеличивает степень ответственности. И степень риска. К сожалению, я с вами пойти не смогу, как бы ни хотел, на мне лежит ответственность за возрождение сектора контрразведки. Связь со мной можно будет держать только по консорт-линии, ты код знаешь».

«Тебя вывели из состава службы?»

«Пока нет, я все же имею кое-какой опыт, и Вариг не рискнет убрать меня из сектора. — Горан мрачно улыбнулся. — В принципе, может быть, это даже нам на руку, что меня отстранили, у меня теперь появилось больше свободного времени на решение наших проблем».

«Кто назначен вместо Ауриммы?»

«Пока никто, но скорее всего новым комиссаром погранслужбы станет Бодров».

«Тогда это не худший вариант».

«Я тоже так думаю, если учесть, что Алекс в одной команде с нами. И последняя плохая новость. СЭКОН приказал начать регистрацию станций метро во всей зоне космоса с последующим усилением их охраны. Разрабатываются новые коды и карты доступа».

«Что это значит?»

«Это значит, что ваша миссия может в ближайшее время провалиться, если мы не найдем возможности обходить контролируемые станции или, по крайней мере, не добудем для вас сертификаты особых полномочий. Будьте готовы доказать свою лояльность новой власти и в любой момент встретить террористов. Судя по всему, они-то путешествуют по сети метро свободно».

«Нам нужны документы».

Горан сунул руку в грудь своего боевого спецкостюма (рука прошла слой ткани, не встречая сопротивления) и вытащил небольшой пластиковый пакет:

«Это все, что я смог сделать. Вы теперь агенты по особым поручениям службы общественной безопасности».

«Липа?»

«Нет, корочки настоящие, только подписаны они не Варигом, а Цамцоем».

Ванесса кивнула, доставая из пакета две прямоугольные карточки с тремя цветными полосками, белой, синей и красной, протянула одну Владу.

«Не карт-бланш, но на первое время сойдет».

«Показывать их следует лишь в крайнем случае».

«Разумеется».

Влад повертел карточку в пальцах, сдавил уголок с красной окружностью, и на белой полоске проступила надпись на трех языках — общеземном, русайзийском (он же геянский), на китайском и на английском: «Влад Велич, поручик СОБ ОКО, особые поручения».

— СОБ ОКО, — вслух проговорила Ванесса, с улыбкой посмотрела на Влада. — Звучит как «собака». Чиновников СОБ-службы так и называют: «собаки». У тебя все? — повернулась она к рассеянно-отрешенному Горану.

— Все, — так же вслух ответил Горан. — К сожалению, я не могу дать вам «насинги», как на мне, но, думаю, с помощью Алекса мы их достанем и найдем способ передать. А теперь прощайте. — Он подошел к Ванессе, и они несколько мгновений смотрели друг другу в глаза.

Потом Ванесса поцеловала Милича, отступила. Комиссар службы безопасности Геи включил автоматику костюма и превратился в туманно-бликующую объемную тень.

«Пошли, — сказала Ванесса Владу. — Он стартует первым».

Ходоки вышли из камеры метро, дождались зеленой вспышки на двери камеры, означавшей, что запуск прошел успешно, и вернулись обратно. Ванесса посмотрела на делано безразличное лицо спутника, улыбнулась.

«Я знаю, о чем ты думаешь. Но мы на Гее живем по другим моральным принципам, нежели вы на Земле. Хотя в последнее время я прихожу к выводу, что ваш образ жизни естественнее и здоровее. Принимай нас такими, какие мы есть. Или не принимай».

«Ни о чем таком я не думал, — нахмурился Влад. — Просто понял, что Горан — твой муж...»

«Не муж — друг. Очень надежный друг. И хватит об этом, не люблю я все время оправдываться, тем более что ни в чем не виновата. А ты разве не женат?»

«Нет, — отвел глаза Влад, краснея. — Мне двадцать два года, а по нашим законам воин может завести семью только в двадцать пять лет».

«Долг рода. — Ванесса смерила напарника задумчивым взглядом. — Может быть, это и разумно в условиях Земли. Отвоевал свое, защищая род, общину, и свободен. Ну что, ангел, поехали дальше? Хочешь, покажу тебе чудо света, которого ты еще не видел? Пока еще сеть метро не перекрыли окончательно?»

«А как же задание?» — хотел спросить Влад, но вместо этого послал слоган согласия.

Ванесса набрала на панели управления нужный код, и кабина метро швырнула ходоков в глубину Метагалактики.


* * *


Розовые, оранжевые, сиреневые и желтые паутинки света складывались в удивительной красоты вуаль, краями уходившую в бесконечность, и масштабность, фееричность, необычность, сказочная гармония этого явления так потрясли душу Влада, что он готов был часами наблюдать за Стенкой Космориума из зала визинга погранзаставы, куда их доставила линия метро с Лохитанги.

Погранзастава пряталась в недрах небольшого планетоида в системе карликовой желтой звезды, отличавшейся от земного Солнца только чуть большей температурой поверхности. Звезда же была рядовым членом шаровидного звездного скопления, располагавшегося от Галактики геян (и землян) в полутора миллиардах световых лет. Почти все звезды скопления погасли или взорвались, столкнувшись с местными зарослями нагуалей, но эта желтая звездочка с богатым содержанием гадолиния уцелела, скорость ее движения в пространстве скопления была невелика, и при столкновении с нагуалями она лишь потеряла свою планетарную семью. Теперь вокруг нее, медленно дрейфующей от одной колючей стены нагуалей до другой, вращалась только одна планетка размером с бывший спутник Юпитера Амальтею, и пограничники считали ее своей родиной.

Уже не одно поколение косменов обитало здесь вдали от Геи, неся свою службу и не требуя от начальства особых забот и средств. Детей, которые время от времени появлялись на заставе, пограничники отдавали в воспитательные учреждения на Гее, сами же довольствовались малым, производя все, что необходимо для небольшой колонии, от пищи до одежды, на собственных производственных мини-комплексах. Такой подход к делам погранслужбы устраивал всех и был оправдан, потому что не раз случалось, что станции метро прекращали работать, и люди оказывались оторванными от Геи, не в состоянии существовать самостоятельно, а спейсеры СПАС- службы не всегда могли добраться до погранзастав, да и просто колоний, чтобы снять погибающих от голода и холода людей. В истории спасательной и пограничной служб Геи были описаны десятки случаев, когда корабли космического флота планеты, выходя из режима «суперструны», натыкались на нагуали и погибали.

На погранзаставе, куда попали ходоки после старта с Лохитанги, носящей имя «Марина», жили три семьи пограничников. Точнее, семей действительно было три: из пяти, шести и восьми человек, но пограничниками из них были только четверо, трое мужчин и женщина. Остальные играли роль обслуживающего персонала, хотя никого они, естественно, не обслуживали, кроме самих себя. Так в последние две сотни лет жили практически все колонии геян в космосе. Пограничники показали гостям свои владения, а потом вывели их на поверхность планетоида, чтобы гости могли полюбоваться пространством без аппаратуры визинга. Вот тут-то Влад и заболел красотой и величием космоса, который видел до этого только в снах да по видеокартинкам учебников. Зрелище глубокой черной бездны с искрами еще не погасших звезд и мерцающей бесконечной вуалью Стенки Космориума действовало на него так сильно, что душа содрогалась и просила не отрываться от созерцания, полная жажды увидеть и познать гармонию Вселенной, ее фундаментальные законы, процессы и великое терпение, с которым она ждала перемен. Почему-то Влад был уверен, что Вселенная ждет новых изменений, которые смогли бы восстановить ее первозданный облик.

Ванесса не мешала молодому землянину глядеть на звезды и на Стенку Космориума, которая, судя по данным аппаратуры заставы, приближалась к звезде с планетоидом уже со скоростью пять световых минут в секунду. При таком темпе сближения до столкновения Стенки со звездой оставалось еще много времени, около двух лет, поэтому паниковать было рано. Однако среди пограничников заставы царило уныние. Они прожили здесь немало лёт, считали планету своей второй родиной и не хотели переселяться обратно на Гею.

Гостям отвели одну из кают заставы, где они прожили трое суток, полных скрытого драматизма. Влад стеснялся Ванессы. Она была не просто красивой женщиной с великолепно развитой фигурой, а геянкой, да еще интраморфом, окутанным ореолом работы в спецслужбе, и общаться с ней открыто Влад просто боялся. Ванессу это забавляло, потом она начала сердиться, особенна в моменты, когда они после вечерних бесед должны были укладываться спать. Влад же переживал и, чтобы не соблазнять женщину, убегал в зал визинга заставы, где простаивал часами, любуясь непрерывно меняющей рисунок, светящейся вуалью Стенки. И все же наступил момент, когда желание обоих достигло «запороговой» величины и заставило Влада забыть о своих колебаниях, а Ванессу почувствовать странную материнскую нежность к парню, в жизни которого еще не было женщины.

Каюта, которую пограничники выделили «коллегам», как отрекомендовалась Ванесса, представляла собой стандартный бытовой модуль со встроенным инженерно- техническим оборудованием. Из него можно было соорудить и рабочий кабинет, и спальню, и хозблок, и комнату отдыха. Мебель здесь была конформной, принадлежала рабочему контуру модуля, ее можно было по желанию хозяина преобразовывать по своему усмотрению и вкусу. Ванесса, естественно, знала в этом толк и превратила каюту в спальню, намеренно не разделив ее на две независимые половины. Влад в свою очередь отказался от совместного отдыха и неразделенного быта, когда в туалет или в душ надо было идти в присутствии напарницы. Ванесса некоторое время поддразнивала спутника, делая вид, что не замечает его мучений, потом смилостивилась и отделила туалетный блок от спальни перегородкой, чем несколько снизила стрессовое давление своего влияния на молодого воина. Однако первый вечер они провели порознь: Влад — в зале визинга, Ванесса, Промаявшись в ожидании спутника два часа, — в компании женщин погранзаставы. Спали они тоже отдельно друг от друга. Влад, вернувшись поздно ночью (по времени заставы сутки здесь составляли тридцать часов, из которых десять приходилось на «ночь») и не увидев второй кровати, устроился в кресле рядом с кроватью, где спала Ванесса, и сделал вид, что его это вполне устраивает. Пришлось и ей делать вид, что она спит, хотя вполне могла встать и разделить каюту на две спаленки. Спали оба в эту ночь мало, подглядывая друг за другом и мечтая о полноценном отдыхе, который у каждого имел вполне определенные, но разные приметы.

То же самое повторилось на второй день, но потом Ванессе надоело наблюдать за реакцией парня на ее почти откровенные пассажи, и она зашла с другой стороны, начиная уважать чувства молодого человека и удивляясь собственной тяге к этому неискушенному в настоящей жизни землянину. Вечером третьего дня она отыскала Влада на поверхности планетоида, возле антенного комплекса сверхчувствительной аппаратуры наблюдения за пространством, но не стала подходить, а наоборот, отошла подальше от него, чтобы не мешать и самой проникнуться своеобразной прелестью пейзажа. И не заметила, как увлеклась созерцанием космоса и меняющей узор Стенки Космориума. Очнулась она, услышав тихий пси-шепот кладоискателя:

«Нравится? Правда, красиво?»

«Очень! — искренне ответила Ванесса. — Я десятки раз наблюдала подобные картины, побывала на многих станциях, видела космос из многих точек Галактики, но вблизи Стенки была только раз. Действительно непередаваемое зрелище!»

«Интересно все же, кто и зачем соорудил Стенки. У вас есть на этот счет теории или прямая информация?»

«У тебя же должна работать родовая память интраморфа».

«Мне мало того, что я помню. Там нет ответа на вопрос: зачем? И даже в прадедовой Книге об этом не сказано ни слова».

«Что за Книга?»

«Учитель передал мне «Свод истин», который написал мой прадед Ставр Панкратов во времена Катастрофы. Там описаны многие события того времени, но о Стенках — ничего. Понятно, что это ответ Конструктора эгрегору интраморфов на их предложение прекратить войну, однако чего хотел Конструктор, неясно».

«А по-моему, очень даже ясно: он ограничил часть метагалактического домена, заросший нагуалями, от не поврежденного этим «сорняком» пространства».

Влад послал собеседнице слоган задумчивого несогласия-размышления-мечтательности-стеснения-желания вырваться за пределы проблемы, и Ванесса ответила ему слоганом солидарности, пропитанным запахом фиалок, что мгновенно сблизило их и позволило почувствовать сопричастность к тайнам Мироздания, ощутить некий Миг истины, одинаково влекущий обоих. Они сошлись на вершине холма, еще некоторое время созерцали темную бездну неба, отграниченную колоссальным струящимся полем Стенки, и вернулись на заставу. А там, соорудив стол, выпив легкого вина из запасов пограничников, рассказав друг другу о детстве и о наиболее запомнившихся моментах своей жизни, не заметили, как оказались в объятиях друг друга.

Ванесса потянулась к Владу губами, закрыла глаза, он ответил тем же, и это был первый поцелуй в его жизни, открывший кладоискателю неизведанный прежде мир под названием — женщина. Впрочем, у него все в эту ночь было первым, что касалось отношений между мужчинами и женщинами, и Ванессе пришлось проявить выдержку, терпение и мудрость взрослой женщины, чтобы у них все получилось как надо, а поскольку она давно жила с мужчинами и знала все тонкости и тайны воздействия на них, Влад изведал небывалое наслаждение, перевернувшее его мировоззрение и ценностные ориентации. Страсть, соединившая их, не погасла даже после второго и третьего урагана ласк, Влад казался неутомимым, он жаждал действия еще и еще, чем даже несколько испугал Ванессу, не предполагавшую, какие запасы сил скрываются в юном воине, однако в конце концов заряд эротической энергии кончился, и Влад погрузился в странное полузабытье, длившееся до тех пор, пока Ванесса не привела его в чувство легкими прикосновениями пальцев, поднимающими тонус и снимающими нервное расслабление.

Потом они купались, пили горячие напитки, снова любили друг друга, узнавая заново прелесть близости, и уснули только под утро, утомленные, потерявшие океан энергии, но счастливые и полные безмятежной уверенности в благосклонности судьбы. О Горане Ванесса вспомнила лишь один раз, пожалев комиссара особой жалостью подруги, знавшей, что он ее любит, но не способной ответить тем же.

До подъема погранзаставы (чей распорядок соблюдался неукоснительно) оставался час, когда Влад проснулся от смутной тревоги, вкравшейся в сон струйкой черного дыма. И тотчас же заворочалась рядом обнаженная Ванесса.

«Мне показалось или?..»

«На заставе появились гости, — прислушался к тишине спальни Влад, вставая и начиная быстро одеваться. — Они закрыты полем Сил, но я их чую».

Ванесса поцеловала молодого человека в плечо, потом в щеку, заметила в его глазах новый эмоциональный интерес, рожденный ночным поворотом в их отношениях, но поняла, что время ласк прошло (а новых — еще не наступило), и тоже стала натягивать уник.

«Я почувствовала, что сработала кабина метро, и больше ничего. Может быть, это кто-то из наших хозяев стартовал по делам на Гею?»

«Я чую поток внимания. Злой поток»

«Тогда надо предупредить пограничников. Но, с другой стороны, лучше проверить, а потом уж поднимать панику. Вдруг это прибыли знакомые хозяев?»

«Знакомые не стали бы прятать пси-ауру под колпаком защиты».

«Ты прав. Но тогда это... террористы! Неужели нам так повезло?»

Влад не ответил, вгоняя себя в состояние боевой готовности. Он уже видел, как будет действовать в случае нападения на погранзаставу неизвестных киллеров.

Однако боя не получилось.

Прибывшая по линии метро команда в составе четырех интраморфов ощутила перераспределение пси-потенциалов, проанализировала ситуацию и поспешила свернуть операцию, не желая рисковать своими жизнями. Киллеры, если это, конечно, были они, предпочитали нападать на своих жертв наверняка, когда их никто не ждал. Кто это был, выяснить не удалось. Видеокамер, наблюдавших за дверью кабины метро, у пограничников не было.

Через час Влад и Ванесса, позавтракав в кают-компании заставы со всеми членами трех семей пограничников, предупредили их о возможном нападении, попрощались и вошли в кабину метро, по которой ходил кругами Секам и принюхивался к углам, словно большой кот.

«Я бы хотел, чтобы обо мне вспоминали чаще», — вдруг с обидой напомнил о себе Нестор, устроившись на мочке уха хозяина в виде серьги.

«Ох, извини, — послал ему виноватую улыбку Влад, переживая неприятный момент; во время ночных упражнений он совершенно забыл о существовании терафима. — Но твоя помощь в общем-то не требовалась. Спасибо за то, что молчал».

«Пожалуйста, — «пожал плечами» инк. — Хотя ты вполне мог спросить у меня совета».

«Только не в таких делах, дружище. Иначе мне придется тебя выгонять».

«Что молчишь? — повернулась к напарнику Ванесса. — У тебя такой вид, будто ты молишься. — Она засмеялась. — Уж не замаливаешь ли грехи?»

«Разговариваю с терафимом, — насупился Влад. — Куда мы теперь? Может, сообщишь наконец программу нашего похода?»

«Терпение, воин. У нас впереди — Космориум со всеми его колониями интраморфов. Правда, мне известны адреса только десяти колоний. С какой начнем?»

«С любой, мне все равно».

«В таком случае поехали к Тартару. Помнишь, что это за мир? С него-то все и началось около двенадцати столетий назад».

«С нами Свет!» — сказал Влад.

«И удача!» — добавила Ванесса.

«И я», — пропищал Нестор.

Не сказал ничего только встревоженный чем-то гепард.

Метро превратило свой живой груз в пакет «сверхструн» и выстрелило им в пространство...


Часть II - МИССИЯ. ВЛАД И ВАНЕССА


ПОЛЗУЧИЙ ТЕРРОР


Сначала он принял это явление за слежку: кто-то подсматривал за ним во все щели, наблюдал за любым его шагом из космоса, невидимой тенью преследовал в коридорах Управления и хихикал за спиной, когда Горан напрягал свою сенсинг-сферу и пытался определить наблюдателей, принимая их за живых людей. Но даже выход в поле Сил не давал результата, от чего у бывшего комиссара общественной безопасности и вовсе опускались руки.

Ситуацию прояснил старик Дивий во время одной из конспиративных встреч «заговорщиков», вплотную подобравшихся к созданию службы контрразведки. Горан осторожно пожаловался коллегам на ощущения «мнимого» преследования, которые он испытывал, и землянин, усмехнувшись и покачав головой, сказал:

— Это явление другого порядка, дорогой комиссар. На Гее резко возрос пси-фон, то есть увеличилась плотность пси-поля, что мешает работать не только тебе, но и всем интраморфам. И объясняется этот процесс увеличением «массы» всеобщего гейского эгрегора, начавшего влиять на политические и социальные, а может быть, и физические процессы. К чему приведет дальнейший рост плотности поля, я не знаю.

В тот вечер Горан не стал рассуждать на эту тему, боясь показаться невежественным, но спустя два дня после встречи с Ванессой и ее спутником в метро на Марсе залез в инк-сеть Правительства и нашел там подтверждение слов Дивия, а также файлы с информацией о создании спецлаборатории под патронажем правительственных структур, работающих над проблемами «больших коллективных надразумных пси-систем со сложно ориентированной психикой». Эгрегор Геи недавно стал большой надразумной пси-системой, так как плотность населения планеты достигла максимально допустимого значения — десять человек на сто кубических метров, дальнейший же рост плотности населения — и соответственно эгрегора — выводил его на качественно иной уровень деятельности. Что это был за уровень, Горан вычислить не смог. Посоветоваться же ему было не с кем, среди его друзей эфаналитиков нужного класса не водилось.

Ползучий Террор между тем продолжал шествовать по планете, несмотря на меры, принятые службой ОКО. Каждый день происходило какое-нибудь происшествие, связанное со взрывами, поджогами, авариями, нападениями и гибелью людей. После взрыва в кабинете комиссара погранслужбы, унесшего жизни Ауриммы и двух его заместителей, Управление ОКО было буквально перевернуто в поисках террористов или их следов, но ни эксперты-криминалисты, ни дознаватели, ни инк-аналитики не смогли отыскать ни одной улики, которая выпела бы следствие на киллеров. И тогда под давлением СЭКОНа новый претор ОКО начал чистку рядов службы, справедливо полагая, что наводчик или помощники террористов работают в Управлении.

Первыми от дел были отстранены Милич и Корев, комиссары двух секторов, ответственных за безопасность и общественное спокойствие. Затем последовала волна смены кадров и в других секторах, в результате чего к власти в ОКО окончательно пришли нормалы, то есть люди, способности которых сводились к стандартному набору логических императивов, к применению «индукции и дедукции» плюс интуиция. Интраморфы, которых и так почти не встречалось в спецслужбах Геи, были таким образом удалены от властной кухни и защитных функций, что немедленно сказалось на криминогенной обстановке на планете: за неделю перестановок и кадровых перетряхиваний количество преступлений возросло на десять процентов.

К удивлению Горана, его внезапно восстановили в должности, а потом перевели в сектор внутренних расследований, о котором говорил новый претор службы. Правда, не комиссаром, а всего лишь «коброй» — командиром обоймы риска, но и это назначение было весьма кстати, потому что могло послужить прикрытием другого рода деятельности новоиспеченной «кобры» — создания контрразведки.

Новая должность давала Горану достаточную степень свободы, чтобы он мог передвигаться по системе Сола и за ее пределы без опаски, что это станет известно начальству, хотя регистрация станций метро продолжалась, а охрана их изменилась. Теперь каждый груз, проходящий по сети мгновенного масстранспорта, проверялся, а каждый путешественник обязан был иметь на руках документ, подтверждающий личность и необходимость быстрого перемещения. Это усложнило работу всех служб Геи, однако не снизило числа преступных деяний: по- прежнему исчезали женщины, количество которых уже перевалило за сотню, гибли ученые-физики, экспериментирующие с нагуалями, и пограничники, следящие за Стенками Космориума. Кроме того, наблюдатели в разных уголках космоса передавали на Гею донесения о появлении возле известных со времен Катастрофы объектов — звезды Тины с планетой Тартар, «раздробленной» планеты Чужая, возле Орилоуха — неизвестных космических кораблей, как две капли воды похожих на гигантского «диплодока», обстрелявшего исследовательский центр в системе Сола.

Горан уже не участвовал в расследовании этого загадочного инцидента, но знал, что чужак не сразу ушёл на «струну» после своей атаки, а сначала промчался через свободную от нагуалей зону в режиме шпуга, словно располагал картой нагуалей. Локаторы службы наблюдения за пространством вели его и дальше, за границы зоны, но это уж и вовсе казалось фантастикой, потому что сфера свободного пространства с орбитой Геи внутри была окружена скоплениями нагуалей, и лишь самоубийца мог рискнуть войти в это «минное поле» на скорости, почти равной скорости света. И тут выяснился один любопытный факт.

Алекс Бодров, с энтузиазмом принимавший участие в создании контрразведки, признался коллегам, что у него имеется секретная карта эфемерид — трасс за пределы системы Сола, свободных от нагуалей. Эту карту сотни лет с риском для жизни составляли пограничники по заданиям своих командиров, и в настоящий момент по ней можно было дойти до многих звезд в радиусе сотни световых лет от Сола в режиме шпуга или же по «струне» свертки топологии пространства. Ауримма, как выяснилось, тоже принимал участие в создании карты вместе с Бодровым, в обязанности которого входила косморазведка, и успел сделать копию карты, передав фрейм с записью Алексу.

— Может быть, пришельцы тоже имеют такую карту? — предположил Бодров, когда организаторы контрразведки собрались на очередное совещание дома у Горана. — Иначе трудно объяснить их смелость.

— Возможен и другой вариант, — сказал Дивий, выглядевший в своей тоге советника очень внушительно. — У террористов имеются способы лоцирования нагуалей, а то и уничтожения.

— Уровень их техники высок, — скептически покачал головой Горан, — но не достигает уровня Конструктора, а ведь даже он не смог освободить домен от нагуалей. Я анализировал наши возможности и понял, что у нас не так уж и много альтернатив.

— Ты имеешь в виду контрразведку? — уточнил Бодров.

— Я имею в виду человечество. Главной проблемой в ближайшее время, как мне кажется, станет не борьба с Ползучим Террором, а проблема сближения Стенок Космориума.

Дивий с любопытством посмотрел на твердое лицо Горана.

— Кажется, мы смотрим на вещи одинаково. Я тоже пришел к выводу о грядущем коллапсе домена. Кем запущен этот процесс и для чего, мне еще непонятно, но проблема уже видна на горизонте. И какие же альтернативы имеет вид хомо сапиенс?

— «Не держим мы в руке своей ни прошлых, ни грядущих дней», — произнес Горан медленно.

Алекс Бодров озадаченно глянул на него, потом на Дивия, нахмурился:

— Ты не заболел, комиссар?

— Я просто вспомнил стихи древнего поэта23. Перспективы же у нас такие. Надо либо уничтожить «колючки» нагуалей, чтобы освободить пространство и звезды, либо ждать, пока они сами испарятся, либо уходить в другие Вселенные, пока не поздно, пока Стенки Космориума не схлопнулись, либо надо искать выход на файверов вроде Габриэля Грехова, а через него — на Конструктора.

23 Пьер Ронсар, французский поэт XVI века.

Бодров хмыкнул, покосившись на задумчивого землянина. Дивий, не спуская глаз с Милича, пожевал губами.

— Ты неплохо покопался в истории Конструктора, комиссар. Тысячу лет назад наши прадеды пошли именно таким путем. Может быть, и нам стоит перенять их опыт, ибо сближение Стенок имеет великий философский смысл. Как вы должны помнить, Сеятели как-то обмолвились, что человечество не есть цель Конструкторов нашего метагалактического домена, что люди могут, но не должны существовать.

— Должны были появиться Инженеры... — тихо вставил Горан.

— Именно так, мой друг. В связи с этим на сближение Стенок можно взглянуть под другим углом: кто-то запустил процесс очистки домена для новой попытки выращивания расы Инженеров в нашем домене.

— А разве файверы не являются потенциальными кандидатами в Инженеры?

— Файверы — представители пятой волны разума, но вряд ли они претендуют на роль Инженеров. Файверы вообще интересное явление в нашей Метагалактике: не нация, не народность, не этнос. Интегральная раса, смысл возникновения которой совершенно непонятен.

— Вы не встречались с файверами?

— Где они? Разбрелись по свету кто куда. Зато я знаком с несколькими интраморфами, имеющими задатки файверов. Один из них — тот самый юноша-ходок, что отправился вместе с вашей сотрудницей.

— Да, я тоже заметил, что он необычный человек, — сухо сказал Горан.

— По-моему, вы слишком увлеклись глобальными философскими вопросами, — недовольно сказал Бодров. — Как говорится, Конструктору — конструкторово, человеку — человечье. Давайте решать конкретные задачи, а не рассуждать о файверах, давно превратившихся в легенду. Вам не кажется, что мы имеем дело по крайней мере с двумя терроркомандами? Уж очень разные задачи они решают. Одна убивает ученых, пограничников, метаморфов с задатками лидеров, похищает женщин, а вторая взрывает станции метро, исследовательские и технические центры. Или я усложняю проблему?

— К сожалению, не усложняешь, разведчик, — омрачился Дивий. — Похоже, в системе Сола, да и на Земле тоже на самом деле действуют разные группы. Быстрей бы нам закончить формирование собственной команды да укрепить бы ее классными эфаналитиками, глядишь — и стронулись бы с мертвой точки. От ходоков не поступало известий?

— Нет, — коротко ответил Горан.

Последнее сообщение от них он получил два дня назад, ходоки послали его с погранзаставы «Марина», наблюдавшей за одной из Стенок Космориума. Куда они направились потом, в сообщении не говорилось.

— Может быть, их перехватили функционеры этой новой правительственной службы, контролирующей сеть метро? — предположил Бодров.

Дивий покачал головой:

— Я бы знал. Что ж, судари мои, продолжаем работать. Знаете, кого я привлек бы к работе в контрразведке? Тех, кто попал в картотеку лидеров.

Горан удивленно посмотрел на старика.

— Но ведь они и так под надзором кадровой службы Правительства. Как мы на них сможем опираться? А если кому-нибудь из высших чинов захочется допросить поднадзорного, выяснить его лояльность к Правительству? Просто ради профилактики?

— Во-первых, все мы находимся в этой картотеке. Во- вторых, существуют методы глубокой пси-защиты человека с переходом на качественно иной уровень сознания и дезинтеграцией наведенных структур. В-третьих, эти люди будут крайне заинтересованы раскрыть причины Ползучего Террора, так как они первые в списке тех, кого отстреливают террористы.

Горан и Алекс переглянулись.

— В этом что-то есть, — пробормотал начальник Даль- разведки. — Хотя я предпочитаю набирать людей среди тех, кого хорошо знаю.

— И последнее, — добавил старый волхв, прекрасно разбираясь в чувствах собеседников. — Я вас очень прошу обратить особое внимание на охрану ученых, занимающихся разверткой мертвых чужан, а также попытаться выйти на похитителей женщин.

— Разве эти две проблемы взаимосвязаны? — озадачился Бодров. — И почему вы уверены, что женщин именно похищают? Нет ни одного свидетеля...

— Именно по этой причине, что нет ни одного свидетеля, — усмехнулся Дивий. — Я тоже неплохой эфаналитик и вполне способен увязать факты в систему. Ты уж извини, разведчик, что я не могу показать тебе весь расчет в объеме и движении, ты не интраморф, а человеческий язык иероглифичен и в состоянии передать только до предела упрощенные или стандартизированные понятия.

— Ничего, я не обижаюсь, — в свою очередь усмехнулся Бодров. — Иногда я завидую интраморфам, иногда жалею их.

Дивий И Горан обменялись взглядами и улыбнулись.

— Поэтому поверьте мне на слово, комиссары, — продолжал старик, — след похитителей женщин приведет нас и к киллерам, и к их заказчикам, и к тем, кто начал экспериментировать с социумом Геи, превращать его в один большой термитник.

Горан молча смотрел на Дивия, понимая, что тот знает больше, чем говорит, но спрашивать ничего не стал. Он хотел сам разобраться в происходящем и сделать надлежащие выводы, не пользуясь подсказками, и поэтому уже тяготился собеседниками, желая остаться в одиночестве, чтобы начать работать, действовать, анализировать поступающую информацию и думать. Лишь одно обстоятельство мешало ему чувствовать себя бодрым и энергичным — отсутствие сообщений от Ванессы.

Этот ее взгляд, поцелуй в щеку на прощание... слоган легкого туманно-серебристого разочарования... господи, неужели она ушла?.. Неужели его предчувствие разлуки оправданно?.. Но ведь не этот же мальчик, ее спутник, причиной тому?.. Тогда почему так ноет сердце?..

Он не заметил, как ушли Дивий и Алекс. Но просидел еще немало времени перед рабочим столом, прежде чем вернул себе спокойствие и сосредоточился на решении очередных дел. В два часа ночи он закончил свои расчеты и поиски информации по доступным сетям правительственных учреждений, собрался было принять душ и внезапно почувствовал усиление потока внимания, внушаемого, как говорил старый волхв, эгрегором Геи.

Через несколько секунд он понял, что неведомый противник, диктующий им свои условия, решил убрать еще одно препятствие на пути к осуществлению своих планов в лице бывшего комиссара общественной безопасности Горана Милича. Только этот противник не рассчитал, что у «препятствия» могут быть свои планы на этот счет.

Сразу после убийства Цамцоя Горан разработал особую программу по защите своего жилища с использованием новейших технологий, и теперь его модуль-квартира на вершине жилой пирамиды Рашн-сектора Центрального Нома представляла собой единый квазиживой организм наподобие кокон-рубки современных спейс- машин. Сам Горан занимал в этом «организме» почетное место водителя и одновременно охраняемого объекта, без которого, кстати, инк-домовой вполне мог обойтись.

«Тревога! — включил своего домашнего помощника Горан. — Приготовься, у нас могут быть гости».

«Всегда готов, — отозвался домовой по имени Людвиг. — Степень допустимого воздействия?»

«Вплоть до полного уничтожения».

«Принял, начинаю отработку».

Модуль-квартира бывшего комиссара СОБ состояла из пяти помещений разного назначения, располагавшихся на двух уровнях: три на первом — кухня-столовая, зал психофизического тренинга и гостиная — и два на втором — спальня и рабочий кабинет. Соединялись уровни лифтом и обычной винтовой лестницей. Встроенное инженерно- техническое оборудование позволяло менять интерьеры комнат в широком диапазоне архитектурных форм и мебельных стилей, «плывущая» геометрия конформной мебели могла воплотить в жизнь любые фантазии хозяина, чем Горан, естественно, пользовался довольно часто. Но вот уже несколько дней интерьер комнат не менялся, и они сохраняли тот стиль («русский терем»), который нравился Ванессе: именно она настраивала программу, перед тем как уйти в поход с землянином.

Чувствительная система модуля отреагировала на попытку проникновения в квартиру своевременно, буквально через минуту после сигнала тревоги. Четверка неизвестных, одетых в спецкостюмы типа «хамелеон» и поэтому практически невидимых (их можно было обнаружить только по движению воздуха и интерференции электромагнитных полей), прекрасно знала слабые места жилых модулей и вошла в квартиру Милича не через дверь (ее пришлось бы взрывать) и не через окна (они давно изготавливались не из стекла и вообще не из материальных субстанций, а из полевых кластеров, изменяющих световой поток в зависимости от ориентации оптической оси), а через стык модуля с соседней квартирой, где не было никаких коммуникационных сетей. Взрывать ничего не пришлось, гости воспользовались нейтрализатором, и часть стены просто растаяла, образовав метровой ширины дыру, через которую и ворвалась в квартиру комиссара четверка террористов.

Возможно, их попытка и увенчалась бы успехом, будь на месте Горана кто-нибудь из нормалов, пусть и хорошо подготовленных, как Алекс Бодров, или даже интраморф, не имеющий специального образования, но им не повезло. Горан Милич не уступал ни одному из них в боевой подготовке, физической силе и реакции, а по скорости мышления и тактическому мастерству (шесть лет работы «собакой» в СОБ ОКО!) превосходил всех четверых. Поэтому операция по ликвидации интраморфа-лидера началась не так, как хотелось киллерам.

Их аппаратура хорошо работала только до момента проникновения в квартиру Милича, потом начались странные сбои и помехи, а визуальная картина квартиры и вовсе перестала отражать реальность, сбивая ориентацию пришельцев, заставляя их отвлекаться, оглядываться, путаться друг у друга под ногами и нервничать.

Сначала они оказались в диком лесу со вполне осязаемыми стволами деревьев, и на них напали флорэксы. У Горана тоже обитала семья этих красивых, но сильно кусающихся ос-бабочек. Затем появились обезьяны-динго, голографические призраки, отвлекающие внимание, а когда гости перестали отвлекаться на эти эффекты, одна из обезьян выстрелила в одного из них из «универсала». Пробить спецкостюм разряд не смог, но удачно повредил систему маскировки, чужак стал видим и выбыл из боя, представляя собой отличную мишень. Остальные продолжили движение, прочесывая комнаты квартиры одну за другой, но уже гораздо медленнее, чем раньше. А у их командира впервые зародилось сомнение, что они легко справятся с одним человеком, не прибегавшим до этого момента к помощи телохранителей.

Они прошли фантасмагорический лес гостиной, «подводный мир» кухни-столовой, «заросли нагуалей» тренировочного зала, то и дело реагируя на появление новых динго-фигур, затем распределились: двое полезли вверх по лестнице на второй уровень квартиры, третий вызвал лифт, а четвертый — в комбинезоне с неработающей голографической разверткой — остался в коридоре, держа под прицелом нейтрализатора Двери и выход к лестнице. Однако ему снова не повезло.

Горан ворвался в гостиную не со стороны лифта и лестницы, а через окно. Вооружен он был «универсалом» на плечевой турели своего «насинга» и выстрелил первым. Разряд пришелся прямо в забрало шлема террориста, мгновенно покрывшегося матовой пленкой термической реакции. Он выстрелил в ответ, в Горана не попал (черная молния навылет пробила внешнюю стену комнаты) и получил еще очередь энергетических пуль, превративших шлем и голову вместе с ним в дымящийся кратер.

Горан же не стал дожидаться возвращения ушедшей наверх тройки приятелей уничтоженного киллера и снова ушел через окно на наружную стену здания-пирамиды, применяя «абсолютные липучки» костюма, позволявшие ему держаться даже на вертикальных стенах. И киллеры не рискнули пойти за ним, понимая, что в ночной темноте шансы засечь объект в боевом костюме невелики, в то время как он может держать окна своей квартиры под огнем. Через минуту, забрав убитого, террористы ушли.

А Горан вызвал дежурного по Управлению, сообщив ему о нападении неизвестных. Когда поднятый по тревоге оперативный отряд «собак» прибыл на квартиру, бывший комиссар безопасности уже ждал ребят в домашнем халате. «Насинг» он, естественно, снял и убрал в шкаф, чтобы у следователя не возникло вопросов, почему Милич держит боевой спецкостюм дома и как ему удалось сориентироваться и успеть облачиться в костюм. На главный вопрос — почему его не убили — Горан ответил коротко:

— Не нашли.


ГДЕ ВЫ, НЕГУМАНЫ?


С расстояния в сто тысяч километров Чужая выглядела планетой, окутанной призрачно светящейся атмосферой, на самом деле это был сферический рой обломков чужого континуума, напоминавших бесформенные, многоугольные, кристаллические астероиды преимущественно черного цвета. Размеры этих «астероидов» колебались в пределах от двух до десяти метров, чужане больших размеров встречались очень редко. Но если до Катастрофы движение чужан в своем рое казалось — и было! — осмысленным, хотя и подчинялось своим, скрытым от людей, закономерностям, то в нынешнюю эпоху Чужая казалась объектом мертвым, представляя собой обычное скопление камней. Впрочем, это были не обычные камни, а свернутые под влиянием гравитации объемы пространств со своими физическими законами, и за период, прошедший со времени исчезновения чужан разумных (считалось, что обитатели обломков своего мира, своеобразные «души» разумных существ, покинули свои жилища еще до появления Стенок, ограничивших метагалактический домен), они ничуть не изменились, не Слиплись в один ком, не стали одним телом, планетой. Настоящие астероиды на их месте давно бы превратились в песок, в пыль от множественных столкновений, но в первую очередь приблизились бы к центру роя, сжались, уплотнились и образовали бы планетезималь, своеобразный зародыш планеты, который под воздействием силы тяжести разогрелся бы и постепенно прошел все стадии эволюции таких планет, как Венера или Земля. Однако этого не случилось. Чужая осталась обломком чужой Вселенной в Метагалактике, интереснейшим объектом для исследования законов Большого Мироздания, и недаром вокруг нее до сих пор кружили станции людей: погранзастава «Стрелец», исследовательская база «Пенелопа» и поселение интраморфов, покинувших Землю во время войны с ФАГом и использовавших для своих нужд «нормальный» планетоид размером со спутник Сатурна (давно исчезнувший) Мимас24.

24 Около 400 км в поперечнике.

Чужая никогда не была привязана к конкретной звезде Галактики. Иногда она подолгу задерживалась в пространстве, свободном от всех космических тел и излучений, кроме реликтового микроволнового, иногда кружила вокруг какого-нибудь солнца, как до Катастрофы — вокруг звезды-карлика Муаммах. В настоящий момент она бесцельно дрейфовала в ячейке пространства диаметром около трехсот миллионов километров, свободной от больших скоплений нагуалей, освещаемая лучами почти погасшей звезды, названной геянами-исследователями Пурпурной Розой. Изредка касаясь нагуалей, она отскакивала, как упругий мячик от стенки, и плыла в другую сторону, не меняя от столкновения своей формы, словно в нее были встроены механизмы сохранения роя. Но еще ни разу Чужая не приблизилась к Пурпурной Розе на расстояние так называемой зоны Роша, в которой большую роль начинали играть приливные силы, раздирающие спутники планет, и в которой ни один спутник не мог удержаться от падения. Чужая словно имела компьютер и собственный двигатель, не позволявшие ей приблизиться к звезде и нырнуть в ее горнило.

Влад и Ванесса прибыли на погранзаставу в тот момент, когда на ней уже работала специальная техническая группа, в обязанности которой входило изменение кода станции метро и контроль за ее использованием. Но код еще изменен не был, документы на руках у ходоков были весьма уважительные, и их пропустили, хотя выход Секама с поклажей произвел на всех большое впечатление. Гепарды на заставе еще не появлялись.

Конечно, пару седельных сумок можно было бы оставить, так как для достижения цели ходоков они пригодиться не могли, в них находились деньги и ценные вещи, которыми Влад рассчитывался за товары и услуги на Земле. Ванесса, узнав об этом, с интересом повертела в пальцах гривны с вычеканенным профилем какого-то бородатого старца, попробовала монету на зуб.

— Золотая?

Влад кивнул.

— А у вас разве деньги делают не из золота?

— У нас вообще нет денег, только специальные электронные карточки, да и те выдаются лишь особо значимым деятелям. Остальные геяне получают товары в соответствии с рангом работы.

— А если кто не работает?

— Существует соцминимум обеспечения, которого вполне хватает для безбедного существования, поэтому три четверти населения Геи не работает. Правда, в последнее время это положение меняется, встал вопрос колонизации астероидов возле Сола, свободного пространства на Гее уже нет, а для этого требуются рабочие руки. Правительство начало ограничивать свободу тех, кто не хочет ничего делать.

— Весело вы там живете.

— Вернемся, я тебе покажу нашу веселую жизнь во всей красе.

Этот разговор произошел еще на погранзаставе «Марина», следящей за Стенкой Космориума, но Влад так и не решился оставить там лишнюю поклажу, тем более что Секам не жаловался на тяжесть груза. Гепардоконь принимал жизнь такой, какая она есть, и готов был следовать за хозяином хоть в преисподнюю.

Поболтавшись в зале визинга заставы и понаблюдав за удивительным роем Чужой, ходоки добились аудиенции у командира заставы, и тот поведал им историю о появлении возле «раздробленной» планеты чужого спейсера в форме «диплодока».

Чужак хищно порыскал вокруг технических сооружений геян, облетел Чужую, сунулся было к планетоиду с колонией интраморфов, но тут же отскочил назад, словно получил предупреждение не приближаться. Задумчиво повисев в пространстве головой к планетоиду несколько часов, он обошел на значительном расстоянии погранзаставу, ощетинившуюся по тревоге всеми активными средствами защиты, и исчез.

— Странно все это, — сказала Ванесса, превратив свой уник в красивое платье, открывающее ноги выше колен; они сидели в каюте командира и пили чай. — В системе Сола этот «диплодок» ничего не искал, сразу нанес два удара по нашему исследовательскому центру и ушел. Что они искали здесь?

Командир, симпатичный молодой блондин по имени Савватий, с интересом посматривал на Ванессу, не обращая на ее спутника никакого внимания, и Владу это не нравилось, хотя Савватий интраморфом не был и ни на что претендовать не мог. Кроме легкого флирта. Ванесса же умела пользоваться такими обстоятельствами и уговорила пограничника помочь им связаться с колонией интраморфов, потомков тех беглецов с Земли, которые покинули родную планету во времена войны с ФАГом.

— Только ручаться за то, что вам разрешат нанести визит, я не могу, — развел руками блондин, кося хмельным глазом на колени Ванессы. Вы, конечно, очень эффектная дама, но у колонистов свои вкусы и пристрастия.

— Как-нибудь договоримся. Вы с ними не общаетесь? Как им вообще удалось сохранить такую небольшую популяцию в изоляции от остального человечества? Мне это всегда представлялось загадкой.

— По словам наших экспертов, их у нас двое в исследовательском центре, интраморфам удалось установить на своей территории режим космического корабля: каждый грамм на учете, и все регенерируется. А потом они воплотили в жизнь концепцию равновесного развития с точной регулировкой производства, регламентацией использования ресурсов и жестким управлением энергоинформационными потоками. Это не моя формулировка, я лишь повторяю то, что слышал. Но я не думаю, что наши соседи были оторваны от цивилизации. По слухам, они держат связь и с Геей, и с другими колониями.

— Тогда все понятно. Значит, они все-таки общаются с вами?

— Очень редко и очень неохотно. Поэтому я и отношусь скептически к вашей идее попросить у них приема.

— Ничего, нас они примут.

— Зачем это вам, если не секрет?

— Секрет, — засмеялась Ванесса, посылая Владу успокаивающий слоган: палец на губах-теплая ладошка на затылке-поцелуй в щеку-струйка света, соединяющая их. — Мы работаем по императиву «миссия», поэтому вы должны понимать, насколько деликатно наше поручение.

Савватий смущенно кивнул, не имея понятия, что такое императив «миссия». Впрочем, не знал этого и Влад, но молчал. Он догадывался, что напарница имеет гораздо большие полномочия, чем об этом говорилось во время обсуждения планов ходоков. Ванесса кинула на него понимающий взгляд, снова обратилась к пограничнику:

— Мой напарник интересуется чужанами. Неужели за сотни лет после Катастрофы они не появлялись у своей колыбели?

— Этого никто не знает, — улыбнулся Савватий. — Накоплено множество интересных записей событий на Чужой, которые можно интерпретировать и как появление живых чужан, однако точных данных нет. Да вот недавний пример: ни с того ни с сего засветился вдруг один «мертвяк».

— Кто?

Командир погранзаставы засмеялся:

— Так мы называем глыбы чужан. Кстати, если хотите, можете посмотреть на это явление, наши парни доставили «мертвяка» в лабораторию. Время у вас есть?

— Полчаса найдется.

Обрадованный тем, что может побыть в обществе красивой женщины лишние полчаса, пограничник повел своих гостей из служебного модуля в транспортный отсек (по пути Ванесса трансформировала платье в комбинезон сотрудника ОКО), где они сели в кабину метро и перенеслись на полусферу исследовательской базы, располагавшейся всего в двухстах километрах от Чужой.

Зрелище плотного черного роя обломков, хорошо видимых из-за свечения возбужденного вакуума, захватило Влада, и он с большой неохотой покинул зал визинга, чтобы посмотреть на глыбу чужанина, перенесенного из роя в лабораторию. Впрочем, зрелище «мертвяка» оказалось не менее захватывающим, поэтому кладоискатель рассматривал его с нескрываемым жадным интересом, помня описание чужан, сделанное прадедом Ставром в «Своде истин». До этого момента Влад не сталкивался с обломками чужой Вселенной лицом к лицу.

Пятиметровая глыба чужанина висела посреди лабораторного отсека, похожая на гигантский кусок антрацита, подвешенная на невидимых силовых подушках. Казалось бы — ну камень и камень, большой кристаллический булыжник или на самом деле кусок угля. Но, во- первых, этот «камень» создавал удивительное ощущение глубины, бездны, тайны, особенно если на него долго смотреть, а во-вторых, из него во все стороны били лучи света. Для полноты впечатлений свет в зале лаборатории, забитом всевозможной аппаратурой, выключили, и тогда «мертвяк»-чужанин предстал перед гостями во всей своей феерической необычности, похожий на елочную игрушку какого-то великана.

— Топос, — проговорил довольный эффектом командир заставы, будто сам придумал этот фокус. — Пространство с переменной вариабельной топологией, как выражаются наши остроголовые умники.

— Так просто? — с едва уловимой иронией сказала Ванесса.

— Я бы не сказал, — не понял юмора Савватий. — Простота и истина не одно и то же, а в данном случае и вовсе не приходится говорить ни о простоте, ни об истине. Два дня назад спектр свечения «мертвяка» был другим, близким к ультрафиолету, сейчас же он стал желтым.

Свет в зале загорелся снова. Занятые работой исследователи в количестве пяти человек, из которых двое были женщинами, не любили, когда им мешают. Бросив по взгляду на гостей, они снова занялись своими таинственными манипуляциями с приборами у глыбы чужанина.

— Если бы у вас было время, я показал бы вам один интересный феномен, — сказал Савватий, наблюдая за Ванессой с плохо скрытым интересом. — Недалеко от Чужой торчит «колючка» нагуаля, и ребята однажды надели на нее одного из «мертвяков». Что было!..

— Что же?

— «Колючка» вошла в «мертвяка», как нож в масло, и тот потек, как пластилин, стал менять форму, а потом лопнул, как воздушный шарик! Но самое интересное, что при этом изменилась и «колючка», она превратилась в светящийся сталактит! Светился он недолго, но при этом приборы зафиксировали понижение температуры в этом районе до невероятных величин — буквально до минус миллиона градусов! Экспериментаторы едва живы остались.

— Разве такое бывает? — засомневалась Ванесса.

— Эксперты сказали, что такое возможно при фазовой перестройке вакуума. Еще они заявили, что фундаментальные процессы структурирования и разрушения в нашем домене давно подчиняются иным законам. Ну что, не хотите посмотреть?

Ванесса покачала головой:

— В другой раз. Пойдемте попытаемся связаться с колонистами. Нам надо делать свои дела. Кстати, как зовут ваших остроголовых экспертов?

— Они интраморфы, муж и жена. Его зовут Миранда Тот, ее — Клементина. Могу познакомить.

— Не надо, мы сами с ними познакомимся.

Они вышли из отсека, снова забрались в кабину метро, и Савватий, прежде чем включить линию, сказал, понизив голос:

— Извините, коллега, вы не замужем?

Ванесса, удивленная вопросом, пристально посмотрела на собеседника и поняла, что он имеет в виду.

— К сожалению, муж у меня имеется.

— Жаль, — искренне огорчился командир погранзаставы. — Нашей семье не хватает женщины, вы были бы идеальным партнером, и я хотел бы предложить...

— Я поняла, благодарю за предложение, но, увы, я не свободна. А семья у вас большая?

— Три на четыре. Трудно, знаете ли, регулировать свои отношения при остром дефиците... э-э, внимания.

Ванесса косо глянула на невозмутимое лицо шагавшего сзади Влада, посочувствовала пограничнику:

— Да уж, нелегко вам приходится в условиях женского дефицита.

Смущенный словами Ванессы Савватий поспешил в отсек параметрического контроля заставы, имеющий многодиапазонную станцию связи. Отсек представлял собой небольшой полусферический зал с кокон-кресла- ми, слабо освещенный световой нитью по периметру пола. Три кресла были заняты слухачами, как называли пограничников-техников, прослушивающих пространство, еще пять кресел пустовали. Савватий сел в одно из них, включил инк-сопровождение, и кресло запеленало его полупрозрачными лепестками биодатчиков, превратилось в кокон. Влад с любопытством смотрел на действие незнакомой ему техники, сравнивая ее с образами той, что хранилась в наследственной памяти. Ванесса поняла его чувства и усадила в соседнее кресло.

«Будешь все слышать, но не вмешивайся».

Что-то щелкнуло внутри сиденья, кресло вокруг кладоискателя ожило, упругие холодные и шершавые язычки прижались к рукам и ногам Влада, вдавили в глубину кресла, но спустя несколько секунд потеплели, стали ласковыми, и тело почти перестало их ощущать. Лепесток, опустившийся на голову молодого человека, сделал несколько быстрых движений, приспосабливаясь к форме головы оператора, мигнул зеленым светом, и глухая ватная тишина в ушах Влада сменилась глубокой, бархатной, торжественной тишиной космоса. В затылке раздался тихий пси-голос Ванессы:

«Как слышишь, воин?»

«Странное ощущение — будто я падаю...»

«Пройдет, это включилась автоматика».

Тишина в голове Влада стала вибрировать, посвистывать, звенеть, но вскоре снова все успокоилось, перед глазами развернулась наполненная перламутровым туманом сфера, провалилась сама в себя и превратилась в черное окно, в центре которого появился каменный обломок, похожий на картофелину с оспинами кратеров. Это был планетоид колонистов, казавшийся издали абсолютно мертвым небесным телом. Но вот он приблизился, и стали видны линзовидные утолщения, усеявшие тело планетоида, сотворенные из материала, напоминавшего черное стекло, отбрасывающее кровавые блики в лучах Пурпурной Розы.

В ушах Влада раздался двойной удар гонга, а вслед за ним голос Савватия:

«Погранзастава «Стрелец» вызывает «Пурпурное Сердце». Прошу ответить».

Тихий гул, уходящий, казалось, в глубину пространства, шорохи, тишина.

«Погранзастава «Стрелец» вызывает «Пурпурное Сердце». С вами хочет поговорить Ванесса Дарьялова, особая группа службы ОКО геянской колонии. У нее важное сообщение».

Гул, посвистывание, молчание, затем отчетливый хруст ломающегося под ногами хрупкого ледка. В черном окне перед глазами Влада появился огонек, стал расти, превратился в длинное безбровое мужское лицо с жесткой складкой губ и узкими черными глазами.

«Пурпурное Сердце» слушает Ванессу Дарьялову».

«Мне необходим прямой контакт с руководством колонии, — сказала Ванесса. — Прошу принять меня и моего напарника Влада Велича».

«Цель?» — скучным голосом спросил незнакомец.

«Об этом я сообщу при встрече. Могу только повторить, что сообщение очень важное».

«Мы знаем все, о чем вы хотите нам сообщить».

«Не все, уважаемый анорм, дело касается недавнего разведрейда спейс-машины негуман в системе Пурпурной Розы, а также изменения режима метросообщений на Гее».

Гул, свисты, тишина. Лицо мужчины исчезает, потом появляется вновь.

«Хорошо, мы вас ждем. Через четверть часа к заставе подойдет наш транспорт».

Хруст, тихий удаляющийся гул.

Изображение мужского лица погасло. Тишина в ушах стала деревянной. Влад понял, что станция связи отключилась.

Лепестки кокон-кресла разошлись, превращая его в красивый бутон тюльпана, освободили тело молодого человека. Ванесса уже стояла рядом, протянула руку.

— Все, сеанс закончен. Забирай своего зверя и двигай в причальный отсек заставы, я сейчас приду.

Влад с некоторым трудом вылез из глубин кресла, молча направился к выходу из зала. Он помнил расположение переходов, лестниц и лифтов заставы и не нуждался в советах, как добираться до Секама и где располагается причальный отсек. Спрашивать у Ванессы, зачем понадобилось брать с собой гепарда, он не стал.

Они встретились у люка в причальный ангар заставы, представлявший собой прямоугольный короб в днище пирамиды, форму которой поддерживали особые механизмы заставы. Савватий, имевший вид нашкодившего кота (неужели снова уговаривал Ванессу стать его четвертой, а то и пятой женой?), открыл люк, и все четверо ступили на рифленый пол ангара, где стояли спейс-машины пограничников: куттер, два «голема», полуразобранный когг и «пакмак». Людей в ангаре видно не было.

На противоположном торце короба, выходившего в космос, загорелись фиолетово-сиреневые треугольники.

—Кажется, они уже прибыли, — пробормотал командир заставы.

В стене ангара появилась длинная трехметровая щель, побежала по кругу, как бы вырезая круглое отверстие диаметром в шесть метров. Стал виден черный зев пространства с далекими искрами не то звезд, не то фонарей летающей по космосу техники. Затем в образовавшееся отверстие (воздух из ангара не ринулся наружу, удерживаемый силовым полем) скользнул дымящийся двухметровый куб, завис в полуметре над полом ангара, лопнул зигзагообразной щелью и остался висеть, продолжая испускать струйки белесого дыма.

— Садитесь, — усмехнулся несколько оживившийся Савватий. — Это и есть транспорт наших соседей. Домчит вас за минуту без всяких неприятных ощущений. Они на таких «дымолетах» даже в Чужую не боятся нырять. Вас ждать к обеду, госпожа Дарьялова?

— Боюсь, что мы уже не вернемся, — ответила Ванесса. — Спасибо за гостеприимство.

— Жаль, — снова огорчился блондин, протянул ей сверкнувший шарик размером с горошину. — Это новый код нашего метро. Вдруг пригодится?

Ванесса взяла шарик, задумчиво посмотрела на разрумянившееся лицо Савватия, быстро поцеловала его в щеку и полезла в отверстие «дымолета». Оглянулась на Влада:

— Не отставай, агент ноль-ноль-семь.

Влад затолкал внутрь куба Секама, кое-как втиснулся туда сам, Ванесса помахала рукой Савватию, и отверстие входа заросло. Стало темно. Затем по внутренним стенам совершенно пустого куба побежали змейки голубого огня, что-то тихо зазвенело, как ложка в пустом стакане. Влад почувствовал давление на виски, на ворчанье Нестора не ответил, прислушиваясь к себе и посматривая на все еще задумчивое лицо Ванессы, хотел было спросить, что она чувствует, но в это время в стенке куба возникло отверстие и стал виден освещенный зал с рядами каких-то ребристых цилиндров. Напротив отверстия стоял человек, высокий и массивный, как все космены, родившиеся при меньшей, чем земная, силе тяжести, и смотрел на гостей.


* * *


Около трех часов их водили по закоулкам «Пурпурного Сердца», как громко и красиво назвали колонисты свой пещерный город, прятавшийся внутри планетоида диаметром всего в четыреста километров. Масса планетки была на три порядка меньше массы таких космических объектов, как Гея и Земля, и для обеспечения нормальной для жизни людей (а интраморфы и их потомки все же оставались людьми, привыкшими жить в поле гравитации) силы тяжести внутри планетоида в его ядре был установлен генератор тяготения. Однако сила тяжести в городе все же была меньше земной, поэтому гулять по тоннелям, пещерам и гротам «Пурпурного Сердца» было легко и приятно, тем более что там было на что посмотреть.

Гида, встретившего «дымолет» с гостями, звали Мечиславом, он оказался тринархом колонии — третьим заместителем иринарха, главы местного самоуправления. Шел ему сорок третий год — по времени Геи, — и был он очень сильным интраморфом, ловившим даже личные слоган- переговоры гостей. На Влада он не произвел большого впечатления, а вот Ванесса явно заинтересовалась Мечиславом, оригинально мыслящим и знающим человеком, отчего молодой ходок снова почувствовал себя лишним.

К информации о Ползучем Терроре тринарх отнесся довольно серьезно и даже задал пару вопросов, говорящих о том, что колонисты неплохо осведомлены о положении дел на Гее, а вот идею привлечь в команду по борьбе с террористами своих соотечественников воспринял скептически.

«Вряд ли вам удастся уговорить кого-нибудь из нас служить тем, кого мы, мягко говоря, не уважаем. Удивительно, что вы, интраморфы, продолжаете работать на чуждое вам по духу общество, зашедшее в тупик».

Ванесса и Влад обменялись слоганами, смысл которых сводился к смущению и озабоченности. Все трое как раз вышли из тоннеля, напоминавшего аллею парка где-нибудь на Гее или на Земле, под купол огромного грота с озером посредине, окруженным лугами и самым настоящим лесом, хотя деревья здесь лишь отдаленно напоминали растения Земли, скорее их можно было отнести к гигантским травам и цветам. Мечислав подвел спутников к берегу озера, и они увидели в прозрачной толще воды какие-то лоснящиеся черные туши, медленно ползающие по дну.

«Как бы вы ни относились к людям, — сказала наконец Ванесса, — но мы их дети, мы обязаны их защищать».

«Вы сами роете себе могилу, — усмехнулся тринарх. — И на самом деле вы дети паранормов, а не нормалов».

«Но почему вы так их презираете?! Почему уверены, что человеческое общество в тупике? Неужели в вас до сих пор горит обида за изгнание прадедов с Земли? Ведь без связи с Геей вы бы не выжили!»

Мечислав посмотрел на женщину с жалостью, как показалось Владу.

«Конечно, выжили бы. Мы биологически и энергетически независимы от людей. Колония по сути — единый разумный организм, способный адаптироваться практически к любым природным условиям».

«Человечество в целом тоже выжило благодаря адаптации к другим жизненным условиям».

«Да, но при этом вы не преумножили, а с трудом сохранили свой научно-технический потенциал, почти полностью загубив творческий. Существование геян в данный момент не отвечает ни одному критерию прогресса, за исключением, может быть, ордерогенеза»25.

25 Ордерогенез — упорядочивание среды обитания таким образом, что происходит усложнение и увеличение организации организмов, населяющих ареал.

«Например?»

«Человек напрочь отказался от энергогенеза, то есть использования организмом новых видов энергии, что привело бы к существенному расширению его физических возможностей. В зачаточном состоянии находится экономогенез — повышение КПД использования энергии: для обеспечения растущих потребностей населения вам приходится, во-первых, строить все больше энергостанций, а во-вторых, мечтать об экспансии, для чего ваше Правительство подумывает даже о возвращении части геян на Землю, что, между прочим, приведет к катастрофе и вырождению оригинальной организации землян. Люди отказались и от алломорфоза, от полифункциогенеза, от сенситивогенеза...»

«Спасибо, мы поняли, — перебила гида Ванесса. — Все равно это не дает вам права относиться к людям с пренебрежением и насмешкой. Да, они такие, как вы их описали, но пусть они живут как хотят и защищаются от воздействия извне тоже как хотят».

«Вы не понимаете, — с грустью сказал Мечислав. — В их экологической нише, которую они строят, нет места для интраморфов. Боюсь, вы поймете эго слишком поздно».

«Значит, вы отказываетесь нам помочь?»

«Я передал ваш интенсионал всем колонистам, но никто не захотел вам даже ответить. С Ползучим Террором вам придется справляться без нас. Хотя я не советовал бы принимать все это близко к сердцу. Вселенная — это Игра. Кто может быть Игроком, тот становится им, кто не может — уходит со сцены истории».

«Вы Игроки?»

«О нет, мы познаватели и накопители, хранители информации, которая, возможно, когда-нибудь понадобится Игрокам. Сама же Игра призвана переоценить ценности в каждой клетке Универсума, изменить ориентацию разума, иерархию целей, смысл жизни, заставить двигаться вперед, поэтому она эволюционно полезна. Вот почему я советую вам не принимать происходящее на Гее и в космосе близко к сердцу. Но это тема отдельного разговора, а времени у меня нет».

«Я не поняла, — собрала морщины на лбу Ванесса. — Вы сказали, что Универсум, то есть наша Вселенная...»

«Универсум — это Сверхсистема Игроков, в какой-то степени многомерная разумная Игра! Не по-человечески разумная, хочу подчеркнуть. Людям в этой игре места нет».

«Печально, если это так».

«Что поделаешь, так устроен наш мир. Что еще вам угодно посмотреть? У меня есть пара минут».

«Спасибо, мы уже сыты, — с пробудившейся иронией сказала Ванесса. — Пора идти дальше. А что за червячки ползают по дну?» — Она кивнула на черные туши в глубине озера.

«Это информационные преобразователи, — небрежно бросил Мечислав. — Вы были на Орилоухе? Вся эта планета — суть гигантская молекула-формула и одновременно все время изменяющийся поток информации, так вот нам удалось создать нечто подобное, хотя и в гораздо меньших масштабах. Приглядитесь, форма этих, с позволения сказать, «червячков» все время меняется. К сожалению, орилоуны ушли из домена, и консультироваться нам стало не с кем. Чужане тоже ушли, а тартариане по-прежнему ни с кем контактировать не желают».

«Вы случайно не знаете, куда ушли чужане и орилоуны?»

«Логика чужан отлична от логики орилоунов, хотя они и родственники по временной линии».

«Почему вы так считаете?»

«Логика чужан, в отличие от орилоунской, не может быть выражена ни словами, ни символами, ни математикой, используемой людьми, которые когда-то отвернулись от исследования физики невозможных состояний. Структура логического фундамента чужан не линейна и ветвями уходит в бесконечность. Никто не может сказать и даже представить, в том числе и мы, к сожалению, как они воспринимают Вселенную и нас».

«Один человек мог», — не выдержал Влад.

Ванесса и Мечислав посмотрели на него с одинаковым любопытством.

«Кто же?»

«Габриэль Грехов. У него даже был друг — чужанин Морион».

«Грехов — особая статья, — задумчиво сказал Мечислав. — Многие из нас хотели бы с ним встретиться. Вы не обидитесь, если я отлучусь на минутку?»

«Ради бога», — развела руками Ванесса.

Мечислав быстрым шагом направился к тоннелю, вошел в стену грота — выглядело это так, будто он продавил телом какой-то зеркальный слой, — и исчез. Ванесса нагнулась, зачерпнула ладонью воду и попробовала на язык.

«Пресная... — Выпрямилась. — Откуда ты знаешь о Грехове?»

«Прадед писал о нем много, — равнодушно ответил Влад. — А что наш проводник имел в виду под полифункцио- и сенситивогенезом?»

«Наверное, усиление органов тела и создание новых органов чувств. У него, например, многокамерное сердце, способное вынести огромные нагрузки, дающее возможность заниматься паракинезом, укрепленные почки и печень, позволяющие выводить из организма любые продукты распада, куча дополнительных органов чувств, расширяющих сенсинг-сферу».

Влад подумал:

«Это и мы умеем».

Ванесса засмеялась не слишком весело, взъерошила волосы на макушке кладоискателя.

«Я не сомневалась в тебе. Однако наша миссия, похоже, не увенчается успехом, и если другие интраморфы-колонисты настроены так же, вернемся мы на Гею несолоно хлебавши».

Появился Мечислав.

«Исходя из принципа минимальных потерь, я принял решение помочь вам. Опасность, связанная с появлением разведкорабля неизвестной нам формы, слишком непредсказуема. Когда нужно явиться на сбор вашей команды?»

Обрадованная Ванесса с недоверием заглянула в глаза интраморфу.

«Вы... не шутите?»

«Нет», — серьезно покачал головой тринарх.

Ванесса порывисто встряхнула руку Мечислава.

«Благодарю! Мы, честно говоря, не ожидали. На Гею вы можете явиться в любой момент, когда освободитесь от дел, но — инкогнито. По консорт-линии найдете бывшего комиссара службы безопасности Горана Милича и будете работать с ним».

«Тогда с вашего разрешения я отправлюсь туда через два дня. Итак, с формальностями покончили. Не хотите поучаствовать со мной в дневной трапезе?»

«Ты как, не голоден?» — повернулась к Владу Ванесса.

«Нет», — угрюмо ответил молодой человек.

«С удовольствием присоединимся к вам». — Ванесса взяла Мечислава под руку, и они зашагали вперед. Влад с меланхолической покорностью последовал за ними, пряча в душе тонюсенький всхлип ревности.

«Что вы думаете по поводу сближения Стенок Космориума? — спросила повеселевшая Ванесса уже в кабине пронзающего лифта. — Это временное явление или глобальная процедура?»

«Судя по всему, кто-то запустил процесс выдавливания из покалеченного нагуалями домена чужих Законов, — ответил Мечислав, посылая вдруг Владу слоган: подмигивающий глаз-улыбка-успокивающее похлопывание по плечу-запах нашатыря. — Решил избавиться от нагуалей».

«Кто?»

«Не знаю».

«А как же остальная материя? Сожмется в единый конгломерат, в черную дыру? И что будет с нами, если Стенки сойдутся?»

«И этого я не знаю, — улыбнулся Мечислав. — Общеизвестно, что из-за нагуалей расширение нашего домена прекратилось, он застыл в статически неустойчивом положении. Возможно, сближение Стенок призвано стабилизировать это состояние. Хотя, с другой стороны, процесс сближения Стенок может означать всего лишь начало другого витка Игры. Но вот понадобимся ли мы Игроку, затеявшему Игру, еще вопрос».

«Вы весьма оптимистичны, господин тринарх».

«Это у нас в крови», — пошутил Мечислав.

Лифт вынес их в другой грот, с озером, парком, десятком красивых павильончиков, и Мечислав повел гостей в модуль питания, напоминавший кафе на Гее. Вероятно, оно и создавалось специально для гостей, чтобы они чувствовали себя в привычной обстановке.

«Куда вы отправитесь после посещения «Пурпурного Сердца»?» — полюбопытствовал тринарх.

«К Тартару, — ответила Ванесса. — В системе Тины тоже есть наша погранзастава и колония интраморфов. Если только код метро там не изменили. Не будете ли столь любезны, что позволите нам воспользоваться вашей линией?»

«Разумеется, — кивнул Мечислав. — Но позвольте дать вам совет: оставьте своего вьючного зверя у нас, он вас очень сильно выдает. Если хотите, мы снабдим вас фоксом для ношения поклажи».

«Нет», — коротко ответил Влад.

Ванесса посмотрела на его бесстрастное лицо, ответила серьезно:

«Гепард — полноправный член нашей команды. Пока что он нам необходим».

«Дело ваше. Итак, вот меню, делайте заказ».

Через несколько минут ходоки уже обедали, так и не увидев открыто гуляющих по планетоиду колонистов. Что они делают, где отдыхают и отдыхают ли вообще, спрашивать было неудобно, а Мечислав делал вид, что не понимает желания гостей поговорить в компании с большим количеством соотечественников. А может быть, и не делал никакого вида, сообразуясь со своими понятиями гостеприимства. Однако впечатление недосказанности, упущенных возможностей после посещения «Пурпурного Сердца» осталось и у Влада, и у Ванессы. Владу показалось даже, что разговаривали с ними как с малыми детьми, из вежливости, и лишь согласие Мечислава влиться в команду контрразведчиков на Гее несколько скрашивало это впечатление. И одновременно заставляло размышлять о тайне взаимоотношений колонистов, о смысле, который вкладывал новый союзник интраморфов в слова «мы — единый организм»...


ТАРТАР - ОРИЛОУХ - ЗЕМЛЯ


Завтракали за невысоким круглым столом в небольшой комнате, утопающей в приятном золотистом свете с потолка, который точно имитировал небо Земли. Комната была создана специально для них в недрах колонии «Зеленое Утро», располагавшейся, как оказалось, на искусственном сооружении в виде креста с шаровидными утолщениями на концах. Длина одной перекладины креста достигала шести километров, другой — четырех. Почему этот крест назвали «Зеленым Утром», осталось загадкой. Видимо, все интраморфы — переселенцы с Земли тяготели к красочным эпитетам и романтическому ореолу, достаточно было вспомнить их колонию «Пурпурное Сердце» в системе Чужой.

До прыжка на «Зеленое Утро» ходоки успели побывать на погранзаставе «Аргус», висящей над Тартаром, и этот их визит начался и закончился конфликтом с группой метроконтроля, которая проверяла оборудование станции метро на заставе и устанавливала дополнительные контуры защиты, а также меняла код старт-финиша.

Мечислав советовал им сразу переместиться на борт «Зеленого Утра», однако у Ванессы были другие планы, и она настояла на своем, попросив тринарха сообщить своим родственникам (по духу) о посещении колонии, чтобы колонисты разрешили впустить пару миссионеров с Геи.

Станция метро на «Аргусе» не хотела никого принимать, но Мечислав подключил к линии какое-то устройство, и канал открылся. Ошеломленные работники правительственной команды смотрели, открыв рты, как из камеры выходит огромный пятнистый зверь, а за ним женщина и молодой человек в серо-голубых униках пограничников-официалов.

— Привет, — сказала женщина с очаровательной улыбкой. — Мы туда попали или нет? Это база «Аргус»?

Немой и бледный от ярости начальник группы метро- контроля очнулся:

— Вы понимаете, что делаете?! Мы еле успели выскочить из кабины! Что вы себе позволяете?! Кто вы такие? Предъявите допуск!

Начальник был худ, рыж, бородат и впечатления властного человека не производил, поэтому Ванесса смерила его пренебрежительным взглядом и кивнула Владу:

— Пойдем, нас ждут. Секам пусть подождет здесь.

Однако, несмотря на субтильную внешность, начальник был решительным человеком, наделенным достаточно весомыми полномочиями, и подобной наглости не стерпел.

— Стоять! — прошипел он, делая знак своим подчиненным. — Документы!

Двое мужчин в коричневых с зелеными и желтыми нашивками комбинезонах шагнули к Ванессе, недвусмысленно кладя руки на рукояти «универсалов», и тотчас же Секам прыгнул вперед, сбивая их с ног. Влад остался на месте, но турель с «универсалом» на его плече развернулась в сторону рыжебородого начальника отряда и заставила отступить.

— Какие вы неловкие, — поморщилась Ванесса. — Вас же предупреждали, что по сети метро бродят террористы. А если бы вместо нас прибыли они? Где бы вы сейчас были?

— Допуск... — фальцетом проблеял начальник.

— Да есть у нас допуск. — Ванесса небрежно махнула перед его носом карточкой особых полномочий. — Только учтите, что и у террористов может оказаться на руках такой же документ. Надо быть готовыми ко всему. Чао, мальчики.

Она вышла из зала метро, провожаемая взглядами оторопевших техников контроля. Влад, оставив Секама в углу зала, молча последовал за напарницей, также сопровождаемый красноречивыми взглядами четырех мужчин.

На погранзаставе они пробыли недолго. Ванесса побеседовала с командиром заставы, которого знала и который оказался интраморфом, заручилась его согласием присоединиться к Миличу, и ходоки вернулись к метро, где продолжала работать группа контроля. На сей раз ее начальник был настроен более решительно.

— Я получил приказ вас задержать, — сказал он, опуская руку на рукоять «универсала», — и доставить в Управление СЭКОНа. Прошу сдать оружие и следовать за мной.

— А хвост от ящерицы вам не Нужен? — с иронией поинтересовалась Ванесса.

— К-какой хвост? — не понял рыжебородый.

— Сушеный, — любезно уточнила Ванесса, посмотрела на Влада: — У тебя с собой нету? Какая жалость. — Она шагнула к кабине метро, но рыжебородый отскочил, выхватывая «универсал», его подчиненные тоже схватились за оружие, и Влад вынужден был вмешаться.

Он прыгнул к рыжебородому практически с прямых ног, перехватил руку с пистолетом, локтем ударил его в челюсть, отобрал «универсал» и приставил его к виску начальника. Секам в это время преодолел в прыжке ползала, вырос за спинами Парней в коричневых униках, и Ванесса подняла руку:

— Успокойтесь, господа! Уберите оружие.

Переглянувшись и опасливо отодвинувшись от готового к новому прыжку гепарда, молодые сотрудники правительственного контроля опустили «универсалы».

— Не стоит проявлять инициативу там, где это не требуется, — продолжала Ванесса назидательным тоном, глядя на еще больше побледневшего руководителя группы. — Я же показывала вам карт-бланш, неужели захотелось проверить интуицию?

— Йя... н-не... — сказал рыжебородый.

— Понятно, — вздохнула Ванесса. — Отпусти его.

Влад перестал держать командира группы, отдал ему «универсал», невозмутимо зашагал к открытой кабине метро. Секам, недовольно мяукнув, бросился за ним. Ванесса оглянулась в дверях на растерянных мужчин:

— Будьте бдительны, коллеги. Не дай вам бог встретиться с настоящими террористами.

Дверь кабины метро закрылась, и ходоки вскоре оказались на борту колонии «Зеленое Утро».

Здесь их встретила немногословная, молодая с виду женщина, назвавшаяся Тосико; она и вправду была похожа на японку, с которыми Ванесса встречалась на Гее в Джапн-секторе. Влад же японцев никогда не видел — японских общин на Земле не существовало — и на Тосико смотрел с интересом. Заметив это, Ванесса отослала его в зал визинга, сама же осталась с хозяйкой, решив на этот раз провести переговоры без напарника. Влад не возражал. Пока она беседовала с Тосико и встречалась с мужчинами-колонистами «Зеленого Утра», кладоискатель спустился в зал визинга и с любопытством стал рассматривать знаменитую псевдопланету, представлявшую собой осколок иной Вселенной, так и не развернувшийся в полноценный объем пространства внутри Метагалактики.

Издали, с расстояния в пятьдесят тысяч километров, Тартар напоминал гигантский буро-коричневый шипастый орех, изрезанный бороздами, разломами, трещинами и каньонами. За миллиарды лет скитаний по метагалактическому домену ядро тартарианского континуума обросло слоем пыли, обломочных пород от падений на него метеоритов и обрело атмосферу, так что Тартар вполне напоминал планету, однако на самом деле планетой он никогда не был, хотя и нес на себе триллионы тонн космического мусора, маскировавшего его истинное лицо.

Нагуаль, выросший возле Тартара около тысячи лет назад, серьезно изменил вакуум вблизи него, что едва не закончилось катастрофой. Неизвестно, превратился бы Тартар в квазар или сверхновую звезду или не превратился, но лишь благодаря совместным усилиям чужан, орилоунов и Сеятелей его удалось отодвинуть от нагуаля, перевести на другую орбиту вокруг центральной звезды системы — Тины, где он и оставался по сей день, продолжая наматывать витки вокруг неровно пульсирующей, потускневшей, но все же уцелевшей Тины. Каким- то образом ему удавалось избегать столкновений с нагуалями, «привязанными» к звезде, сохраняя при этом стабильность орбиты, однако вид его изменился и уже мало напоминал тот Тартар, по которому когда-то бродил Габриэль Грехов со товарищи. Особенно впечатляюще выглядели колоссальные черные пики высотой до полусотни километров, так называемые обелиски, окруженные концентрическими черными валами, до половины обернутые в белоснежные «фартуки» паутин.

По «Своду истин» прадеда Ставра Влад знал, что паутины — полевые стабилизаторы тартариан, призванные оградить внутренний порядок Тартара от воздействия извне, но видел эти паутиновидные образования со сложным и красивым рисунком впервые. Манипулируя аппаратурой дальновидения визинга, Влад разглядел даже бесцельно летающих над дымящимися кратерами планеты любопытников, весьма сильно смахивающих на чужан. Глядя на эти угловатые черные глыбы, «куски» пространств Тартара, оторванные от основного ядра с иными физическими законами и материально-энергетическим насыщением, Влад начинал понимать, почему чужан называли потомками тартариан, которых никто никогда не видел, но которые тоже обитали внутри свернутых миров-глыб Тартара, таких как любопытники, летающие скалы и горные пики — обелиски.

Ванесса, спохватившись, что оставила напарника Одного в чужом доме, прибежала в зал визинга через полтора часа после их появления на борту колонии и застала кладоискателя в позе медитирующего монаха, адепта Веры. Он не скучал, получая удовольствие от созерцания черной бездны местного космоса вообще и черно-коричневой бездны Тартара в частности.

«Извини, — с облегчением и раскаянием сказала Ванесса, проследив за взглядом не двинувшегося с места Влада. — Я думала, ты уже ищешь меня по всем отсекам станции. К сожалению, меня выслушали, но помочь не обещали».

«Этого следовало ожидать», — флегматично отозвался Влад.

«Почему? Ведь согласился же Мечислав войти в нашу команду. Найдутся и другие интраморфы, которым небезразлична судьба человечества. Кстати, к тебе сюда никто не заходил?»

«Нет».

«Надо же, никакого любопытства к гостям. На Гее такого равнодушия не встретишь».

«Зеленое Утро» — колония маленькая, все и так всё знают».

«Пурпурное Сердце» тоже небольшая колония, поэтому, наверное, мы почти никого там и не увидели. Здесь меня встречали по крайней мере человек десять. Жаль, что они все какие-то озабоченные, медлительные, неактивные и чересчур рассудительные. Зато они согласились выделить нам комнату для отдыха. Мы на ногах уже двадцать часов, пора и отдохнуть».

«Я не устал».

«Зато я устала», — отрезала Ванесса.

Влад подозрительно посмотрел на спутницу, оценил цветовое насыщение ее ауры, следов усталости не заметил, но возражать не стал. Каким бы сильным интраморфом Ванесса ни была, она все равно должна была жить в соответствии с биоритмами и суточным циклом родной планеты, то есть Геи.

«Хорошо, давай отдохнем. Тосико сообщила что-нибудь интересующее нас?»

«В каком смысле?»

Влад покраснел.

«Колонисты могут знать о террористах...»

«Нет, ничего они не знают. Единственное, что меня заинтересовало в их высказываниях, так это мнение, что эмиссары ФАГа во время войны с землянами действовали изощренней. Уровень противостояния, предложенного инициаторами Ползучего Террора, гораздо ниже. И я думаю, что претор ОКО Цамцой, которого убили террористы, был трижды прав, затеяв создание службы контрразведки. Хотя, может быть, это уже и запоздалый шаг».

«Уровень игры всегда отражает уровень игроков».

Ванесса с удивлением глянула на обманчиво невозмутимое лицо Влада:

«Да?! Ты уверен?»

Влад снова покраснел, отвернулся. Ванесса смягчилась:

«Я пошутила. Пора тебе привыкнуть и не обижаться. А что ты хотел сказать Своим афоризмом насчет игры?»

«Каковы возможности людей, их спецслужб, таковы и правила предлагаемой игры. Так было во времена войны с ФАГом, так будет всегда».

«В таком случае нам не стоит создавать контрразведку, усиливать оборону и увеличивать возможности спецслужб, иначе нам предложат совсем другие условия, более жесткие. Так, по-твоему?»

«Я только сделал предположение».

«Речь не мальчика, но мужа. — Ванесса засмеялась, видя его смущение. — Теперь я вижу, что логически мыслить тебя твой учитель-волхв научил».

Они вышли из зала визинга, занимающего все шаровидное утолщение на торце перекладины креста станции, и Тосико проводила гостей в отведенные им апартаменты в жилой зоне колонии. Естественно, ночь они провели вместе, вновь узнавая друг друга в иных измерениях — измерениях любви, Нежности, страсти. А наутро им доставили завтрак в стиле «долгого космического путешествия»: салаты из овощей и фруктов, тростника, грибов, побегов бамбука, лапшу по-китайски, с солениями, соевые блинчики, жареный рис, ананасы в сиропе и морс. Все это, разложенное на фарфоре и сверкающем серебре, выглядело вполне аппетитно и красиво, и уставшая за ночь пара с удовольствием приступила к завтраку, переглядываясь поверх блюд и ваз с цветами, которые пахли совсем не по земному и выглядели искусственными. Тела партнеров еще звенели от нескончаемых ночных упражнений, и оба каждым нервом ощущали взаимную близость. Для искушенного взгляда исходивший от них жар так до конца и не растраченного желания казался бы почти зримым, словно туман над рекой холодным утром, но на ходоков никто не смотрел, кроме разве что инка, обслуживающего гостевые покои, и они чувствовали себя почти как дома. Только у Влада к ощущениям уюта и удовлетворения примешивалось еще чувство вины, будто он украл что-то или, по крайней мере, стал заговорщиком. Он хорошо понимал значение последнего взгляда, провожавшего их Горана Милича, которым тот одарил Ванессу и самого Влада.

После завтрака к ним пришла Тосико и сообщила, что она получила разрешение иринарха колонии присоединиться к геянам, создающим особую группу для борьбы с Ползучим Террором. Это сообщение застало ходоков врасплох. Они искали не просто паранормов, обладающих экстрасенсорными возможностями, а профессионалов боя, стратегов и тактиков разведки и контрразведки, не требующих спецподготовки. Тосико же была на вид хрупкой и красивой женщиной, обладавшей, может быть, задатками эфаналитика, но не способной выдерживать стрессовые психические нагрузки войны с террористами. Поняв по взглядам собеседников, о чем они подумали, жительница «Зеленого Утра» улыбнулась.

«Не волнуйтесь, я вполне могу постоять за себя не только на ментальном, но и на физическом уровне. Иринарх колонии — адепт старинного боевого искусства, поэтому мы с детства воспитываемся в духе психофизического совершенствования».

«И как же называется это старинное боевое искусство?» — спросила скептически настроенная Ванесса.

«Русбой».

Влад и Ванесса переглянулись.

«Ты знаешь, что это такое?» — спросила геянка. «Русбоем владели эрмы, учитель рассказывал».

«А ты?»

Влад пожал плечами:

«Любая боевая система — это сужение вариабельности тактик и взаимодействий...»

«Я спрашиваю, ты владеешь русбоем?»

«Я владею процессом адекватного ответа, русбой — его составная часть, как и другие старинные боевые искусства».

«Так бы и сказал. Интересно, выстояла бы наша хозяйка против меня или нет?»

«А вы меня испытайте», — лукаво улыбнулась Тосико, ухитрившись поймать личную пси-волну Ванессы.

«Не стоит», — смутился Влад, привыкший доверять людям в силу воспитания и родовой памяти.

«Я все же попробую, — загорелась Ванесса. — В конце концов, ответственность за подбор кадров лежит на мне, мы не должны ошибаться».

Она превратила уник в спортивный костюм, Тосико приказала инку помещения трансформировать комнату в небольшой зал, на минуту оставила гостей и вернулась уже переодетой в гладкое трико красного цвета, поверх которого была накинута белая курточка свободного покроя. Она казалась такой хрупкой и беззащитной, что Ванесса засомневалась, стоит ли начинать проверочный тест, однако Тосико быстро развеяла ее сомнения, вдруг оказавшись рядом и проведя блестящую комбинацию захватов, спиралевидных закручиваний и выходов за спину соперницы, в результате которой Ванесса оказалась на полу с выкрученной к затылку рукой. Тосико тут же отпустила ее, улыбаясь с прежней мягкостью, без вызова и насмешки. Ванесса вскочила разъяренной тигрицей, ошеломленная не столько поражением, сколько изяществом и скоростью проведения приемов, бросилась в атаку, и по тому, как она действовала, Влад определил, что в основу подготовки напарницы легла не менее древняя система боя под названием кунг-фу. Он невольно улыбнулся: миниатюрная японка демонстрировала знание русской системы защиты, а более высокая и сильная Ванесса, наоборот, была тренирована в азиатском стиле.

Между тем события на импровизированном татами развивались по сценарию Тосико, легко порхавшей вокруг Ванессы и уходившей от большинства ее атак. Лишь однажды Ванессе удалось поймать соперницу на встречном шаге и отбросить к стене жестоким «штыковым» ударом, вполне способным сломать ключицу или ребро, однако Тосико дозировала защиту тела потоком Силы и была неуязвима. Впрочем, Ванесса тоже применяла для защиты состояние «железной рубашки», поэтому их боевой танец не мог закончиться ничем, кроме «набора очков». По очкам же выходила ничья.

Наконец Ванесса поняла, что хозяйка не уступает ей в знании приемов боя, и остановилась, протянув Тосико руку.

— Простите за сомнения. Честное слово, я не предполагала, что вы так хорошо подготовлены.

— Я так живу, — с приятной улыбкой ответила вслух Тосико. — Как вы уже заметили, нас мало, колония держится только благодаря связи с другими колониями, и мы вынуждены жить в состоянии постоянной кризисной готовности. Вот почему мне разрешили помочь вам. Колонии необходима поддержка устойчивости гомеостаза, контакт с вами — это шанс. Итак, вы уходите?

— Да, — кивнула Ванесса, превращая уник в комби- костюм пограничника. — Спасибо за прием. Как вы думаете, нас примут на Орилоухе?

— Колония «Падающий Снег» над Орилоухом ждет вас, — продолжала улыбаться Тосико. — Но я не уверена, что ваша миссия увенчается успехом. Она посмотрела на Влада. — Вашего пятнистого зверя мы покормили, он очень беспокоится за вас,

— Спасибо, — пробормотал Влад. — Он понимает человеческую речь.

Тосико проводила гостей к метро, помахала рукой, и закрывшаяся дверь отрезала ее понимающий доброжелательный взгляд.

— Ну как она тебе? — спросила Ванесса угрожающим тоном.

— Хороший воин, — дипломатично ответил Влад.

— А я?

— Ты лучше.

— То-то же, — смягчилась Ванесса, призналась: — Но она действительно классный боец. Хорошая маскировка у старушки.

— Почему у старушки?

— Ей сорок лет. А ты что подумал?

— Ничего, — после паузы сказал кладоискатель.

Секам лизнул его в нос, обрадовавшись появлению хозяина. Лишь Нестор молчал, не напомнив о себе ни разу в течение всего срока пребывания ходоков в колонии. Впрочем, Влада это вполне устраивало.


* * *


Орилоух произвел на Влада огромное впечатление. По записям «Свода истин» он знал, что мир Орилоуха — осколок чужой Вселенной — представляет собой сложнейшее многомерное планетарно-инженерное сооружение размером с одну из бывших внешних планет Солнечной системы — Сатурн, но видел инородное для Метагалактики тело впервые.

С борта спейсера «Падающий Снег», вращавшегося вокруг Орилоуха по орбите радиусом в сто тысяч километров, внутри которого располагалась колония интраморфов, Орилоух выглядел снежно-ледяным рыхлым комом с геометрически правильным рисунком «снежных торосов» и «ледяных айсбергов». До Катастрофы внутри этого образования жили орилоуны, «живые математические формулы-процессы», непрерывно изменяющиеся во времени. Даже обычное общение орилоунов преобразовывало их до неузнаваемости, хотя трудно было представить существо, превращавшееся к финалу беседы в нечто невообразимое, противоречащее законам двоичной человеческой логики, тем не менее каждый орилоун был индивидуален «в пределах процесса», имел отличительные — в многомерии — признаки и нес приметы личности.

По признанию прадеда Ставра, на него когда-то неизгладимое впечатление произвело не мгновенное, но очень быстрое и плавное изменение ландшафтов псевдопланеты при каждом движении, перемещении, действии и даже мыслительном процессе орилоунов. Представить в уме процесс математического преобразования, который существенно изменял жизненное пространство «живых формул» и сами формулы, было не так уж и сложно, увидеть же его реализованным — потрясающе!

И даже теперь, спустя тысячу лет после эвакуации орилоунов (куда и как они ушли — никто из людей не знал до сих пор), «пустой» Орилоух поражал воображение наблюдателей своей необычностью и тайной возникновения. Хотя имелось мнение, и Влад его помнил, что орилоуны — потомки чужан, как те в свою очередь — потомки тартариан. А существовали еще и потомки орилоунов — Сеятели, так называемые Серые призраки, много раз помогавшие людям и также покинувшие Метагалактику.

Полюбоваться Орилоухом Владу не дали.

Колония «Падающий Снег» не имела зала визинга, для наблюдений и связи использовалась рубка бывшего спейсера, приспособленного под жилье, и хозяева колонии неохотно пустили туда гостей для переговоров. Если бы не просьба родичей из колонии «Зеленое Утро» (Тосико), они, наверное, вообще не впустили бы землянина и геянку на борт своего космического жилища. Колонисты были заняты своими делами, сводившимися к одному слову — выживание, и проблемы геян их не волновали. Поэтому визит на орилоухскую колонию занял у ходоков всего около часа. Посещать погранзаставу «Обитаемый остров», контролирующую пространство вокруг Орилоуха, они не стали, сразу стартовав с «Падающего Снега» в неизвестном для Влада направлении, и оказались... на Земле! О чем стало известно, как только ходоки выбрались из кабины метро, располагавшейся в пещере на вертикальной, усеянной кавернами и дырами скальной стене у берега.

Однако здесь ходоков уже ждали, хотя, по словам Ванессы, код этой станции был известен лишь немногим посвященным в погранслужбе. Если бы путешественники по сети метро не были интраморфами и не готовились к подобным встречам специально, все могло закончиться плачевно. Однако они были готовы.

Влад почувствовал «грязную» пси-атмосферу этого места сразу после выхода из кабины метро. Насторожилась и Ванесса, не заметив никого из пограничников, охраняющих станцию непосредственно в пещере. Заволновался даже Нестор, чувствительность которого к пси- полям была весьма высокой.

«Здесь плохо пахнет, — заявил он, отцепляясь от уха Влада и воспаряя к куполу пещеры струей дыма. — Кто- то очень злой оставил здесь следы».

«За пещерой ведется наблюдение, — сказал Влад в ответ на взгляд Ванессы. — Что будем делать?»

«Засада?»

«Не знаю, но очень похоже».

«Тогда нам лучше вернуться». — Она шагнула назад к двери в кабину, но та не открылась, как обычно, автоматически, словно отключились все датчики. Не открылась она и на мысленный приказ Ванессы, а также на аварийный вызов с помощью скрытой кнопки.

Ходоки переглянулись.

«Нас ждали, — сказала Ванесса. — И как только мы здесь вышли, линию заблокировали».

«Как это можно сделать?»

«Из диспетчерской метросети на Гее. Но для этого надо знать код станции».

«Значит, там его знают. Похоже, в вашей службе сидит предатель».

«Сама понимаю. Ну, погодите, шакалы! Я еще разберусь, кто это сделал!»

«Пещера выходит прямо в пропасть. Как вы отсюда выбирались?»

«Здесь всегда дежурил разведкатер плюс флайт охраны метро».

«Второго выхода или, по крайней мере, спуска на берег из пещеры не предусмотрено?»

Ванесса мрачно усмехнулась:

«Боюсь, наши хитрые сюрпризы тоже известны негодяям, но вдруг нам повезло?»

Она прошла в глубь пещеры, освещенной косо падающим в нее столбом солнечного света, осмотрелась, припоминая местонахождение замаскированного прохода в глубь скал. Влад позвал Нестора:

«Выгляни, посмотри кругом, может, кого увидишь?»

Терафим превратился в почти невидимую глазу линзу и выскользнул из пещеры.

«Нашла! — воскликнула Ванесса, удивленная и обрадованная своему успеху. — Мне показывали этот проход три года назад, когда я еще только стажировалась. Теперь попробуем его открыть».

«Куда он ведет?»

«В одну из пещер метров на полсотни дальше. Здесь вся стена плоскогорья утыкана пещерами, как сыр дырочками».

Что-то зашипело, из угла пещеры вылетел клуб пыли, с тихим гулом в стене образовалась трещина, стала расширяться, расти, пока не превратилась в метровой ширины и трехметровой высоты проход.

— Ура! — прошептала Ванесса. — Об этом тайнике наши недруги все же не узнали. Давай за мной.

«Подожди, — остановил спутницу Влад, позвал терафима. — Эй, советник, ты где?»

«Тут я, — откликнулся терафим, залезая в волосы кладоискателя. — Снаружи нас ждут. Прямо на обрыве стоит какая-то машина в камуфляже, а в одной из соседних пещер прячется еще одна. Людей не разглядел».

«Что он говорит?» — нетерпеливо бросила Ванесса.

«Это действительно засада. Наверное, они не знали, кто выйдет из метро, и приготовились к бою с целым отрядом. Не понимаю только, чего они ждут, ведь наверняка уже определили, что мы вышли».

Словно в ответ на мысль Влада в пещере потемнело, и отверстие входа заслонил зализанный нос летательного аппарата, в котором Ванесса узнала десантный галеон.

— Выходите! — заревел усиленный динамиком голос. — Мы знаем, что вы здесь! Вход перекрыт, сопротивление бесполезно! Выходите, или мы откроем огонь!

«Отступаем, — скомандовал Влад, подталкивая Сека- ма в щель прохода. — Нестор, мчись вперед и докладывай обо всем, что увидишь подозрительного. Как закрывается проход?»

«Я закрою...» — начала Ванесса.

«Я сам закрою, — остановил ее Влад. — Беги за гепардом, я вас догоню».

Ванесса посмотрела в глаза парню и поняла, что возражать не стоит. Он был дома, в своей стихии, и знал, что надо делать. Геянка показала молодому воину панель управления и молча побежала вслед за Секамом. Влад, подождав секунду, вошел в состояние тульпагенеза и усилием воли сотворил четыре тульпы — голографических призрака, избрав в качестве модели старосту общины. В руки каждому он сунул по гранатомету. Свой облик он тоже подправил, приделав себе голографическую бороду и зачем-то косматую фиолетовую шевелюру. В таком виде он и вышел на середину пещеры в сопровождении кряжистых «телохранителей». Крикнул:

— В чем дело?

— Всем лечь на пол! — заревел металлический голос. — Бросьте оружие! Даем пять секунд на размышление и открываем огонь!

— Да кто вы такие? — возмутился Влад. — У нас особые полномочия...

— Служба внутренних расследований! Бросайте оружие и сдавайтесь! Иначе будем стрелять!

В то же мгновение Влад выстрелил из «универсала» прямо в зеркально бликующую морду галеона.

Вспышка, стеклянный треск попадания «массивного» энергетического разряда в лоб летающей машины, рикошет. Галеон дернулся назад, но тут же подплыл вплотную к отверстию пещеры и открыл огонь из более мощного излучателя, чем был у Влада, прошивая пространство пещеры насквозь. Огненные струи ударили по неровным стенам, выжигая в них приличные ямы, во все стороны брызнуло каменное крошево, вспухли клубы дыма и пыли, снижая видимость. Успевший спрятаться за колонну метро Влад выстрелил в лоб галеону еще раз, теперь уже из нейтрализатора, пробил в броне приличную Дырку и заставил машину убраться. Теперь он был уверен, что нападавшие не скоро полезут в пещеру, опасаясь ответа, зато все внимание обратят на нее. Через несколько минут кладоискатель догнал спутников, мысленно успокоив их еще до встречи. Еще через некоторое время они выбрались из каменного лабиринта в другую пещеру, где стоял готовый к полету птеран.

«Что ты там натворил? — спросила Ванесса, прислушиваясь к доносившимся из коридора звукам. — С кем они воюют?»

«С призраками, — хладнокровно ответил Влад. — Они теперь уверены, что мы там и никуда не денемся».

«Кто это нас так встречает, хотела бы я знать?»

«Твои соотечественники, я полагаю. Их начальник заявил, что это служба внутренних расследований».

«Нет такого сектора в ОКО. Разве что это правительственная организация. Или отдел СЭКОНа».

«Не важно, они сразу открыли огонь, а это значит, что либо нас приняли за других...»

«За террористов?»

«...либо знают, кто мы, и получили приказ уничтожить. И в том и в другом случае слушать нас не станут, надо уходить».

«Куда? Как только мы появимся в зоне видимости, они бросятся в погоню, а бежать нам некуда».

«Ошибаешься. Какова скорость у той машины, что атаковала пещеру?»

«Это галеон, он тихоход, не более тысячи километров в час, но вторая машина может быть и скоростной».

«А у этого птерана?»

«Около двух с половиной тысяч».

«Годится. Садись».

«Что ты задумал?»

«Это берег Русского Сверкающего океана, я его знаю. В часе лета на юго-восток — Борейский архипелаг, там нас никто не найдет».

«Я тебя тоже там искала... — Ванесса все еще медлила. — Но там в общем-то мы ничего не найдем... поняла! На одном из островов архипелага живет этот сумасшедший тип, афроид...»

«Его зовут Уанкайова. Он нам поможет».

Ванесса выдержала паузу, принимая решение, и открыла колпак кабины птерана.

Аппарат был всего лишь четырехместным, Секам в кабине уместился с трудом, так что его морда нависала над плечом Влада, но с этим приходилось мириться. Вход в пещеру был замаскирован изнутри плитой под цвет скал, снимать ее было некогда, и Влад просто вышиб плиту носом аппарата. Плита, кувыркаясь, полетела вниз, врезалась в Волны, и птеран прыгнул в солнечный свет, как камень из пращи.


ПОЯС СНЕЖНОЙ КОРОЛЕВЫ


Увлеченные захватом запертых в пещере метро «террористов» оперативники службы внутренних расследований не сразу заметили птеран с беглецами, а когда спохватились и бросились в погоню, те были уже далеко. И хотя скорость аппарата преследователей была побольше, чем у птерана (им оказался десятиместный неф), все же догнать его он не смог, не хватило, может быть, каких-то минут. Когда неф достиг первых островов Борейского архипелага, птеран с ходоками уже скрылся в туманной шапке, окутывающей остров Уанкайовы.

Во время перелета они обогнали большую птичью стаю, стремящуюся куда-то на юг, в сторону Пояса Снежной Королевы, и Ванесса с удивлением проводила глазами стаю, не обратившую на птеран ни малейшего внимания. Огромные черные, с белыми поясками на шее и у хвоста, орланиды, мутировавшие потомки лебедей, медленно и Величественно Махая двухметровыми крыльями, пронеслись мимо и остались позади, держа курс к только им ведомой цели.

«Куда они летят? — спросила Ванесса, зачарованная удивительно четким треугольником стаи и гордым видом птиц. — Там же снег и лед, температура под минус восемьдесят, воздуха мало...»

«Учитель говорил, что это триангуляционная миграция, — ответил Влад, — но о причинах не рассказывал. — Он подумал и честно признался: — Да я и не спрашивал».

«Сколько же еще здесь у вас на Земле тайн, — задумчиво проговорила женщина, поглаживая Секама за ухом. — Я почти три года летаю над Землей, а не узнала и тысячной доли того, что скрывает старая разбитая планета».

Влада покоробило ее признание, неприятно было осознавать, что жизнь землян давно находится под наблюдением переселенцев с Геи, но говорить об этом он не стал.

«Древним индусам и шумерам Земля представлялась плавающим островом в безбрежном океане, — продолжала Ванесса. — Странно, что их фантазии исполнились. Не хватает только китов и слонов, держащих на своих спинах Землю, вместо этого под ней торчит нагуаль.

Кстати, не знаешь, кто-нибудь из кладоискателей туда спускался?»

«Не знаю, — подумав, ответил Влад. — Учитель бродил по Австралийскому океану и даже спускался к северной полярной зоне, но дальше не проходил. А может, просто не рассказывал».

«Да, как все это грандиозно... и страшно! Представить невозможно, каково было тем, кто не успел покинуть Землю до Катастрофы! Разве кто-нибудь из них верил, что сбудется пророчество Гермеса Трисмегиста? — Ванесса закрыла глаза и нараспев процитировала: — «Земля потеряет равновесие, море перестанет быть судоходным, нарушится упорядоченное движение звезд в небе...» Как точно, да?!»

«Там у него дальше еще более оптимистичное предсказание: «Когда все вещи свершатся... тогда Господь и Отец, высший Бог, правящий единством Мира, видя нравы и деяния людей, исправит зло деянием воли и божественной доброты; дабы положить конец заблуждению и всеобщей развращенности, Он утопит мир в потопе, или уничтожит его огнем, или разрушит его войнами и вернет миру его первозданную красоту, дабы мир еще казался достойным восхищения и обожания, похвал и благословений...»

Ванесса с интересом посмотрела на профиль спутника, покачала головой.

«Я все время забываю, что образование на Земле не уступает нашему. Вам повезло, что землян обучают волхвы. Ты, говорят, закончил ранарию?»

«Закончил, — лаконично ответил Влад. — Кто говорит?»

«ДивИй, твой учитель. Еще он говорил, что ты будущий файвер, но это уже совсем из области невообразимого. Ты вот сам себя файвером чувствуешь?»

«Нет».

«Я тоже. Оглянись, они уже близко».

«Мы уже у цели».

Влад кинул птеран вниз, и машина нырнула в туманное облако над островом, где обитал афроид-мутант Уанкайова.


* * *


Он ждал их в бухточке, где пряталась древняя атомная субмарина. Когда Влад после недолгих поисков запеленговал его мыслесферу и прижал птеран к воде возле рубки подводной лодки, Уанкайова появился из люка и, помахав гостям рукой, так и сказал:

— А я вас тут дожидаюсь.

Влад и Ванесса обменялись взглядами-слоганами.

— Разве мы договаривались о встрече? — пробормотал Влад.

— У меня недавно один старик побывал, оставил вам сообщение и сказал, чтобы я вас ждал. Вот и торчу на лодке вторую денницу.

— За нами гонятся, — напомнила Владу Ванесса. — Если это «собаки» из ОКО, то у них есть спецаппаратура многодиапазонной локации, нас вот-вот засекут.

Полезайте в лодку, — предложил Уанкайова, изучая лицо геянки. — А машину свою затопите пока, потом достанем.

Влад подумал и согласился.

Ванесса и Секам перебрались на металлический волдырь рубки атомохода, спустились в люк. Влад дал команду инк-водителю птерана закрыть кабину и опуститься под воду, после чего тоже перелез на лодку. Довольный тем, что может показать гостям свое жилище, Уанкайова повел их в кают-компанию подлодки по довольно узким коридорам, объясняя на ходу назначение люков, кремальер, перегородок и встроенных в стены приборов. Везде горели плафоны, кают-компания, в которой могло разместиться одновременно человек пятьдесят, тоже была освещена, и хозяин пояснил, что он подключил к энергосети атомарины найденный целехонький кварк-реактор, сохранившийся со времен Катастрофы. Где он его нашел и как дотащил до острова, а потом впихнул в лодку, Уанкайова говорить не стал. Предложив гостям привести себя в Порядок в туалетной комнате, сверкающей фарфоровой белизной и никелем, он усадил их за столик с напитками и исчез, бросив через плечо:

— Я ненадолго, только посмотрю, кто за вами гнался.

Влад И Ванесса остались одни, ошеломленные простотой и быстротой контакта с отшельником, в одиночку осваивающим Борейский архипелаг.

«Интересный экземпляр, — сказал Ванесса, разглядывая кают-компанию, — домовитый. Не предполагала, что один человек, да еще мутант, способен создавать такой уют».

«Он очень умный и опытный физик. У него здесь целая лаборатория, где он продолжает изучать нагуали».

«А это что такое?»

Влад, кормивший Секама сухим мясом из сумки, проследил за взглядом спутницы и увидел прикрепленную в углу помещения деревянную доску с изображением величавой женщины с мудрым и печальным взглядом.

«Это древняя ликона Божьей Матери».

«Неужели он, физик, человек науки, поклоняется богам?!»

«Почему человек науки не может быть человеком Веры? — пожал плечами Влад. — Земляне выжили благодаря Вере в духовного Отца, в справедливость его законов. Они и Катастрофу связывают со вторым пришествием Христа, который во время первого пришествия обещал прийти и покарать отступников. Теперь все ждут третьего появления Отца, хотя и связывают его с Конструктором».

Ванесса фыркнула:

«Я немножко изучала вашу историю. Интересно все же у вас все переплелось: Святая Троица, Иисус, Аллах, Конструктор... интегральная Вера...»

«Православная в основном. Только в Аравийской общине исповедуется преимущественно исламиитская Вера».

«Странно, что афроид — у нас люди с черным цветом кожи называются неграми — повесил ликону белой Божьей Матери. По идее он должен верить в африканских богов».

«На Земле давно нет ни Африки, ни Европы, ни Азии, один материк...»

«Я не об этом. Корни-то у него негритянские».

Уанкайова вернулся через несколько минут. По лицу афроида невозможно было судить о его душевных переживаниях, а читать чужие мысли Влад не хотел. Зато Ванесса не отличалась такой Щепетильностью и еще до того, как владелец подводного атомохода открыл рот, заявила:

«Нас до сих пор ищут. Упорные, собаки, попались».

— Вас до сих пор ищут, — сказал Уанкайова, бросив на Ванессу беглый ироничный взгляд. — Две машины, четырнадцать человек в боевых костюмах. Принадлежат какой-то службе внутренних расследований, подчиненной непосредственно службе этического контроля за опасными тенденциями развития общества Геи, точнее, созданной недавно бригаде быстрого реагирования. Я не понял, чем вы провинились, но настроены они весьма решительно. Сейчас обе машины прочесывают остров с воздуха.

— Они приняли нас за террористов, — буркнул Влад.

— Откуда вы знаете такие подробности? — недоверчиво и подозрительно спросила Ванесса.

Афроид усмехнулся:

— На лодке стоит отличная поисково-следящая аппаратура, я ее починил и запустил. Вот, читайте пока. — Он протянул Владу красивую жемчужину фрейма. — А я немного опущу лодку под воду, метра на три, чтобы нас не заметили сверху.

Через минуту послышался тихий дребезжащий шум хлынувшей в балластные цистерны воды, и лодка плавно погрузилась под воду. Пока Уанкайова занимался маскировкой, ходоки «читали» сообщение, переданное Дивием.

Учитель Влада, ставший на Гее советником Владыки («Ну и связи у старика!» — восхитилась Ванесса), передавал, что внутри СЭКОНа создана особая служба внутренних расследований, задачей которой является поиск террористов и защита особо важных персон. Службу эту сначала хотел создать новый претор ОКО Асур Вариг, но потом в связи с покушением на жизнь бывшего комиссара безопасности Горана Милича её подчинили чрезвычайной комиссии СЭКОНа. Кроме того, заработала служба контроля метросети, существенно ограничившая как деятельность террористов, убивающих ученых и похищающих женщин, так и возможности возрожденной контрразведки, которую возглавил Милич, получивший к этому времени новое назначение — «кобры» спецгруппы по особым поручениям, подчиненной Асуру Варигу. Чиновники СЭКОНа, перехватившие инициативу Варига по созданию службы внутренних расследований, не захотели оставить во главе службы интраморфа, коим был Горан Милич. Последнее, о чем говорилось в послании Дивия, касалось корректировки планов ходоков. Они должны были дождаться новых документов, подтверждающих особые полномочия, и карты метро с новыми кодами станций выхода. После этого им надлежало «аккуратно» выйти на сеть метро интраморфов, не контролируемую геянами, и продолжить работу по привлечению профессиональных воинов в службу контрразведки.

«Значит, на Горана было совершено нападение, — проговорила Ванесса, настроение которой заметно упало. — Вот негодяи! Что же там у нас творится, если даже «собаки» ОКО не могут спать спокойно?!»

«Главное, что Он остался жив», — поспешил успокоить ее Влад.

«Это не гарантирует Горана от нового нападения. Он исключительно решительный, смелый и рисковый человек и никогда не попросит охрану. Я вообще надеялась, что наша миссия скоро станет ненужной, а оказывается, на нас все еще возлагают надежды».

«Почему наша миссия называется «носорог»?» — вспомнил Влад.

«Откуда ты взял?» — не совсем искренне удивилась Ванесса.

«Ты подумала об этом во время разговора с Мечиславом».

«Ты подслушивал мои мысли? Впрочем, не бери в голову, ты просто не так меня понял. Носорогом я назвала Мечислава».

Взгляд женщины был чист и невинен, однако Влад чувствовал, что она говорит неправду. Хотел было расставить точки над «i», но появление Уанкайовы избавило Ванессу от объяснений.

— Что молчите, словно воды в рот набрали? — весело заговорил афроид, морща уродливый широкий нос. — Или вы общаетесь мысленно?

— Разумеется, общаемся, — откликнулась Ванесса, смущенная красноречивым взглядом напарника. — Уан, вы тут давно живете, все знаете, не скажете, куда летела стая орланид? Мы тут перегнали одну. Двигалась она на юг и так целеустремленно, будто знала точно, куда летит и зачем.

— Вы обо мне слишком хорошего мнения, — засмеялся Уанкайова, присаживаясь рядом за столик. — Зачем орланиды летят на юг, я вам точно не скажу, в физике птичьих стай я не силен, зато я знаю, что стая орланид обладает эквивалентом воли и сознания. Вообще, Катастрофа вызвала на Земле к жизни множество самоорганизующихся подсистем, каждая из которых достигла определенной стадии эволюции и обрела психосоматику, нечто вроде сознания. Таковы рои мутапчел, колонии муравьев, стаи птиц, не говоря уже о сообществах мутантов вроде гоминоидов. Даже я, — Он весело прищурился, — мутант, хотя и предпочитаю жить отшельником, а не в стае. Ну что, давайте выпьем винца, по старой доброй традиции, за встречу. У меня припрятано несколько бутылочек старомолдавского.

— Давайте, — с готовностью согласилась Ванесса, поддерживая тон хозяина. — Сами делаете или с материка привозите?

— Сначала выпьем, потом скажу, это сюрприз.

Уанкайова достал из буфета длинную узкую бутылку темного стекла без этикетки, но с выдавленной на стекле печатью и названием вина: «Живая вода» — на старорусском и румынском языках, разлил по бокалам прозрачно-малиновую жидкость, поднял свой бокал:

— За добрые встречи!

Бокалы сдвинулись с легким хрустальным звоном, Уанкайова сделал глоток, зажмурился, потом посмотрел на разглядывающих его гостей одним глазом:

— Райское наслаждение!

Влад пригубил вино, прислушиваясь к своим ощущениям, и почувствовал огненную струйку, скользнувшую по пищеводу. «Живая вода» действительно оказалась сухим вином с привкусом трав и смол и действовала на организм мгновенно, приводя его в легкое эйфорическое состояние.

— Ну как?

— Великолепно! — похвалила вино Ванесса. — Давно такого не пила. Теперь признавайтесь, откуда оно у вас.

— Не поверите: из запасов капитана подлодки, В его каюте я обнаружил бар, оборудованный стабилизатором влажности и температуры, а в нем около пятидесяти бутылок вина, водки и коньяка разных сортов. Как видно, любил капитан выпить. Коньяк, конечно, превратился в уксус, а вот вино, как ни странно, и водка сохранились. А вы в свою очередь признавайтесь, почему за вами гонится правительственная команда. Аж на Земле достала!

— Дивий вам ничего не рассказывал?

— Старик-то? Ничего особенного, попросил только передать вам сообщение да советовал не высовываться с острова.

— И о положении на Гее вы не осведомлены?

— Ни сном ни духом, как говорится.

— Странно, я была убеждена, что вы все знаете. Дивий сказал, что на вас можно положиться и даже просить помощи.

— Разве я отказывался? — Уанкайова подвинул молчащему Владу блюдо с малинояблоками. — Угощайся, спаситель, собрано в садах на Уралтае, у вас в Дебрянской долине такие фрукты не произрастают. — Он повернулся к Ванессе: — Ну, коли не хотите рассказывать, то и не надо. Меньше знаешь — дольше живешь. Не ведаю, как у вас на Гее, а у нас на Земле мужчины живут на двадцать лет меньше, чем женщины, исключительно потому, что слишком озабочены сохранением знаний.

— На Гее женщины живут в среднем столько же, сколько и мужчины, — улыбнулась Ванесса, — вследствие одинаковой бездумности. Неужели у вас действительно такая большая разница? Почему, если не секрет?

— Любая популяция, в том числе и человеческая, адаптируется к меняющимся внешним условиям, не считаясь с гибелью значительной части особей мужского пола. — Уанкайова подмигнул Владу. — Именно на них идет отбор нового путем проб, ошибок и отбраковки ненужного. Мужчины — не главное звено в цепи эволюции общества.

— Вы шутите.

— Ничуть. Историческая миссия мужчин — всегда быть впереди, отрабатывать на себе все новое в биологическом и социальном смысле, больше рисковать, чаще заболевать и раньше умирать. Миссия женщин — сохранять и приумножать то, что создали мужчины.

Ванесса не выдержала и засмеялась:

— Довольно оригинальный взгляд на человеческую эволюцию. Недавно нам сказали, только не обижайтесь, что человечество — тупиковая ветвь эволюции разума в нашем метагалактическом домене. Вы, наверное, придерживаетесь другой точки зрения?

— Скорее нет, чем да, — грустно сказал Уанкайова. — О переселенцах на Гею я знаю мало, хотя, по слухам, вы создали нечто вроде огромного человеческого муравейника, озабоченного проблемой времяпрепровождения, а что касается землян, то именно они становятся потенциально разумной расой, способной дать миру файверов. Однако это отдельный разговор, а вы, наверное, устали. Знаете что? Пока ваши преследователи рыскают вокруг острова, отдохните-ка перед дальней дорогой. Когда еще придется отдыхать в комфортных условиях? Каюты вам я уже приготовил.

Ванесса посмотрела на отрешенно-рассеянное лицо кладоискателя, передала ему многозначительный слоган: ночь-свеча-кровать-два бокала с вином-силуэт сплетающихся рук-тихая музыка. Влад очнулся и, покраснев под взглядами афроида и женщины, ответил:

— Я не возражаю... подождать... — Он хотел добавить, что не прочь осмотреть всю субмарину, и вдруг почувствовал «прозрачно-хрустальный» толчок в голову: кто-то звал его через поле Сил. Через мгновение стало ясно, что заработала торс-рация старосты.

— Что?! — насторожилась Ванесса, заметив его остановившийся взгляд.

— Терентий... — глухо проговорил Влад. — Меня ищет староста.

— Он интраморф?!

— Нет, у него рация.

— Понятно. Ты должен ему ответить?

— Мы договаривались... но учитель ничего не говорил о связи... Мы ведь не собирались возвращаться на Землю...

— Тогда ответь ему, что все в порядке, что ты на островах нашел тоннели...

— Это не может послужить объяснением, почему я не отвечал так долго.

— Скажи, что ты едва не разбился и пролежал несколько дней без сознания.

Влад вышел в поле Сил, уже сознавая, что делает ошибку, ответил на вызов. И тут же почувствовал знакомый внимательный «взгляд с высоты»: его запеленговали.


* * *


Ощущение чужого взгляда — эгрегорного потока внимания, как объяснил этот феномен учитель, несколько притупилось, но все же мешало Владу чувствовать себя свободным и портило настроение, которое не мог поднять даже свет сна, проведенный с Ванессой и называемый ею ночью.

«Нам надо уходить отсюда, — сказал кладоискатель после утреннего урагана ласк и любви, расслабленно лежа в объятиях женщины. — Я чувствую приближение опасности».

«Дивий велел нам ждать, — возразила Ванесса. — Куда мы пойдем? Здесь самое безопасное место».

«Меня запеленговали во время ответа старосте, сюда могут прилететь другие люди... или террористы».

«Не надо было отвечать, — с чисто женской логикой упрекнула его Ванесса, хотя именно она и заставила Влада поддержать связь со старостой общины. — Давай спросим совета у нашего друга, может, он подскажет, что делать».

Влад не ответил, закрывая глаза и чувствуя приятный гул во всем теле.

Ванесса поцеловала его в плечо, передав слоган материнской нежности и совсем не материнского пылкого желания, выскользнула из его рук и, накинув на себя лоскут какой-то пушистой белой ткани, заменявший здесь простыню, вышла из каюты Влада; ее каюта находилась рядом. Спустя мгновение прилетел ее непререкаемый пси-голос:

«Умывайся, корми своего гепарда и приходи в кают- компанию».

Влад покачал головой, размышляя над простотой отношения Ванессы к жизни с мужчинами, потом встал и начал делать комплекс физических упражнений, помогавших восстановить утраченное душевное равновесие и поднять тонус. Когда он покормил Секама и появился в кают-компании, Ванесса уже завтракала, беседуя с Уанкайовой за столом, где были расставлены приборы для еды.

— Я не знаю, едите ли вы мясо, — пожал ему руку афроид, — поэтому приготовил вегетарианский завтрак. Но у меня есть и консервы...

— Не надо, — отказался Влад, присаживаясь рядом. — Мой желудок способен переварить без вреда д ля здоровья любую пищу, но я предпочитаю именно растительную.

— А я хищница и предпочитаю мясо, — засмеялась Ванесса, — но сегодня у меня разгрузочный день, так что не беспокойтесь за нас. Что там наверху?

— Тихо, — сказал Уанкайова, поглядывая то на гостью, то на ее спутника. — Улетели ваши недруги, можете погулять по острову, подышать свежим воздухом. Или у вас другие планы?

— Нам приказано ждать сообщений, не будете возражать, если мы поживем тут у вас пару дней?

— Буду только рад, — развел руками афроид. — Если заскучаете, позовите меня, я буду возиться со своими железками у нагуаля, он торчит прямо над водой у южного берега. Обед в три по местному времени...

— Спасибо, обедать мы будем в другом месте. У нас возникла идея посмотреть на Пояс Снежной Королевы. — Ванесса посмотрела на Влада. — Вернемся только к вечеру... или как тут у вас принято говорить? К предсонью.

Уанкайова тоже посмотрел на жующего маринованные побеги бамбука Влада и поднялся.

— Тогда желаю приятно провести время на краю Земли. Я там бывал, встречаются исключительно красивые места.

Он ушел, ходоки остались доедать завтрак.

«Извини, что я не спросила твоего мнения насчет прогулки, — покаялась Ванесса без всякого сожаления в пси-голосе. — Но ведь хорошая идея, правда? Чего нам здесь сидеть, в металлической скорлупе, когда можно совершить прогулку? Что молчишь?»

«Я не молчу, — ответил Влад. — Я ем».

«Я вижу. Ты сердишься?»

«Конечно, нет. Учитель говорил, что желание женщины — самый абсолютный из всех законов и что спорить с ней отваживается лишь полный глупец».

«А ты что ж?»

«Я следую его советам».

Ванесса засмеялась, притянула к себе голову слабо сопротивлявшегося парня и поцеловала.

«Ты просто прелесть, файвер. Земляне вообще очень простые и непосредственные люди, но ты в особенности. А вначале ты мне не понравился».

Влад не нашелся, что ей ответить.

Через четверть часа они вылезли из лодки через люк рубки, подняли из-под воды птеран, уселись и взлетели. Секама брать с собой не стали, рассчитывая вернуться при любых обстоятельствах.

Нестор по обыкновению помалкивал, пристроившись на виске за ухом Влада, и на его вопрос: «Как дела, советник?» — ответил ехидно: «Голова пока цела. — После чего добавил: — Неуютно мне, душно».

Влад понял, что имеет в виду терафим: ощущение «взгляда сверху» не проходило, а это означало, что за кладоискателем ведется эгрегорное наблюдение, не зависимое ни от расстояния, ни от погодных условий, и терафим это чувствовал тоже. Наблюдателя как такового, как личности, не существовало, за Владом «следило» пси-поле какого-то человеческого коллектива, и точных координат объекта оно своим инициаторам дать не могло, но ощущение того, что ты находишься «под колпаком» чужого внимания, было не из приятных.

Они нашли нагуаль, возле которого возился Уанкайова, — десятиметровый сросток черных «сталактитов», перекинулись с физиком парой фраз, и птеран набрал высоту, выныривая из белесого марева в яркий солнечный свет над островом. Океан распахнулся под аппаратом во всей своей красе — глубокого синего цвета с серебристой рябью —под ними и зеленеющий к горизонту. Точно такого же цвета был и купол неба над головой, на севере зеленеющий, с красивыми перламутровыми перьями облаков, к югу же цвет неба становился фиолетовым, с красноватым отливом, В той стороне лежал край Земли, над которым слой атмосферы становился тонким и совсем прозрачным.

Птеран поднялся выше, сквозь дымку расстояния стала видна белая полоса Пояса Туманов, не расходящихся вот уже в течение тысячелетия. За туманами простирались обширные владения Пояса Снежной Королевы — край Земли. Влад увеличил скорость аппарата, навострил сенсинг-сферу и несколько минут, так же как и Ванесса, процеживал сквозь себя пространство вокруг, но ничего подозрительного не обнаружил. Даже ощущение взгляда почти исчезло, притупилось, утонуло в пси-шумах природы, что заметил и Нестор, которому «стало легче дышать».

Проплыли под крылом птерана большие и малые острова Борейского архипелага. Влад проводил взглядом остров, в недрах которого он отыскал тоннели борейцев, обратил на него внимание Ванессы, и геянка сообщила, что пограничники Геи давно знают о существовании на Земле тоннелей, хотя об их исследовании речь не шла, перед Даль-разведкой стояли другие задачи.

Приблизился пушистый, фонтанирующий паром Пояс Туманов, потянулся под птераном удивительным белесым полем с частоколом светящихся полупрозрачных струй, похожих на необычной формы деревья. Потом это поле стало уплотняться, прижиматься к поверхности океана, в нем появились полыньи фиолетовой воды и кружевные снежные острова, которые вскоре разрослись вширь и в высоту, соединились и превратились в сверкающее фарфоровой и снежной белизной ажурное творение, королевский «сад» с миллионами «замков», назвать который замерзшим океаном не поворачивался язык.

Влад снизил скорость, ощущая странную гордость пополам с печалью, словно был причастен к созданию такой необычной сказочной панорамы и в то же время осознавал, что она — результат глобальной планетарной Катастрофы. А еще пейзаж внизу напомнил ему ландшафты Орилоуха.

Та же мысль пришла в голову и Ванессе.

«Ты не находишь, что ваш Пояс Снежной Королевы — копия пейзажа Орилоуха?»

«Я подумал об этом, действительно есть что-то общее».

«Очень красиво! Страна замков и крепостей! Иногда даже начинаешь верить, что они созданы не природой, а человеком. Ты никогда не поднимался в космос, не летал над Землей?»

«Не приходилось».

«Жаль. Увидел бы, насколько необычной стала Земля. Представь себе огромный купол, край которого — Пояс Снежной Королевы — сверкает, как алмазное ожерелье, а Дно напоминает щетку в форме конуса. Был бы у нас вместо птерана куттер или когг, я бы показала тебе твою планету из пространства».

Влад поднял птеран в быстро темнеющее с высотой небо, ощущая легкость во всем теле: сила Тяжести на краю земной линзы была меньше, чем на куполе, и действовала не отвесно вниз, перпендикулярно к поверхности, а под углом в сорок градусов.

«Смотри-ка, опять орланиды!» — воскликнула Ванесса.

Впереди открылась ровная снежная поляна с коричнево-серым обелиском посредине, вокруг которого сидела и расхаживала стая черных птиц. Чем они занимались, было непонятно, однако неуклюжие на суше птицы явно тяготели к скале в центре ложбины, то и дело подходя к ней, касаясь ее клювом и тут же отходя в сторону. Этот процесс походил на некий ритуал и длился непрерывно, до тех пор, пока орланиды не скрылись из виду.

«Хотела бы я знать, что они там делают, — задумчиво проговорила Ванесса. — Словно молятся. Уан говорил, что стая орланид обладает зачатками разума, и я в это почти поверила. Вот бы спросить у Этого разума, каков смысл его деятельности».

Влад промолчал, подумав, что даже человек не знает смысла своей жизни, что уж говорить о коллективном негуманоидном разумном существе.

Птеран пролетел еще несколько десятков километров над торосами снежно-ледяной окраины Земли, остановился над огромной неровной трещиной, расколовшей снежное поле. Дальше начиналась зона разрушений и деформаций ледяного покрова океана при почти полном отсутствии атмосферы, что сказалось и на температуре внутри кабины аппарата.

«Как здесь холодно, — поежилась Ванесса, хотя могла выдержать и более серьезную отрицательную температуру. — Поворачиваем назад?»

«Ничего не замечаешь?» — спросил Влад, разглядывая хаос ледяных скал, гор, нагромождений глыб, торосов и стен, сменивших кружевные «паруса», «скульптуры» и «замки».

«Где?»

«Левее разлома градусов на тридцать».

«Похоже на какое-то искусственное сооружение, — спустя минуту сказала Ванесса. — Подойди поближе».

Посмотрев на счетчик энергозапаса, Влад опустил птеран пониже и завис над длинным и широким снежным валом сигаровидной формы, с рядом ям и дыр, складывающихся в геометрически правильный узор. Снег вокруг вала высотой по крайней мере в два человеческих роста был истоптан следами огромных когтистых лап.

«Господи, неужели и здесь кто-то живет?!»

«Гоминоиды, — сказал Влад, уже догадываясь, чье жилище они обнаружили. — Медвериды, потомки белых медведей».

«Может быть, спустимся и познакомимся?»

«Не рекомендую, человек для медверид является не братом по разуму, а преимущественно пищей. Проверено жизнью».

«Где же они сами? Прячутся, что ли? Как тут вообще можно жить, при температуре минус пятьдесят и низком давлении?»

«Жизнь приспосабливается к любым условиям», — философски заметил Влад.

Ванесса прыснула, обняла его, так что птеран клюнул носом, и начала тормошить, дергать за волосы и целовать, пока он не рассердился. Тогда геянка откинула сиденья в кабине, искоса посмотрела на порозовевшее лицо Влада, на котором было написано колебание, и начала раздеваться.

«Посади где-нибудь машину и включи отопление на всю мощь. Времени у нас до вечера достаточно».

Уник на женщине треснул «молнией» застежки, открывая ее грудь, и Влад уже больше не колебался.


КОРЕЙСКИЙ ТОННЕЛЬ


Путь назад к островам Борейского архипелага показался длиннее, чем в обратную сторону.

Поговорили о родителях Влада, с которыми он, естественно, хотел встретиться, потом о традициях и обычаях общины, но Влад больше молчал, пытаясь отстроиться от «взгляда сверху», и Ванесса тоже замолчала, с задумчивым видом разглядывая удалявшуюся «страну Снежной Королевы», а потом океан под аппаратом. Эта расслабленность и озабоченность обоих и не позволила отреагировать на изменение обстановки вовремя. Тревогу они почувствовали, когда остров Уанкайовы вырос перед ними округлой горой тумана.

Оба перешли на сенсинг, вслушиваясь в неощутимые обычной сферой чувств колебания природных пси-полей, и почти одновременно обнаружили скрывающиеся в тумане над бухтой два аппарата. Один казался побольше и помощней, второй был такого же класса, что и птеран ходоков.

«Дьявол! — мрачно выругалась Ванесса. — Неужели они вернулись?»

Геянка имела в виду оперативников службы внутренних расследований. Но это были не они.

Влад ощутил всплеск ментального прощупывания и понял, что их засекли. Сказал хладнокровно, ощущая прилив боевого возбуждения:

«Держись, будем прорываться к лодке».

Лучшим решением было бы, наверное, отступление — тем более что вход в борейские тоннели находился на острове — через кальдеру вулканического конуса, но Влад не привык бросать товарищей в беде и думал лишь о том, как помочь Уанкайове.

Птеран нырнул в туман, понесся по широкой дуге, огибая подкову острова с внешней стороны, потом прижался к скалам и вильнул вправо, выходя к берегу бухты. Влад полностью перешел на внутреннее зрение и видел все детали пейзажа не хуже, чем при солнечном свете, разве что в иной цветовой гамме. Скалы острова, например, приобрели зеленый оттенок, а вода бухты превратилась в слиток подсвеченного изнутри рубинового стекла. Обозначились и машины неизвестных гостей острова — зализанных эргономических форм, налитых угрюмым фиолетовым свечением. Одна из них, по виду — галеон, висела над проходом к малой бухточке, где пряталась подводная лодка Уанкайовы, вторая — скоростной куттер, рыскавший над скалами, кинулась навстречу птера- ну, и по его поведению Влад понял, что ведет его пилот-интраморф. Мало того, в галеоне тоже находились интраморфы, не скрывающие своих светящихся мыслесфер. Они словно знали, что ходоков всего двое, что помочь им может лишь один человек, и демонстрировали свое численное превосходство: в галеоне располагались шесть человек, в куттере — трое.

«Если они убили Уана, делать нам здесь нечего», — быстро сказала Ванесса.

«Посмотрим, — ответил Влад. — Я его не вижу, возможно, он успел спуститься в лодку. К тому же на лодке остался Секам, я его не оставлю».

«Тогда мы погибнем все! Эти машины снабжены энергоизлучателями».

«Пристегнись».

«Что ты хочешь делать?»

«Воевать. Когда куттер отвернет — стреляй!» — Влад превратил свою «метательную пластину» в нейтрализатор и протянул женщине. Затем начал маневр.

Ему не надо было рассчитывать траекторию, стараться не выпускать из поля зрения бросившийся за ними в погоню куттер, смотреть по сторонам, чтобы не врезаться в скалы, ждать момента атаки и прикидывать варианты ответа, он видел сразу всю картину боя и точно знал, где и что надо делать. И жил он сейчас в потоке другого времени, гораздо быстрее, чем те, кто их преследовал, и даже быстрее, чем специально тренированная Ванесса.

Все произошло в течение нескольких мгновений.

Впереди выросла стена скал. Влад бросил птеран вниз, заставляя делать то Же самое пилота куттера, а когда тот начал останавливаться, чтобы не врезаться в воду или в скалы, птеран кинулся на него так, словно собирался протаранить корпусом. И пилот куттера не выдержал, дрогнул, отвернул аппарат.

Ванесса выстрелила в проем своей дверцы. Черная молния разряда прошлась по борту куттера, проделав в нем зигзагообразную дыру, и оба — Влад и Ванесса — почувствовали ментальный крик боли. Затем куттер завалился влево и вниз, боком пошел на скалы и врезался в них с грохотом и хрустом.

Влад не стал дожидаться финала гибели чужой машины, задача была выполнена только наполовину, и решать ее теперь надо было иначе. Галеон, вооруженный боевым плазменным комплексом, не дал бы им сделать то же самое, расстреляв птеран еще на подлете. Однако он все еще кружил над бухтой, надеясь на успех своих коллег, и отреагировал на гибель куттера с опозданием. Влад начал атаку раньше.

«Высаживаемся, — бросил он спутнице, ведя птеран противоприцельным зигзагом. — Когда скомандую — прыгай на скалы и жди, когда они приблизятся».

«А ты?»

«Я их отвлеку»

Ванесса Посмотрела на твердо сжатые губы молодого воина, увидела его неожиданную для непосвященного собранность и волю (в общении он казался стеснительным и мягким) и возражать не решилась, хотя привыкла командовать сама и еще до похода считала, что будет главной в их маленьком отряде. Теперь же она поняла, что имел в виду Дивий, говоря, что системой боя, которой владел кладоискатель, была сама жизнь.

Галеон перестал утюжить береговые скалы и воду бухты над тем местом, где должна была находиться древняя атомарина, и наконец обратил внимание на летательный аппарат, нагло атаковавший куттер. Развернувшись, он как носорог пошел на юркий птеран, танцующий в двух километрах от него, то взлетая над гребнем берега, то прячась за скалами. Было видно, что туман галеону не помеха, слишком непринужденно он двигался, и, еще не выйдя на дистанцию поражения, инк огневого комплекса галеона начал стрелять.

Огненные стрелы вырвались из-под крыла аппарата, вонзились в каменную стену, за которой укрылся птеран, разнесли в щебень и пыль изрядный ее участок, но птеран вынырнул в десятке метров левее, цел и невредим, спрятался, снова появился — еще левее, словно дразня преследователей, и успел скрыться, прежде чем новая трасса плазменных сгустков достигла скал и срезала их вершины. А затем произошло неожиданное: птеран выскочил справа по курсу от приближавшегося малым ходом галеона и устремился на него с возрастающей скоростью, будто хотел взять на абордаж.

Однако на сей раз этот прием не сработал. Пилот галеона был опытным драйвером да к тому же паранормом и на уловку не поддался. Он просто повернулся к атакующему аппарату лбом и ударил по нему из плазмона, превратив птеран в пылающий болид. Не долетев до галеона сотни метров, птеран взорвался и упал в воду огненным дождем обломков.

И в этот момент в бок транспортника вонзилась черная молния нейтрализующего атомные связи разряда, пробивая его насквозь. Замысел Влада удался. Правда, пилот мощной машины, способной нести на своем борту до пяти тонн груза или десантную труппу в тридцать человек со снаряжением, не пострадал и среагировал на выстрел Ванессы с похвальной расторопностью, мгновенно бросив галеон вниз и выворачивая назад, так что второй выстрел его миновал, но и попади она еще раз, вряд ли сбила бы аппарат с хорошо защищенным двигателем. И все же у ходоков появился шанс добраться до подлодки, прежде чем владельцы галеона предпримут ответный ход.

Влад встретил Ванессу за скалами, где он выпрыгнул из кабины птерана, перед тем как дать команду инк-водителю, и они, понимая, что получили несколько минут передышки, побежали вдоль берега фьорда, ведущего к водоему с атомариной, прыгая с камня на камень, с легкостью пауков преодолевая отвесные стены и перелетая многометровые трещины не хуже белок-летяг. Оба умели уменьшать вес тела, увеличивать энергоотдачу сердца, силу мышц и скорость движений и даже на такой пересеченной местности, какой оказался вулканический остров с хаосом складок и скал, передвигались со скоростью, какую вряд ли смог бы развить нормальный человек на дорожке стадиона.

Однако их противник оказался неробкого десятка и выжидать, зализывать раны, прикидывать возможности беглецов не стал. Пилот просто поднял машину выше, заметил бегущих, сделал верные выводы и, опередив их, вышел им навстречу, когда ходоки уже достигли берега бухточки.

На какое-то время движение в этом районе острова прекратилось. Галеон повис в десятке метров над водой носом к беглецам. Те остановились, замерли, собираясь открыть огонь при первой же попытке стрельбы из машины. Ни с той, ни с другой стороны не раздалось ни окрика, ни мысленного вызова, ни вопроса: что вам надо? Одни спасались, другие хотели их уничтожить — без всяких условий и сомнений, будто получили приказ ликвидировать именно эту пару. И в тот момент, когда напряжение достигло наивысшего накала и должна была начаться стрельба, в противостояние вмешалась третья сила.

Из глубины бухточки вдруг выметнулась хорошо видимая в радиоспектре дымная струя с огоньком на конце, в доли секунды достигла галеона, и тут же раздался взрыв. Галеон кинуло вверх. В его корме образовалась рваная дымящаяся дыра.

Еще одна струя дыма с нанизанным на нее факелом («Ракета с работающим двигателем!» — догадался Влад) вырвалась из темной ниши в скалах на противоположной стороне бухточки, достала галеон, взорвалась прямо под его брюхом, и лишь после этого пилот аппарата сообразил, что происходит, и кинул свою поврежденную колымагу в разворот. Третья ракета и выстрел Ванессы из нейтрализатора его уже не достали.

На гребне берега, нависающего над краем бухты, появилась плохо видимая в тумане фигура человека с поднятой над головой рукой.

— Эй, граждане, не меня ищете?

— Уан! — прошептала Ванесса. — Как он-то нас видит в тумане?

Влад молча направился вдоль берега к тому месту, где их ждал Уанкайова в черном комбинезоне, у ног которого лежало какое-то устройство с прямоугольным кожухом и рукоятью.

— Спасибо за помощь, — энергично встряхнула ему руку геянка, кивнула на приспособление: — Что это за штуковина?

— Да вот нашел в оружейной комнате подлодки, не думал, что пригодится. Это переносной зенитно-ракетный комплекс «копье», стреляет семидесятимиллиметровыми самонаводящимися ракетами. Как видите, сработал отлично, даром что ему больше двенадцати веков. Умели наши предки делать оружие.

— Как вы оказались на берегу? Где лодка?

— Лодку я успел опустить под воду, а сам спрятался в пещерах, тут их много вдоль берега. — Уанкайова махнул рукой в сторону, подобрал «ЗРК». — Пойдемте покажу.

Афроид спустился с крутого обрывистого вала в ложбинку и повел гостей в пещеру, откуда он наблюдал за маневрами пришельцев, прилетевших на двух аппаратах около полутора часов назад.

— Я был как раз в лодке, когда сработала система сигнализации, и я быстренько привел все свое хозяйство в боевую готовность. Сначала решил, что вернулась та команда, что охотилась за вами раньше, потом понял, что это другие. Они словно знали, что на острове кто-то есть, уж очень целенаправленно его обыскивали.

Пещера, в которой отсиживался физик, была невелика, и с воды ее увидеть было непросто даже при наличии спецаппаратуры. Команда интраморфов, прибывшая к острову на галеоне и купере, видимо, не смогла отыскать схрон физика, а притягивало их сюда лишь наличие в водах бухты массы металла. Возможно, они сразу определили, что это подводная лодка, но цель их поиска была другой.

— У меня сложилось впечатление, что они тоже искали вас, — сделал вывод Уанкайова, доставая из ниши в углу пещеры мигающий огнями пенал с усиком антенны. — Я им был не нужен.

— Почему вы так решили? — поинтересовалась Ванесса, глядя на прибор в руках физика. — Что это за устройство?

— Рация. Сейчас дам команду компьютеру лодки, чтобы поднял над водой рубку. А с гостями все просто. Обыскав остров, они остались ждать, словно знали, что вы вернетесь.

Уанкайова нажал кнопку на клавиатуре рации, спрятал ее в нише, куда положил и зенитный комплекс.

— Идемте.

Влад, разглядывающий все это время гладь бухты из входа пещеры (сквозь туман, в других диапазонах зрения), молча последовал за афроидом.

«О чем задумался?» — спросила его Ванесса мысленно.

«О том, что отсюда почти ничего не видно, — ответил кладоискатель. — Уанкайова — не паранорм, туман для него является таким же препятствием, как и скалы».

«Что ты этим хочешь сказать?»

«Ничего. Просто констатирую факт».

«Ты ему не доверяешь? Он же нас, по сути, спас».

«Доверяю, он хороший человек... но не все говорит».

«Ну, это не такой уж большой недостаток. Каждый из нас делает то же самое».

Они поднялись на береговой обрыв и увидели, как из- под воды медленно всплывает металлический эллипсоид рубки атомарины. Уанкайова куда-то исчез, потом появился уже внизу, в надувной лодке.

«Спускайтесь, здесь недалеко трещина, ведет прямо к воде».

Влад, ни слова не говоря, прыгнул с обрыва прямо в лодку, замедлив падение перед самым касанием с дном суденышка. То же самое сделала и Ванесса, хотя едва не промахнулась, и Владу пришлось ее поддержать.

— Фокусники... — хмыкнул физик, берясь за короткие весла. — Везет же людям...

Влад его понял. Уанкайова завидовал им из-за того, что он не паранорм.

Через несколько минут они были внутри подводного ракетоносца, привели себя в порядок и собрались в кают-компании, чтобы поужинать и обсудить случившееся, но, как оказалось, злоключения их еще не кончились. Не успели все трое выпить по бокалу вина за избавление от неведомых преследователей, как сработала система охраны острова, замыкавшаяся на пульт управления в боевой рубке корабля. В кают-компании замигала на стене красная лампа и задребезжал звонок.

— Да что же это происходит! — проворчал Уанкайова, вставая из-за стола. — Не дадут спокойно посидеть в приятной компании. Пойду гляну, в чем дело.

Он вышел.

Ванесса посмотрела на застывшего Влада.

«У меня такое ощущение, будто над островом зависла гора... или, скорее, тяжелый спейсер типа наших разведкораблей».

«У меня такое же ощущение. Попробую выйти в экстрасенсинг».

«Это опасно, тебя снова запеленгуют...»

«Хуже не будет».

Влад сосредоточился на информационном просачивании в поле Сил и увидел над островом странный объект, похожий на гигантского динозавра. Он медленно, с неотвратимостью хищного зверя, опускался на остров мордой вниз, словно собираясь проглотить его, и вид имел угрожающий, да и размеры его впечатляли: туловище «динозавра» достигало в поперечнике не меньше двух километров, длина шеи — полутора километров, сама голова, казавшаяся маленькой по сравнению с туловищем, тоже имела приличную длину — около двухсот метров! И вела его чья-то недобрая воля, которую удалось почувствовать Владу в форме черного облака с выглядывающей оттуда страшной апокалипсической мордой с разинутой клыкастой пастью и налитыми кровью глазами.

— Поднимитесь ко мне в рубку! — проревел динамик в углу кают-компании. — Побыстрей! У нас новые гости объявились.

Переглянувшись, ходоки поспешили по вызову и застали Уанкайову запеленутым в кокон-кресле, каковое здесь увидеть не ожидали. Влад видел такое кресло всего второй раз в жизни, а Ванесса была убеждена, что на подводных лодках прошлых времен такого современного оборудования просто не могло быть.

Перед кокон-креслом висел в воздухе развернутый двухметровый виом, и в нем, как в распахнутом настежь окне, был виден зависший над островом «динозавр». Виом тоже не принадлежал к оборудованию рубки, стены которой были усеяны мигающими индикаторными панелями, отражающими состояние агрегатов атомарины и внешнюю Обстановку, и экранами сканеров и локаторов. Ванесса невольно воскликнула:

— Откуда у вас наша техника?!

— Это не ваша техника, — небрежно ответил афроид, — а земная, сохранившаяся со времен Катастрофы. Недавно я нашел почти уцелевший техцентр древней транспортной системы и перетащил кое-какую аппаратуру на лодку. Ну, как вам это явление чужой спейс-машины народу? Вы с такой не сталкивались?

— Мы нет, но, по словам Горана Ми... э-э, комиссара безопасности Геи, такой корабль побывал в системе Сола и уничтожил научную станцию.

— Что привело его на Землю?

— Не знаю. — Ванесса покосилась на затвердевшее лицо Влада, продолжавшего «щупать» чужака в пси-поле. — Не из-за нас же он сюда прибыл.

— Кто знает? — хмыкнул Уанкайова. — Может быть, вы себя недооцениваете. Не нравится мне этот пузатый урод, однако. Ведь вышел он именно над нашим островом, а не над другим, хотя их тут сотни в архипелаге. Не знаешь, чего от него ждать.

— Он очень агрессивен, — тихо сказал Влад. — И опасен. А самое главное, что на его борту находятся не люди.

Уанкайова и Ванесса с одинаковым интересом посмотрели на молодого воина.

— Как ты это определил? — спросила геянка.

— Спектр их мыслесфер далек от человеческого. Они разумные существа, очень древние, странные... но не люди.

— Не гуманоиды, ты хочешь сказать? А почему — древние?

— Я так чувствую, — смутился Влад. — От них веет... вечностью!

— М-да, — протянул афроид. — Час от часу не легче. Знаете что, господа путешественники, я советовал бы вам убраться с острова подобру-поздорову, пока еще не поздно. Если этот змееголовый монстр не побоялся напасть на сооружения людей возле Геи, то ему ничего не стоит нанести удар и по беззащитной Земле.

— Да зачем ему наносить удар по Земле?! Какова причина? Здесь же нет современных технических центров...

— А может быть, ему не нравится моя лодка, — ухмыльнулся Уанкайова. —Или я сам. Не теряйте времени, други, берите мой аэр, он стоит в пещере рядом с той, где мы были, и уходите.

— Куда? Он же достанет нас где угодно.

— Я знаю место, где вас никто не достанет: борейский тоннель. Вот он тоже знает, где начинается тоннель, — Афроид кивнул на Влада. — Посреди бухты торчит вторичный конус вулкана, из жерла которого он меня вытащил. Это жерло и есть вход. Поспешите, молодые люди, у меня нехорошее предчувствие.

— А вы?

— А я попробую попугать этого монстра. — Уанкайова хитро прищурился. — У меня на борту двадцать ракет с ядерными боеголовками, и пара из них находится в рабочем состоянии. Да, чуть не забыл. Аэр у меня маленький, двухместный, ваш зверь в нем не поместится, оставьте его здесь, а когда появится возможность — заберете.

Влад, помедлив, кивнул. С Секамом он еще ни разу не расставался, воспринимая его буквально частью себя, но в сложившейся ситуации делать было нечего, громадный гепардоконь был хорош на Земле, в походах по бескрайним степям и плоскогорьям, помочь решить возложенную на хозяина задачу в космосе он не мог.

— И вот еще что, — добавил Уанкайова. — Взяли бы вы на всякий случай кое-какое оружие. Пару «ЗРК», например, гранатометы, автоматы, пистолеты, к сожалению, у меня нет современных «универсалов» или аннигиляторов, но то, что имеется, — работает, лично проверял.

— Спасибо, обойдемся.

— Как знаете. Удачи вам.

— Где вас искать в случае чего? — уже выходя, спросила Ванесса.

— Да куда я отсюда денусь? Здесь буду сидеть и вас ждать.

Ходоки поспешили к выходу, поднялись на крышу рубки, спрыгнули в надувную лодку и поплыли к берегу. Они уже вылезали на скалы, когда эллипсоидальное вздутие рубки начало погружаться и тихо исчезло под водой. Уанкайова решил спрятать свое «боевое жилище» подальше от чужих глаз.

Аэр, хранившийся в одной из береговых пещер, казался абсолютно новым, только что вышедшим из ворот завода. Но заниматься его изучением было некогда, ходоки чувствовали нарастающее напряжение пси-полей над ними и спешили убраться из-под возможного удара «динозавра», зависшего на высоте двух километров над туманной шапкой острова.

Ванесса все же настояла на том, чтобы они взяли предложенное физиком оружие: зенитно-ракетный комплекс, две кассеты ракет к нему, два гранатомета и снайперские винтовки с патронами. Влад возражал только для виду, оружие действительно было очень хорошим, несмотря на его возраст, любая община была бы рада заполучить его для своей обороны. Особенно хороши были винтовки «катюша», сделанные русскими оружейниками, снабженные компьютерными блоками автоматической подводки ствола на цель и способные поразить мишень на расстоянии до восьми километров.

Мысленно попрощавшись с гепардом, Влад сел на место пилота, Ванесса положила ему руку на сгиб локтя, передавая слоган поощрения и поддержки, и аэр молнией вылетел из пещеры в туманную пелену над водой.

Полкилометра от берега бухты до конуса вулкана аппарат преодолел за шесть секунд, завис над кратером, прежде чем скользнуть в его жерло. Пилот и пассажир, не сговариваясь, оглянулись назад, будто могли разглядеть Подводный ракетоносец в глубинах вод бухты, и в это мгновение раздался гулкий хлопок, удар, грохот, из-под воды выскочила серебристая сигара, под ней вспыхнул огненный факел и унес ее вверх, туда, где висел угрюмый хищный пришелец, похожий по форме на динозавра.

— Господи! — прошептала Ванесса. — Уан запустил ракету!..

Над островом вспыхнул ослепительный огонь взрыва, выжигая туман, оплавляя и испаряя скалы. Чужак понял угрозу и расстрелял приближавшуюся ракету из своего оружия, но, так как ракета несла пакет ядерных боеголовок и они успели разделиться до подхода к «динозавру», все боеголовки пришельцу уничтожить не удалось, одна из них успела приблизиться к нему вплотную и взорваться.

Что было дальше, ходокам увидеть не удалось, Влад вовремя сориентировался и бросил аэр в глубину вулканической шахты. Взрывная волна, ослабленная расстоянием и сужавшейся магматической протокой, догнала аппарат уже на глубине сотни метров под землей и не причинила ему вреда.

«Он сумасшедший! — горько сказала Ванесса, пораженная неожиданной развязкой противостояния чужого корабля и земной подводной лодки. — Зачем он это сделал?»

«Спасал нас», — хотел сказать Влад, но передумал.

Аэр продолжал спускаться в темноту подземелья, света становилось все меньше, над головой погас кружок выхода в кратер вулкана, пришлось переходить на другие диапазоны зрения и уменьшить скорость, чтобы ненароком не напороться на выступавшие из стен прохода камни.

«Ты точно знаешь, куда мы направляемся?» — поинтересовалась Ванесса.

«Я здесь выходил из тоннеля, — мрачно успокоил ее Влад. — По тоннелю мы доберемся до другого острова и выберемся наверх. А дальше...»

«Дальше попробуем добраться до метро и сообщить о себе Горану. Других вариантов у нас нет».

«Метро же заблокировано...»

«Я имела в виду вторую станцию, с которой мы стартовали с Земли вместе с твоим учителем. Может быть, она уцелела и работает».

«А если нет?»

«Тогда попытаемся проникнуть в метро, где нас ждала засада. Не будут же «собаки» дежурить там постоянно».

«Блестящая перспектива».

«У тебя есть другие предложения?» — огрызнулась Ванесса.

«Извини, я не хотел тебя обидеть».

«Ох уж эти земляне... — улыбнулась Ванесса, целуя Влада в щеку. — Чуть что — спешите извиниться. Как ты думаешь, зачем этот змееголовый хищник пожаловал на Землю? Ведь его совсем недавно видели пограничники возле Чужой. Не боится же, гад, наткнуться на «колючку» нагуаля!»

Извилистый вертикальный ствол магматической протоки постепенно превратился в горизонтальный тоннель с чередой сужений и расширений, а вскоре показалась и большая пещера с обрушившимся куполом, которую пересекал борейский тоннель. Влад остановил аэр, и несколько секунд они сидели в кабине не шевелясь, думая об одном и том же. Потом Ванесса тихо проговорила:

— Жаль, если Уан погиб...

— Жаль, — согласился Влад. Затем включил прожектор и повел аэр в глубь тоннеля.


УСИЛЕНИЕ КОНТРОЛЯ


Следователь оказался дотошным малым, причем интраморфом, и Горану с большим трудом удалось отвязаться от него, смастерив более-менее удачную схему боя с террористами и ухитрившись казаться искренним и правдивым. Убедил ли он чиновника из службы внутренних расследований, Горан не знал, однако после второй встречи с бывшим комиссаром безопасности следователь отстал и больше не появлялся. Зато вызвал к себе Асур Вариг, питавший какую-то странную слабость к Миличу; ничем иным объяснить возвращение Горана в службу и назначение руководителем особой группы было нельзя.

Настроение у Горана в связи с отсутствием известий от Ванессы было паршивое, поэтому во время встречи с претором он вел себя с неподобающим случаю равнодушием, чем его озадачил и насторожил.

— С вами все в порядке, «кобра»? — понизил голос Вариг. — Может быть, вы чего-то недоговариваете?

— Нет, все нормально, извините, — взял себя в руки Горан. — Просто я анализировал ситуацию и пришел к выводу, что в ОКО не хватает одного сектора.

— Вот как? Это интересно. Какого же?

— Кто-то навязал нам самую настоящую войну в форме Ползучего Террора, а мы к ней оказались не готовы. Да и неудивительно — тысячу лет прожили спокойно, без конфликтов с кем бы то ни было. Теперь же необходима служба контрразведки, какая существовала на Земле до Катастрофы.

— У вас уже есть конкретные предложения?

Горан отрицательно качнул головой. Предложения у него, конечно, были, но говорить об этом претору было нельзя.

— В таком случае поручаю вам разработать пакет предложений по данному вопросу, — деловито сказал Вариг. — Вы опытный специалист, бывший комиссар и вполне справитесь с этим. Теперь такой вопрос: вы хорошо знаете начальника Даль-разведки Алекса Бодрова?

Горан помолчал.

— Достаточно, чтобы мы изредка встречались в неслужебной обстановке.

— Он потянет работу комиссара погранслужбы?

Горан снова помедлил.

— Думаю, да.

— Спасибо, я учту вашу рекомендацию. А теперь задание. Возьмите пару человек из своей обоймы и обследуйте все наши космические лаборатории и научные центры. Чтобы не повторилась история с нападением неизвестного корабля, нам надо знать, как защищать творческий потенциал системы. И помните о Цамцое. Он был очень неосторожен. Вопросы есть?

— Нет, — ответил Горан.

Своего кабинета у него теперь не было, не полагалось по штату, поэтому встречался Он с остальными «заговорщиками» в разных районах Геи. С Бодровым можно было поговорить и в его резиденции, а вот для встреч с Дивием приходилось изворачиваться, использовать коттеджи и квартиры друзей и знакомых. Нынешняя встреча должна была состояться в Индо-секторе, где жила подруга Ванессы Дарьяловой Сита Ванигасурия.

По приказу претора все высокопоставленные чины ОКО, не говоря уже о чиновниках Правительства, передвигались теперь только в сопровождении охраны, и, хотя «кобры» — командиры обойм риска — не пользовались такой привилегией, Вариг особо настоял на том, чтобы Горан тоже завел телохранителей, в результате чего ему везде приходилось таскать за собой двух парней из группы, способных помочь ему в случае повторного нападения, а главное — умеющих держать язык за зубами. Парней он отбирал сам, переведя двух «собак» из сектора СОБ, комиссаром которого стал его бывший заместитель, и мог положиться на них во всем, кроме той деятельности, которой себя посвятил. Телохранители были молоды, тренированны, с удовольствием исполняли предложенные роли, но, как и все нормалы, не умели блокировать сознание, не имея возможности сопротивляться пси-допросу. Привлекать их к работе в контрразведке было слишком рискованно.

Оставив парней (одного звали Андреем, второго Дорианом) в кафе у дома Ситы, Горан встретился с девушкой, которая также была интраморфом (подруг себе Ванесса заводила только из среды паранормов), попросил ее понаблюдать за пространством вокруг жилой пирамиды, построенной в стиле тибетской пагоды, и остался ждать Дивия, пытаясь вычислить траекторию его движения по Индийскому Ному. И снова землянин-волхв неприятно удивил его, заставляя остро почувствовать свою несостоятельность как человека, обладающего сверхчувственным ведением, суперсенсингом. Советник Владыки вдруг возник в квартире Ситы, словно вышел в нее прямо из кабины метро. Как он оказался здесь, какими путями добирался, Горан не понял.

«Вы являетесь как привидение, — с уважением и огорчением сказал Милич, пожимая крепкую руку старика. — Не поделитесь секретом, как вам это удается?»

«У тебя все впереди, сам научишься со временем, — ответил Дивий. — Я живу на свете на полвека дольше, вот и весь секрет. У меня мало времени, поэтому давай- ка сразу перейдем на метаречь. Что у тебя нового?»

Горан усилием воли перешел в скоростной режим бытия, требующий определенных энергетических затрат, и в одном слогане передал собеседнику все новости. Добавил:

«После подключения сети метроконтроля активность террористов почти не снизилась, и это позволяет сделать вывод, что у них есть свои агенты в правительственных структурах».

«Ты прав, комиссар...»

«Я уже не комиссар».

«Не комиссар СОБ, но комиссар контрразведки, привыкай к новой должности, хотя она пока и не официальна. Что касается террористов, несмотря на «успехи», уровень их профессиональной деятельности довольно низок. Им далеко до эмиссаров ФАГа, с которыми воевали наши предки. Те действовали гораздо тоньше, изобретательней, мощней. Зачем твоим киллерам понадобилось соревноваться с тобой в знании приемов рукопашного боя? Ведь ликвидировать одного человека, будь он хоть семи пядей во лбу, проще всего издали, с помощью современных снайперских комплексов или в крайнем случае с помощью мины. К тебе пришла четверка интраморфов, но действовала — как четверка нормалов!»

«Парадокс, — согласился Горан. — Я тоже думал об этом. Но смысл Ползучего Террора остается недоступным. По крайней мере, мне».

«Кое-кто из моих друзей считает, что он связан с изменением физических законов в Метагалактике, в том Числе — сближением Стенок Космориума. Что может привести к очень печальным последствиям. В ближайшее время схождение Стенок станет главной проблемой не только для ОКО или Правительства Геи, но и для всего населения домена, в том числе для колоний интраморфов».

«Меня уже нашли двое представителей колоний «Пурпурное Сердце» и «Зеленое Утро». Они тоже обеспокоены. Но где в данный момент находятся наши ходоки, они не знают».

«Ходоки объявились на Земле, в районе Борейского архипелага. Однако после ядерного взрыва над одним из островов их след потерялся в борейских тоннелях».

«Вы... уверены?»

Дивий усмехнулся:

«Я это знаю абсолютно точно. Их едва не накрыла новая служба внутренних расследований СЭКОНа, контролирующая две станции метро на Земле, но им удалось уйти. Ходоки у нас получились отменные, да и с миссией они, можно сказать, справились успешно, коль к тебе уже начали прибывать паранормы».

«Куда они могли направиться? Или отсиживаются в тоннелях?»

«Вряд ли они станут отсиживаться, не те натуры. Думаю, скоро мы получим от них весточку, есть у меня такое предчувствие».

«Может, я попробую связаться с ними через поле Сил?» «Во-первых, я уже говорил, верхние слои акаша-поля заблокированы, во-вторых, тебя сразу запеленгуют те, кто контролирует деятельность интраморфов».

«Если они существуют».

«Можешь не сомневаться. Все интраморфы Геи находятся под контролем, появление картотеки потенциальных лидеров, большинство из которых интраморфы, — тому доказательство».

«А что за взрыв случился над Борейским архипелагом?»

«Алекс тебе разве ничего не говорил? Наблюдатели погранслужбы в Солнечной системе обнаружили чужой корабль...»

«Диплодок?!»

«В последний раз его видели над архипелагом, где и произошел воздушный ядерный взрыв. После этого пришелец исчез».

«Он уничтожил остров?»

«Скорее кто-то пытался уничтожить его. Однако вряд ли уровень его защиты уступает защите наших спейс-машин. Тем не менее он теперь будет действовать осторожнее. Кстати, нам скоро понадобятся спейсеры с большим запасом хода, о которых не должны знать службы Правительства. Кажется, мы выходим на контакт с неизвестной негуманоидной цивилизацией».

Горан скептически поджал губы.

«Если вы имеете в виду «диплодок», то их владельцы явно предпочитают войну, а не мир. Едва ли нападение на наш исследовательский центр можно назвать контактом...»

«Ты помнишь историю Конструктора? Почитай повнимательней архивы СЭКОНа. Нашим предкам удалось перехватить лишь одну спору Конструктора, а их путешествовало через Галактику не меньше десятка. Куда делись остальные? Неужели сгинули без следа?»

«Вы хотите... я... не думал... очень интересная мысль...»

«Еще бы, — снова усмехнулся советник Владыки. — Я уже дал задание Бодрову прикинуть вектор движения спор и начать разведку в этом направлении. А когда в правительственных кругах узнают об этом и задавят инициативу, нам и понадобится свободный от контроля космофлот. Но, боюсь, кто-то нас опередил».

«Что вы имеете в виду? У меня нет никакой информации по этому вопросу. Думаете, «диплодок» — представитель споры нового Конструктора?!»

«Конечно, нет. Но я почему-то уверен, что чужак с ним каким-то образом связан. Хорошо бы выследить его и выйти на базу этих существ. Многое стало бы понятно».

«Зато мне ничего не понятно».

«Терпение, комиссар, терпение. Так ты говоришь, претор дал тебе задание подготовить предложения по сектору контрразведки? Любопытно. Этот человек мне пока непонятен».

«Он не интраморф».

«Но очень хорошо защищен в пси-сфере. Даже я не могу пробить его блок, и это меня пугает. Впрочем, все в конце концов выяснится. Подумай насчет флота, где мы можем добыть пару спейсеров класса «летучий голландец», а лучше — класса «абсолют».

Горан невольно улыбнулся.

«Спейсеры — не игрушки, на дороге не валяются. На Гее и в системе Сола мы их не найдем».

«До Катастрофы Земля имела много баз в разных уголках Галактики, надо попытаться поискать их. Может быть, хотя бы одна из них да уцелела. Как только ходоки дадут о себе знать, надо сориентировать их на поиск спейсерских баз. А с Варигом будь осторожен, комиссар, он глубже и опаснее, чем кажется. Желаю удачи».

Встреча закончилась. Длилась она всего полторы минуты, Сита не успела даже сварить кофе.

Дивий пожал руку Горану, попрощался с хозяйкой квартиры, вышел и через несколько секунд его свечение пропало, будто он умер. Или переместился за сотни километров от этого места.

Горан с восхищением выругался про себя, завидуя возможностям волхва, побеседовал с Ситой за чашкой кофе с тоником и вышел на галерею, опоясывающую жилую пирамиду Индо-сектора, где его уже ждали Андрей и Дориан. Телохранители были уверены, что их командир просто провел время с женщиной, но были готовы под присягой заявить о том, что «кобра» Милич «занимался важным государственным делом».

До конца дня он готовил для Варига предложения по созданию сектора контрразведки, умалчивая, естественно, о том, что сектор, по сути, создан и давно работает, а также составлял схему возможных взаимодействий всех известных ему объектов и сил в Метагалактике. Схема получилась интересная, хотя далеко не полная, всех связей Горан просто не мог знать, однако получил хороший стимул для дальнейших разработок, позволяющих взглянуть на вещи под Другим углом зрения и более масштабно, как бы поднимаясь над суетой бытия геян. Самым загадочным объектом схемы стала спора Конструктора, упомянутая Дивием и стоявшая особняком от остальных взаимосвязанных систем и конструкций. Не укладывались в нее и такие странные процессы, как похищение геянских женщин и уничтожение ученых, не имеющие видимых связей с остальными происшествиями и проявлениями неизвестных сил, зато связи Геи с Землей, Тартаром, Чужой, Орилоухом, колониями интраморфов, с погранзаставами, а теперь еще и с негуманами, агрессивными хозяевами корабля в форме ножниц, превращали схему в паутину с асимметричным и сложным рисунком.

Полюбовавшись на творение своего ума в растворе виома, Горан вошел в сеть Академии наук и выяснил темы физических исследований, над которыми работали ученые Геи. Таких тем с особо важными приоритетными направлениями набралось шесть: развертка и ликвидация нагуалей, развертка и изучение пространств с переменной вариабельной топологией (попросту — мертвых чужан), исследование мира Орилоуха, исследование Тартара и попытка установления контакта с тартарианами, исследования солитонно-взаимопроникающего пакета вселенных с разными свойствами и законами, разработка теории физики зеркальных состояний. Особенно заинтересовала Горана пятая тема — переходные процессы взаимопроникающих вселенных. История темы уходила в глубь тысячелетий, когда на Земле начали видеть, а потом в двадцатом и двадцать первом веках изучать явления НЛО и феномены гениальных прозрений людей, намного опередивших своих современников.

Во время пришествия Конструктора, а потом и войны с ФАГом эта проблема перестала волновать человечество, тем более что она хорошо объяснялась с точки зрения теории Игры Богов, курирующих каждый свою территорию — метагалактический домен. Но оказалось, что и спустя тысячелетие ученые продолжали работать над ней, создавать основы физики переходных процессов, суть — взаимопересечений вселенных, хотя шла эта работа очень и очень медленно, не подталкиваемая таким мощным регулятивом, как социальная необходимость. Человечество, переселившись на Гею, решало более приземленные, конкретные, социально важные проблемы, не вникая в суть задач, над которыми продолжали работать энтузиасты. Что-то делают, изучают? Ну и пусть изучают. Чем бы дитя ни тешилось... И лишь внезапное нападение чужого космического корабля на геянский исследовательский центр, а также уничтожение погранзастав, имевших собственных теоретиков, заставило службу ОКО и ответственные за безопасность правительственные структуры обратить на работу ученых пристальное внимание.

Будучи комиссаром безопасности, Горан, конечно же, курировал научные центры, в особенности — потенциально опасные, по мнению экспертов СЭКОНа, однако сам в решаемые ими задачи не вникал. Теперь же, в связи с заданием претора, имел возможность выяснить важность и влияние разработок на сложившуюся ситуацию с Ползучим Террором. Он выбрал научный центр, располагавшийся в Палест-секторе, на берегу вулканического озера Меркава, рядом с храмом древней христиадейской Веры, подивился такому сочетанию религий (науку тоже можно было считать одной из древних религиозных систем), пообедал в одиночестве в столовой Управления и отбыл в Меркаву.

Центр по изучению «войны физик» — так сами ученые называли процессы взаимопроникновения пространств с разными свойствами — был похож на одуванчик диаметром в сто метров, тычинки-парашютики которого представляли собой отдельные лаборатории и технические службы центра. В последние дни он охранялся специальным подразделением службы СПАС, и Горану пришлось предъявлять свое удостоверение «кобры», позволявшее ему посещать секретные объекты. Поскольку его интересовала тематика разработок и их результаты, ему выделили гида — витса с программой секретаря, имевшего благодаря голографической технике вполне естественный облик живого человека. Звали витса Фарадеем.

— Что конкретно вы хотите узнать? — вежливо спросил он в приемной руководителя центра, уделившего Миличу всего две минуты.

— Над чем работают ученые центра, — ответил Горан, не обижаясь на «сверхзанятость» руководителя; судя по всему, академик-универсалист не жаловал интраморфов, каким-то образом вычислив в представителе спецслужб паранорма.

— Тематика центра весьма разнообразна, — с той же неестественной вежливостью сказал Фарадей. — Мы имеем тридцать семь лабораторий, и почти каждая работает по своей теме.

— Давайте начнем с той, которая занимается взаимодействием «суперструн», — не менее любезно предложил Горан.

— Боюсь, заведующий второй лабораторией сейчас занят, но мы попробуем все же побеседовать с ним или с кем-нибудь из специалистов лаборатории.

Фарадей повел гостя в лифт, и через несколько минут они входили в прозрачную трубу «тычинки одуванчика», переходящую в «парашютик» лаборатории длиной в пятьдесят метров. Собственно лаборатория походила на длинный ледяной зал с белоснежными глыбами «льда и снега» — конформными объемами отдельных отсеков, изменяющими конфигурацию в зависимости от нужд работающих. Людей видно не было, все они находились в своих отсеках, поэтому понаблюдать за их деятельностью не удалось.

Один из «снежных торосов» раскрылся, выпуская черноволосую высокую женщину с утомленным смуглым лицом, которое можно было бы назвать красивым, если бы его не портил утиный нос. Она была одета в голубой уник со светящимся узором «водорослей», не скрывающий большой груди и мощных бедер. Но умный взгляд, сопровождаемый огоньками иронии, компенсировал все недостатки фигуры.

— Эмилия, — подала она руку Горану. — Мне сообщили, кто вы. Что понадобилось службе ОКО в нашем сугубо мирном научном учреждении? Чем мы провинились?

— Ничем, — поспешил успокоить женщину Горан. — Просто хотелось бы разобраться в проблемах, над которыми работает ваша лаборатория.

— Зачем это «собакам» ОКО?

— Я не «собака», — улыбнулся Горан. — Функции моего подразделения иные.

— По образованию вы физик?

— Скорее лирик.

—Тогда с этим мог бы справиться и Фарадей. — Кивок на витса, стоявшего в подобострастной позе, искра насмешки во взгляде. — Но уж коль я оторвалась от работы, попробую взять на себя роль гида. Только предупреждаю: времени у меня мало, от силы — двадцать минут.

— Вполне достаточно, — прижал ладони к груди Горан.

— Свободен, — глянула на Фарадея заведующая лабораторией, повернулась, бросила гостю через плечо: — Идемте.

Горан повиновался, ощущая смутное удовлетворение от того, что женщина не была интраморфом, иначе в этот момент она могла бы прочитать мысль гостя, когда он увидел ее мощный зад.

Рабочий модуль Эмилии был достаточно большим, имел два кокон-кресла с выходами на все отсеки лаборатории, гамма запахов говорила о том, что Эмилия курила и пользовалась духами «Черный жемчуг».

Беседовали гость и хозяйка действительно всего около двадцати минут, но Горан не пожалел, что начал ознакомление с наукой с посещения этой лаборатории. Он узнал много полезного о физике взаимодействий таких экзотических объектов и сред, как нагуаль и вакуум, «суперструна» и черные дыры, метагалактические домены и нагуали. Конечно, Горан знал, что «суперструнами» называются сверхплотные квазиодномерные объекты диаметром десять в минус тридцать седьмой степени сантиметров, то есть значительно меньше диаметра электрона, и длиной порядка диаметра Метагалактики, но он не знал, что «суперструны», существующие с момента зарождения Вселенной, могут рваться и свиваться в кольца, образуя своеобразные ворота, пролетев сквозь которые можно попасть в мир зеркального26 вещества со своим круговоротом материи-энергии и Своими законами.

26 Расщепление уравнений вакуума в теории вакуума на две системы правого и левого мира приводит к появлению физических объектов с положительными и отрицательными массами, а также зеркального вещества, каждая частица которого имеет зеркального партнера-двойника с теми же параметрами (заряд, спин и т.д.), но с массами противоположного знака. Взаимодействовать такие частицы могут только посредством гравитационного поля.

— До Катастрофы Даль-разведка Земли обнаружила несколько таких объектов, — говорила Эмилия, закуривая тонкую оранжевую сигарету с легким наркотическим действием, — что и позволило применить теорию «суперструн» к созданию пронзающих Вселенную Космических кораблей. Но, к сожалению, практические исследования «суперструн» в нынешнее время невозможны, хотя мы вплотную подошли к решению проблемы нагуалей. Вполне допустима гипотеза, что нагуали — просочившиеся в наш мир объемы зеркального вещества с отрицательной массой.

— Почему же они становятся видимыми? — поинтересовался Горан. — Столько лет мы натыкались на невидимые «колючки чужих Законов»...

— На этот счет существует много мнений, но мы считаем, что из-за нарушения метрики нашего домена, которая перестала быть метрикой Римана, — теперь это набор «воюющих» между собой метрик, то есть деформирующихся конформно, непрерывным образом, от метрики Минковского до метрики де Ситтера и Головизнера, — произошел небольшой фазовый сдвиг, «поворот симметрии» зеркального вещества нагуалей, из-за чего они и становятся видимыми, то есть начинают отражать свет. Я не слишком заумно объясняю?

— Нет-нет, вполне доступно, — запротестовал Горан. — Я все понял. Не обращайте внимания на мои реплики и не старайтесь упростить речь. Если я чего не пойму, значит, мне это не нужно.

Эмилия с усмешкой посмотрела на собеседника.

— К сожалению, передача исчерпывающей информации, соответствующей передаваемому образу, с помощью речи невозможна в принципе. Вы интраморф и должны знать об этом.

Горан остро глянул в глаза женщины.

— Откуда вы знаете, что я... интраморф?

— Оттуда, — снова усмехнулась заведующая лабораторией. — Я научилась делать выводы. Интраморфы слушают умные речи не так, как нормалы.

— А как?

— Не только ушами, но и глазами, головой, всем телом, можно сказать. Что еще вы хотели бы узнать, месье?

— Вы начали рассказывать о взаимодействии первичных «суперструн» с доменом...

— Это не слишком интересная тема, привести наглядный пример не представляется возможным. Диаметр «струны» даже по сравнению с диаметром электрона — что сам электрон по сравнению с Галатикой, зафиксировать их взаимодействие почти невозможно. Ну разве что по ливню рождающихся частиц при разрушении электрона. Взаимодействие же «суперструны» и Галактики — это, по сути, пересечение гравитационных полей. Другое дело — граничные эффекты при выходе «струны» из домена, но теперь и их изучение нам недоступно из-за Стенок Космориума.

— Разве кто-нибудь из наших ученых изучал граничные эффекты? У нас и спейсеров-то таких нет, что могли бы достичь границ домена, а тем более — выйти в следующий.

— Физика Метагалактики — не моя епархия, я могу лишь сказать, что клетки-домены Универсума образуют не мозаичную объемную структуру типа грозди винограда или тела человека, а пронизывают друг друга, сосуществуют один в одном. Внутри нашего домена живет другой, в нем третий, и так чуть ли не до бесконечности, образуется сложнейший конгломерат пересекающихся друг в друге, но почти не взаимодействующих доменов, которые и составляют тело нашей Вселенной. Разве интраморфы этого не знают?

— Извините, — пробормотал Горан. — Мне надо было сразу представиться по всей форме. Тем не менее вы сообщили мне много интересной информации, честное слово! Ответьте только на один вопрос. Возможно, он тоже лежит вне поля ваших теоретических изысканий, но мне важно знать ваше мнение. Как вы думаете, что означает начавшееся сближение Стенок Космориума?

— Не знаю, — прямо ответила Эмилия, закуривая еще одну сигарету. — Особенно не задумывалась. В теорию Больших Игр я не верю, это не физическая теория, а что касается Стенок, то их сближение, возможно, призвано уничтожить нагуали. Или такие потенциально опасные объекты, как Тартар. Мои коллеги до сих пор считают, что Тартар представляет собой обломок, а может быть, и сверхген иной Вселенной, равновеликой нашему Универсуму.

— Есть теории, что Чужая и Орилоух — попытки тартариан выйти в наш континуум.

— Поговорите с моими коллегами, особенно с универсалистами Погорилым и Киршем, они занимаются «мертвяками»... прошу прощения, это теперь распространенный термин, хотя речь идет о «пустых» чужанах.

— Спасибо, — сказал Горан, целуя пальцы женщины, пропахшие сладковатым дымком, — я, конечно же, побеседую с вашими коллегами. Еще раз извините за мою неоткровенность, но люди к интраморфам относятся не очень хорошо, поэтому...

— Не все, — улыбнулась Эмилия. — Один из мужей моей семьи — интраморф.

Горан поймал ее изучающе-насмешливый взгляд, коротко поклонился и покинул лабораторию, унося в душе странное желание встретиться с этой неординарной женщиной еще раз.

Следующим объектом его внимания в цепи исследовательских баз системы стоял центр по изучению нагуалей, на который напал корабль в форме диплодока.

Здесь Горан имел две встречи с руководителями лабораторий Раулем Орландо и Венансио Рамиресом, выяснил, что уничтоженная «диплодоком» лаборатория занималась воздействием различного рода субстанций и полей на нагуаль. Оказалось, что наибольшее влияние оказывают на «колючки» нагуалей «мертвяки» — «пустые» чужане.

— Если мертвяка насадить на «колючку», — сказал смуглый седоусый Рамирес, — то она изменяет форму, превращается в своеобразную «сосульку». Если хотите, поговорите об этом с непосредственными испытателями.

— Разве они погибли не все?

— Кое-кто уцелел. Сейчас возле нагуаля работает Квентин Кирш, на специально оборудованном когге, если он согласится оторваться от исследований, вы узнаете все из первых рук.

Горан не горел желанием выходить в космос, но вспомнил совет Эмилии — она упоминала имя Кирша — и согласился. К его удивлению, и Кирш согласился принять работника ОКО, хотя, по словам того же Рамиреса, был нелюдим и контактировал с коллегами редко.

— Он отшельник, — добавил Рамирес, провожая гостя. — Ушел из семьи, живет один, занимается только работой. Если бы он во время атаки на центр находился вместе со всей своей группой, то, наверное, погиб бы. Но, видимо, кто-то из ангелов его хранит.

Заинтересованный оценкой ученого, прозвучавшей из уст его коллеги, Горан позаимствовал в техническом ангаре станции свободный когг и вместе с телохранителями вылетел в открытый космос, заполненный мраком, как пещера глубоко под землей. Лишь медово-золотое око Сола пыталось разогнать этот мрак своими лучами, но ему это удавалось плохо.

Исследовательский катер Квентина Кирша ждал посетителя возле нагуаля, со стороны, освещенной Солом. Видеосистема когга Милича позволяла видеть не только аппараты исследователей, но и сам нагуаль, казавшийся гигантским репейником, светящимся изнутри угрюмым вишневым Накалом. Таких «репейников» в системе Сола выросло около двух десятков, но все они удачно расположились вокруг звезды таким образом, что орбита Геи пролегала мимо них. Остальные нагуали были гораздо меньших размеров и «росли» совсем близко от Сола, если не считать мелких скоплений на самой Гее, основные же «заросли» начинались за ее орбитой, и летать в тех краях не рекомендовалось Никому. Горан, которому Алекс Бодров передал карту эфемерид — свободных от нагуалей траекторий, выходящих за пределы системы, был поражен упорством пограничников, составлявших эту карту иногда ценой своей жизни.

Путь от станции до нагуаля занял всего пятнадцать минут. Стыковку двух аппаратов производили инки, поэтому момент касания коггов был почти незаметен. Квентин Кирш, могучий телом, абсолютно лысый (а может, обритый наголо), с тяжелым, грубым лицом, составленным, казалось, из одних углов, ждал гостя в рубке, стоя возле кокон-кресла пилота. Поймав его взгляд, Горан понял, что перед ним интраморф.

«Впервые в жизни разговариваю с профессионалом ОКО, — сказал Кирш, выращивая из дна рубки два сиденья. — Присаживайтесь, поговорим. Вы прибыли на одной машине?»

Они сели.

«Естественно, на одной», — не понял хозяина Горан.

«Тогда второй когг, что спрятался за нагуалем, не принадлежит вашей службе?»

«Почему вы думаете, что он спрятался?»

«У меня сложилось такое впечатление. Он шел за вами, лотом отстал и, когда вы стыковались, ушел за «колючку». Извольте полюбоваться».

Кирш, не вставая с места, дал команду инку аппарата, и тот развернул перед ним виом обзора. Буро-малиновой колючей громадой в нем обозначился нагуаль, серебристым крестиком — исследовательская станция, голубыми треугольниками — корабли сотрудников станции, а из-за колючки нагуаля торчал фиолетово-красный «клюв» какой-то спейс-машины. Инк дал вариацию увеличения, и в растворе виома протаяло окно, в котором стал виден корпус неизвестного когга.

«Внутри четверо, — сказал Кирш, косо глянув на молчащего Милича. — Все четверо — паранормы. И все четверо внимательно смотрят на нас».

«Я чувствую, — сухо ответил Горан. — Но в мою свиту они не входят».

«В таком случае остается предположить, что они следят за вами. Что не есть хорошо в свете последних сообщений о Ползучем Терроре. Вы кому-то мешаете, мистер комиссар».

Кирш поймал сверкнувший взгляд Горана, добродушно ухмыльнулся; примерно так могла улыбаться груда камней.

«Я в курсе всех событий в службе ОКО. Вы недавно были комиссаром «собак», теперь «кобра» особой группы. Хотите, я попробую определить, к какой организации принадлежат эти парни?»

«Каким образом?»

«У меня на борту имеется кое-какая хитрая аппаратура, которая вполне годится для подобного применения».

«Буду благодарен».

Кирш сел в кокон-кресло, занялся переговорами с инком когга, выключил виом обзора на несколько минут, потом снова включил и вылез из оперативного кокона.

«Когг принадлежит правительственной комиссии по расследованию, это совершенно точно, однако установить личности наблюдателей не удалось. Но давайте сменим тему, поговорим о том, что вас привело ко мне. О наблюдателях не беспокойтесь, я вас провожу до станции».

Горан еще раз посмотрел на когг с наблюдателями-интраморфами, якобы выполняющими задание правительственной комиссии, и согласился. Ими он решил заняться позже.


ДНО ЗЕМЛИ


Борейский тоннель поражал воображение длиной и размерами. Строившие его гиганты усилий не жалели. Можно было только удивляться мастерству борейцев, разглядывая гладкие стены трапециевидных коридоров и гадая о способах их обработки, позволявших сохранить структуру горных пород и одновременно укрепить стены и потолки таким образом, что тоннели не нуждались в подпорках и специальном крепеже. Лишь столкновение Земли с зарослями нагуалей нарушило целостность сети тоннелей, разорвало их на независимые участки и «штрих-пунктиры», но винить в этом создателей сети было нельзя, вряд ли они могли предугадать, что случится с планетой в будущем, через тысячи лет.

Спустившись по жерлу вулкана в глубины острова и выйдя в тоннель, ходоки, конечно, не стали терять время на его изучение, так как поставили себе другую задачу, но масштаб строительства борейских тоннелей захватывал дух, и они невольно замедляли скорость аэра, чтобы полюбоваться на гигантские залы естественного природного происхождения, через которые проходил тоннель, или на подземные реки и озера в красивейших гротах, кристаллических стен которых никогда не касался луч солнца.

О многом передумали путешественники, плутая по разорванной катаклизмом сети древних коридоров и шахт, но больше всего их занимал вопрос: зачем, с какой целью построена эта колоссальной протяженности система подземелий. Возможно, она когда-то пронизывала и охватывала всю Землю и служила своеобразной транспортной системой или же была создана для того же, для чего создавали шахты люди — для добычи полезных ископаемых. Ванесса предложила даже такой экзотический вариант: тоннели прорыты ради создания игрового подземного комплекса, на что Влад ответил ей скептическим слоганом, но вот в чем их мнения сходились, так это в оценке системы тоннелей как жилой зоны. Жить в таких коридорах вряд ли было возможно.

Проплутав по тоннелям, в большинстве своем упиравшимся в тупики разрывов, около пяти часов, ходоки наконец вылезли из подземного мира на поверхность земли через ту самую вертикальную шахту, пробитую в теле планеты нагуалем, через которую проник под землю Влад, спасаясь от преследователей, оказавшихся впоследствии пограничниками с Геи, которыми командовала Ванесса. Вспомнив об этом, они посмеялись над возникшим тогда недоразумением, оттянувшим их встречу, обследовали остров, где Влад обнаружил залежи металлов, которые вполне могли быть остатками древних сооружений, но исследовать их не стали из-за отсутствия времени. Нужно было срочно искать связь с Геей, чтобы получить инструкции, документы и книгу новых кодов метро. Без них продолжать миссию ходоков было невозможно.

В багажнике аэра Ванесса обнаружила блок НЗ, аптечку и целую коробку консервов, аккуратно уложенных запасливым Уанкайовой, а также термос с тоником, и путешественники перекусили, присмирев, вспоминая радушие хозяина подводной лодки. Что с ним сталось, они не знали, но все же надеялись увидеть его когда-нибудь живым.

«Давай пролетим мимо его острова, — предложил Влад. — Если «диплодок» еще там, Мы его увидим и свернем».

«Боюсь, там сейчас возятся эксперты погранслужбы, наши наблюдатели наверняка зафиксировали над островом ядерный взрыв».

«Ты же сама пограничник».

«А ты забываешь о службе внутренних расследований. Она тоже поинтересуется, что произошло на островах Борейского архипелага. Нам нельзя рисковать».

Влад не стал спорить, понимая, что напарница права. К тому же он давно пытался установить пси-контакт с Уанкайовой и Секамом, но так и не смог, будто человек и зверь прятались за экраном, поглощающим их мысленное излучение. Или погибли. Последнее умозаключение было наиболее близко к истине, отчего настроение у кладоискателя упало, и лишь присутствие Ванессы заставляло его сохранять невозмутимый вид.

К материку они летели в стороне от островов, прижимая аппарат к воде, провожая глазами резвящихся в глубинах океана дельфидов, мант и косяков рыбы, а однажды пролетели над целой флотилией лодок, управляемых гоминоидами — людьми-кошками. Было видно, как небольшие пушистые существа, одетые в гладкие, светящиеся изнутри изумрудным отливом комбинезончики без рукавов, поднимают вверх умные мордочки и с опаской разглядывают скользящий над ними аппарат.

«Красивые зверьки, — сказала Ванесса. — Так и хочется погладить. Только я так и не поняла, почему они обрели способность думать. Ты с ними встречался?»

«Не очень часто, они очень пугливы».

«Как ты думаешь, куда они плывут?»

«Скорее всего к островам. Что-то их стронуло с насиженных мест, заставило уйти с материка, обычно они избегают открытых водных пространств».

Влад вдруг остановил аэр.

Сначала он почувствовал знакомый «взгляд с высоты» — эффект пси-пеленгации, затем пришло тревожное предощущение приближающейся опасности.

«В чем дело? — оглянулась на него Ванесса. — Ты о чем задумался? — Она замолчала, почуяв наконец сдвиг ментальных потенциалов в пространстве. — Дьявол! К нам кто-то приближается! Что будем делать?»

«Ждать, — сдержанно ответил Влад, входя в состояние суперсенсинга. — Нельзя же шарахаться от каждого встречного. Может быть, это летит такой же кладоискатель, как и я».

Под аэром в стае лодок внезапно поднялся переполох.

Одно из утлых суденышек, шедшее впереди всех, без всяких видимых причин стало тонуть, остальные же, вместо того чтобы помочь соотечественникам, начали торопливо отгребать в сторону, отплывать на безопасное расстояние.

«Что это с ними? — удивилась Ванесса, возмущенная поведением кошколюдей. — Почему они не спасают своих?»

«Лодка попала в водяную яму, — отозвался Влад, не зная, что делать: то ли отступать, то ли спасать утопающих, то ли просто ждать гостей; он уже видел приближавшиеся с севера летательные аппараты. — Кошки и без того плохие пловцы, а из ямы и ты не выплывешь».

«Что это еще за яма такая? Я ничего не вижу».

«Это линза аномальной воды, обладающей сверхтекучестью. Садись за управление».

«Что ты задумал?»

«Не будем же мы висеть над ними и наблюдать, как они тонут».

Влад перебрался на заднее сиденье аэра, открыл лючок багажника со стороны кабины и вытащил моток тонкого далинь-шнура со специальными карабинчиками и зажимами. Такой шнур использовался альпинистами для ползания по скалам. Затем один конец закрепил на металлической раме сиденья, второй обвязал вокруг себя и открыл дверцу кабины.

«Опускайся, я спрыгну, а ты вытащишь всех».

Ванесса, уже не удивляясь своему беспрекословному подчинению мальчишке-землянину, направила аэр вниз, и Влад прыгнул в воду с десятиметровой высоты, изменив массу тела, без плеска вошел в то место, где уже скрылась лодка с тремя ее пассажирами. Теперь и Ванесса заметила необычную неподвижность водной глади в этом районе, в то время как вокруг него играли волны океанской зыби.

«Взлетай», — прилетел тихий пси-голос кладоискателя.

Геянка начала подъем, вытаскивая Влада с прижатыми к груди телами кошколюдей, потом, повинуясь его приказу, отнесла всех троих к лодкам остальных гоминоидов, где Влад опустил тела спасенных в одну из лодок.

«Возвращайся, там остался еще один малыш, я не смог его зацепить».

«Он уже, наверное, захлебнулся...»

«Возвращайся».

Ванесса снова повиновалась, но в это время неизвестные летательные аппараты приблизились, зависли на высоте сотни метров над уровнем океана, перекрывая аэру пути отхода, раздался усиленный динамиком голос:

— Эй, вы, на стрекозе, поднимайтесь сюда.

Говорили на земном диалекте, но с шипящим геянским акцентом. И это были не пограничники. На корпусах всех трех машин, похожих на куттеры, но с более развитым треугольным крылом, не было видно никаких опознавательных знаков, способных раскрыть принадлежность машин к службам Геи.

Ванесса откинула колпак кабины, крикнула:

— Мы пытаемся спасти гоминоида, он упал в яму!

— Поднимайтесь, я вам говорю! — отозвался неизвестный начальник группы. — Пусть эти звери сами спасаются.

— Это не звери...

— К черту дискуссию!

Из днища первой машины вырвался сноп огня, врезался в центр флотилии кошколюдей, превращая лодки в горящие факелы. Среди гоминоидов поднялась паника, они начали выпрыгивать в воду, но и там не нашли спасения: три плазменных залпа разметали лодки, превратили поверхность океана в слой пара.

— Поднимайтесь и следуйте за нами! — проревел голос. — Любое промедление буду считать попыткой сопротивления и открою огонь!

Ванесса сглотнула ставшую горькой слюну, расширенными глазами глядя на туманную пелену под аэром, потом поймала слоган Влада и начала медленно поднимать аппарат вверх. Влад влез в кабину, достал оружие. Глаза его стали черными, бездонными, бешеными.

«Начну стрелять — уходи свечой вверх!»

«Они нас догонят».

«Посмотрим».

Ванесса подтянула к себе поближе один из гранатометов, покачала головой:

«Не понимаю, почему я тебя слушаюсь? Ты же самоубийца!»

Аэр приблизился к головному аппарату (Ванесса наконец узнала дхау, использующиеся на Гее только сотрудниками правительственных служб). Влад взялся за рукоять нейтрализатора, приоткрыл дверцу и выстрелил, практически не целясь. Черная молния разряда вонзилась в корму аппарата, и в то же Мгновение Ванесса на форсаже рванула аэр в небо, до предела увеличив мощность двигателя.

Прибывшие на дхау оперативные работники неведомой службы не ожидали сопротивления от двух пассажиров маленькой воздушной машины, поэтому отреагировали на атаку с опозданием. Влад успел выстрелить еще раз, добивая командирский дхау, отбросил полностью разряженный нейтрализатор и выстрелил из гранатомета по второму аппарату, начавшему поднимать нос в небо.

Взрыв гранаты пришелся под левую скулу дхау и, хотя лобовую броню блистера не пробил, все же покорежил лист крыла и хорошенько встряхнул мощную машину. Вторая граната взорвалась уже в стыке дверцы и корпуса, повредив обшивку и превратив дверцу в складку. Ошеломленный пилот дхау свалил машину в штопор и выбыл на время из боя. Оставался третий аппарат, кинувшийся было в погоню за аэром, но вернувшийся к поврежденной машине командира группы, которая, дымя и кружась, как падающий с дерева сухой лист, опускалась на поверхность океана. Когда пассажиры всех трех машин наконец разобрались в обстановке, пересели из сбитого дхау в непострадавшую машину и начали преследование наглого аэра, тот был уже далеко.

«Они догонят нас через полчаса, — сказала сосредоточенная Ванесса, с некоторой задумчивостью поглядывая на каменное лицо спутника. — И собьют издали, не подходя близко. До материка мы дотянуть не успеем».

«Держи курс на архипелаг».

«Я так и делаю».

Аэр набрал максимальную для аппарата этого класса скорость — тысячу километров в час — и максимально достижимую высоту — пятнадцать километров, на которой уже почти не было воздуха. Океан под ним распахнулся во всю ширь, как бесконечное сине-стальное, с бело-серебристой чешуей волн пространство, ограниченное с. юга пушистой белой полосой Пояса Туманов. Острова Борейского архипелага проступили на этом пространстве черно-коричневыми дырами, ведущими в преисподнюю, а отнюдь не клочками суши со своим ландшафтом и растительностью. Небо из густо-синего стало сине-фиолетовым, с красноватым отливом по горизонту, и Ванесса пожалела, что у них аэр, а не более мощная машина, способная выходить в космос. Тогда никакая погоня им была бы не страшна.

Дхау приблизились, но стрелять из своих огневых комплексов еще не могли. Это были скоростные, комфортные, сильные, но не военные машины, потому не имели лазерного и полевого оружия, а радиус поражения находившихся на их борту плазменных разрядников, называемых в просторечии плазмонами, не превышал двух километров. Однако они быстро сокращали разделяемое беглецов и преследователей расстояние, и Ванесса поняла, что долететь до острова с шахтой, упиравшейся в борейские тоннели, они не успеют, хотя он уже и появился на горизонте.

«У нас в запасе всего десять-двенадцать минут, потом они начнут стрелять».

«Попробуй отвлечь их».

«Как?»

«Поговори с ними по рации, представься и выясни, кто они, чего хотят».

Ванесса почувствовала, как запылали уши. Она совершенно забыла, что на борту аэра есть аппаратура связи. Включила рацию и через минуту нашла диапазон связи, на котором работали рации преследователей.

— Я Ванесса Дарьялова, «кобра» погранслужбы, особая группа Даль-разведки. С кем имею честь контактировать?

Тишина в эфире, чей-то удивленный возглас, Ванесса представила, как переглядываются в немом изумлении мужчины в кабинах дхау, передала Владу слоган: «Хорошо, что они не интраморфы».

— Я Левон Караченя, — загрохотал динамик рации, — особый представитель чрезвычайной комиссии служебных расследований СЭКОНа. Вы не подчинились приказу и повредили нашу машину. Приказываю остановиться! В противном случае открою огонь на поражение!

— Господин особый представитель, — язвительно проговорила Ванесса, — у меня сертификат особых полномочий претора ОКО, и я вольна делать то, на что имею право. Вам не нужно было уничтожать этих бедных полузверей, чтобы доказать свою власть. Именно поэтому я приняла вас за террористов. Делайте свое дело и не мешайте мне делать свое. Претензии потом можете предъявить руководству ОКО... если они у вас будут.

— Послушай, Дарьялова, или как там тебя, ты не понимаешь, с кем связалась...

— Очень хорошо понимаю, сэр особый агент, но и ты не понимаешь, чем рискуешь. Будешь мешать, я тебя уволю.

Секундная заминка, потом злобное обещание:

— Сейчас посмотрим, кто кого уволит, стерва! До Геи ты вряд ли доберешься...

— Козел! — коротко откомментировала речь представителя Ванесса, выключила рацию, мысленно подмигнула Владу, и тот, давно готовившийся к стрельбе из снайперской винтовки, выстрелил в преследователей, машины которых подошли уже на расстояние трех километров.

Конечно, даже бронебойная пуля на таком расстоянии была не страшна хорошо защищенной машине, предназначенной для доставки «особо важных персон». Однако удар пули о блистер «весил» около тонны, и дхау, получив такой удар, дернулся, словно споткнувшийся на бегу конь. Было видно, как на лобовом стекле аппарата сверкнула искра рикошета.

Вторую пулю Влад всадил точно в это же место, а когда пилот дхау, перед лицом которого на стекле появились паутинки трещин, догадался сделать маневр, третья пуля попала в ту же точку, раздался стеклянный взрыв, и блистер разлетелся на мелкие осколки, представлявшие на той скорости, с какой мчался дхау, серьезную опасность.

Неизвестно, сильно был ранен пилот аппарата или нет, но дхау выбыл из погони, завалившись на крыло и переходя в пике. Отстал и второй преследователь, озадаченный полученным отпором.

Аэр, ведомый Ванессой, спикировал на остров с дырой посредине, нырнул в нее и утонул во мраке. Лишь через пять минут появились аппараты спецпредставителя Карачени, нашли на острове отверстие шахты, зависли над ней, однако спускаться в нее не решились.

«Я не знала, что ты стреляешь, как профессиональный снайпер, — сказала Ванесса, обнимая и целуя Влада, когда аэр завис посредине борейского тоннеля со светящимися стенами. —Ловко ты его сделал!»

Влад закрыл глаза, прислушиваясь к толчее ментальных полей на поверхности острова.

«Не бойся, сюда они не сунутся, — продолжала Ванесса, поймав его мысль. — Будут знать, как хамить «кобре» погранслужбы!»

«Они вызывают подмогу».

«Как ты это определил?»

«Чувствую. Надо уходить. Наверное, этот специальный представитель Караченя — очень большой человек, раз не побоялся задерживать работника погранслужбы. Он не успокоится, пока не догонит нас».

«Он получил хороший урок, — с презрительной уверенностью махнула рукой Ванесса. — Видала я таких представителей, они только при явном численном преимуществе герои... Что меня действительно смущает, так это активность наших спецслужб на Земле. Сначала засада на станции метро, теперь целая армия правительственной комиссии служебных расследований во главе с Караченей... И ни одного пограничника! Их что, всех отстранили от несения дежурства?»

Влад промолчал.


* * *


Ванесса ошиблась.

Неведомый специальный представитель правительственной комиссии Караченя, потерпевший неудачу при задержании ходоков, испытал такой приступ ярости, что вызвал подмогу и начал преследование аэра под землей, рискнув спуститься в борейские тоннели. Поскольку количество охотников удвоилось, а воевать всерьез с ними ходоки не намеревались, после короткого совещания они решили попытать счастья в другой стороне тоннеля, уходившего на юг, в сторону Пояса Снежной Королевы, хотя уверенности в том, что путь не заведет в тупик, не было ни у Влада, ни у его напарницы.

Углубившись в тоннель, беглецы очень скоро убедились в ненапрасности своих опасений: впереди начиналась зона разрушений подземного рельефа, сквозь которую не пробралась бы и мышь. И тогда у Влада родилась идея нырнуть в шахту, пробитую в породах острова нагуалем.

«Но она тоже может закончиться тупиком, — неуверенно возразила Ванесса. — Не проще ли пойти сдаться этому напыщенному индюку-представителю добровольно? Не расстреляет же он нас без допроса, прилюдно?»

«Сдаться мы всегда успеем».

«С другой стороны, ты прав, мы ничего не потеряем. Но я почему-то побаиваюсь спускаться в недра земли, хотя никогда клаустрофобией не страдала. Как мы проскочим мимо машин Карачени?»

«Подберемся поближе — посмотрим. Среди них нет интраморфов, поэтому шанс прорваться есть».

Прижимаясь брюхом к полу коридора в пятнах зеленоватого свечения, аэр пополз назад, к пересечению тоннелей со стволом нерукотворной шахты, и, не доходя до ствола около километра, остановился. Навстречу неторопливо двигался дхау, «ощетинившись» азартно-воинственными желаниями пассажиров, жаждавших поймать беглецов во что бы то ни стало. Влад насчитал в кабине аппарата восемь человек, и у всех спектр эмоций был сдвинут в диапазон раздражения и враждебности.

К счастью, в этом месте тоннель был поврежден изгибом, и в его стенах образовались трещины и ниши, в одной из которых спрятался аэр. Но шансов на то, что его не обнаружат, было мало.

«Будем драться?» — спросила притихшая Ванесса.

«Он один, — сказал Влад, выходя из медитативного оцепенения, — остальные разошлись по другим ветвям тоннелей. Попробуем их обмануть. Я сделаю тульпу, а ты организуй волну паники».

«Что ты сделаешь?»

«Мыслеформу, голографическую копию нашего аэра».

«У нас такие копии называются динго — динамическая голография. А мысль отличная, попытаемся».

Дхау приблизился, ощупывая тоннель впереди себя лучами прожекторов и локаторов, а когда расстояние между ним и аэром сократилось до ста метров, Влад выпустил свою тульпу.

Внезапно из щели в полу коридора перед носом дхау выскочил аэр и метнулся прочь, набирая приличную скорость. Виден он был достаточно хорошо, чтобы пилот, поверивший своим глазам и ощущениям, подсказывающим, что беглецы в панике, рванул машину за удиравшим во все лопатки аэром.

Чем закончилась эта погоня, ходоки так и не узнали. Влад вывел аппарат из ниши и погнал в другую сторону, за минуту преодолев расстояние до шахты, где специальный представитель Караченя не додумался оставить хотя бы пару человек с оружием для перехвата беглецов. Правда, он мог оставить кого-нибудь и наверху, на поверхности острова, но беглецы туда лететь не собирались, выполняя ранее разработанный план.

Аэр опускался в недра острова долго, несколько часов, преодолев около тысячи километров, пока не наступила почти полная невесомость. В этом месте силы притяжения уравновешивались массами пород вверху и внизу, и лишь боковая составляющая гравитационного поля, действующая к центру массы планеты, не компенсировалась притяжением края Земли — он был недалек, — поэтому пассажирам аэра казалось, что они падают на спину.

Ствол шахты, пробитый в незапамятные времена «колючкой» нагуаля, продолжал уходить вниз, освещаемый ощутимым потоком тепла со всех сторон (температура пород достигала здесь ста двадцати градусов, и аэр, не имевший системы кондиционирования, представлял собой духовку), и казался бесконечным.

«Может быть, вернемся назад?» — предложила Ванесса. Как и Влад, она не страдала от жары, умея регулировать температурный режим организма, однако по мере углубления в шахту становилась все рассеянней и нерешительней, словно на нее и в самом деле давили миллионы тонн горных пород, нависавших над головой.

«Я не уверен, что наши преследователи уже ушли, — отозвался кладоискатель. — К тому же мы прошли более половины пути, до дна шахты осталось не так уж и много, километров шестьсот».

«Ты уверен, что шахта тянется до дна Земли?»

«Уверен».

«А я нет. Я вижу ее только на два десятка километров. Неужели ты видишь всю?»

Влад по обыкновению промолчал, не привыкнув доказывать очевидное, и Ванесса с завистью проговорила вслух:

— Похоже, у вас, землян, сенсинг-сфера помощней, чем у нас. Твой учитель не преувеличивал твои способности. Но вот что интересно: почему эта шахта сохранилась в момент Катастрофы? Почему не разрушилась, как борейские тоннели? Может быть, ее создал вовсе не на- гуаль? Посмотри на ее стены, они все в бороздах и в то же время оплавлены.

Влад помолчал.

— Прадед в своей Книге писал, что тогда по Солнечной системе летали удивительные объекты — кластеры монополей и кварковые «мешки». Возможно, с Землей столкнулся один из них.

Аэр снова начал спуск в недра планеты, постепенно увеличивая скорость. Ванесса вздохнула, примиряясь с неизбежностью предстоящих встреч с неизвестностью, вымученно улыбнулась в ответ на взгляд спутника.

— Быстрей бы уже дно... странно звучит: дно Земли... дно мира... а энергии нам хватит? Аккумуляторы у этого малыша не бездонны.

— Здесь стоит шолдерс.

— Шолдерс — это что?

— Вакуум-генератор. Он почти вечен. Я нашел партию таких генераторов, сохранившихся со времен Катастрофы. Уанкайова тоже хвастался, что обеспечил себя всем необходимым на много лет вперед.

— Хозяйственный мужчина наш Уан...

Больше они не разговаривали.

Через два часа внизу, который теперь стал верхом из- за смены вектора силы тяжести, показался светлый кружок выходного отверстия шахты. Беглецы удвоили внимание, помня, что впереди должны находиться заросли нагуалей, о которые разбилась Земля тысячу лет назад. Одновременно они перешли на суперсенсинг, пытаясь определить, не ждет ли их засада, но все было тихо, пси-эфир был спокоен и беззвучно шипел, говоря об отсутствии в данном районе «земного дна» скоплений мыслесфер, то есть их носителей — людей.

Кружок выхода приблизился, приобрел синий цвет неба, тоннель заканчивался. Аэр медленно поднялся над его краем, и перед взорами ходоков предстала удивительная картина: хаос черных, серых и перламутровых шипов разной длины, ориентированных в одну сторону, создающих грандиозную щетку-лес от горизонта до горизонта, хаос буро-коричневых скал, напоминающих по форме свечи, и выпирающие из щетины нагуалей и скал ледяные пики и сталактиты.

Солнца здесь видно не было, оно светило где-то за горизонтом, но его лучи пронизывали атмосферу и создавали впечатление дневного неба. Нагуалями зарос и весь слой атмосферы, и небо, так что взгляд всюду натыкался на черные «колючки», иглы, шипы, пики и столбы, сплетавшиеся в необыкновенную объемную структуру, которой человеческий язык не смог бы подобрать названия. Да и весь этот ландшафт не имел названия, и правила им такая торжественная, звенящая тишина, что невольно хотелось задержать дыхание и перекреститься.

— Господи! — прошептала Ванесса. — Это же... ад!

Влад понял геянку. Они видели перед собой «заросли» чужих Законов, о которые разбилась планета, и эти заросли вполне можно было назвать адом.

Он еще некоторое время всматривался в пейзаж «дна Земли» всеми органами чувств, отметил несколько небольших игл неподалеку от зависшего аэра — нагуали окружали отверстие шахты со всех сторон, и первым обнаружил объект с явно геометрическими очертаниями. Показал Ванессе. А через несколько секунд они поняли, что видят перед собой искусственное сооружение.


БУНКЕР


Двигаться в зарослях нагуалей приходилось очень осторожно, потому что эти исключительно острые образования не только ранили человеческое тело, но пробивали любой металлический каркас, и путешественники, испытав на себе их злые укусы, вынуждены были просчитывать каждый шаг.

Искусственное сооружение, обнаруженное Владом, оказалось сферой диаметром около пятнадцати метров, частично погруженной в каменную твердь, с небольшой рваной дырой в боку. Внутри же сфера представляла собой самый настоящий бункер с толщиной стен около метра, с хозяйственными и жилыми помещениями, а также со своим собственным источником энергии — кварк-реактором типа «кессон», который, как оказалось, продолжал работать в холостом режиме, стоило включить автоматику бункера. Мало того, бункер имел собственную кабину метро, о чем путешественники узнали не сразу. Правда, они и без этого открытия были ошеломлены своей прекрасно сохранившейся находкой, будто специально дожидавшейся их в этом месте тысячу лет.

Дыра в оболочке сферы была пробита скорее всего нагуалем, после чего в ней никто не появлялся, а застыла она довольно удачно для ходоков, то есть таким образом, что пол помещений был наклонен под небольшим углом к поверхности земли и по нему можно было ходить не напрягаясь.

Внутрь они попали через дыру, даже не предполагая, что встретят в глубинах сферического сооружения с тремя уровнями помещений, и оказались в коридоре среднего уровня с несколькими дверями, открыть которые не удалось. Но стоило Ванессе вслух произнести свое излюбленное «дьявол!», как по стене коридора пронесся бесшумный электрический всполох, бункер буквально ожил, и гости услышали вежливый пси-голос:

«Рад приветствовать на своем борту живые создания! Располагайтесь, будьте как дома».

«Кто... вы?!» — замерла Ванесса.

«Я инк-управляющий этим домом, меня зовут Аврелий».

«Что это за дом? Кто его хозяин?»

«По моим расчетам, его давно нет в живых, ведь с момента разрушения планеты прошло несколько сот лет».

«Больше тысячи».

«Неужели я просчитался? — огорчился управляющий, — Вероятно, отказала моя система определения времени. Нирвана не прошла для меня даром».

«Нирвана? — фыркнула Ванесса. - Не знала, что инки тоже способны погружаться в нирвану».

«Я имел в виду, что нирвана — это минимум бытия, а не его отсутствие. Но вы, наверное, устали, проголодались, отдохните с дороги, приведите себя в порядок, я включу все работающие системы дома, и мы побеседуем».

В коридоре вспыхнул свет, с тихим шелестом свернулись в трубочки две двери по обе стороны коридора. Одна вела в туалетную комнату, вторая — в довольно просторную комнату для отдыха, нечто вроде гостиной с картинами на одной стене и коллекцией холодного оружия на другой. Пыль в комнате практически отсутствовала, лишь в коридоре собрался слой толщиной в несколько сантиметров.

Пока гости осматривались, инк вырастил в гостиной мягкую мебель (работает техника!), включил везде свет и системы обеспечения, и по отсекам дома побежали юркие киб-уборщики, приводя его в жилой вид.

Ванесса ушла в туалетную комнату. Влад с интересом прошелся по всем трем этажам сферического здания, обнаружив две спальни, столовую, рабочий модуль с выходом на операционного инка, реакторное отделение, куда его не пустили, хотя он и так понял, что это такое, и еще один отсек, дверь в который также не открылась. Влад попытался ее открыть, подключившись к полю Сил, и незримо присутствующий Аврелий вежливо напомнил об ответственности:

«Извините, вынужден предупредить: это кабина метро. Так как линия давно не эксплуатировалась, а профилактический контроль не проводился, пользоваться кабиной опасно».

Ответ Аврелия услышала и переодевавшаяся Ванесса.

«Ой, как здорово! — донесся ее удивленно-радостный пси-возглас. — Как говорится, не знаешь, где найдешь, где потеряешь. Теперь мы можем отчитаться перед начальством о проделанной работе и получить дальнейшие инструкции».

«Боюсь, это у вас не получится, — отозвался инк с сожалением. — В доме установлена не стандартная кабина метро, она не работает на общую земную сеть».

«Земной сети давно не существует».

«Тем более».

«Разберемся. Есть вход в метро — найдется и выход. Господин кладоискатель, зайдите-ка сюда».

Влад послушно поднялся с нижнего этажа бункера на второй, заглянул в туалетную комнату, имеющую тонизирующий газовый душ и сауну, увидел совершенно обнаженную, раскрасневшуюся, вызывающе женственную геянку и нерешительно остановился, отводя глаза, но был насильно втянут в комнату за руку и подвергнут принудительному раздеванию.

«Мы же не одни...» — попробовал он сопротивляться.

«Аврелий не человек, — пренебрежительно отмахнулась Ванесса. — Думаю, он много чего насмотрелся на своем веку».

Инк не отозвался на эту мысленную реплику, воспитан он был хорошо.

После неожиданной, с точки зрения Влада, вспышки желания они посетили кабинку сауны, приняли ионный душ, очищавший кожу лучше любой воды, и пообедали консервами из багажника аэра. В бункере, по словам Аврелия, никаких съестных припасов не хранилось.

Пока ели, вели неторопливую беседу с инком на разные философские темы, потом заговорили о своих проблемах. Ванесса предлагала воспользоваться метро и десантироваться сразу в Управление ОКО на Гее, Влад возражал, считая, что лучше всего сначала попытаться послать сообщение и подождать ответа, а уж потом прыгать в метро.

«Извините, что перебиваю, — вклинился в их мысленную перепалку Аврелий. — Будьте добры, расскажите, что происходит в мире. Я так давно не получал новой информации».

Ванесса хотела было послать назойливого, по ее мнению, инка подальше, но уловила предупреждающий слоган спутника и решила поделиться с Аврелием своим видением проблемы. Слоган-обмен — не человеческая речь, его скорость на два порядка выше — длился всего минуту.

«Я понял, — сказал Аврелий, когда она закончила. — Несмотря на переселение, человечеству не удалось избежать нового кризиса. А единственный выход из любого кризиса — его углубление».

«Оригинально, — хмыкнула Ванесса. — Да вы у нас шутник, господин управляющий. Кто только вас программировал».

«Самое интересное, что это почти не шутка. В прошлые времена конфликты зачастую решались именно таким способом. Но простите, если я задел ваши чувства. Давно не разговаривал с людьми».

«Мы интраморфы, как сейчас принято говорить».

«Прежде всего вы люди, а это пока главное. Интеллект человека представляет собой двухуровневую систему: сознание — подсознание. У нормальных людей сознание является более слабым уровнем, у паранормов же оно расширено за счет подсознания, вот и все отличия».

«Твой хозяин, наверное, тоже был интраморфом?»

«В каком-то смысле. Сам себя он называл визионером».

«Кем-кем?»

«Визионером, то есть видящим суть вещей и явлений. Он безошибочно определял тонкие связи объектов и явлений мира. Еще Он себя называл скользящим исследователем абсолютно сложных форм жизни».

Ванесса фыркнула, глянув на безмолвствующего Влада.

«Где это в нашем домене он нашел абсолютно сложные формы жизни?»

«Почему в нашем? Он выходил и за его пределы».

«Ну, тогда это был файвер, — с иронией сказала Ванесса. — Как же его звали? Или это секрет?»

«Его имя вам ничего не даст, но, конечно же, никакого секрета в нем нет. Его звали Пайол Тот».

Ванесса наморщила лоб, пытаясь что-то вспомнить.

«Кажется, я уже слышала это имя...»

«Застава «Стрелец», — подсказал Влад.

«Ах, ну конечно, там работает супружеская пара метаморфов, Миранда и Клементина Тот. Неужели они родственники? Потомки Пайола Тота?»

«Возможно, — отозвался Аврелий. — У Пайола был сын Ян, и он действительно был файвером, как вы называете представителей интегральной расы пятой волны разума в домене».

«Что ты знаешь о файверах? Какое участие они приняли в войне с ФАГом?»

«Никакого участия в войне они не принимали, но вместе с лидером сопротивления Ставром Панкратовым сотворили сдвиг реальности, остановив тем самым войну».

«Так это их рук дело?! Я имею в виду Стенки Космо- риума. Это они изолировали нашу Метагалактику с зарослями нагуалей? — Ванесса посмотрела на Влада. — Ставр Панкратов, кажется, был твоим прадедом?»

Влад кивнул.

«Стенки Космориума — это реакция Абсолютного Игрока, — сказал Аврелий. — Файверы и другие Игроки здесь ни при чем. Если вы помните, из-за ошибки Конструкторов наш домен не создал Игрока, так как не появились Инженеры, которые должны были инициировать дальнейшее усложнение континуума и рождение Игрока. Так вот уцелевший Конструктор, развернувшийся в нашем домене благодаря безумному любопытству людей, попытался исправить ошибку своих родичей. Появление нагуалей, или, как еще говорят, пространств чужих Законов, хотя по сути это просто проявление процесса фазового сдвига вакуума, — и есть попытка инициации Игрока. Если бы нагуали продолжали расти и заполнили собой две трети объема домена, то цивилизация Тартара смогла бы выйти из-под своего потенциального барьера, и наш домен стал бы контролироваться новым Игроком. Но этого не произошло».

«Из-за вмешательства файверов?»

«И других Игроков».

«Кого именно?»

«В первую очередь Конструктора-ФАГа, его резидентов, некоторых экзоморфов, Габриэля Грехова например».

«Это легендарная личность, —оживилась Ванесса. — В родовой памяти интраморфов он первый экзоморф, установивший контакт с Сеятелями. Но разве он Игрок?»

Аврелий выдал слоган, базой которого была улыбка.

«Наш метагалактический домен — клетка Универсума, то есть Абсолютного Игрока, — вообще уникален. Да, он не стал родиной Игрока, но стал частью игрового пространства и процесса, в нем сосредоточилось множество потенциальных Игроков: Тартар, Чужая, Орилоух, споры Конструкторов, все еще бродящие по домену, файверы — люди и нелюди, негуманоиды. Кстати, негу- маноидов среди файверов больше, чем представителей человечества. Хотя, с другой стороны, мой хозяин утверждал, что наличие такого количества потенциальных Игроков в домене — его дефект. Но, может быть, это просто нечто вроде депрегированных генов, наподобие Тех, что находятся в геноме человека. Связь здесь прямая».

«Если ты так хорошо осведомлен о проблемах, решаемых файверами и твоим хозяином, то куда они ушли? Где они сейчас?»

«Этого я, к сожалению, не знаю, — с грустью ответил инк. — Но так как за столько лет после изменения реальности мой хозяин ни разу не появился в доме, значит, он за пределами домена. Или, по крайней мере, за Стенками Космориума».

«А чужане, орилоуны, Сеятели?»

«Сеятели — потомки орилоунов...»

«Мы знаем».

«Они ушли из домена еще до войны с ФАГом и стали Инженерами в одном из потенциально ориентированных на Игру доменов. Куда ушли чужане и орилоуны, я тоже не знаю, но думаю, что они просто не выдержали сдвига реальности, изменений законов».

«Тартариане выдержали, а они нет?»

«Вероятно, потенциальный барьер, то есть слой законов, отделяющий мир Тартара от нашего, почти непро- биваем. Попытки тартариан выйти из своего континуума в наш — Чужая, Орилоух, цивилизация Серых призраков — Сеятелей — только указывают на мощь этого сверхгена чужой Вселенной, чужого Абсолютного Игрока. Ведь оператором, выдерживающим сдвиги реальности, изменение Законов Игры, может быть только Абсолютный Игрок».

«Уф! — провела по лбу ладонью Ванесса. — Все, я сыта по горло масштабами затронутых проблем. Давайте поговорим на менее масштабные, но более значимые для нас темы. Хотя я удивлена твоей осведомленностью, надо признаться. Что ты узнаешь о других разумных расах в домене? Какая из них уцелела?»

«Как раз об этом я и не осведомлен. Знаю только, что в других галактиках, да и в нашей тоже, существовали не только негуманы — звездники, солнечники, джезеноиды, но и гуманоиды — гуррах, терране, фториды. Но ведь прошла тысяча лет, многие расы исчезли...»

«На геянские погранзаставы и научные центры напал спейсер необычной формы. — Ванесса представила в уме корабль в форме диплодока. — Ты не знаешь, какой из цивилизаций он может принадлежать?»

Аврелий ответил не сразу, словно человек, страдающий забывчивостью.

«Если память мне не изменяет, это не корабль, а псевр».

«Что такое псевр?»

«Псевдоразумная система, искусственное существо, способное преодолевать межзвездные расстояния. Такие существа выращивала раса гуррах».

«Кайманолюди? Ты уверен?»

«Я говорю лишь то, что знаю, — не обиделся Аврелий. — Единственная закавыка: цивилизация гуррах уже тысячу лет назад была на грани исчезновения, ее генофонд истощился, кайманолюдей оставалось совсем немного. Вряд ли кто-нибудь из них дожил до нынешних дней».

«Но ведь псевр-то существует?»

«Он может управляться и не кайманолюдьми, — вставил слоган Влад. — Твой начальник говорил, что «диплодок» уничтожил одну из секций исследовательского центра, то есть действовал выборочно, словно знал, что и где искать. Кайманолюди действовали бы грубее».

Ванесса выпятила нижнюю губу.

«А ведь ты прав, напарник. Очень интересная мысль! Она проясняет и появление «диплодока» над Землей: его нынешние хозяева знают о деятельности наших пограничников, а это, в свою очередь, означает, что они — люди!»

«Или интраморфы», — добавил Аврелий рассудительно.

«Им-то зачем организовывать Ползучий Террор? Они давно отошли от участия в эволюционном процессе человечества... если, конечно, можно называть это безобразие эволюционным процессом».

«Наверное, вы правы. Судя по вашей информации, человек практически не изменился по-прежнему к власти стремятся те, особенно в смутные, кризисные времена, кто хочет использовать ее в своих собственных интересах. Таков закон эгоаккумуляции, как сказал бы Пайол. Недаром Конструкторы изменяли нашу Метагалактику не для того, чтобы в ней появился хомо сапиенс. Прошу простить за резкость суждений, я только повторяю слова моих создателей».

«Людей, между прочим. Хотя я тоже считаю, что человечество — ошибка Конструкторов».

«Что касается интересов интраморфов, то в этой области я не специалист. Но думаю, что и среди них встречаются властолюбивые эгоистические натуры».

— Спасибо за информацию, — вслух сказала Ванесса, — и за гостеприимство. — Посмотрела на отрешенно-задумчивое лицо Влада. — Нам везет. Ты не находишь? Если у тебя нет иных намерений, можем отправляться дальше. Пойдем посмотрим на здешнее метро?

Влад послушно встал из-за стола.

Кабина метро внутри ничем не отличалась от других таких же кабин, в которых уже побывал кладоискатель. За исключением одного: она не имела панели управления.

— Что за ерунда?! — в сердцах бросила Ванесса, не найдя ничего хотя бы отдаленно похожего на задатчик курса. — Может быть, это и не метро вовсе?

«Я предупреждал, — просочился в кабину виноватый пси-голос Аврелия. — Это не стандартная линия, хотя хозяин пользовался ею часто».

«Куда она ведет?»

«К сожалению, в моей памяти не осталось никаких указаний. При мне Пайол никогда не упоминал координат выхода линии».

«Разве не ты управляешь запуском?»

«Я просто включаю генератор, куда отправляется груз, мне неизвестно».

«Понятно. — Ванесса прошлась по ребристому черному полу кабины, остановилась перед Владом. — Может быть, все же рискнем? Если Пайол куда-то стартовал, значит, где-то установлена другая кабина?»

«Логично».

«Что ты предлагаешь?» — рассердилась геянка.

«Ничего, просто кабина выхода может оказаться под землей».

«Ну и ничего страшного, автоматика нас просто не выпустит из кабины. В любом случае у нас будет выход назад».

«Тогда проблем нет».

«Мы поехали, — обратилась Ванесса к Аврелию. — Попытаем счастья в той стороне. Если не повезет — вернемся».

«Возьмите с собой на всякий случай оружие. Кто знает, кого вы встретите».

«А действительно, — спохватилась женщина, — оружие нам пригодится в любом случае. Влад, что там у нас в аэре?»

«Можно взять снайперскую винтовку и гранатомет».

«Я имел в виду другое, — вмешался инк. — На первом уровне возле реакторного отсека расположен специальный бокс, Пайол хранил в нем оружие. Может быть, оно уже не покажется совершенным, однако еще послужит, я поддерживал в боксе все необходимые условия для храпения».

—Пошли, — решительно сказала Ванесса.

Бокс был невелик, но от обилия хранившихся там боевых комплексов у Ванессы зарябило в глазах.

—Мамочки мои! — прошептала она недоверчиво, округляя глаза. — «Шукра»!.. «Паукль»!.. «Универсалы»!.. Плазмоны... Парализаторы... Ты только посмотри, что здесь есть! — Она сняла с полки необычной формы тяжелый излучатель с дырчатым кожухом. — Знаешь, что это такое? Генератор холода «найс»! В его луче вакуум возбуждается и рождает ливень частиц с отрицательной энергией. Все, что попадает в луч, превращается в «суперлед» с минусовой температурой в десятки тысяч градусов! А это видел?

Ванесса с трудом подняла толстую рифленую трубу с рукоятью и какими-то устройствами по бокам магазина.

— Это портативный компактификатор «фак-ю», сворачивает пространство в «струну». У него свой вакуум- генератор.

— Тяжелый, — равнодушно сказал Влад, которому некоторые названия оружия ничего не говорили.

— Конечно, мы его с собой не возьмем. Хватит аннигиляторов. На полигоне службы я видела их в действии, но нам их не выдают, слишком велики масштабы разрушений. Штатным оружием считается «универсал». Ах, дьявол, глаза разбегаются! Я бы все с собой взяла.

Она сняла с полки изящный, зализанный, с наплывами по корпусу, хищно красивый излучатель с удобной рукоятью, подала Владу.

— Держи, это аннигилятор «шукра». Объяснять, как работает, не надо?

Влад покачал головой. В его памяти хранились сведения обо всех видах оружия, примененных людьми в войне против ФАГа, но видел он его и держал в руках впервые.

— Я тоже возьму «шукру». — Ванесса встроила излучатель антиматерии в турель на плече уника. — И, пожалуй, «паукль». — Она повертела в руках фиолетово-черный, с голубым отсверком, пистолет с конусовидным дулом, закрепила на поясе. — Если хочешь, возьми и ты себе.

— Что он делает?

— «Паукль» — это нейтрализатор межатомных связей, у тебя такой был, только отечественного производства, сделанный на земных заводах, а это оружие гуррах. Видишь, какая у него форма рукояти? Кайманолюди имели несколько другую форму ладони, к тому же они четырехпалые. Эх, будь я с командой, мы бы забрали тут все это богатство!

Они вышли из бокса, но геянка вернулась и вскоре. вынесла два миниатюрных пистолета и два ножа в особых чехлах.

— Закрепи под рукой, это мономолики, виброножи с молекулярной заточкой. Только будь осторожен в обращении, они режут практически любой материал, в том числе камень и металл. А это «удавы», парализаторы. На паранормов они действуют слабо, а на нормалов нормально.

Ванесса невольно рассмеялась, довольная получившимся каламбуром.

Влад вынул из чехла нож, полюбовался на бледное струение лезвия, хотел было попробовать его пальцем и услышал ворчанье молчавшего до сих пор терафима:

«Не трогай, Фома неверующий, без пальца останешься».

«Привычка, — смутился Влад, позвал ушедшую вперед Ванессу. — Я хотел бы перенести наши вещи из аэра в дом».

«Не стоит, — отозвалась геянка, — пусть дожидается нас в полной готовности к походу. Сюда едва ли кто отважится спуститься».

«Я все равно выйду».

Влад поднялся на второй горизонт дома-сферы и вылез через дыру в его боку наружу.

Здесь ничего не изменилось за то время, пока они гостили у инка, управляющего бункером Пайола Тота, который странным образом уцелел со времен войны с ФАГом. Все так же светилось голубизной в просветы между зарослями нагуалей небо, сверкали снежно-ледяные утесы, мрачно нависали со всех сторон черные колючие «ежи» нагуалей, создавая неповторимый, не поддающийся воображению никакого художника-абстракциониста, удивительный пейзаж остывшего ада. И по-прежнему на «дне мира» царила торжественная, звенящая, невыразимая словами тишина...

Кто-то тихонько вздохнул за спиной.

Влад медленно обернулся, пребывая во власти созерцательной задумчивости, сбросил оцепенение.

— Сон!.. — выговорила Ванесса. Облачко пара сорвалось с ее губ; вне дома температура держалась градусов на десять ниже нуля. — Красиво и... жутко! Я, наверное, никогда не привыкну к этим черным колючкам!

— Человек привыкает ко всему.

Ванесса очнулась, с удивлением посмотрела на Влада, потом засмеялась, целуя его в нос.

— Не знала, что воин может быть таким сентиментальным. Или этим отличаются все земляне?

Добавила, увидев его сдвинувшиеся брови:

— Не сердись, я знаю, что все знаменитые воины были философами, и ты из их числа. А «дно» Земли действительно впечатляет.

Ходоки вернулись в кабину метро, и Ванесса скомандовала:

«Запускай нашу ракету, хозяин. Живы будем — не помрем».

Дверь в кабину закрылась, свет погас, затем наступила невесомость, ударило в ноги, в голову, короткая дурнота погасила сознание, и свет зажегся снова.

— Поздравляю, приехали, — вслух сказала Ванесса.


НА СОЛНЦЕ


Первое впечатление — меньшая, чем на Земле, сила тяжести, отчего тело кажется легким воздушным шариком.

Второе впечатление — иная атмосфера. Воздух в этом месте имел иной газовый состав и был плотнее, чем на Земле, хотя им вполне можно было дышать.

Третье впечатление относилось к сугубо личностным, внутренним, паранормальным ощущениям: Владу показалось, что они попали внутрь огромного, заполненного звенящей нотой напряженного противоборства неких сил, замкнутого пространства в форме яйца.

Что чувствовала Ванесса, он не знал, а спрашивать постеснялся. Но уже через минуту, когда ходоки вышли из кабины метро в большой ангар с рядами разного размера глыб, похожих на металлические слитки, стало ясно, что они находятся внутри гигантской космической станции или планетоида. Звенящая нота напряженности, которую уловил Влад, была следствием включенных систем защиты сооружения.

«Странное ощущение, — сказала Ванесса, прислушиваясь к тишине ангара. — Мне кажется, что вокруг этой скорлупы не вакуум, а нечто иное...»

«Мне тоже так кажется, — отозвался Влад. — Вокруг оболочки этого корабля — океан энергии».

«Что это может быть? И почему ты думаешь, что мы на корабле? Может быть, это подземное хранилище».

«Я чувствую... хотя, возможно, у меня сработал эффект ложной памяти».

Но это была не ложная память. Через несколько минут ходоки убедились, что находятся на борту земного спейсера, «привязанного» бывшими его хозяевами к поверхности Солнца в режиме «инкогнито».

Автоматика сооружения работала нормально, открывая перед ними двери и люки и включая бегущие дорожки и лифты. Выйдя из ангара, они оказались в коридоре, в котором тут же вспыхнул свет, в нерешительности остановились, не зная, куда направиться дальше, и тут же услышали бесплотный учтивый пси-голос:

«Добро пожаловать на борт спейсера «Маг». Меня зовут Мэджик. С кем имею честь общаться?»

«Я «кобра» погранслужбы Геи Ванесса Дарьялова. Это Влад Велич, мой спутник. Не подскажешь, где находится ваш спейсер? И есть ли на нем живые существа?»

«Теперь есть, — не без юмора ответил инк спейсера. — Вы — первые живые существа, с которыми я имею удовольствие разговаривать спустя девятьсот девяносто лёт после того, как мое убежище покинул последний человек. А находится этот корабль в фотосфере Солнца».

«Так вот в чем дело! Нам показалось, что вокруг корабля некая энергетическая субстанция...»

«Спейсер окружен «абсолютным зеркалом». Энергии вокруг, как вы сами понимаете, хватает, и мы берем столько, сколько необходимо для под держки баланса».

Ванесса оглянулась на Влада:

«Или нам действительно везет как утопленникам, или нас ведет некая сила, заинтересованная в благополучном завершении миссии... вопреки императиву».

Влад хотел спросить, что она имеет в виду, но постеснялся в бесплотном присутствии инка.

«Проводи нас в рубку», — попросила Ванесса.

«Садитесь в лифт», — с готовностью согласился Мэджик.

Через минуту они вышли из кокон-кабины пронзающего лифта перед дверью в рубку, дверь открылась, и ходоки оказались внутри помещения сложной формы, образованной пересечением двух половинок эллипсоидов и гиперболоида. Из стен помещения вырастали изогнутые особым образом перепонки, образуя своеобразные ниши, в которых стояли кокон-кресла, всего их насчитывалось семь. Перед центральным креслом стена ниши дышала, то становилась прозрачной, то черной, мерцающей звездами, то перламутровой или туманной. Но не это приковало внимание гостей.

Посреди зала рубки торчала черная бугристая глыба высотой в полтора человеческих роста, в которой ходоки узнали чужанина. Мертвого чужанина, судя по его абсолютной неподвижности и молчанию. Живые чужане, насколько помнил Влад «Свод истин» прадеда, излучали в микроволновом диапазоне, и «кожа» их тел непрерывно текла мелкими кристалликами.

«Давно он здесь... стоит?» — нарушила молчание Ванесса.

«Около пятисот лет, — бесстрастно ответил инк. — Он появился неожиданно, просто постучался снаружи, и я его впустил».

Влад и Ванесса переглянулись.

«Как он мог постучаться... если вокруг — фотосфера Солнца?»

«Чужане — не обычные живые существа, они не боятся энергетических воздействий».

«Ты с ним беседовал?»

«Пытался, но он молчал. Побродил по отсекам, потом забрался сюда и застыл. Лишь однажды я поймал обрывок передачи, а может быть, мысли, смысл которой можно свести к словам: «как долго нет обрыва бытия...»

«Странная фраза».

«Он прощался», — тихо сказал Влад.

«Возможно, — не стал возражать Мэджик. — Чужане не бессмертны».

«Но как он оказался на Солнце?!»

«Этого я не знаю. Может быть, здесь потерпел катастрофу их транспортный корабль, а он уцелел. Мне показалось, что он кого-то искал, так целеустремленно бродил по отсекам, но утверждать не берусь».

«Кто был последним человеком на борту спейсера?» — спросил Влад.

«Уже после того как экипаж покинул корабль, здесь побывал очень интересный гость, Габриэль Грехов, но был ли он человеком, я не уверен».

Ванесса и Влад снова обменялись взглядами.

«Здесь был Грехов? — задумчиво произнесла Ванесса. — Любопытно... если не сказать иначе. А он ничего не оставил, никакого письма?»

«Вот он-то как раз и оставил сообщение, правда короткое. Могу повторить, хотя и не уверен, что оно предназначено для вас. Вот оно: «Хотел бы я посмотреть, кто придет нам на смену...»

«И все?!»

«Все».

Влад засмеялся.

«По-моему, это не сообщение, а просто ворчливая сентенция старика».

«Зато вы, судя по реакции, наоборот, еще очень юны, сударь. Хотя мои слова ни в коем случае не осуждение».

Влад порозовел, отворачиваясь от Ванессы.

«Мне тоже было бы интересно посмотреть на Грехова, — сказала геянка, — В последнее время мы почему-то стали слышать это имя все чаще. Мэдж, покажи нам Солнце».

«Нет ничего проще, дорогие гости».

Свет в рубке стал гаснуть, стены ее начали как бы таять, исчезать, проваливаться в глубину пространства, и рубку затопил мощный золотистый поток света, не позволявший ничего разглядеть за стенками корабля. Затем он начал сгущаться, скатываться в желтый, оранжевый, красный диапазоны спектра, стал ощутимо плотным, в нем образовались провалы, тени, сгущения, струи, пейзаж как бы отодвинулся, приобрел глубину, и взору гостей предстало потрясающее зрелище поверхности Солнца, похожей на море лавы с полужидкими образованиями и на необычный лес одновременно, роль деревьев в котором играли исполинские фонтаны плазмы — протуберанцы, и на цветущий луг, где цветами были светящиеся плазменные конструкции в форме роз и тюльпанов.

Влад готов был любоваться этим необыкновенным зрелищем долго, однако натура Ванессы была менее впечатлительной.

«Грандиозное явление — Солнце вблизи. Даже жаль, что все кипит, струится, а жизни нет».

«Вы ошибаетесь, мадам. Жизнь существует и на звездах. Здесь живут солнечники. Хотите поговорить?»

«Как это? — поразилась Ванесса. — С кем?»

«С одним из местных обитателей. Между прочим, Грехов постоянно контактировал с ними».

«Как он это делал?»

«Как он это делал, я не знаю, он просто выходил на поверхность Солнца, и к нему собирались солнечники. Я же знаю, как их позвать».

Ванесса недоверчиво прищурилась:

«Что, вот так запросто Грехов выходил за борт? Не смешите меня. Ни один человек не может выйти на Солнце без защиты, даже экзоморф».

«Дед писал, что у Грехова был энергетический скафандр», — несмело возразил Влад.

«Какой скафандр способен выдержать температуру в шесть тысяч градусов плюс жуткие перепады электромагнитных полей? Или поле тяготения в двадцать восемь гравитуд?27 Я таких не знаю».

27 Ускорение силы тяжести на поверхности Солнца в 28 раз больше, чем на Земле.

«Данное утверждение не является критерием истины, — вежливо заметил Мэджик. — Он выходил — я зафиксировал. Так вам позвать солнечника?»

«Зови, — с колебанием во взоре согласилась Ванесса. — Ума не приложу, как с ним можно беседовать».

Инк спейсера замолчал и не отвечал несколько минут, в течение которых гости разглядывали ландшафт Солнца и делились впечатлениями. Затем из алой мглы в глубине одного из ближних «кратеров» выполз светящийся «червяк», длина которого равнялась как минимум полусотне километров, по оценке инка, всплыл, приближаясь к спейсеру, и завис напротив, весь в алмазных вспышках и мерцающих звездах, словно его «шкура» была покрыта бриллиантовой крошкой.

«Я поприветствовал его от имени Грехова, — сказал инк. — Он согласился выслушать вас».

«Кошмар! — чисто по-женски охнула Ванесса. — Я же только пошутила... — Оглянулась на Влада: — Что у него можно спросить?»

«Вряд ли он в курсе человеческих проблем. Но вот проблемы нагуалей и Стенок Космориума касаются и его».

«Правильно. Мэджик, спроси его о нагуалях: не знают ли солнечники случайно, как уничтожить «колючки»?»

Инк спейсера помолчал, передавая вопрос текучему плазменному существу, чье пульсирующее тело за это время успело разделиться на несколько подобных ему «червяков». Солнечник судорожно изогнулся, завиваясь в спираль, окутался шубой из лучиков света: это был его ответ.

«Он говорит, что нагуали уничтожать не надо, они скоро исчезнут сами».

«А что это такое, по его мнению?»

Минутное молчание, затем новая судорога солнечника.

«Он говорит, что нагуали — это динамические стабилизаторы изменений континуума».

«Как это можно понять: «динамические стабилизаторы изменений»? Стабилизатор должен сохранять постоянство какого-то параметра, а не изменения».

«Сейчас спрошу».

Солнечник дернулся, вспыхнул, снова разделился на два похожих «червяка», один из которых остался, а другой провалился вниз.

«Интересно, что означает это деление? — «шепотом» обратилась Ванесса к Владу. — Он все время размножается?»

Инк услышал ее «шепот».

«Это энергоинформационная подпитка. Солнечники не могут долго находиться на этой высоте над поверхностью Солнца, им здесь холодно, поэтому они вынуждены сбрасывать мыслеформы».

Словно услышав Мэджика, солнечник засиял ярче, изогнулся.

«Он сказал, что нагуали — это попытка изменить состояние метагалактического домена, попытка усложнить континуум для появления необходимой формы жизни».

«Необходимой кому?»

Судорога, вспышка, деление, затем оба «червяка» начали проваливаться вниз, в алую пропасть Солнца, исчезли в более темном кратере.

«Солнечник устал».

«Жаль. Я не успела спросить его о Стенках, что он думает об их сближении».

«Это спросил я. Он ответил, что об этом лучше всего расспросить свободных разумников».

«Кого он имел в виду?»

«Одиночников-познавателей, путешествующих по вселенным, того же Грехова к примеру».

Ванесса скептически хмыкнула:

«Очень дельный совет. Знать бы только, где их искать, этих разумников, и в особенности Грехова. Каким бы экзоморфом он ни был, вряд ли он бессмертен».

«В этом вопросе я вам помочь не смогу».

«А что ты можешь?»

«Честно говоря, не много. В меня введена программа — ждать появления того, кто знает коды управления, и следовать туда, куда он прикажет. Но вы ведь не знаете этих кодов?»

«Не знаем, — вздохнула Ванесса. — Но хоть отправить нас по нужному адресу ты можешь?»

«Боюсь, и в этом я вас разочарую. Линия метро «Мага» привязана к определенной станции. К какой именно, где она установлена, я не знаю. Если хотите, могу отправить вас обратно на Землю».

Ванесса посмотрела на невозмутимое лицо Влада.

«Рискнем еще разок? Где наша не пропадала? Прыгнем и посмотрим, где расположен выход. А в случае чего — вернемся».

«Я не возражаю», — пожал плечами кладоискатель. Ему было не по себе, с гепардом он чувствовал себя уверенней и не привык путешествовать без него, но признаваться в этом геянке не хотелось. Он с удовольствием бы сейчас побродил по спейсеру, оценил его размеры, конструкцию, геометрию, посмотрел на работу систем. Однако Ванесса этого бы не поняла, а просить у нее время на обследование огромного корабля Влад не стал.

Лифт доставил ходоков к ангару с камерой метро. Мэджик пожелал им счастливого пути, пообещал ждать, и стартовый стол бросил людей по «струне» мгновенной транспортировки в неизвестность.

Переход прошел нормально, Влад даже не потерял сознания, подумав, что, наверное, далеко не все нормальные люди могли выдерживать встряски такого перемещения и системой метро не пользовались.

Гравитация в точке установки кабины метро, где вышли путешественники, была вдвое меньше земной. По ощущениям Влада, кабина стояла либо на большом транспортном корабле, либо на космостанции, либо на небольшой планете. Последнее предположение оказалось верным. Кабина располагалась в одной из многочисленных пещер ноздреватого, как головка сыра, планетоида диаметром всего около тысячи километров, окруженного слабенькой кислородно-азотной атмосферой, в которой могли дышать какое-то время только интраморфы. Планетоид медленно вращался вокруг своей оси, а также по орбите вокруг тусклой багрово-коричневой звезды, застрявшей между нагуалями, и по длинным рваным бороздам и дырам в его теле ходоки определили, что планетка все еще натыкается на острые шипы нагуалей. Почему она до сих пор не разрушилась от столкновений с более крупными скоплениями «чужих Законов», приходилось только удивляться.

Небо над планеткой имело темно-фиолетовый, почти черный цвет, светлеющий к горизонту, но звезд не было видно и здесь. Зато на огромную полусферическую гору недалекой звезды в пятнах и трещинах, с более яркими струями и фонтанами огня можно было смотреть не отрываясь.

«Дьявол! — выругалась Ванесса, глядя с высоты куполовидной горки, на которую они взобрались, на каменистый, хаотически-скалистый, безрадостный ландшафт планеты, напоминавший в свете звезды запекшуюся корку крови. — Если бы я не знала, что земная Луна разбилась вдребезги, я бы подумала, что это она».

«Учитель говорил, что Луна не разбилась», — меланхолически возразил Влад,

«Куда же она подевалась?»

«Луна была космическим кораблем древних борейцев, во время Катастрофы она просто исчезла. Учитель считает, что сработала какая-то защитная программа корабля, и он по «струне» ушел куда-то в приграничные области Метагалактики».

«Хорошие легенды вы сочиняете, родственнички- земляне. Хотя, с другой стороны, принципиальных возражений у меня и нет. Но этот камешек под нами действительно напоминает Луну, разве что диаметр его поменьше. Что будем делать, напарник? Тут никого и ничего нет, только станция метро. Непонятно, почему именно сюда проложена ветка с борта спейсера, торчащего занозой в Солнце».

«Здесь кто-то есть, — осторожно просигналил Влад. — Я чувствую...»

«А я нет. Где ты что уви... — Она замолчала, уловив чей-то внимательный ментальный взгляд. — Дьявол! Действительно, на нас кто-то смотрит.,.»

Влад дотронулся до плеча женщины, мысленно указал направление.

В полукилометре от них располагалась еще одна куполовидная гора, на вершине которой виднелись груды камней, похожие на развалины, и среди этих развалин Ванесса разглядела слабо светящуюся в биодиапазоне глыбу камня, напоминавшую статую.

«Оно... живое! — удивленно прошептала женщина. — И смотрит на нас... может быть, это чужанин?»

«Надо просто пойти и посмотреть. Я пытался с ним поговорить, но он не хочет».

«Тогда пошли».

Дыша, как рыбы, вытащенные из воды на берег, они спустились с горы, пересекли две глубокие борозды, множество трещин, гряды скал и взобрались по склону соседнего возвышения наверх, к развалинам, которые и в самом деле представляли собой остатки какого-то строения. То, что они издали приняли за статую, оказалось живым чужанином!

Вблизи он походил на грубо отесанную черную скалу в форме выпрямившегося, вставшего на дыбы медведя, задние лапы и торс которого до «живота» были завернуты в золотистую фольгу. «Кожа» этого «медведя» высотой по крайней мере в три человеческих роста непрерывно шевелилась, «текла», играла сыпью кристалликов, а от всей «статуи» исходила волна живого тепла, хотя ничего человеческого в этом ментальном «тепле» не чувствовалось.

«Все-таки это чужанин! — прошептала Ванесса. — Живой!»

В голове Влада словно лопнула струна, затем перед глазами промелькнул каскад бесформенных видений, своеобразный слоган, в котором ничего нельзя было понять, кроме эмоциональной составляющей — рассеянной заинтересованности. Чужанин пытался что-то сказать людям на своем тарабарском пси-языке.

«Ты его понял?» — спросила Ванесса.

Влад ответить не успел. Видения перед глазами исчезли, вместо них затрепетали огненные ленты, складываясь в слова земного диалекта:

«Кто... потревожность... мой... обитель... безмолвие... вопрос».

«Что?» — растерянно переспросила Ванесса.

«Он спрашивает, кто мы», — хладнокровно перевел Влад.

«Сама догадалась... Мы люди, ходоки, выполняем задание. Я геянка, Ванесса Дарьялова, он Влад Велич, землянин».

«Геянка, — взвились огненные ленты, — землянин... все... правильность... так... должность бытие...»

«Не поняла, — удивилась Ванесса. — Он хочет сказать, что... ждал нас?!»

«Кто ты?» — спросил Влад.

Огненные язычки и струи — удивительный эффект ментальной речи чужанина — сложились в новые слова:

«Мы... есть... познаватель... любить... бездонность... размышление... вечность...»

«Он один из познавателей-одиночников, о которых упоминал Мэджик, — сообразила Ванесса. — Хотя я не думала, что ими могут быть чужане. Что он здесь делает? Что можно познавать, изучать вдали от объектов изучения, сидя на горе? Не пустое же пространство?»

«Оглянуться...»

Влад и Ванесса одновременно оглянулись.

Сначала им показалось, что за горизонтом начался пожар, потом — что встает вторая звезда системы, освещая своими лучами редкие облака, и лишь спустя несколько секунд ходоки поняли, что видят Стенку Космориума. До этого мгновения она была Скрыта от взора, так как планета была повернута к ней другой стороной.

Люди молча смотрели, как растет над горизонтом стена светящейся вуали, молчал и чужанин, как бы давая своим гостям время на осмысление факта.

«Куда же нас занесло! — задумчиво проговорила Ванесса. — Кому понадобилось проводить ветку метро в такую даль?»

«Мои... друзья... проводить... — ответил чужанин. — Много... время... очень...»

«Зачем?»

«Этот материальный... объект... база... «Контр-2»... тайна... для враг... мои друзья...»

«Ты хочешь сказать, что здесь находится секретная база сети «Контр-2», которая воевала с ФАГом? Когда же она построена?»

«Наверное, еще до появления Стенок», — предположил Влад, вспомнив записи из «Свода истин».

«Это... есть... правильность...»

«Ну хорошо, допустим, в недрах этого планетоида прячется бывшая земная база, что, кстати, можно было бы предугадать, коль уж мы попали в сеть коммуникаций антифаговской коалиции. Но что здесь делает чужанин? Неужели ему интересно быть сторожем базы?»

«Он познаватель, — обронил Влад. — К тому же здесь рядом Стенка. Наверное, ему есть над чем размышлять».

Огненные ленты перестали извиваться перед мысленным взором людей, растаяли и цветные всполохи, зато из тонких шумов пси-эфира выплыл вибрирующий, гортанно-металлический, нечеловеческий голос, сначала невнятный, потом быстро прошедший все тембры и ставший почти человеческим, теплым, мужским:

«Извините меня за акцент, теперь мы можем говорить с достаточной информационной полнотой, ко мне подключились почти все мои «я». Меня зовут Морион, я друг Габриэля Грехова и многих файверов, а здесь я стою по просьбе Габриэля, который предсказал ваше появление. Не стесняйтесь, спрашивайте, что вас интересует, отвечу, если смогу».

«Грехов... предсказал наш выход?!»

«Может быть, я неверно выразился, он не предсказал, а знал. И просил меня помочь вам, если понадобится».

«Кто же он тогда? Бог?!»

«Ну что вы, он человек, находящийся в состоянии абсолютной свободы, для которого теряется смысл самого понятия «свобода».

«В таком случае он не человек».

«С научной точки зрения такое состояние имеет система с бесконечным числом степеней свободы, то есть поле, и тем не менее он более человек, чем многие другие люди. Прошу прощения, я не имел в виду вас».

«И вы... ждали нас... тысячу лет?! Чтобы просто предложить помощь?»

«Почему просто ждал? У меня было много интересных тем для размышления. Например, из-за роста нагуалей прекратилось расширение метагалактического домена. Вопрос: почему? Зачем ФАГу понадобилось встраивать в домен статическую неустойчивость? Чтобы произошел полный и мгновенный фазовый переброс вакуума? Или, к примеру, еще одна проблема: период измерений Вселенной. Я дошел до осмысления пятого уровня, теперь размышляю над шестым, это так увлекательно».

«Нельзя ли пояснить, что такое период измерений?» — заинтересовался Влад.

«Едва ли я смогу выразить эту проблему слоганом, а тем более словами человеческого языка. Разве что в максимальном упрощении. Период измерений реальной Вселенной, такой как наш Универсум, состоит из семи уровней: точка (скрытое тело), линия (тело второй степени), поверхность (тело третьей степени), пространственная фигура трех и более измерений (тело четвертой степени), время (существование в движении пространственной фигуры), Вечность (существование времени) и Абсолют (существование Вечности). Я смог осилить пятый уровень измерений — время, Вечность мне пока недоступна. Однако существуют еще более высокие уровни измерений, которые можно только обозначить».

«Какие?» — не удержался от вопроса Влад, не обращая внимания на знаки Ванессы, которой надоела философия.

«Восьмой уровень — это Несуществующее, то есть по сути — существование Большой Вселенной, непроявленной среды обитания Абсолютных Игроков типа Универсума. И девятый уровень — Невозможное. Это состояние не в силах описать никто. Даже мои более опытные друзья».

«Нам пора, — вмешалась в беседу «мужчин» Ванесса. — Влад, мы теряем время. Морион, не оставил ли ваш приятель Грехов какого-нибудь сообщения для нас?»

«Он советовал тем, кто придет сюда, обратить внимание на историю пресапиенса. Люди помогли развернуться лишь одной споре Конструктора, но их было по крайней мере двенадцать, целый прайд. Попробуйте отыскать их след, многое станет понятным».

«А где искать этот след, он не посоветовал?»

«Габриэль сказал, что у стариков-хомозавров есть необходимая информация».

«Каких стариков?»

«Морион имеет в виду, наверное, наших предков, — догадался Влад. — Моего прадеда Ставра, его друзей — Аристарха Железовского, Ратибора Берестова, Баренца, Яна Тота...»

«Но ведь они давно умерли».

«Наверняка живы их потомки. Мой прадед оставил Книгу с историей Конструктора, но ни словом не обмолвился о спорах, другим внукам могло повезти больше, их прадеды тоже могли оставить записи...»

«У тебя светлая голова, напарник! Это какая-никакая, но зацепка. Что ж, поищем следы спор, глядишь, и наша миссия закончится удачней, чем началась. Морион, вы случайно не знаете причин Ползучего Террора, захлестнувшего Гею и поселения человечества у других звезд? Информация оттуда вам не поступает?»

«Напрямую — нет, но меня изредка посещают другие познаватели, одиночники-скитальцы, которые делятся информацией о состоянии мира. Что касается Ползучего Террора, то его причин я, конечно же, не знаю. Могу только посоветовать поразмышлять над тем, что каждая пара интраморфов есть потенциальная семья файвера. А каждый файвер — это потенциальный Игрок».

«Что-то я не улавливаю...»

«Конкретней ответить, к сожалению, не могу. Могу лишь добавить, что плотность населения Геи достигла критического уровня, организующего надсистему. А если вы вспомните историю, люди-нормалы еще до Катастрофы сильно не любили людей с паранормальными способностями. Делайте выводы».

«Я все же не совсем...»

«Влад, нас ждут!»

«Извини, — с сожалением отступил Влад. — Я тебя утомил. Ответь на последний вопрос: почему ты не ушел вместе со всеми своими соотечественниками? Ведь Грехов мог оставить здесь обыкновенный автоответчик».

«Этот мир — мой, — просто ответил чужанин. — Я слишком долго жил среди людей, интраморфов, изменилась моя энергетика, психика, видение мира... я стал отшельником. Мне здесь хорошо».

«Спасибо...»

«Нам хотелось бы попасть на Гею, — сказала практичная Ванесса. — Но линия метро жестко привязана...»

«Она доставит вас на очень интересный объект — структурный стабилизатор, построенный еще Сеятелями, моими родственниками, оттуда вы сможете направиться куда угодно».

«Отлично! — обрадовалась геянка, сжимая руку Влада. — Тогда прощайте, мы вас покидаем. Желаем здоровья и новых открытий, Кто знает, может, мы когда-нибудь еще свидимся».

«Кто знает?» — ответил чужанин, обозначая слоган философской рассеянности и улыбки. Этот слоган вполне мог бы принадлежать и человеку.

К метро добрались за полчаса.

«Отличный схрон, — сказала Ванесса, кинув взгляд на загородившую полнеба вуаль Стенки. — Эта старая база нам еще пригодится. Жаль, что нет времени на ее исследование. — Она перешла на «шепот»: — Как ты думаешь, что означают намеки Мориона? Он что же, считает, что Ползучий Террор организовали сами люди?»

Влад молча покачал головой.

Женщина угадала его настроение, прижалась к нему на мгновение, поцеловала и быстро пошла вперед. А он задержался, испытав неожиданное волнение от мысли, что совсем скоро увидит новую родину человечества — Гею.


ГЕЯ


Место, где они вышли из метро, никоим образом не напоминало то, что они ожидали увидеть. Структурный стабилизатор в понимании обоих должен был походить либо на технический центр, либо на космостанцию. Перед ними же лежала бескрайняя, не холмистая, а скорее, вздыбленная, усеянная кратерами, оврагами, глыбами земли и камня, поросшая желто-зеленой травой равнина. Небо над равниной выглядело вполне земным, разве что не таким синим и глубоким, ему не хватало только солнца и облаков. Между тем равнина была освещена, как земля в полдень. Но главным в этом почти мирном пейзаже были не равнина и небо и даже не полуразрушенная каменная башенка, внутри которой располагалась кабина метро, а гигантская стена! Сложенная из огромных каменных блоков, также изрядно поврежденная, зиявшая вывалами и нишами, она уходила вверх и в обе стороны в бесконечность, как и равнина с другой стороны. Подножие стены было засыпано выпавшими из нее блоками и каменными обломками.

— Мамочки мои! — выдохнула Ванесса. — Это куда же нас занесло на сей раз?! Где тут структурный стабилизатор, о котором говорил Морион? Или автомат метро выбросил нас в другое место?

Никто женщине не ответил.

Влад, задрав голову и приложив руку к затылку, смотрел вверх, на стену. В глазах его светились восхищение, недоумение и недоверие. Ветра здесь не ощущалось, травы стояли спокойно, не летали птицы, не звенели насекомые, не бегали мелкие животные, и тишина, завладевшая этим миром, была почти абсолютной. Но только почти. На грани сенсинга Влад слышал другие звуки — ментальные: неясные шорохи, поскрипывание, шаги, еле различимые человеческие голоса.

— Ну, что скажешь, файвер? — позвала его Ванесса.

— По-моему, это иллюзия, — тихо сказал кладоискатель. — Виртуальная реальность. Но избавиться от внушения мне не удается. Хотя я чувствую поток Силы.

— А что говорит твой секретарь?

— Молчит.

«Я думаю, — возразил терафим. — Однако в моей памяти не содержатся сведения о структурном стабилизаторе. Единственное, что я могу сказать, — стена перед вами не является таковой. То есть, может быть, это и стена, но сложена она не из камней».

Ванесса обошла развалины башенки с единственной дверью, через которую вышли ходоки, приблизилась к стене, располагавшейся в полукилометре от башенки, остановилась, прислушиваясь к тишине.

— По-моему, это настоящая стена... и в то же время чушь кошачья! Не может быть таких стен! Чтобы сложить нечто подобное, нужен не один миллион лет, В твоей Книге ничего про такие стены не сказано?

Влад покачал головой:

— Прадед Ставр посещал погранзаставу Сеятелей, этот самый структурный стабилизатор, но подробностей не оставил.

— Жаль, мы бы не ломали голову над догадками. Однако у меня складывается впечатление, что стабилизатор не работает. Здесь так тихо... пустынно... одно строение, и то разрушено...

— Здесь не видно нагуалей, — тихо добавил Влад.

Ванесса по-новому огляделась вокруг, пожала плечами:

— Действительно. Ну и что? Что ты хочешь сказать?

— Просто размышляю.

Звезд здесь тоже не видать. Ты не помнишь, где именно строили свой стабилизатор Серые призраки?

— Шаровое скопление М13, около двадцати трех тысяч световых лет от Солнца.

— Тогда эта циклопическая стена не может быть Стенкой Космориума. Длина грани куба, образованного ими, равна трем миллиардам световых лет.

— Была равна...

— Что? A-а, верно, сейчас она уже меньше, коль Стенки начали сближаться.

Какой-то посторонний звук зародился в глубине каменной стены, будто кто-то дунул в свирель: мягкий печальный свист поплыл над равниной, постепенно стихая. Гости замерли, пытаясь определить источник звука. Владу показалось, что стена колышется, как занавеска на окне, готовая вот-вот исчезнуть, а за ней во мраке чудовищной глубины пропасти ворочается кто-то огромный, чужой, холодный, грозный и в то же время чрезвычайно равнодушный к эмоциям обнаружившего его человека. Он «оглянулся» в ответ на взгляд потрясенного Влада, внимательно оглядел, прощупал молодого человека в потоке Сил и «отвернулся». Стена перестала колыхаться, приобрела прежний тяжеловесный монолитный вид и плотность. Но Влад все еще продолжал чувствовать присутствие существа, равного по объему и скрытой мощи целой вселенной.

— Что с тобой? — обратила на него внимание Ванесса. — Ты будто флорэкса проглотил. Почуял что?

— Не знаю, — очнулся Влад. — Там, за стеной... бездна... и кто-то шевелится, живой... очень большой...

Вопреки его ожиданию, геянка подтрунивать над ним не стала, задумчиво оглядела лицо Влада, кинула взгляд на стену и зашагала назад к башенке метро.

«Надо убираться отсюда. У меня нехорошее предчувствие. Если это застава Сеятелей, то она должна иметь обслуживающую автоматику. Уж если земная техника работает спустя тысячу лет, то техника Серых призраков и подавно должна работать».

«Здесь что-то произошло, — перешел Влад на слоган- речь. — Может быть, какие-нибудь механизмы и работают, но живого никого я не чувствую. А башня скорее всего взорвана. Да и у стены вид, будто она скоро рухнет».

«Я тоже обратила на это внимание. Либо здесь поработала крупнокалиберная артиллерия, либо произошло землетрясение».

Они приблизились к единственному строению на всей бесконечной равнине, присматриваясь к нему сквозь сенсинг-сферу, и Ванесса кивнула, соглашаясь сама с собой:

«Похоже, эту часовню действительно взорвали. Она должна была иметь по крайней мере четыре этажа, а уцелело только два. На первом стоит кабина метро, а что на втором?»

Ходоки миновали груды каменных обломков, проникли в башню с толстыми каменными стенами, напоминавшими стену на равнине, и поднялись по лестнице на второй этаж строения, перешагивая через упавшие обломки стен и потолка. Здесь их ожидало открытие.

Второй этаж башни состоял из трех небольших помещений, два из которых были пусты, вернее, завалены камнями и плитами рухнувшего потолка, а третье оказалось обсерваторией с работающей до сих пор техникой. То есть сначала гости не поняли, куда они попали, шагнув в проем отсутствующей двери: перед ними в зыбкой, как сдой тумана, стене находилось эллиптическое окно, заполненное мраком, в котором тускло горели несколько огоньков, похожих на звезды. Впрочем, огоньки и в самом деле оказались звездами.

Сделав пару шагов по ртутно-блестящему, без единой пылинки, казавшемуся стеклянным и металлическим одновременно полу помещения, путешественники увидели еще два таких же окна, открывающихся в темноту, однако картинка в каждом из них была иной. В окне слева виднелись два солнца, желтое и белое, окруженные плоскими кольцами, вращавшимися, как перстни вокруг пальца, а в окне справа был виден гигантский пространственный «мешок» (неведомым ухищрением техники местной обсерватории людям передавалось ощущение глубины, объема и цвета), заросший объемной паутиной нагуалей. «Телескоп» обсерватории Сеятелей позволял видеть все ее ветви и сгущения, напоминающие сложнейший геометрический узор фрактала, а также оценивать масштабы явления. По внутреннему впечатлению Влада и Ванессы размеры участка Метагалактики, заросшего «колючками» чужих Законов, были не меньше миллиона парсеков. Звезд в этом черном «мешке» никогда не было28, но их почти не наблюдалось и в других районах метагалактического домена, на которые были направлены инструменты обсерватории. Все они либо взорвались, либо погасли при контакте с нагуалями.

28 Область пустого от звезд и скоплений галактик пространства называется войдом.

Гости обсерватории не сразу пришли в себя, захваченные зрелищем космоса, не видимого с равнины здешнего мира. Сначала они рассматривали «мешок» с нагуалями, потом две достаточно близкие окольцованные звезды, отмечая детали, которых раньше не заметили.

Вокруг каждой звезды вращалось по два кольца, но если внутренние кольца еще напоминали искусственные сооружения, несмотря на бреши и дыры в них, то внешние кольца были просто скоплениями камней, напоминавшими кольца Сатурна в Солнечной системе, какими они были до Катастрофы.

«Кажется, это система джезеноидов, — вспомнил записи в Книге Влад. — Прадед писал, что они видели Джезен-фанталлах, двойную звезду с четырьмя искусственными кольцами, родину...»

«Эмиссаров ФАГа, — закончила Ванесса, изучавшая в школе историю войны с Фундаментальным Агрессором. — Надо же, как нам повезло! Мало того, что нас приняла застава Сеятелей, так еще и аппаратура ее не «сдохла». Эй, хозяин! — позвала она управляющего инка. — Отзовись! Гости прибыли!»

Но ответом ей была тишина.

Не удалось вызвать инка и Владу. Погранзастава Серых призраков не отвечала ходокам. Брошенная своими хозяевами, вся она постепенно разрушалась и приходила в упадок, но первыми все же погибли интеллектуальные системы, отвечающие за внешние контакты. Работали на ней теперь только отдельные механизмы, не управляемые общим компьютером.

— Жаль! — с грустью сказала Ванесса, убедившись в бесплодности попыток пообщаться с местным управляющим. — Я думала, нам здесь помогут. Неужели Сеятели не рассчитывали вернуться сюда? Бросили заставу и ушли...

— Значит, у них были другие заботы, — философски заметил Влад.

— А как мы попадем на Гею? Я уже посмотрела: и в этой кабине метро нет задатчика выхода.

— Чужанин сказал, что отсюда мы попадем куда угодно, значит, так оно и есть. Обманывать нас ему ни к чему.

— Надеюсь.

Ванесса бросила последний взгляд на систему джезеноидов, принявших когда-то участие в войне на стороне ФАГа, вдруг подумав: «А ведь она уцелела!» — и вышла из обсерватории заставы.

Несколько минут они с чувством печали и подавленности разглядывали удивительный пейзаж структурного стабилизатора, пребывающего в стадии разрушения, собрались было идти в кабину метро, и в этот момент оба почувствовали всплеск тревоги, а спустя мгновение с гулким ударом, от которого лопнула бесконечная стена, прибавляя к узору трещин еще одну, и вздрогнула вспаханная кратерами и оврагами равнина, с неба на нее выпал черный предмет в форме овальной туши с длинной шеей, заканчивающейся маленькой головкой. Это был «диплодок», корабль гуррах, а может быть, и джезенои- дов, ведомый командой неизвестных агрессоров.

Опустившись вдоль стены головой вертикально вниз до высоты одного километра над равниной, он начал «осматриваться»: голова на длинной гибкой шее повернулась влево-вправо-назад, заметила башню с кабиной метро и хищно нацелилась на нее.

Влад ощутил знакомый «взгляд с высоты», напрягся, выходя в поток Сил, и наткнулся на групповое ментальное поле команды корабля, несущее холодную угрозу и высокомерное пренебрежение.

«Помоги мне, — быстро просигналил кладоискатель спутнице. — Подсоединяйся, попробуем выяснить, кто они такие».

«Вот гады! — возмутилась Ванесса. — Как они не боятся летать в космосе сквозь «колючки» нагуалей?!»

У Влада было мнение на сей счет — изменились свойства нагуалей, но делиться им с напарницей не было времени. Пси-воля Ванессы влилась в поток Сил Влада, увеличив его потенциал. Стали видны светящиеся мысле- сферы пассажиров «диплодока»; их насчитывалось всего лишь четырнадцать, и все они были интраморфами- людьми, а не гуманоидами типа кайманолюдей или дже- зеноидов. Подтверждалась гипотеза Влада о том, что чужой корабль могут вести не его владельцы, а захватчики.

«Кто вы?!» — позвал Влад на пределе своих возможностей.

Общее пси-поле экипажа «диплодока» изменилось, его потрясла судорога удивления и озадаченности. Члены экипажа не ждали прямого вызова. Потом из этого светящегося в инфрафиолетово-коричнево-багровых тонах полевого образования высунулся язычок ментального вопроса:

«Кто здесь? Кто запрашивает корабль флота гуррах?»

Влад усилил защитный экран своей мыслесферы, отбивая попытку эгрегора корабля прощупать его в пси-диапазоне.

«Погранслужба данного объекта требует сообщить порт приписки корабля и причину его появления».

Еще одна судорога пробежала по струящейся сфере пси-поля экипажа, распространяя гармоники облегчения, оживления и пренебрежения.

«Флот гуррах не подчиняется погранслужбе Геи, — ответил лидер эгрегора и он же, очевидно, командир корабля. — Дайте нам канал связи с настоящими хозяевами этой заставы».

Влад вышел из поля Сил, втолкнул Ванессу в коридорчик башни, чтобы их не было видно из космолета, сказал на «личной» частоте:

«Они поняли, что мы пограничники с Геи, и считают нас гостями Сеятелей, находящихся под их покровительством, потому они так осторожны. Надо использовать этот момент».

«Я бы все же хотела выяснить, что им нужно. Вспомни, их корабль появился над Землей именно в тот момент, когда туда прибыли мы, теперь картина повторяется, а в такие случайные встречи я не верю».

«Они начнут стрелять...»

«Уходи, пока есть возможность, я останусь».

Влад вспыхнул, сдерживая обиду и желание оправдать свою осторожность, помедлил несколько мгновений.

«Попробуем их отвлечь».

Он замер, сосредоточиваясь на внутренней энергетике, и вдруг раздвоился на двух одинаковых людей. Ванесса поняла, что молодой воин создал тульпу — мыслеформу, ничем не отличимую с виду от оригинала. Однако это было еще не все. Через несколько секунд рядом с двойником кладоискателя возникла женщина в блестящем унике с турелью аннигилятора на плече. Это была тульпа самой Ванессы.

Влад посмотрел на творения своей воли и Силы, «вдохнул» в них жизнь, и те направились по равнине прочь от башни метро, ничем не отличаясь от живых людей.

«Мы не отвечаем за действия хозяев, — вновь подключился к созданному им каналу связи кладоискатель. — Если они захотят с вами разговаривать, они это сделают. Что вам здесь нужно?»

Эгрегор экипажа «диплодока» стал «заваливаться» в диапазон инфразелено-черного цвета, ощетиниваясь злыми лучиками неприязни, недоверия, сарказма и презрения. Внутри его шел быстрый обмен мнениями всех членов экипажа, пока не родился слоган ответа, смысл которого невозможно было передать словами человеческого языка. Но эмоции в нем преобладали сугубо отрицательные, так что пришлось «свернуться ежиком» и Владу. Владельцы «диплодока», очевидно, поняли, что техника Сеятелей осталась без присмотра, и решили действовать в соответствии со своими планами, не считаясь с «погранслужбой» объекта. Но при этом они совершили ошибку, сосредоточив внимание на бредущих по равнине «пограничниках». Им надо было сначала уничтожить башню метро.

«Диплодок» изогнул шею таким образом, что его голова перестала разглядывать развалины башни и повернулась к фантомам Влада. Затем прозрачный сполох сорвался с тупой морды «диплодока», искажая очертания стены и равнины, и часть холма с травой и скалами, а также с фигурами фантомов исчезла. Воздух со всхлипом и визгом устремился в образовавшуюся вакуумную яму, поднимая пыль, сдувая мелкие камни. И не успела пыль осесть, как сработал какой-то из защитных механизмов структурного стабилизатора, о существовании которого ни Влад с Ванессой, ни агрессивно настроенная команда «диплодока» даже не подозревали.

Из образовавшегося на поверхности равнины кратера вдруг стремительно вырос прозрачно-стеклянный «лотос» на прозрачном стебле, достиг «диплодока» и обнял его, заключив в своеобразный бутон. Затем ножка «лотоса» начала удлиняться, вытягиваться, унося «бутон» с чужим космолетом внутри в небо этого мира.

Видимо, экипаж космолета сообразил, что его вежливо выпроваживают, и попытался освободить корабль. «Диплодок», зажатый «лепестками лотоса», дернулся, по «лепесткам бутона» побежали трещины, он начал осыпаться дождем «стеклянных» осколков, таять, исчезать. Однако чем закончилась битва корабля с техникой Сеятелей, ходокам увидеть не довелось. Ванесса первой оторвалась от этого зрелища, схватила Влада за руку и повлекла за со