Скачать книгу в формате .docx


© «Адвокатская Палата»

Официальное издание

Адвокатской палаты Московской области

№ 4, апрель 2006

Научно-практический журнал, выходит с

01.01.2003


Издание зарегистрировано в Министерстве Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций.


Свидетельство о регистрации

ПИ-77-14492 от 27.01.2003 г.


Учредитель: Адвокатская палата Московской области

Издатель: Адвокатская палата Московской области

Главный редактор: Ю.М. Боровков

Ред. коллегия: Т.Н. Шабалина, С.И. Володина

Компьютерная графика, верстка: А.А. Исупов

Адрес редакции: 111020, город Москва, Госпитальный вал, 8/1, строение 2

Телефон редакции: (095) 360-3941, 360-8630

Е-mail: apmo@bk.ru Web: www.apmo.ru

Подписной индекс: 82201

Отпечатано: ООО «Красногорская типография»

143000, Московская область, город Красногорск, Коммунальный квартал, д.2

Объем: 6 п.л. Тираж: 2000 экз. Заказ: 810


Редакционный Совет

журнала "Адвокатская палата"


Председатель Редакционного Совета журнала Галоганов Алексей Павлович, адвокат, Президент АПМО;

Ария Семен Львович, адвокат, член АПМО;

Бойков Александр Дмитриевич, адвокат, член АПМО;

Боровков Юрий Михайлович, адвокат, Первый вице-президент АПМО;

Гофштейн Михаил Александрович, адвокат, Вице-президент АПМО;

Гужва Сергей Васильевич, адвокат, член АПМО;

Ковалева Лидия Николаевна, адвокат, член Совета АПМО;

Марасанова Светлана Викторовна, Председатель Московского областного суда;

Пепеляев Сергей Геннадьевич, адвокат, член АПМО;

Пилипенко Юрий Сергеевич, адвокат, Вице-президент ФПА РФ;

Радченко Владимир Иванович, Первый заместитель Председателя Верховного Суда РФ;

Юрьев Сергей Сергеевич, адвокат, заместитель председателя квалификационной комиссии АПМО.


Оглавление

Экономический эквивалент жизни человека

Особые экономические зоны в России.

Основные принципы судебной практики Европейского Суда по правам человека применительно к подпункту с) п. 1 статьи 5 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод (содержание лица под стражей до его осуждения).

Комментарий к практике судов Московской области по применению законодательства о налогах и сборах.

Немного юмора


И.Л. Трунов - д.ю.н., к.э.н., профессор, вице-президент Федерального союза адвокатов России,

Л.К. Айвар - д.ю.н., профессор, зам. председателя президиума Московской "Центральной" коллегии адвокатов,

А.А. Востросаблин - к.т.н.


Экономический эквивалент жизни человека


Произведен анализ различных методик и подходов по вопросу оценки стоимости жизни. Показано, что на значение ее оценки влияет большое число факторов. Предлагается использовать методику оценки стоимости жизни на основе определения ущерба народному хозяйству, что наиболее полно отражает взаимоотношения человека и общества.


О цене человеческой жизни говорить было не принято, не этично. На сегодняшний день, как нам видится, вопрос ценности человеческой жизни стоит остро и актуально.

С пугающей периодичностью в нашей стране происходят трагедии, уносящие множество жизней: молодых, активных людей, полных жизненной энергии; детей, у которых жизнь только начиналась, и все было впереди; пожилых людей, аккумулирующих в себе большие знания и опыт.

Трагедии на Дубровке, в Волгодонске, на улице Гурьянова и Каширском шоссе, взрывы в метро, катастрофа в «Трансваль-парке» и многие другие унесли сотни человеческих жизней. Как это ни странно, но человеческая жизнь имеет экономический критерий, который называется - цена жизни. К сожалению, виновные (или те, кто несет ответственность при отсутствии вины) в причинении вреда жизни и здоровью человека пытаются минимизировать стоимость человеческой жизни, свести ее к стоимости щенка на птичьем рынке, сослаться на то, что в стране отсутствуют методики оценки стоимости человеческой жизни, или заблаговременно запастись какими-то бумагами, где никто ни за что не отвечает. Тем не менее, в современную эпоху многие стороны бытия общественной и государственной жизни приводят к необходимости решения вопроса о цене жизни.

Обычный человек не задумывается сколько стоит его жизнь. Этот вопрос возникает в том случае, когда человек попадает в трудную жизненную ситуацию и основная проблема связана с жизнью и здоровьем близких или его самого. Практически каждый скажет, что жизнь человека уникальна и не может быть оценена в денежном выражении. Однако повседневный опыт показывает, что жизнь имеет определенную стоимость и ее можно определить. Речь не идет о продаже жизни, мы должны определить экономический эквивалент стоимости жизни.


В каких случаях возникает необходимость определения стоимости жизни? Приведем лишь некоторые задачи, когда человек сталкивается с проблемой определения стоимости жизни в денежном выражении и эта проблема решается уже много лет:

определение размера компенсационных выплат при травматизме и гибели работников на производстве, при возникновении аварий и катастроф различного рода, террористических актах;

разработка законодательства, связанного с вопросами жизни и здоровья граждан, охраны труда, социальной защиты работников различного рода опасных профессий (врачей, судей, военных, сотрудников правоохранительных организаций, спасателей) и др.;

обоснование и проведение мероприятий по защите населения от аварий и катастроф техногенного и природного характера, от возможных террористических актов;

планирование работы правоохранительной системы, судов, здравоохранения, страховых компаний и др.;

планирование работы различных аварийных служб (скорой медицинской помощи, пожарной охраны, формирований спасателей и др.);

определение сумм страховых взносов и выплат при страховании жизни и здоровья;

финансирование и проведение мероприятий по охране труда в любой отрасли хозяйства и на любом предприятии;

анализ безопасности, включающий расчет риска, для объектов энергетики, промышленных и химических предприятий, транспорта и др.;

обоснование норм аварийного запаса оборудования и его состава для любой отрасли хозяйства;

формирование бюджета страны и отдельных регионов (определение направлений и размеров финансовых потоков).


Перечисленные задачи относятся к разным сторонам жизнедеятельности человека (труд, отдых, семья, взаимоотношение с государством и др.), поэтому определение стоимости жизни – это сложная междисциплинарная задача, решение которой необходимо как для отдельного человека, так и для общества и государства в целом.

Ранее эта проблема решалась применительно к узконаправленным задачам, для отдельной личности, отрасли или предприятия. Демократизация общества, появление новых для нашей страны видов преступлений (похищение людей, наемничество, заказные убийства, и др.), общемировые тенденции роста количества фактов проявления терроризма, наметившаяся в последние годы тенденция более полного учета социального фактора во всех сферах деятельности общества, особенности развития техники и производства все это требует более обоснованной оценки стоимости жизни человека. Оценки стоимости жизни приводимые в различных работах, весьма противоречивы. Поэтому возникла необходимость проанализировать законодательную базу, обобщить и систематизировать имеющиеся данные о стоимости жизни в различных областях.

Для определения оценки стоимости жизни человека ранее был проведен анализ монографий, публикаций различных отечественных и зарубежных технических журналов, отдельных публикаций, открытых ведомственных материалов1. Полученные результаты в данной работе дополнены анализом современной законодательной базы России и новыми материалами по оценке стоимости жизни.

1 Дьяков А.Ф., Неклепаев Б.Н., Востросаблин А.А. Экономическая оценка социальных последствий риска. РАО "ЕЭС России", РП "Южэнерготехнадзор", Южный центр подготовки кадров: Пятигорск, 1977. 57 с.

Ретроспективный анализ различных отечественных и зарубежных публикаций показал, что первые работы по оценке стоимости жизни были сделаны в США в 30-х годах прошлого столетия. Эти работы были вызваны необходимостью оценки последствий при дорожно-транспортных происшествиях. В дальнейшем экономический подход к оценке человеческой жизни получил развитие и в других отраслях. Следует отметить, что наиболее активно проводились работы при оценке последствий влияния ионизирующих излучений на здоровье человека. Большое число работ было выполнено на основе анализа причин и последствий различного рода аварий и катастроф с человеческими жертвами на опасных производствах. В 50-60-е годы прошлого века суды в США и Великобритании обязывали работодателей и перевозчиков пассажиров выплачивать за гибель человека, произошедшую в результате несчастного случая, аварии или катастрофы сумму, в среднем превышающую в 6 раз заработную плату, которую мог заработать человек за всю жизнь2. Работодатели и перевозчики пассажиров были вынуждены нести дополнительные затраты для обеспечения безопасности людей на более высоком уровне. Это способствовало также развитию теоретических работ по более объективной оценке стоимости жизни. В нашей стране первые работы по оценке стоимости жизни были проведены в 70-80-е годы XX века. Одним из первых исследователей по определению экономического эквивалента человеческой жизни можно считать демографа Б.Ц. Урланиса3, который определил «чистый» доход и вклад нашего соотечественника в национальное богатство. В последствии, экономические оценки стоимости жизни были сделаны в различных отраслях хозяйства, например: в области дорожного движения, целлюлозно-бумажной промышленности, горнодобывающей отрасли, морских портах, медицине, системе обеспечения радиационной безопасности, пожарном деле, при геологоразведочных работах и др., а разработанная ВНИИПО методика определения социально-экономических потерь от пожаров (т.е. потерь от травмирования и гибели людей при пожарах) вошла в Государственный стандарт4.

2 Харисов Г.Х. Основы обеспечения безопасности жизнедеятельности человека. Курс лекций. М.: МИПБ МВД России, 1998. 89 с.
3 Урланис Б.Ц. Проблемы динамики населения СССР. М.: Наука, 1974. 336 с.
4 ГОСТ12.1.004-91. Система стандартов безопасности труда. Пожарная безопасность. Общие требования.


Факторы, влияющие на значение оценки стоимости жизни человека


Выявлены в результате проведенного анализа. Так, в общем случае на значение оценки стоимости жизни человека влияют:

политическая система общества;

уровень экономического развития государства;

совершенство законодательной системы государства, и, как следствие, социальная защищенность человека;

методика оценки;

возраст индивидуума;

социальное положение;

пол;

наличие и состав семьи;

профессия;

условия труда;

уровень квалификации;

уровень заработной платы;

причина и обстоятельство травмы (смерти);

утрата трудоспособности;

психологические и медицинские показатели.


Методы оценки стоимости жизни


Анализ законодательных актов, работ по исследованию и расчетам риска, определению экономического эффекта от сохранения жизни в различных отраслях позволил обобщить и классифицировать по смысловому подходу методики, используемые для определения стоимости жизни в следующие группы:

Судебные выплаты. При использовании данного подхода за основу оценки стоимости жизни принимают выплаты по решению суда в качестве компенсации за потерю жизни или здоровья, причинение физических и нравственных страданий (моральный вред);

Страхование. Стоимость жизни определяется на основе суммы личного страхования;

Личный капитал. Подход основан на оценке заработка (совокупного дохода) индивидуума в течение всей жизни;

Косвенная стоимость. Стоимость жизни человека оценивается по стоимости мероприятий, направленных на сохранение жизни и здоровья;

Добровольные платы. За стоимость жизни принимают добровольные платы за меры безопасности, принятые с целью уменьшения опасности для жизни и здоровья или сумму вознаграждения за добровольное выполнение опасной для жизни работы;

Методика определения ущерба народного хозяйства от травматизма (гибели) людей или определение экономического эффекта от сохранения жизни. Стоимость жизни принимается равной экономическому ущербу народному хозяйству от травмы или гибели людей, а экономический эффект равен предотвращенным потерям в случае гибели людей.


Отметим, что вышеперечисленные методы в ряде случаев тесно взаимосвязаны и используются как составные части друг друга. Так, например, в некоторых случаях законодательно закрепляется наименьшая обязательная сумма страховки, устанавливается категория лиц, подлежащих обязательному страхованию, а размеры возмещения вреда определяются на основе возможного заработка человека.

Результаты, полученные на основе этих методов, научно и экономически обоснованы. Однако нельзя забывать, что в обществе возможна также и альтернативная оценка стоимости жизни, которая комплексно отражает отношение к жизни человека отдельной личности, общества в целом и государства. Это оценка стоимости жизни в криминальном мире.

Рассмотрим более подробно законодательные акты, определяющие стоимость жизни, экономические методы оценки стоимости жизни, определим возможные диапазоны изменения значения данного параметра и приведем характерные для каждого метода работы.

Законодательная оценка стоимости жизни.


Конституция Российской Федерации5 гласит: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства» (Ст. 2).

5 Конституция Российской Федерации от 12.12.93.

Перечислим некоторые права человека, имеющие отношение к оценке стоимости жизни, гарантируемые Основным законом: право человека на жизнь (Ст. 20); право на добровольный труд, отвечающий требованиям безопасности и гигиены (Ст. 37); право на охрану здоровья и медицинскую помощь (Ст. 41); право на возмещение ущерба, причиненного здоровью или имуществу экологическим правонарушением (Ст. 42); право на компенсацию причиненного ущерба потерпевшим от злоупотребления властью (Ст. 52); право на возмещение государством вреда в случае незаконных действий органов государственной власти или должностных лиц (Ст. 53).

Для обеспечения выше перечисленных прав человека приняты различные законодательные акты, в которых закреплена оценка стоимости жизни человека в денежном выражении. С целью материального обеспечения возмещения или компенсации ущерба законодательно предусматривается обязательное страхование жизни работников, простых граждан, опасных производств и транспорта. Определяются минимальные страховые суммы в случае гибели или травмирования человека, суммы единовременных выплат иждивенцам и пострадавшим.

Рассмотрим законодательные акты, в которых определяется значение страховых сумм в случае гибели или травмирования человека.

Законодательно закреплены выплаты при возмещении вреда, причиненного повреждением здоровью6. «Возмещению подлежит утраченный потерпевшим заработок (доход), который он имел или мог иметь, а также дополнительно понесенные расходы, вызванные повреждением здоровья». В случае гибели человека на производстве «работодатель выплачивает единовременное пособие в сумме установленной (на день выплаты) минимальной оплаты труда за пять лет»7.

6 Статья 1085 ГК РФ. «Объем и характер возмещения вреда, причиненного повреждением здоровья».
7 Правила возмещения работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанными с исполнением ими трудовых обязанностей (Утверждено постановлением Верх. Сов. РФ от 24 декабря 1992 г. №4214-1).

Если профессия работника связана с риском для жизни, то компенсационные выплаты оговорены в отдельных законодательных актах.

«Для медицинских работников, фармацевтических и иных работников государственной и муниципальной систем здравоохранения, работа которых связана с угрозой их жизни и здоровью, устанавливается обязательное государственное личное страхование на сумму в размере 120 месячных должностных окладов»8. В случае их гибели «семьям погибших выплачивается единовременное пособие в размере 120 месячных должностных окладов».

8 Статья 64. Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан // Российские вести. №174 (343).

В случае гибели работника «организации по добыче (переработке) угля, занятого на тяжелых работах и работах с опасными и (или) вредными условиями труда по добыче (переработке) угля»9 выплачивается сверх установленного законодательством РФ «единовременное пособие каждому члену семьи погибшего (умершего), находящемуся на его иждивении, в размере средней годовой заработной платы за последние три года, но не менее чем в размере шестидесятикратно увеличенного минимального размера оплаты труда».

9 Федеральный закон «О государственном регулировании в области добычи и использовании угля, об особенностях социальной защиты работников организаций угольной промышленности» Российская газета. 1996. 27 июня.

«Жизнь и здоровье судьи, народного заседателя, присяжного заседателя, судебного исполнителя, должностного лица правоохранительного или контролирующего органа, сотрудника федерального органа государственной охраны подлежат обязательному государственному страхованию за счет федерального или соответствующих других бюджетов в сумме, равной 180-кратному размеру среднемесячной заработной платы»10, а в случае их гибели выплачивается страховая сумма «в размере, равном 180-кратному размеру среднемесячной заработной платы».

10 Федеральный закон «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов» от 22 марта 1995. № 45-ФЗ.

Предусматривается обязательное страхование жизни и здоровья членов экипажа воздушного судна и пассажиров11. «Страховая сумма на каждого члена экипажа воздушного судна устанавливается не менее чем тысяча минимальных размеров оплаты труда на день страхования», а для пассажиров воздушного судна значение суммы страховки такое же, но исчисляется на день продажи билета.

11 Воздушный кодекс Российской федерации // Российская газета. 1997. 27 марта.

В случае гибели военнослужащих выплачивается единовременное пособие в 120 должностных окладов12.

12 Закон РФ «О дополнительных гарантиях и компенсациях военнослужащим» // Красная звезда. 1993.5 февраля.

«В случае гибели (смерти) сотрудника, военнослужащего и работника Государственной противопожарной службы в связи с исполнением им служебных обязанностей семье погибшего (умершего), а также его иждивенцам выплачивается за счет федерального бюджета, средств бюджетов субъектов Российской Федерации, а также средств предприятий, на которых созданы подразделения Государственной противопожарной службы, не облагаемое налогом единовременное пособие в размере десятилетнего денежного содержания указанного лица с последующим взысканием этой суммы с виновных лиц»13.

13 Федеральный закон «О пожарной безопасности» от 21.12.94 г. №69-ФЗ.

В случае гибели спасателей профессиональных аварийно-спасательных служб или формирований, наступившей при исполнении ими обязанностей, возложенных на них трудовым договором (контрактом) выплачивается единовременное пособие в размере 120 окладов месячного денежного содержания14.

14 Федеральный закон «Об аварийных службах» от 22.08.95 г. № 151-ФЗ.

«В случае гибели лица, принимавшего участие в борьбе с терроризмом, при проведении контртеррористической операции членам семьи погибшего и лицам, находящимся на его иждивении выплачивается единовременное пособие в размере 100 000 рублей»15.

15 Федеральный закон «О борьбе с терроризмом» 25.07.98 г. № 130-ФЗ.

Предусматривается обязательное страхование ответственности за причинение вреда при эксплуатации опасного производственного объекта16.

16 Федеральный закон «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» от 20.07.97 №116-ФЗ.

Минимальный размер страховой суммы страхования ответственности за причинение вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц или природной среде в случае аварии на опасном производственном объекте составляет, в зависимости от количества получаемых, используемых, перерабатываемых, транспортируемых опасных веществ от 100 тыс. руб. до 7 млн. руб. При этом не оговаривается сумма выплат в случае гибели или травмирования конкретного человека или выплат каждому из группы пострадавших. Следует отметить, что имеются и другие законодательные акты, в которых только декларируется право на возмещение вреда здоровью человека, но не оговаривается размер возмещения, скрываемый за формулировкой «возмещение вреда в полном объеме»17.

17 Закон РФ «Об охране окружающей природной среды» от 19 декабря 1991 г.; Закон РФ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» от 19.04.1991 г.

Анализ показывает, что отдельные категории граждан не защищены и их жизнь ничего не стоит, к ним относятся дети, нетрудоспособные, граждане, не работающие в момент инцидента (отдыхающие после рабочего дня, находящиеся в отпуске и др.).

Сопоставление текстов приведенных законодательных актов показывает, что при определении размеров компенсационных выплат законодатель опирается на разные базовые значения: минимальный размер оплаты труда (МРОТ), должностной оклад, жестко фиксированная сумма в рублях. Очевидно, что жестко фиксированная сумма не позволяет учитывать инфляцию и изменения в экономике страны. Так, например, для определения денежных сумм компенсационных выплат пострадавшим в результате Чернобыльской аварии пришлось принимать специальное постановление и разъяснение с коэффициентами индексации для расчетов18.

18 Постановление Министерства труда и социального развития РФ от 1 июня 1999 г. №10 «Об утверждении разъяснения «О порядке выплаты денежных сумм в возмещении вреда в размере заработка (или соответствующей его части) в зависимости от степени утраты трудоспособности гражданам, пострадавшим вследствие Чернобыльской катастрофы».

Отметим, что в последние годы были приняты отдельные постановления правительства и указы президента, связанные с вооруженными конфликтами, стихийными бедствиями и террористическими актами. В этих документах также оговариваются компенсационные выплаты при гибели людей. Например, члены семей погибших в результате землетрясения в Сахалинской области19 получили компенсацию в 200 МРОТ; жертвы террористического акта в г. Буденовске20 - 200 МРОТ и др.

19 Постановление правительства РФ от 2 июня 1995 г. №539 «О порядке предоставления единовременной материальной помощи и компенсационных выплат гражданам, пострадавшим в результате землетрясения в Сахалинской области» // Российская газета. 1995. 6 июня.
20 Постановление правительства РФ от 19 июня 1995 г. №579 «Об оказании помощи лицам, ставшим жертвами террористического акта в г. Буденовске Ставропольского края» // Российская газета. 1995. 21 июня.

Законодательство РФ предусматривает возмещение морального вреда21.Под моральным вредом понимаются физические и нравственные страдания, которые перенес человек. Возмещение морального вреда осуществляется в денежной форме, однако законодательство не оговаривает размер возмещения. Этот вопрос отдан на откуп судам, что вызывает определенные трудности в связи с отсутствием законодательно закрепленных методик определения размеров компенсации. В результате судья не имеет законодательно одобренной методологической базы для расчетов при определении сумм компенсации морального вреда и может быть психологически не готов определить сумму компенсации, когда речь идет о реальной стоимости жизни. Анализ состоявшихся судебных решений по искам о возмещении морального вреда показал, что суммы компенсаций колеблются от 100 руб. до 1 млрд. долларов США. Верхний предел встречается на практике в единичных случаях, когда речь идет о моральном вреде, причиненном высокопоставленным лицам. Имеются отдельные методики по определению размера компенсации морального вреда в денежной форме. Заслеживает внимания методика, предложенная А.М. Эрделевским22. В соответствии с этой методикой определяется значение презюмируемого морального вреда (наибольшее составляет 720 МРОТ, что соответствует месячной заработной плате, равной 6 МРОТ за 10 лет) и затем при помощи коэффициентов индивидуализируется размер возмещения морального вреда. Наибольшее значение составляет 2880 МРОТ. Не решен вопрос определения компенсации морального вреда в случае гибели ребенка.

21 Статья 151 ГК РФ «Компенсация морального вреда».
22 Эрделевский А.М. Моральный вред и компенсация за страдания. Научно-практическое пособие. М.: Изд. БЭК, 1998. 188 с.

Анализ показывает, что законодатели при оценке стоимости жизни опираются на значение суммарной заработной платы за период 5, 10 или 15 лет (60, 120 или 180 должностных окладов). Наименьшее значение можно определить, если принять должностной оклад равным минимальному размеру оплаты труда. Возникает закономерный вопрос, почему период равен только 10 годам? Ведь если человек пострадал и стал инвалидом в молодом возрасте, его моральные и физические страдания продолжаются до старости, а этот период может значительно превосходить 10 лет. В этом случае также принимаются во внимание совокупность оценки утраты трудоспособности и непосредственно моральных страданий.


ЭКОНОМИЧЕСКИЕ МЕТОДЫ ОЦЕНКИ СТОИМОСТИ ЖИЗНИ


Судебные выплаты. При использовании данного подхода за основу оценки стоимости жизни принимают выплаты по решению суда в качестве компенсации за потерю жизни или здоровья, причинение физических и нравственных страданий с учетом индивидуальных качеств пострадавшего. Как правило, суды, определяя размер выплат, основываются на «потерянных доходах». В США сложилась практика, при которой сумма компенсации за потерю здоровья больше, чем сумма компенсации иждивенцам при гибели человека23.

23 Хенли Э. Дж., Кумамото X. Надежность технических систем и оценка риска. М.: Машиностроение. 1984, 528 с.

Как показано выше, в нашей стране диапазон изменения оценки стоимости жизни на основе законодательства определяется в 120 или 180 должностных окладов. Эта сумма и будет основой при выплатах по решению суда.

Как правило, в нашей стране в том случае, когда ведомственные интересы пересекаются с интересами отдельных граждан, первые перевешивают, и гражданин не получает достойной компенсации за потерянное здоровье, а родственники - компенсации за погибшего.

Эти факты являются существенными препятствиями при принятии решения о стоимости жизни на основе метода «судебные выплаты», а оценка стоимости жизни по этому методу может использоваться с большой осторожностью.

Судебные выплаты в качестве компенсации за потерю здоровья, физические и нравственные страдания, также применяются в уголовном судопроизводстве. Потерпевший - это лицо, которому преступлением причинен не только материальный, но. и моральный вред, т.е. физические и нравственные страдания. Для реализации права на судебные выплаты в уголовном судопроизводстве существует институт гражданского иска24. Вопросы компенсации морального вреда, оценки стоимости жизни в уголовном судопроизводстве менее разработаны, единая правоприменительная практика отсутствует, что с нашей точки зрения неверно. Конституция РФ провозглашает принцип равенства, который должен выражаться не только декларативно, но и действовать непосредственно.

24 Данной теме посвящена работа Труновой Л.К. «Гражданский иск о компенсации морального вреда в уголовном судопроизводстве». М., 1999.

Диапазон изменения стоимости жизни составляет в России: 71,2-47058 долл. США. За рубежом средняя оценка стоимости жизни составляет 250 тыс. долл. США25.

25 Хенли Э. Дж., Кумамото X. Надежность технических систем и оценка риска. М.: Машиностроение. 1984, 528 с.

Страхование. В соответствии с этим подходом стоимость жизни определяется на основе суммы личного страхования. Сумма страховых премий изменяется в широком диапазоне. Страхование не учитывает индивидуальные интересы в части защиты собственной жизни, а лишь покрывает последствия смерти (травмы), компенсируя интересы других лиц. Интересы страховщика (организации, проводящей страхование и принимающей на себя обязательства возместить ущерб или выплатить страховую премию) и страхователя (физического или юридического лица, уплачивающего страховые взносы и имеющего по закону или на основе договора право получить денежную сумму при наступлении страхового случая) диаметрально противоположны. Страховщик любыми законными способами будет стремиться уменьшить сумму страховых выплат при наступлении страхового случая.

Различают обязательное и добровольное страхование жизни. Государственное профессиональное страхование носит обязательный характер. Оно устанавливается и регулируется государством, гарантирует определенный уровень выплат, оказание медицинской и социальной помощи на производстве, обеспечивая лишь некоторый уровень социальной защиты. Минимальные значения страховых сумм определяются с учетом международных норм и должны индексироваться с учетом роста цен и заработной платы, а максимальные значения определяются на основе уровня жизни большинства людей26.

26 Роик В.Д. Социальная защита работников от профессиональных рисков. Минтруд России: Черноголовка, 1994. 283 с.

Цель личного страхования - это страхование граждан за счет их средств и по их добровольному согласию. Социологические опросы показали, что если гражданин добровольно не страхуется, это не означает, что он не ценит собственную жизнь.

При страховании страховщик учитывает несколько общеизвестных положений: государственные законодательные акты, определяющие уровень выплат; доход индивидуума в настоящий момент и возможный заработок в течение жизни; максимально возможная сумма страховки ограничена возможностями страховой компании и не может быть больше определенного процента от уставного капитала компании, при этом максимально возможная сумма страховки, как правило, не называется (объясняется это коммерческой тайной); страховая компания может отказать потенциальному страхователю произвести страхование, если считает, что сумма страховки, по мнению компании, чрезвычайно высока; для отдельных видов страхования существует ограничение ответственности. Например, по «Варшавской конвенции», принятой в 1929 г., ответственность авиаперевозчика ограничивается суммой 10-20 тыс. долл. в том числе и для граждан России, а для граждан США - 75 тыс. долл. По Монреальской конвенции, принятой в 1999 г., пассажиры имеют право на компенсацию, состоящую из двух частей: первая в 135 тыс. долл. выплачивается вне зависимости от вины перевозчика, а если будет доказана его вина, на выплату второй части компенсации, причем эта сумма ничем не ограничена (Россия пока не ратифицировала Монреальскую конвенцию).

Американские солдаты, воюющие в Ираке, застрахованы на 250 тыс. долл. США27. Сопоставим эту сумму со 120 должностными окладами обязательного страхования для военных нашей страны.

27 Комсомольская правда. 2003. 3 апреля.

Диапазон изменения стоимости жизни в России и за рубежом при ее определении по сумме страхования составляет 130 долл. - 5 млн. долл. США.

Личный капитал. Подход «личный капитал» основан на оценке заработка (совокупного дохода) индивидуума в течение всей жизни. Особенностью подхода является дискриминация тех членов общества, которые не могут самостоятельно получать устойчивые доходы (дети, инвалиды). Данный подход нашел применение как часть других методов оценки стоимости жизни. Подсчет доходов за определенный период используют в законодательных актах при определении страховых сумм и страховых выплат. Так, например, в соответствии со статьей 1085 ГК РФ «при причинении гражданину увечья или ином повреждении его здоровья подлежит возмещению утраченный потерпевшим заработок (доход), который он мог иметь, а также дополнительно понесенные расходы», а по статье 1086 ГК РФ «размер подлежащего возмещению утраченного потерпевшим заработка (дохода) определяется в процентах к его среднему месячному заработку (доходу) до увечья или иного повреждения здоровья».

Очевидно, что при таком подходе наименьшая сумма будет определятся минимальным размером оплаты труда, а единовременное пособие семье в случае гибели работника составит 60 МРОТ28. Следовательно, жизнь работника законодатель оценил в 60 МРОТ.

28 Daniel Seligman. How much money is your life worth? // Fortune magazine. 1986. 3 March. P. 39-41.

Как правило, расчеты совокупного дохода ведутся с использованием усредненных данных по стране или по отрасли. По обобщенным зарубежным данным29, диапазон изменения оценки стоимости жизни в соответствии с подходом «личный капитал» составляет 100-500 тыс. долл., а с учетом отечественных данных - от 130 долл. до 500 тыс. долл. США.

29 Daniel Seligman. How much money is your life worth? // Fortune magazine. 1986. 3 March. P. 39-41.


Косвенная стоимость. В соответствии с этим подходом стоимость жизни человека оценивается по стоимости мероприятий, направленных на сохранение жизни и здоровья. Основным допущением является предположение, что принятые меры для обеспечения безопасности и сохранения жизни являются оптимальными. В различных отраслях хозяйства затраты на мероприятия по обеспечению безопасности людей существенно различаются. Особенностью являются большие суммы в «новых» отраслях промышленности, чем в «старых». Так, например, в Великобритании30 затраты для сохранения жизни изменяются в диапазоне 2-5000 тыс. ф. ст. (в сельском хозяйстве - 2 тыс. ф. ст.; на сталелитейных предприятиях - 200 тыс. ф. ст.; химической промышленности - 2000 тыс. ф. ст.; в фармацевтической промышленности - 5000 тыс. ф. ст.).

30 Клетц Т.А. Выгоды и риск: сравнительная оценка в связи с потребностями человека // Бюллетень МАГАТЭ. 1980. Книга 22. №5/6. С. 2-14.

В России (СССР) данный подход широкого применения не получил, а имеющаяся оценка стоимости жизни31, основанная на определении затрат для обеспечения безопасности человека в области пожарного дела, составляет 210,7 тыс. долл. США. Для среднестатистического человека экономический эффект определяется, как отношение среднедушевого совокупного дохода и вероятности смерти в течение одного года.

31 Харисов Г.Х. Обоснование затрат, необходимых для обеспечения безопасности людей // Проблемы предотвращения и тушения пожаров на объектах народного хозяйства. Материалы XI науч.-практич. конф. М.: ВНИИПО МВД РФ, 1992.

Диапазон изменения стоимости жизни, полученный из различных источников с использованием данного подхода составляет 4,6-11650 тыс. долл. США.


ДОБРОВОЛЬНЫЕ ПЛАТЫ


За стоимость жизни принимают добровольные платы за меры безопасности, принятые с целью уменьшения опасности для жизни и здоровья или сумму вознаграждения за добровольное выполнение опасной для жизни работы. Размер добровольной платы определяют на основе опросов различных категорий граждан. Опросы, проведенные за рубежом, показали тесную связь размера добровольной платы и обстоятельств, связанных с риском для жизни, что приводит к трудностям при оценке стоимости жизни. В России этот метод не получил распространения, хотя подобные оценки могли бы быть сделаны. Так, известно, что участники ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС получали вознаграждение всего в 5-10 раз превышающее заработок по основному месту работы. За рубежом диапазон возможных оценок составляет 180-1000 тыс. долл. США.


МЕТОДИКА ОПРЕДЕЛЕНИЯ УЩЕРБА НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА ОТ ТРАВМАТИЗМА (ГИБЕЛИ) ЛЮДЕЙ

(определение экономического эффекта от сохранения жизни)


За рубежом данные методы не применялись. Этот подход получил широкое распространение в нашей стране. В соответствии с этим подходом стоимость жизни принимается равной экономическому ущербу от травмы или гибели людей, а экономический эффект равен предотвращенным потерям в случае гибели людей. В основу многочисленных методик определения ущерба народного хозяйства от гибели или травматизма людей заложена оценка вклада конкретного человека в общественные фонды с учетом затрат общества на него.

Методики из данной группы по способу определения составляющих ущерба можно условно подразделить на обобщенные (ущерб определяется на основе усредненных данных по стране, отрасли)32 и методики на основе расчета отдельных составляющих ущерба.

32 Временные методические указания по определению экономической эффективности технических средств и систем управления дорожным движением. ВНИИБД МВД СССРД982.207 с.

В свою очередь, расчет отдельных составляющих может производится с выделением сторон, несущих потери33 (потери данного конкретного предприятия и потери вне предприятия) или без их выделения34.

33 Куплеватский Н.М. Снижение травматизма в сельскохозяйственном производстве РСФСР путем разработки и внедрения методов и средств его профилактики //Автореф. дисс. канд.тех.наук. Л. Пушкин., 1990.
34 Методика определения экономического ущерба от несчастных случаев и экономической эффективности мероприятий по предотвращению производственного травматизма в целлюлозно-бумажной промышленности. М.: «Лесная промышленность». 1978. 18 с.

При использовании обобщенного подхода, как правило, ущерб определяется по отрасли или по стране в целом. Для таких оценок используют усредненные данные, полученные из статистических отчетов, например: средняя продолжительность жизни, среднее число работающих, средняя заработная плата, средний состав семьи, среднее число лет недоработанных пострадавшим до пенсии и др. В общем виде экономический эффект, получаемый обществом от трудовой деятельности человека, выражается в произведенном прибавочном продукте, который можно рассчитать как сумму произведенного работником национального дохода за вычетом заработной платы, а также выплат и льгот из общественных фондов потребления.

При расчете ущерба с выделением отдельных составляющих производят расчет каждой составляющей. В состав этих составляющих входят следующие: трудовые потери; расходы на заработную плату работникам, принимавшим участие в оказании помощи пострадавшим; расходы на доставку пострадавшего в лечебное учреждение; расходы на расследование несчастного случая; расходы на обучение и образование пострадавшего; затраты на обучение нового работника; выплаты пенсии нетрудоспособным членам семьи; выплаты единовременного пособия; затраты на похороны; потери из-за простоя машин и механизмов; расходы на ремонт поврежденного оборудования; материальные потери из-за отрицательного влияния несчастного случая на психологический климат в коллективе и снижения производительности труда; доплаты до среднего заработка недоработанной смены; доплаты в период перевода на легкую работу; расходы по уходу за инвалидами; расходы на лечение и ВТЭК; расходы на компенсацию недоиспользованного отпуска; расходы на протезирование; расходы на транспортное средство для инвалидов; выплаты по больничному листу; пенсии инвалидам труда, продолжающим работать на предприятии; выплаты по регрессионным искам пострадавшему или семье; пособия по переквалификации; прочие расходы.

В разных отраслях хозяйства методики учитывают приведенные составляющие с различной полнотой, поэтому оценки, получаемые по различным методикам, не совпадают. Следует отметить, что при изменении цен и ценовой политики происходит перераспределение значимости отдельных составляющих, и они могут приобретать значительный вес в суммарном ущербе, ранее они могли не учитываться. Поэтому предпочтительнее применять методики, наиболее полно учитывающие составляющие ущерба.

Общим для всех методик определения ущерба народного хозяйства является то, что рассматривается «средний» человек. Методики не позволяют учесть индивидуальные особенности каждого человека (образование, уровень квалификации). Все методики в значительной мере ориентированы на использование существующих статистических показателей, получаемых из отчетности предприятий, отраслей, страны.

Значительный интерес представляет «метод оценки ресурсов здоровья», предложенный В.И. Кашиным35. По этому методу ресурсы здоровья оцениваются в натуральном измерении «ожидаемыми годами здоровой жизни» с единицей измерения «kvit». Ресурсы здоровья могут быть оценены в денежном эквиваленте, а переход от натуральной оценки к денежной осуществляется при помощи годового прожиточного минимума, выраженного в руб. или долл., и системы коэффициентов для уточнения изменения во времени ценности денежной единицы и ценности ресурсов здоровья. Данный подход по сути близок к некоторым методикам из данной группы. Отличие заключается в попытке индивидуализации результатов расчетов, выполненных по «средним показателям».

35 Кашин В.И. Интенсификация развития трудового потенциала на основе самовоспроизводства здоровья. Дисс. канд. экон. наук. Хабаровск, 1990. 183 с.

Анализ показывает, что оценки, полученные по методу определения ущерба народного хозяйства, наиболее полно отражают все стороны человеческой деятельности, обстоятельства травмы или гибели индивидуума, причинение индивидууму физических и нравственных страданий в связи с перенесенной потерей или травмой, и дают оценки, сопоставимые с оценками стоимости жизни за рубежом.

Диапазон оценок стоимости жизни по данной методике в России (СССР) составляет 12,841-397,11 тыс. долл. США.


ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА СТОИМОСТИ ЖИЗНИ ЧЕЛОВЕКА В РАДИАЦИОННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ


В настоящее время в областях, связанных с радиационным излучением, наиболее широко используют оценку жизни и здоровья в денежном выражении36. Основной фактор воздействия объектов ядерной энергетики на здоровье человека - это ионизирующее излучение. Эффектами этого излучения являются различные заболевания, а в наиболее тяжелых случаях преждевременная смерть. Ущерб здоровью связан с дозой облучения. В радиационной безопасности используются понятия «цена дозы облучения» или «цена риска». Отметим, что большинство работ, посвященных определению ущерба здоровья от радиационного излучения, называют значения «цены риска» или «цены дозы облучения», не объясняя как и на основе чего определены эти значения. Используя определения этих понятий и их численные значения была определена стоимость жизни человека.

36 Легасов В.А., Демин В.Ф., Шевелев Я.В. Экономика безопасности ядерной энергетики. М.: Препринт ИАЭ. 1984. 4072/3.49 с.

Диапазон изменения стоимости жизни человека в России, используемый в радиационной безопасности, составляет от 446 долл. до 4869 тыс. долл. (отметим, что большие значения относятся к более раннему периоду, т. е. до Чернобыльской трагедии).

За рубежом диапазон оценки стоимости жизни составляет от 2-х до 5000 тыс. долл.

АНАЛИЗ ОЦЕНОК СТОИМОСТИ ЖИЗНИ,

ПОЛУЧЕННЫХ РАЗЛИЧНЫМИ МЕТОДАМИ


В табл. 1 приведены экономические оценки стоимости жизни в России и за рубежом, полученные различными методами.


Таблица 1. Экономическая оценка стоимости жизни в России и зарубежных странах.



Методика оценки

Значение оценки стоимости жизни в различных странах в сопоставимых ценах, тыс.долл.

Россия

(СССР)

Зарубежные страны

1

Судебные выплаты

0,071 - 47,058

0,8 - 250

2

Страхование

0,13 - 20

5000

3

Личный капитал

0,13

100-500

4

Косвенная стоимость

123

9 - 9000

5

Добровольные платы


180- 1000

6

Ущерб народного хозяйства

12,841 - 391,1


7

Оценки используемые в радиационной безопасности

0,446 - 4689

25 - 5000


Как видно из таблицы, диапазон изменения стоимости жизни, полученной различными методами, в России (СССР) составляет от 130 долл. до 397,1 тыс. долл. За рубежом - от 800 долл. до 9000 тыс. долл.

За рубежом, как правило, используют оценку стоимости жизни, равную 300 тыс. долл.

Наиболее полно отражает взаимоотношения человека и общества методика «Определения ущерба народного хозяйства», которая дает оценки, сопоставимые с зарубежными.

Анализ данных, полученных при помощи различных методик и в различное время, позволяет сделать вывод, что в России (СССР) наибольшие значения стоимости жизни были в более ранние годы, затем произошла постепенная девальвация оценок стоимости жизни. Минимальные значения оценок стоимости жизни законодательно закреплены и представляются необоснованно заниженными. Это приводит к соблазну использовать при принятии технико-экономических и политических решений заниженные значения, что может привести к ложным выводам при решении различных вопросов, связанных с жизнью и здоровьем человека.

При оценке стоимости жизни, к сожалению, возможен «двойной стандарт». Так, в США жизнь граждан США стоит дороже, чем граждан других стран. В России наблюдается обратная картина - жизнь иностранца стоит дороже, чем граждан России.

Учитывая опыт определения стоимости жизни в России на основе рассмотренных методик и международный опыт, целесообразно в качестве базовой использовать оценку стоимости жизни, равную 300 тыс. долл.

Полученная оценка стоимости жизни может быть использована в качестве базовой для расчетов с целью определения компенсационных выплат по решению суда, в технико-экономических расчетах, при страховании и других задачах.

Имеются работы, в которых экономическим эквивалентом стоимости жизни является не денежная сумма, а тонны пшеницы или количество потерянных рабочих дней, например, 600037.

37 Микеев А.К. Пожар. Социальные, экономические, экологические проблемы. М.: Ассоциация Пожнаука, 1994. 385 с.

Мы рассмотрели экономически обоснованные методы, которые использовались для определения стоимости жизни в различных областях. Однако в повседневной жизни человек сталкивается и с другими оценками стоимости жизни, например, это криминальная оценка. В криминальном мире жизнь давно имеет свою стоимость, которая комплексно отражает отношение личности, общества, государства к жизни человека. Представляет интерес сопоставление оценок стоимости жизни человека, полученных экономистами, чиновниками госаппарата и криминальными элементами.

Анализ общественно-политических публикаций позволил сделать вывод, что в криминальном мире оценка стоимости жизни человека зависит от получаемых доходов, профессии и вида преступления. Переход к новым экономическим отношениям в нашей стране вызвал и новые виды преступлений: наемничество, похищение людей с целью получения выкупа, заказные убийства. В ряде случаев государственные или иные организации обещают вознаграждение за содействие в поимке преступника или раскрытия преступления.

Каковы оценки стоимости жизни криминальными элементами? По известным публикациям стоимость возможного выкупа изменялась от 2 млн. руб. до 6 млн. долл.; стоимость заказного убийства от 400 долл. до 50 тыс. долл. (обыватель - 400 долл., журналист – 5-10 тыс. долл., банкир 50 тыс. долл.); наемники получали вознаграждение (за день ведения боевых действий, за выполнение определенной боевой задачи, за убийство бойца противоборствующей стороны) от 200 долл. до 150 млн. рублей.

Вознаграждение в 25 млн. долл. за сведения о местонахождении Саддама Хусейна38 было обещано правительством США, блок «Родина» (Глазьев-Рогозин-Шпак) из своего предвыборного фонда выделял 15 млн. руб. за поимку Шамиля Басаева39.

38 Известия. 2003 г. 15 декабря.
39 Комсомольская правда. 2003г. 29 октября.

Таким образом, в России оценка стоимости жизни криминальными элементами составляет от 400 долл. до 6 млн. долл. Сопоставим эти значения с законодательно закрепленными 60 МРОТ или 120 должностными окладами. К сожалению, сопоставление показывает, что оценка жизни криминальными элементами ближе к экономическим оценкам, чем законодательно закрепленные оценки.


Произведя анализ различных методик и подходов по вопросу оценки стоимости жизни авторы приходят к следующим выводам:

Проблема определения стоимости человеческой жизни реально существует. Эта проблема носит междисциплинарный и законодательный характер.

На значение оценок стоимости жизни влияет большое число факторов.

Наиболее полно отражает взаимоотношения человека и общества методика оценки стоимости жизни на основе определения ущерба народного хозяйства.

В России наблюдается занижение стоимости жизни в законодательстве; отсутствуют четкие определения ответственности конкретных лиц по выплатам за вред, причиненный жизни и здоровью.

Целесообразно привести к одним единицам измерения значения оценок стоимости жизни, используемые в различных законодательных актах (с учетом инфляции, изменения уровня жизни и экономической ситуации в стране).

Учитывая международный опыт и оценки сделанные в России (СССР), для определения компенсационных выплат и проведения технико-экономических расчетов в различных отраслях хозяйства целесообразно в качестве базовой использовать значение оценки стоимости жизни, равной 300 тыс. долл. США.




С.А.Рыбаков - адвокат, адв. кабинет № 902 АПМО


Особые экономические зоны в России.


Новой отправной точкой для создания особых экономических зон на территории Российской Федерации стало 28 ноября 2005 г., когда под председательством министра экономического развития и торговли РФ Германа Грефа состоялось заседание конкурсных комиссий по отбору заявок на создание особых экономических зон.

Всего 47 российских регионов заявили о стремлении создать на своих территориях особые экономические зоны. На конкурс было подано 72 заявки, из них на организацию технико-внедренческих зон - 29 заявок, на организацию промышленно-производственных зон - 43 заявки.

Победителями конкурса по созданию особых экономических зон признаны 6 зон:

технико-внедренческого типа - 4 региона:

Санкт-Петербург,

Москва (г. Зеленоград),

Московская область (г. Дубна),

Томская область (г. Томск)

промышленно-производственного типа - 2 региона:

Липецкая область (г. Липецк),

Татарстан (г. Елабуга)

Все ранее созданные свободные экономические зоны с вступлением в силу нового Федерального закона "Об особых экономических зонах в Российской Федерации" прекратили свое действие, за исключением 2, действующих на базе ранее принятых специальных законов - особые зоны в Калининграде и Магаданской области.

По расчетам Минэкономразвития России, создание одной особой экономической зоны позволит привлечь инвестиции на сумму не менее 9 млрд. рублей, а издержки инвесторов снизятся на 5 - 7 %. Предполагается, что в среднем в особой экономической зоне будет ежегодно производится продукции на 6 млрд. рублей. Объем финансирования из федерального бюджета особых экономических зон на 2006 г. - 8 млрд. рублей.

Второй этап конкурсного отбора предполагается провести в 2007 г., кроме того, сейчас в рамках проекта особых экономических зон активно набирает обороты идея создания особых портовых зон и туристско-рекреационных зон в ряде регионов России.


Зона, особая по закону


В соответствии с Международной конвенцией по упрощению и гармонизации таможенных процедур (Киото, 18 мая 1973 г.) под свободной зоной (или "зоной-франко") понимается часть территории страны, на которой товары рассматриваются как объекты, находящиеся за пределами национальной таможенной территории (принцип "таможенной экстерриториальности") и поэтому не подвергаются обычному таможенному контролю и налогообложению. Иными словами, свободная (или особая) экономическая зона - это часть территории страны с особым действующим режимом для национального и иностранного бизнеса.

История свободных (особых) экономических зон в России началась еще в 1989 г., однако в течение 15 лет процесс создания и деятельности таких зон определялся подзаконными нормативными актами и сводился к беспорядочной раздаче льгот и привилегий отдельным регионам в обмен на политическую поддержку.

Наконец, после длительного периода хаоса и метаний особые экономические зоны в России получили стабильную правовую регламентацию на законодательном уровне. Основу нового правового регулирования особых экономических зон в Российской Федерации заложили два Федеральных закона, принятых 22 июля 2005 г.:

1) Федеральный Закон от 22.07.2005 г. № 116-ФЗ «Об особых экономических зонах в Российской Федерации», регулирующий вопросы создания и прекращение особых экономических зон, правового положения инвесторов (резидентов) особой экономической зоны, государственного регулирования и контроля на территории особой экономической зоны; государственных гарантий резидентам особых экономических зон и др.

В соответствии с данным Законом в России могут создаваться особые экономические зоны двух типов:

промышленно-производственные особые зоны;

технико-внедренческие особые зоны.

Срок существования особой зоны - двадцать лет. Основными органами государственного регулирования особых экономических зон являются Минэкономразвития РФ и специально созданное при нем Федеральное агентство по управлению особыми экономическими зонами.

2) Федеральный Закон от 22.07.2005 г. № 117-ФЗ «О внесении изменений в некоторые законодательные акты в связи с принятием Федерального закона «Об особых экономических зонах в Российской Федерации».

Данный Закон вступил в силу с 1 января 2006 г. и вносит ряд существенных изменений в другие законодательные акты, касающихся особого режима предпринимательства на территории особой экономической зоны, в частности:

в Налоговый Кодекс в части налоговых льгот и порядка налогообложения резидентов особой экономической зоны;

в Таможенный Кодекс РФ в отношении особенностей режима свободной таможенной зоны;

в Земельный Кодекс в части прав арендатора земельного участка на территории особой экономической зоны;

в Градостроительный Кодекс о порядке согласования и выделения земельных участков на территории особой экономической зоны.

Кроме данных базовых законов, нормативно - правовую основу создания и функционирования особых экономических зон в Российской Федерации должны составить около 25 подзаконных нормативно - правовых актов, принятие которых Минэкономразвития РФ должно завершить до конца 2006 г.


Как создается особая зона?


Процедура создания особой экономической зоны определена Положением о проведении конкурса по отбору заявок на создание особой экономической зоны, утв. Постановлением Правительства РФ от 13.09.2005 г. № 563, и включает в себя 5 основных этапов:

1. Первым этапом является объявление конкурса на создание особой экономической зоны.

Организатором конкурса выступает Минэкономразвития России, который издает приказ о проведение конкурса и публикует его в СМИ.

2. После объявления конкурса начинается этап подачи заявок претендентами на создание особых экономических зон. Форма и содержание данных заявок, и перечень прилагаемых документов определяются Постановлением Правительства РФ "Об утверждении правил оформления и подачи заявки на создание особой экономической зоны" от 13.09.2005 г. № 564.

Заявки на создание особой зоны подаются в Минэкономразвития РФ высшими исполнительными органами государственной власти субъектов Российской Федерации совместно с исполнительно-распорядительными органами муниципальных образований, на территории которых планируется создать особую экономическую зону.

3. На третьем этапе происходит подведение итогов конкурса. Федеральное агентство по управлению особыми экономическими зонами проводит в установленном порядке отбор заявок на создание особых экономических зон одного типа.

Вскрытие конвертов с заявками, оценку поданных заявок и определение победителей конкурса осуществляют комиссии по отбору заявок на создание особых экономических зон, созданные при Федеральном агентстве. В состав комиссий по отбору заявок на создание особых экономических зон входят представители Минэкономразвития, Минфина РФ, Министерства образования и науки РФ, Министерства информационных технологий и связи РФ, Министерства промышленности и энергетики РФ, Федерального агентства по управлению особыми экономическими зонами, Федеральной антимонопольной службы и Российской Академии Наук. Председателем комиссий является министр экономического развития и торговли.

По результатам конкурса объявляются победители - региональные и муниципальные образования, на территории которых будут созданы особые зоны.

4. Утверждение результатов конкурса и нормативное закрепление решения конкурсных комиссий о создании особой зоны на конкретных территориях оформляется постановлением Правительства РФ.

5. Наконец, завершающий этап в создании особой зоны - заключение соглашения о создании особой экономической зоны между Правительством РФ, высшим исполнительным органом субъекта РФ и исполнительным органом муниципального образования, на территории которого создается особая экономическая зона. Данное соглашение должно быть заключено в течение тридцати дней с даты принятия Правительством Российской Федерации постановления о создании особой экономической зоны и регулирует вопросы, связанные с объемом и сроками финансирования создания инженерной, транспортной и социальной инфраструктур особой экономической зоны за счет средств бюджета, план обустройства и соответствующего материально-технического оснащения особой экономической зоны и прилегающей к ней территории, порядок формирования наблюдательного совета особой экономической зоны и т.д.


Льготы для бизнеса в особой зоне


Федеральный Закон "Об особых экономических зонах в Российской Федерации" устанавливает особый режим ведения бизнеса на территории, в связи с чем выстраивается система льгот и преференций для инвесторов, вкладывающих деньги в развитие особых экономических зон:

Во - первых, это особый административный режим (один регулирующий орган - Агентство по управлению особой экономической зоны, принцип "одного окна" при регистрации предприятия в зоне);

Во-вторых, особый налоговый режим - комплекс налоговых льгот, касающийся особого порядка исчисления и уплаты налогов, а также пониженных налоговых ставок (более подробно налоговый режим особой экономической зоны будет рассмотрен в следующей статье цикла).

В-третьих, особый таможенный режим (режим свободной таможенной зоны), при котором иностранные товары размещаются и используются в пределах территории особой экономической зоны без уплаты таможенных пошлин и налога на добавленную стоимость, а также без применения к указанным товарам запретов и ограничений экономического характера, установленных законодательством о государственном регулировании внешнеторговой деятельности, а российские товары размещаются и используются на условиях, применяемых к вывозу в соответствии с таможенным режимом экспорта с уплатой акциза и без уплаты вывозных таможенных пошлин.

В-четвертых, заключение с инвестором договора аренды земельного участка на территории особой экономической зоны с правом последующего выкупа.

В-пятых, предоставление инвесторам правовых гарантий защиты их прав (гарантия неизменности предоставленных налоговых льгот в течение срока существования особой экономической зоны, судебный порядок разрешения споров и т.д.)

Условия, для того чтобы стать резидентом особой зоны


Чтобы получить статус резидента особой экономической зоны промышленно-производственного типа, инвестор должен соблюсти 3 основные условия:

Во-первых, претендовать на получение этого статуса может только юридическое лицо, являющееся коммерческой организацией.

Во-вторых, указанное юридическое лицо должно быть зарегистрировано в налоговом органе на территории того муниципального образования, в границах которого расположена особая экономическая зона. Если головная компания находится на другой территории, то решить эту проблему можно путем регистрации дочерней или зависимой компании на территории особой зоны.

Наконец, в-третьих, претендент должен выполнить инвестиционные условия - осуществить капитальные вложения в рублях в сумме, эквивалентной не менее десяти миллионов евро (за исключением нематериальных активов) по курсу Центрального банка Российской Федерации на день представления заявки на заключение соглашения о ведении промышленно-производственной деятельности в органы управления особыми экономическими зонами. При этом не менее 1 миллиона евро нужно вложить в течение первого года деятельности.

К резидентам технико - внедренческой зоны менее строгие требования: ими могут быть как коммерческие организации, так и индивидуальные предприниматели, и для них отсутствует инвестиционный барьер.

Если компания - претендент отвечает этим условиям, то она может подать заявку с приложением учредительных документов и бизнес - плана по форме, утвержденного Минэкономразвития РФ, о получении статуса резидента особой зоны в территориальный орган Агентства по управлению особыми экономическими зонами. Решение о присвоении статуса резидента особой зоны или об отказе принимается в течение 10 дней с момента подачи заявки, причем отказ может быть обжалован в судебном порядке.

В случае принятие положительного решения претендент заключает с территориальным органом Агентства по управлению особыми экономическими зонами соглашение о ведении деятельности на территории зоны.

После заключения соглашения компания регистрируется в качестве резидента особой экономической зоны в территориальном органе Агентства, вносится в реестр резидентов особой экономической зоны и ей выдается соответствующее свидетельство.


Перечень нормативно-правовых актов:

Международная конвенция по упрощению и гармонизации таможенных процедур (Киото, 18 мая 1973 г.)

Федеральный Закон от 22.07.2005 г. № 116-ФЗ "Об особых экономических зонах в Российской Федерации".

Федеральный Закон от 22.07.2005 г. № 117-ФЗ "О внесении изменений в некоторые законодательные акты в связи с принятием Федерального закона "Об особых экономических зонах в Российской Федерации".

Постановлением Правительства РФ от 13.09.2005 г. №563

Постановлением Правительства РФ "Об утверждении правил оформления и подачи заявки на создание особой экономической зоны" от 13.09.2005 г. № 564.


Г.Н. Нилус - адвокат


Основные принципы судебной практики Европейского Суда по правам человека применительно к подпункту с) п. 1 статьи 5 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод (содержание лица под стражей до его осуждения).


"Законное задержание или заключение под стражу лица, произведенное с тем, чтобы оно предстало перед компетентным органом по обоснованному подозрению в совершении правонарушения или в случае, когда имеются достаточные основания полагать, что необходимо предотвратить совершение им правонарушения или помешать ему скрыться после его совершения".


Применительно к российскому уголовному процессу подпункт с) пункта 1 статьи 5 Конвенции "покрывает" следующие процедуры:

1. Задержание подозреваемого в порядке cm. 91 УПК РФ;

2. задержание несовершеннолетнего подозреваемого в порядке cm.cm. 91, 423 УПК РФ;

3. Задержание на месте преступления члена Совета Федерации, депутата Государственной Думы, судьи федерального суда, мирового судьи, прокурора, Председателя Счетной палаты Российской Федерации, его заместителя и аудитора Счетной палаты Российской Федерации, Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, Президента Российской Федерации, прекратившего исполнение своих полномочий в порядке cm. cm. 91, 449 УПК РФ;

4. применение к подозреваемому меры пресечения в виде заключения40 под стражу в порядке cm.cm. 97, 99, 100, 108 УПК РФ;

40 Мера пресечения в виде домашнего ареста в данном случае не рассматривается.

5. применение к несовершеннолетнему подозреваемому меры пресечения в виде заключения под стражу в порядке cm. cm. 97, 99, 100, 108, 423 УПК РФ;

6. применение к обвиняемому меры пресечения в виде заключения под стражу в порядке cm. cm. 97, 99, 108 УПК РФ;

7. применение к несовершеннолетнему обвиняемому меры пресечения в виде заключения под стражу в порядке cm. cm. 97, 99, 108, 423 УПК РФ;

8. применение к члену Совета Федерации, депутату Государственной Думы, судье федерального суда, мировому судье, прокурору, Председателя Счетной палаты Российской Федерации, его заместителя и аудитору Счетной палаты Российской Федерации, Уполномоченному по правам человека в Российской Федерации, Президенту Российской Федерации, прекратившему исполнение своих полномочий меры пресечения в виде заключения под стражу в порядке ст. ст. 97, 99, 108, 450 УПК РФ;

9. применение к подсудимому меры пресечения в виде заключения под стражу в ходе предварительного слушания в порядке ст. ст. 97, 99, ч.7 cm. 236, cm. 108 УПК РФ;

10. применение к подсудимому меры пресечения в виде заключения под стражу в ходе судебного разбирательства в порядке cm. cm.97, 99, ч. 3 cm. 247, cm. 108 УПК РФ;

11. продление обвиняемому срока содержания под стражей в порядке cm.cm.109,108 УПК РФ;

12. продление обвиняемому срока содержания под стражей в его отсутствие, если обвиняемый находится на стационарной судебно-психиатрической экспертизе, а также при иных обстоятельствах, исключающих возможность его доставления в суд в порядке ч.ч.13,14 cm.109 УПК РФ, cm.108 УПК РФ;

13. продление подсудимому срока содержания под стражей в порядке cm. 255 УПК РФ.


Подпункт с) пункта 1 статьи 5 Конвенции должен толковаться вместе с пунктом 3 статьи 5, который составляет с ней единое целое. Поскольку применительно к российскому уголовному процессу пункт 3 статьи 5 "покрывает" те же процедуры, что и подпункт с) пункта 1 статьи 5, данный материал содержит некоторые прецеденты, касающиеся гарантий, предоставляемых пунктом 3 статьи 5 Конвенции.


Общие цели лишения свободы в контексте статьи 5.

"Статья 5, которая начинается с утверждения права каждого на свободу и личную неприкосновенность, определяет, кроме того, случаи и условия, когда разрешается отступить от этого принципа, особенно с целью поддержания публичного порядка, который требует обеспечения наказания лиц, совершивших уголовные правонарушения". (см. Wemhoff v. Germany, judgment of 27 June 1968, Series A no. 7, § 5).


Специальная цель лишения свободы в контексте подпункта с) пункта 1 статьи 5.

"Любое задержанное или заключенное под стражу лицо обязано предстать перед судом либо с целью рассмотрения вопроса о лишении свободы, либо с целью вынесения решения по существу". (см. Lawless v. Ireland, judgment of 7 April 1961, Series A no. 26, §14).


Гарантии, закрепленные в статье 5 Конвенции.

"Авторы Конвенции усилили защиту личности от произвольного лишения свободы, создав комплекс прав, призванных свести к минимуму опасность произвола и устанавливающих, что лишение свободы должно находиться под независимым судебным контролем и сопровождаться ответственностью властей за свои действия. Требования статьи 5 п. 3 и 4, подчеркивая незамедлительность судебного контроля, приобретают в этом случае особо важное значение. Незамедлительное вмешательство судебных органов может привести к обнаружению и предотвращению действий, представляющих угрозу для жизни лица, или к вскрытию фактов жестокого обращения, что является нарушением основных прав человека в свете статей 2 и 3 Конвенции. Речь идет как о защите физической свободы лица, так и о его личной неприкосновенности в ситуациях, когда отсутствие такого рода гарантий может подорвать верховенство права и лишить задержанного самых элементарных средств правовой защиты". (см. Kurt v. Turkey, judgment of 25 May 1998, Reports, 1998-III, § 123).


Круг лиц, пользующихся правом на защиту от произвольного лишения свободы.

"Статья 5 действует в отношении "каждого". Каждый человек, находящийся на свободе или заключенный под стражу, имеет право на защиту, т.е. право не быть лишенным свободы, за исключением соблюдения требований, указанных в п. 1, и, если он арестован или заключен под стражу, право пользоваться различными гарантиями согласно п. 2-5 в той мере, в какой они принимаются во внимание". (см. Weeks v. The United Kingdom, judgment of 02 March 1987, Series A no. 114, § 40).


Понятие "свободы и личной неприкосновенности".

"Провозглашая "право на свободу", статья 5 п. 1 говорит о личной свободе в ее классическом смысле, т.е. физической свободе лица. Ее цель - гарантировать, чтобы никто не мог быть произвольно лишен этой свободы. Как указали Правительство и Комиссия, речь не идет о таких ограничениях, как свобода передвижения (статья 2 Протокола N 4). На это ясно указывают такие термины, как "лишенный свободы", "арест" и "задержание", которые появляются также в п. 2-5, это также следует из сравнения статьи 5 с другими нормами Конвенции и протоколов к ней". (см. Engel and others v. The Netherlands, judgment of 8 June 1976, Series A no. 22, § 58; тот же принцип Winterwerp v. the Netherlands, judgment of 24 October 1979, Series A no. 33, § 37; Guzzardi v. Italy, judgment of 06 November 1980, Series A no. 39, § 92).


"Законность" / "правомерность" лишения свободы.

"Суд повторяет, что выражения "законный” и "в установленном законом порядке" в п.1 статьи 5 указывают на обязанность соблюдать нормы материального и процессуального национального права, но, кроме этого, требуют соответствия любой меры по лишению свободы цели статьи 5 защита лица от произвола. Кроме того, учитывая важность свободы лица, важно, чтобы применяемое национальное право отвечало критерию "законности", установленному Конвенцией, который требует, чтобы право, как писаное, так и не писаное, было достаточно четким с тем, чтобы позволить гражданину, получив при необходимости юридическую консультацию по делу, предвидеть с разумной для данных обстоятельств степенью определенности те последствия, которые может повлечь за собой конкретное действие". (см. Steel and others v. The United Kingdom, judgment of 23 September 1998, Reports 1998-VII, § 54, см. также Baranowski v. Poland, judgment of 28 March 2000, Reports of Judgments and Decisions 2000-III, § 52).

"Прежде всего, на национальные власти, а именно на суды, ложится обязанность толкования и применения внутреннего права. Так как с точки зрения п. 1 статьи 5 несоблюение внутреннего права влечет нарушение Конвенции, Суд может и должен проверить, было ли надлежащим образом соблюдено внутреннее право". (см. Benhami v. The United Kingdom, judgement of 10 June 1996, Reports 1996-III, § 41; тот же принцип Scott v. Spain, judgment of 18 December 1996, Reports 1996-VI, § 57; Baranowski v. Poland, judgment of 28 March 2000, Reports of Judgments and Decisions 2000-III, §50).

"Задержанные или заключенные под стражу лица имеют право на проверку соблюдения процессуальных и материальных требований, необходимых для "законности", по смыслу Конвенции, лишения их свободы. Таким образом, компетентный суд должен одновременно проверить "соблюдение процессуальных норм внутреннего права и разумный характер подозрений, послуживших основанием для задержания, а также законность преследуемой задержанием цели.

Суд, рассматривающий заявление, составленное против заключения под стражу, должен представить гарантии, присущие судебному рассмотрению дела. Процесс должен быть состязательным и гарантировать во всех случаях "равноправие" сторон, прокурора и заключенного под стражу. Равноправие не имеет места, когда адвокату отказывается в доступе к материалам расследования, изучение которых необходимо для эффективного опровержения законности заключения под стражу его клиента. Если речь идет о лица, заключение под стражу которого основано на подпункте с) п. 1 статьи 5, необходимо судебное заседание". (см. Nikolova v. Bulgaria, judgment of 25 March 1999, Reports of Judgments and Decisions 1999-V, § 58).


Обязанность государства освободить лицо до его осуждения.

"Лицо, обвиненное в правонарушении, должно всегда освобождаться до суда, кроме случаев, когда государство может предъявить "соответствующие и достаточные" основания в оправдание продленного содержания под стражей". (см. Smirnova v. Russia, judgment of 24 July 2003, § 58).

"Обязанность освободить в разумный срок существует, пока обвиняемый не осужден, т.е. до дня вынесения приговора после окончания процесса". (см. Wemhoff v. Germany, judgment of 27 June 1968, Series A no. 7, § 7).


Степень и соразмерность гарантий, предоставляемых заключенным под стражу лицом с целью его освобождения.

"Забота "об определении размера гарантии, которую должно предоставить заключенное под стражу лицо, только в зависимости от суммы ущерба, который ему вменяется, не соответствует п. 3 статьи 5 Конвенции. Гарантия, предусмотренная этой нормой, имеет целью обеспечение не возмещения, а присутствия обвиняемого на судебном заседании. Таким образом, ее значимость должна быть оценена, главным образом, относительно заинтересованного лица, его средств, его связей с лицами, призванными служить поручителями, и, одним словом, относительно веры в то, что перспектива утраты или исполнения поручительства в случае неявки в суд подействует на него как преграда, достаточная для избежания любой попытки бегства", (см. Neumeister v. Austria, judgment of 27 June 1968, Series A no. 8, §14).

"Если содержание под стражей продолжается, только из-за опасения, что обвиняемый скроется от правосудия, его, тем не менее, следует освободить из-под стражи, если он представит соответствующие гарантии, что не скроется от суда, например, внесет залог". (см. Letellier V. France, judgment of 26 June 1991, Series A no. 207, § 46).

"Если содержание под стражей продолжается только из-за опасения, что обвиняемый скроется от правосудия, его, тем не менее, следует освободить из-под стражи, если он представит соответствующие гарантии". (см. Wemhoff v. Germany, judgment of 27 June 1968, Series A no. 7, § 15).

"Кроме того, Суд напоминает, что опасность побега нельзя оценивать только на основании тяжести наказания; она должна оцениваться на основании совокупности дополнительных данных, которые могут либо подтвердить ее наличие, либо показать, что она настолько невелика, что не может оправдывать длительность предварительного заключения (...). В данном случае в решениях следственных органов не содержится мотивов, которые могли бы объяснить, почему, невзирая на аргументы, представляемые заявителем в его прошениях об освобождении, они сочли определяющим элементом опасность побега и не пытались сочетать его, например, с использованием таких средств, как внесение залога и режим судебного контроля". (см. Tomasi v. France, judgment of 27 August 1992, Series A no. 241-A, §98).


Обязанность суда мотивировать должным образом решение о лишении свободы.

"Заключение под стражу в ходе одного уголовного расследования на основе недостаточно мотивированных решений, равносильны нарушению статьи 5 §1 и 3". (см. Smirnova v. Russia, judgment of 24 July 2003, §71).

"Во исполнение этой обязанности судебные власти должны - отдавая должное принципу презумпции невиновности - исследовать все аргументы за и против необходимости ограждения интересов общества, которые оправдывали бы отступление от требований статьи 5. При этом такие аргументы должны быть изложены в принимаемых судебными властями решениях по ходатайствам об освобождении. По существу именно на основе мотивировок, излагаемых в этих решениях, и любых документально подтвержденных фактах, представленных заявителем в своих жалобах, Суд призван решить, имело ли место нарушение пункта 3 Статьи 5 (....)". (см. Kalashnikov v. Russia, judgment of 15 July 2002, Reports of Judgments and Decisions 2002- VI ,§ 114).

"Что же касается другого основания для продления срока содержания заявителя под стражей, которым руководствовался Магаданский городской суд, а именно - опасениями по поводу того, что в случае освобождения из-под стражи он будет препятствовать рассмотрению дела, то суд отмечает, что в отличие от постановления следователя от 29 июня 1995 г. Магаданский городской суд не привел в своем решении никаких фактических обстоятельств в подтверждение своих выводов, в то время как эти обстоятельства были неизменны и в 1996 г., и в 1997 г., и в 1999 г. В постановлениях этого суда нет никаких указаний на какие-либо факторы, способные продемонстрировать обоснованность опасений относительно возможных действий заявителя в исследуемый период времени". (см. Kalashnikov v. Russia, judgment of 15 July 2002, Reports of Judgments and Decisions 2002-VI, §116)

"Подобная опасность должна оцениваться не только в свете тяжести наказания, но исходя из всех сопутствующих обстоятельств, могущих либо подтвердить наличие этой опасности, либо свести ее до такого минимума, что предварительное заключение окажется неоправданным. В данном случае решения обвинительных палат не содержат мотивов, на основании которых можно было бы объяснить, почему они не учли выдвинутые заявительницей доводы и исходили лишь из опасности, что она скроется от следственных органов". (см. Letellier v. France, judgment of 26 June 1991, Series A no. 207, §§ 39,43).


"Обоснованное подозрение" как необходимое условие "законности"/"правомерности" лишения лица свободы.


""Обоснованность" подозрения, на котором должно основываться задержание, является существенным элементом защиты, предоставляемой подп. с) п. 1 статьи 5, от произвольного лишения свободы. (...) Существование обоснованного подозрения заранее предполагает наличие фактов или сведений, способных убедить объективного наблюдателя в том, что лицо могло совершить это правонарушение. То, что может считаться обоснованным, зависит, однако, от совокупности обстоятельств". (см. Fox, Campbell and Hartley v. The United Kingdom, judgment of 30 August 1990, Series A no. 182, § 32, тот же принцип: Murray v. The United Kingdom, judgment of 28 October 1994, Series A, no 300-A, § 51; Erdagoz v. Turkey, Judgment of 22 October 1997, Reports 1997-VI, § 51).

"Помимо фактического аспекта, существование "обоснованного подозрения" в смысле подп. с) п. 1 статьи 5 требует, чтобы факты были достаточными для того, чтобы относиться к одному из разделов Уголовного кодекса, касающегося преступного поведения. Так, очевидно, что подозрение не может быть обоснованным, если действия или факты, вменяемые заключенному под стражу, не составляли преступления в момент их совершения. В данном случае, следует выяснить, было ли заключение заявителя под стражу "законным" в смысле подп. с) п. 1 статьи 5. Конвенция главным образом отсылает к национальному законодательству, но, кроме того, она требует соответствия любой меры по лишению свободы цели статьи 5: защита лица от произвола". (см. Wloch v. Poland, judgment of 19 October 2000, Reports of Judgments and Decisions 2000-XI, § 109).

Заявитель жаловался, ссылаясь на Статью 5 Конвенции, что его задержание было произведено при отсутствии разумно обоснованного подозрения совершить правонарушение, не соответствовало внутренней процедуре и был произведено без учета норм акта об амнистии. "Суд повторяет, что для того, чтобы задержание по разумно обоснованному подозрению было оправдано по Статье 5 § 1 (с), нет необходимости для полиции получить достаточных доказательств, чтобы предъявить обвинения, или на данном этапе задержания или когда заявитель под стражей (смотри Brogan and Others v. the United Kingdom, постановление от 29 ноября 1999 г., Серия А № 145-В, § 53). Не является обязательным, чтобы задержанный человек, в конце концов, был обвинен или предстал перед судом. Причина задержания в том, чтобы выяснить, продолжать уголовное следствие, подтверждая или прекращая подозрения, которые явились причинами для задержания (смотри Murray v. The United Kingdom, постановление от 28 октября 1994 г., Серия А № 300-А, § 55). Тем не менее, требование, что подозрение должно быть основано на разумных причинах - существенная часть защиты против произвольного ареста и содержания под стражей. Тот факт, что подозрение основывалось на твердой уверенности, недостаточно. Слова "разумно обоснованное подозрение" означают существование фактов или информации, которые должны удовлетворить объективного следователя, что заинтересованный человек может совершить правонарушение (смотри Fox, Campbell and Hartley v. The United Kingdom, постановление от 30 августа 1990 г., Серия А № 182, § 32).

Суд отмечает, что он только однажды установил нарушение Статьи 5 § 1 (с) где человек был задержан по обвинению в растрате Государственных средств, даже если его действия предоставляют фонды помощи и займов для развития стран, не могли ни коим образом не подразумевать уголовную ответственность за решения такого характера (смотри Lukanov v. Bulgaria, постановление от 20 марта 1997 г., Сборник Постановлений и Решений 1997-II, §§ 42-46).

Данная жалоба, тем не менее, отличается. По делу Русского Видео следственные органы подозревали заявителя в мошенничестве, множестве поддельных сделок, лишении Государственной компании права транслировать сигналы ТВ. Власти оценили ущерб, нанесенный Государству, в сумме 10 миллионов долларов США и квалифицировали действия заявителя как преступление по статье 159 § 3 (b) УПК.

Суд считает, что доказательства, собранные следственными органами, могли "удовлетворить объективного следователя", что заявитель мог совершить правонарушение. (см. Гусинский против России. Постановление суда от 19 мая 2004 г. § 53-55).


Основания для отказа в освобождении лица на стадиях досудебного производства и в ходе производства в суде первой инстанции.


Общие положения.

"Прецедентное право Конвенции разработало четыре базовых приемлемых основания в отказе в освобождении под подписку о невыезде: риск, что лицо, которому предъявлено обвинение не появится на суде". (см. Stogmuller v. Austria, judgment of 10 November 1969, Series A no. 9, § 15); риск, что лицо, которому предъявлено обвинение в случае освобождения предпримет действия, чтобы помешать отправлению правосудия (см. Wemhoff v. Germany, judgment of 27 June 1968, Series A no. 7, § 14) или совершит дальнейшие правонарушения (см. Matznetter v. Austria, judgment of 10 November 1969, Series A no. 10, § 9), или нарушит общественный порядок (см. Letellier v. France, judgment of 26 June 1991, Series A no. 207, § 51)". (cm. Smirnova v. Russia, judgment of 24 July 2003, §59).

"Существование таких подозрений является условием sine qua non законного содержания под стражей лица, хотя нужно проверить, нарушает ли длительное содержание под стражей, несмотря на исчезновение подозрений, которые послужили основанием для задержания, п. 1 или п. 3 статьи 5, или оба эти пункта". (см. Stogmuller v. Austria, judgment of 10 November 1969, Series A no. 9, § 4).

"Наличие веских оснований подозревать арестованного в совершении преступления является sine qua non (необходимое условие) правомерности содержания под стражей (...), но через некоторое время этого уже недостаточно; тогда Суд должен установить, оправдывают ли остальные мотивы судебных органов лишение свободы (...). Если эти мотивы оказываются "соответствующими" и "достаточными", то Суд учитывает, кроме того, проявили ли компетентные национальные органы "должную тщательность" в ходе процедуры". (см. Letellier v. France, judgment of 26 June 1991, Series A no. 207, § 35; W. v. Switzerland, judgment of 26 January 1993, Series A no. 254-A, § 30; Clooth v. Belgium, judgment of 12 December 1991, Series A no. 225, § 36; Toth v. Austria, judgment of 12 December 1991, Series A no. 224, § 67; Kemmache v . France, judgment of 27 November 1991, Series A no. 218, § 45; Tomasi v. France, judgment of 27 August 1992, Series A no. 241-A, § 84; Yagci and Sargin v. Turkey, judgment of 8 June 1995, Series A no. 319-A, § 50; Mansur v. Turkey, judgment of 08 June 1995, Series A no. 319-B, § 52; Van der Tang v. Spain, judgment of 13 July 1995, Series A no. 321 ,§ 55; тот же принцип, Muller v. France, judgment of 17 March 1997, Reports 1997-11, § 135; Kudla v. Poland, judgment of 26 October 2000, Reports of Judgments and Decisions 2000-XI, § 111).

Риск уклонения от правосудия. Критерии оценки.

"Хотя тяжесть наказания, которому может подвергнуться обвиняемый в случае осуждения, может законно рассматриваться, как способная побудить к бегству, несмотря на то, что этот страх уменьшается по мере того, как продолжается предварительное заключение под стражу, и на то, что вследствие этого уменьшается оставшаяся часть наказания, которому может подвергнуться обвиняемый, возможности жестокого наказания не достаточно в этом отношении". (см. Wemhoff v. Germany, judgment of 27 June 1968, Series A no. 7, § 14; см. также В. v. Austria, judgment of 28 March 1990, Series A no. 175, §44).

"Опасность побега не вытекает из простой возможности или легкости для обвиняемого пересечь границу (...): нужно, чтобы совокупность обстоятельств, в частности тяжесть возможного наказания, или особая непереносимость заключения под стражу обвиняемым, или отсутствие прочных связей в стране, позволили предположить, что последствия и риски побега покажутся ему меньшим злом, чем дальнейшее тюремное заключение". (см. Stogmuller v. Austria, judgment of 10 November 1969, Series A no. 9, § 15).

"Опасность уклонения от правосудия не может измеряться только в зависимости от суровости возможного наказания; она должна определяться с учетом ряда других релевантных факторов, которые могут либо подтвердить существование опасности уклонения от правосудия, либо сделать ее настолько незначительной, что это не может служить оправданием содержания под стражей. При этом необходимо учесть характер обвиняемого, его моральные качества, его средства, связи с государством, в котором он преследовался по закону, и его международные контакты". (см. W. v. Switzerland, judgment of 26 January 1993, Series A no. 254-A, § 33, тот же принцип Neumeister v. Austria, judgment of 27 June 1968, Series A no. 8, § 10).

"Подобная опасность должна оцениваться не только в свете тяжести наказания; но исходя из всех сопутствующих обстоятельств, могущих либо подтвердить наличие этой опасности, либо свести ее до такого минимума, что предварительное заключение окажется неоправданным". (см. Letellier v. France, judgment of 26 June 1991, Series A no. 207, § 43; Tomasi v. France, judgment of 27 August 1992, Series A no. 241-A, § 98; Yagci and Sargin v. Turkey, judgment of 8 June 1995, Series A no. 319-A, § 52; Mansur v. Turkey, judgment of 08 June 1995, Series A no. 319-B, § 55).

"Опасность уклонения от правосудия не может измеряться исключительно на основе суровости возможного приговора; она должна оцениваться относительно ряда других соответствующих факторов, которые могут либо подтвердить наличие опасности возможности скрыться от правосудия, либо сделать ее столь незначительной, что она не сможет оправдать досудебное содержание под стражей. В этой связи внимание должно быть, в частности, уделено характеру вовлеченного лица, его нравственности, его активам, связям с государством, в котором он подвергается преследованию и его международным контактам". (см. Smirnova v. Russia, judgment of 24 July 2003, §60).

"Подобная опасность должна оцениваться не только в свете тяжести наказания, но исходя из всех сопутствующих обстоятельств, могущих либо подтвердить наличие этой опасности, либо свести ее до такого минимума, что предварительное заключение окажется неоправданным. В данном случае решения обвинительных палат не содержат мотивов, на основании которых можно было бы объяснить, почему они не учли выдвинутые заявительницей доводы и исходили лишь из опасности, что она скроется от следственных органов". (см. Letellier v. France, judgment of 26 June 1991, Series A no. 207, §§ 39,43).

Риск совершения действий, мешающих отправлению правосудия.

"Европейский Суд приемлет тот аргумент, что опасения в воспрепятствовании следствию вкупе с подозрениями, что заявитель совершил преступления, в которых он был обвинен, могли первоначально быть достаточным основанием для санкционирования заключения заявителя под стражу. Однако по мере того как производство по делу продвигалось вперед и собирание доказательств завершилось, такие основания для предварительного заключения утратили свою значимость". (см. Kalashnikov v. Russia, judgment of 15 July 2002, Reports of Judgments and Decisions 2002-VI, § 117).

"Суд без труда понимает, что власти должны содержать подозреваемого в тюрьме, по крайней мере, в начале расследования, чтобы помешать ему создать помехи для этого расследования, особенно, когда речь идет (...) о сложном деле, требующем трудных и многочисленных исследований. Однако обязательных требований расследования не достаточно - даже в подобном деле - для оправдания такого заключения под стражу: обычно, опасность уменьшается со временем, по мере того как расследование проведено, свидетельские показания записаны и проверки выполнены". (см. W. v. Switzerland, judgment of 26 January 1993, Series A no. 254-A, §§ 33, 35; тот же принцип Clooth v. Belgium, judgment of 12 December 1991, Series A no. 225, § 43).

Опасность давления на свидетелей. "Такое опасение может быть оправданным в начале следствия, но после многочисленных допросов свидетелей оно перестает быть определяющим, с течением времени значительно уменьшается и исчезает совсем". (см. Letellier v. France, judgment of 26 June 1991, Series A no. 207, §38).

Необходимость предотвращения совершения новых преступлений.

"Судья может разумно учесть тяжесть последствий преступлений или проступков, когда речь идет о принятии во внимание опасности повторного совершения этих правонарушений в целях оценки возможности освобождения заинтересованного лица, несмотря на вероятное существование подобной опасности". (см. Matznetter v. Austria, judgment of 10 November 1969, Series A no. 10, § 9).

"По мнению Суда, тяжесть обвинения может привести судебные власти к предварительному заключению подозреваемого под стражу в целях предотвращения попыток совершения новых правонарушений. Также необходимо, среди прочих условий, чтобы обстоятельства дела, и особенно прежняя деятельность и личность заинтересованного лица, делали опасность обоснованной, а меру адекватной". (см. Clooth v. Belgium, judgment of 12 December 1991, Series A no. 225, § 40).

"Что касается опасения рецидива, ссылки на прежнюю деятельность не достаточно для оправдания отказа в освобождении". (см. Muller v. France, judgment of 17 March 1997, Reports 1997-11, § 44).

Необходимость поддержания общественного порядка.

Национальные судебные органы должны "указать на обстоятельства, которые показались им делающими необходимым, исходя из публичного интереса, лишение свободы лица, подозреваемого в совершении правонарушения и не осужденного. Также, это лицо должно подчеркнуть в своей жалобе как доводы, способные ослабить выводы, к которым пришли власти на основании учтенных ими фактов, так и другие обстоятельства, говорящие в пользу освобождения.

Именно в свете этих указаний Суд должен оценить, являются ли основания, оправдывающие, по мнению национальных властей, содержание под стражей, соответствующими и достаточными для того, чтобы заключение под стражу не выходило за разумные пределы и, таким образом, не нарушало п. 3 статьи 5 Конвенции". (см. Wemhoff v. Germany, judgment of 27 June 1968, Series А по. 7, § 12, тот же принцип Neumeister v. Austria, judgment of 27 June 1968, Series A no. 8, § 5).

«Особая тяжесть некоторых преступлений может вызвать такую реакцию общества и социальные последствия, которые делают оправданным предварительное заключение, по крайней мере, в течение определенного времени. При исключительных обстоятельствах этот момент может быть учтен в свете Конвенции, во всяком случае, в той мере, в какой внутреннее право признает понятие нарушения публичного порядка вследствие совершения преступления. Однако этот фактор можно считать оправданным и необходимым только, если имеются основания полагать, что освобождение задержанного реально нарушит публичный порядок или, если этот порядок действительно находится под угрозой. Предварительное заключение не должно предвосхищать наказание в виде лишения свободы не может быть «формой ожидания» обвинительного приговора». (см. Letellier v. France, judgment of 26 June 1991, Series A no. 207, § 51, Kemmache v. France, judgment of 27 November 1991, Series A no. 218, § 52; Tomasi v. France, judgment of 27 August 1992, Series A no. 241-A, § 91, тот же принцип: I. A. v. France, judgment of 23 September 1998, Reports 1998-VII, § 104).

"Именно национальные судебные органы должны, прежде всего, исследовать все обстоятельства, свидетельствующие о наличии или отсутствии того обстоятельства, что требования защиты публичного интереса, несмотря на презумпцию невиновности, перевешивает требование уважения личной свободы, и изложить их в своих решениях по жалобам об изменении меры пресечения”. (см. W. v. Switzerland, judgment of 26 January 1993, Series A no. 254-A, § 30).

"Разумный срок непрерывного содержания обвиняемого под стражей должен определяться в каждом деле в соответствии с его специфическими чертами. Непрерывное содержание под стражей может быть оправдано, если в деле есть конкретные указания на то, что требование защиты публичного интереса, несмотря на презумпцию невиновности, перевешивает требование уважения личной свободы". (см. Wemhoff v. Germany, judgment of 27 June 1968, Series A no. 7, § 10, тот же принцип: Yagci and Sargin v. Turkey, judgment of 8 June 1995, Series A no. 319-A, § 52).

Другие основания.

"Суд признает, что бывают случаи, когда безопасность лица, о котором идет речь, требует его содержания под стражей, по крайней мере, в течение некоторого времени. Тем не менее, это может иметь место только в исключительных случаях, зависящих от характера рассматриваемых правонарушений, от условий, в которых они были совершены и от контекста, в который они вписываются". (см. I. А. V. France, judgment of 23 September 1998, Reports 1998-VII, § 108).


Пункт 3 статьи 5: гарантии, предоставляемые каждому лишенному свободы в соответствии с подпунктом с) пункта 1 статьи 5.

"Каждый задержанный или заключенный под стражу в соответствии с подпунктом "с" пункта 1 настоящей статьи незамедлительно доставляется к судье или к иному должностному лицу, наделенному, согласно закону, судебной властью, и имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда. Освобождение может быть обусловлено предоставлением гарантий явки в суд”.


Связь с подпунктом с) пункта 1 статьи 5.

"Статья 5 § 1 (с) Конвенции должна толковаться вместе со статьей 5 §3, которая составляет с ней единое целое (см. дело Ciulla v. Italy, судебное решение от 22 февраля 1989 года, Серии А по. 148, § 38). (см Smirnova v. Russia, judgment of 24 July 2003).


Цель гарантии, предусмотренной п. 3 статьи 5 Конвенции.

"Пункт 3 статьи 5 Конвенции предоставляет лицам, задержанным или заключенным под стражу по подозрению в совершении ими уголовного правонарушения, гарантии против произвольного или неоправданного лишения свободы. Пункт 3 статьи 5, который составляет одно целое с подп. с) п. 1 статьи 5, имеет, главным образом, целью освобождение с момента, когда заключение под стражу перестает быть оправданным. Первые слова в п. 3 статьи 5 не довольствуются допуском задержанного лица к судебному органу; они имеют целью наложение на должностное лицо, перед которым предстает задержанное лицо, обязанности исследовать обстоятельства, которые говорят в пользу или против заключения под стражу, высказаться о существовании оправдывающих его оснований с использованием юридических критериев и, при их отсутствии, вынести постановление об освобождении. Другими словами, п. 3 статьи 5 требует, чтобы должностное лицо остановилось на обоснованности заключения под стражу". (см. Aquilina v. Malta, judgment of 29 April 1999, Reports of Judgments and Decisions 1999-III, §47).


Цель нормы, содержащейся в пункте 3 статьи 5 Конвенции.

"Эта норма не может пониматься как предоставляющая судебным органам выбор между преданием суду в разумный срок и предварительным освобождением, будь оно обусловлено гарантиями. Разумный характер продолжительности содержания под стражей до предания суду должен оцениваться в зависимости от положения, в котором оказывается обвиняемое лицо. До осуждения это лицо должно считаться невиновным; целью рассматриваемой нормы является, главным образом, предварительное освобождение с момента, когда содержание под стражей перестает быть разумным". (см. Neumeister v. Austria, judgment of 27 June 1968, Series A no. 8, § 4).


Период, в течение которого существует обязанность освобождения обвиняемого.

"Обязанность освободить в разумный срок существует, пока обвиняемый не осужден, т.е. до дня вынесения приговора после окончания процесса". (см. Wemhoff v. Germany, judgment of 27 June 1968, Series A no. 7, § 7).


Обязанность судьи лично выслушать заинтересованное лицо.

"Пункт 3 статьи 5 требует, чтобы судья сам выслушал задержанное лицо, прежде чем принять соответствующее решение". (см. Aquilina v. Malta, judgment of 29 April 1999, Reports of Judgments and Decisions 1999- III, §50).

"Содержание п. 3 ("незамедлительно доставляется к судье”), читаемое в свете его объекта и цели, делает явным "процессуальное", которое из него следует: "судья" или "иное должностное лицо" должно выслушать заинтересованное лицо и принять соответствующее решение". (см. Van der Sluijs, Zuiderveld and Klappe v. The Netherlands, Judgment of 22 May 1984, Series A no. 78, § 46).


Обязанность суда исследовать все обстоятельства дела, касающиеся необходимости лишения свободы лица.

"К этому добавляются, согласно п. 3 статьи 5, процессуальное и материально-правовое требования. В отношении "должностного лица" первое содержит обязанность выслушать лично лицо, представшее перед ним (...); второе - обязанность исследовать обстоятельства, которые говорят в пользу или против заключения под стражу, высказаться о существовании оправдывающих его оснований с использованием юридических критериев и, при их отсутствии, вынести постановление об освобождении". (см. Schiesser v. Switzerland, Judgment of 4 December 1979, Series A no. 34, § 31).

"Первые слова в п. 3 статьи 5 не довольствуются допуском задержанного лица к судебному органу; они имеют целью наложение на должностное лицо, перед которым предстает задержанное лицо, обязанности исследовать обстоятельства, которые говорят в пользу или против заключения под стражу, высказаться о существовании оправдывающих его оснований с использованием юридических критериев и, при их отсутствии, вынести постановление об освобождении. Другими словами, п. 3 статьи 5 требует, чтобы должностное лицо остановилось на обоснованности заключения под стражу". (см. Aquilina v. Malta, judgment of 29 April 1999, Reports of Judgments and Decisions 1999-III, § 47).

"Вопросы, которые должностное лицо должно исследовать в силу п. 3 статьи 5, выходят за рамки одного аспекта законности (...). Предназначенный для установления того, оправдано ли лишение свободы лица, контроль, требуемый п. 3 статьи 5, должен быть достаточно полным, чтобы охватить различные обстоятельства, которые говорят в пользу или против заключения под стражу". (см. Aquilina v. Malta, judgment of 29 April 1999, Reports of Judgments and Decisions 1999-III, § 52).


Пункт 1 статьи 6 и пункт 3 статьи 5: отличия по вопросу о "разумном сроке".

Положение, содержащееся в п. 1 статьи 6 "распространяется на всех тяжущихся лиц и имеет целью защищать их от чрезмерной медлительности процесса; в карательной сфере, особенно, она имеет целью избежать того, чтобы обвиняемый оставался слишком долгое время в неведении о своей дальнейшей судьбе.

Пункт 3 статьи 5 относится только к обвиняемым, заключенным под стражу. Она подразумевает, что должна быть проявлена особая старательность в ходе касающегося их расследования. Уже в этом отношении разумный срок, упомянутый в этой норме, отличается от срока, предусмотренного статьей 6". (см. Stogmuller v. Austria, judgment of 10 November 1969, Series A no. 9, § 5; см. также В. v. Austria, judgment of 28 March Series A no. 175, §42).


Общие критерии оценки "разумного характера" содержания обвиняемого под стражей, выведенные судебной практикой.

"Национальные судебные органы должны в первую очередь следить за тем, чтобы в каждом конкретном случае срок предварительного заключения обвиняемого не превышал разумных пределов. С этой целью они должны принимать во внимание все обстоятельства, имеющие значения для выяснения, имеется ли общественный интерес, который, с учетом презумпции невиновности, оправдывает отступление от принципа уважения личной свободы, и учесть это в решениях по ходатайствам об освобождении. Именно на основе мотивов вышеуказанных решений, а также фактов, указанных в жалобах заявительницы, Суд должен определить, была ли нарушена статья 5 п. 3 Конвенции. Наличие веских оснований подозревать арестованного в совершении преступления является sine qua non условием правомерности содержания под стражей, но через некоторое время этого уже недостаточно; тогда Суд должен установить, оправдывают ли остальные мотивы судебных органов лишение свободы". (см. Letellier v. France, Judgment of 26 June Series A no. 207, §35).

"Вопрос, является ли срок содержания под стражей разумным, не может оцениваться абстрактно. То, разумно ли оставлять под стражей лицо, которому предъявлено обвинение, должно оцениваться в каждом случае отдельно в соответствии с его особыми характеристиками. Продленное содержание под стражей может быть оправдано в данном случае, только если имеются конкретные признаки того, что это действительно требуется общественными интересами, которые, несмотря на презумпцию невиновности, перевешивают правило уважения личной свободы" (см. Smirnova v. Russia, judgment of 24 July 2003, §61).

"Разумный характер содержания обвиняемого под стражей должен оцениваться в каждом случае в соответствии с особенностями конкретного дела. Обстоятельства, которые нужно принять во внимание, крайне разнообразны. Отсюда, при оценке разумного характера заключения под стражу, возможны сильные расхождения во мнении". (см. Wemhoff v. Germany, judgment of 27 June 1968, Series A no. 7, § 10, тот же принцип Van der Tang v. Spain, Judgment of 13 July 1995, Series A no. 321, §55).

"Разумный характер содержания обвиняемого под стражей должен оцениваться в каждом случае в соответствии с особенностями конкретного дела (...).

"Суд напоминает, что оценка разумности срока предварительного заключения не может быть дана абстрактно. Вопрос о разумности содержания того или иного обвиняемого под стражей должен быть исследован по каждому делу с учетом особенностей дела. Более длительное содержание под стражей может быть обосновано в каждом конкретном случае только при условии, что имеются конкретные признаки подлинной необходимости ограждения интересов общества, которая - несмотря на презумпцию невиновности - перевешивает принцип уважения свободы личности, записанный в Статье 5 Конвенции В первую очередь обязанность гарантировать, чтобы по конкретному делу срок предварительного заключения обвиняемого не превышал разумных пределов, лежит на национальных судебных властях. Во исполнение этой обязанности судебные власти должны - отдавая должное принципу презумпции невиновности - исследовать все аргументы за и против необходимости ограждения интересов общества, которые оправдывали бы отступление от требований Статьи 5. При этом такие аргументы должны быть изложены в принимаемых судебными властями решениях по ходатайствам об освобождении. По существу именно на основе мотивировок, излагаемых в этих решениях, и любых документально подтвержденных фактах, представленных заявителем в своих жалобах, Суд призван решить, имело ли место нарушение пункта 3 Статьи 5 (....). (см. Kalashnikov v. Russia, judgment of 15 July 2002, Reports of Judgments and Decisions 2002-VI, § 114).

"Суд напоминает, что наличие сильного подозрения в том, что какое-либо лицо совершило тяжкие преступления, является, конечно, относящимся к сути вопроса фактором, однако само по себе такое подозрение не может оправдать длительный период предварительного заключения (...). Что же касается другого основания для продления срока содержания заявителя под стражей, которым руководствовался Магаданский городской суд, а именно - опасениями по поводу того, что в случае освобождения из-под стражи он будет препятствовать рассмотрению дела, то суд отмечает, что в отличие от постановления следователя от 29 июня 1995 г. Магаданский городской суд не привел в своем решении никаких фактических обстоятельств в подтверждение своих выводов, в то время как эти обстоятельства были неизменны и в 1996 г., и в 1997 г., и в 1999 г. В постановлениях этого суда нет никаких указаний на какие-либо факторы, способные продемонстрировать обоснованность опасений относительно возможных действий заявителя в исследуемый период времени". (см. Kalashnikov v. Russia, judgment of 15 July 2002, Reports of Judgments and Decisions 2002-VI, § 116).

"Наличие веских оснований подозревать арестованного в совершении преступления является sine qua non (необходимое условие) правомерности содержания под стражей (...), но через некоторое время этого уже недостаточно; тогда Суд должен установить, оправдывают ли остальные мотивы судебных органов лишение свободы (...). Если эти мотивы оказываются "соответствующими" и "достаточными", то Суд учитывает, кроме того, проявили ли компетентные национальные органы "должную тщательность" в ходе процедуры". (см. Letellier v. France, judgment of 26 June 1991, Series A no. 207, § 35; Clooth v. Belgium, judgment of 12 December 1991, Series A no. 225, § 36; Toth v. Austria, judgment of 12 December 1991, Series A no. 224, § 67; Kemmache v. France, judgment of 27 November 1991, Series A no. 218, § 45; Tomasi v. France, judgment of 27 August 1992, Series A no. 241-A, § 84; W. v. Switzerland, judgment of 26 January 1993, Series A no. 254-A, § 30; Yagci and Sargin v. Turkey, judgment of 8 June 1995, Series A no. 319-A, § 50; Mansur v. Turkey, judgment of 8 June 1995, Series A no. 319-B, § 52; Van der Tang v. Spain, judgment of 13 July 1995, Series A no. 321, § 55; Muller v. France, judgment of 17 March 1997, Reports 1997-II, § 135; Kudla v. Poland, judgment of 26 October 2000, Reports of Judgments and Decisions 2000-XI, § 111).


Исчисление сроков продолжительности содержания под стражей.

"Суд, прежде всего, напоминает, что при установлении продолжительности содержания под стражей до суда в контексте пункта 3 Статьи 5 Конвенции отсчет периода времени, который надлежит принимать во внимание, начинается в тот день, когда обвиняемый был заключен под стражу, и заканчивается этот период в тот день, когда определяется виновность обвиняемого, даже если таковое решение принимается судом первой инстанции (...)". (см. Kalashnikov v. Russia, judgment of 15 July 2002, Reports of Judgments and Decisions 2002- VI, §110).

"Суд напоминает, что вынесение обвинительного приговора представляет собой, в принципе, окончание периода, рассматриваемого под углом п. 3 статьи 5; начиная с этой даты, заключение под стражу лица, о котором идет речь, регулируется подп. а) п. 1 статьи 5 Конвенции." (см. I. А. V. France, judgment of 23 September 1998, Reports 1998-VII, § 98).

Окончанием периода заключения под стражу, рассматриваемого в п. 3 статьи 5, является "день (...), когда вынесено решение об обоснованности обвинения, хотя бы только в первой инстанции." (см. Wemhoff v. Germany, judgment of 27 June 1968, Series A no. 7, § 9).

"Окончанием периода, указанного в п. 3 статьи 5 является "день, когда вынесено решение об обоснованности обвинения, хотя бы только в первой инстанции"." (см. Labita v. Italy, judgment of 06 April 2000, Reports of Judgments and Decisions 2000-IV, § 147).



С.В. Розина - судья Мособлсуда.

Комментарий к практике судов Московской области по применению законодательства о налогах и сборах.


Анализ правоприменительной судебной практики позволяет выделить несколько групп налоговых споров в зависимости от видов налогов и сборов, в которых налоговые органы чаще всего встречают возражения налогоплательщиков.

1. Земельный налог.

В соответствии со ст. 3 Закона РФ "О плате за землю" размер земельного налога не зависит от результатов хозяйственной деятельности собственников земли. Налог на земли, занятые жилищным фондом (государственным, муниципальным, общественным, кооперативным, индивидуальным), а также личным подсобным хозяйством, дачными участками взимается со всей площади земельного участка в размере 3% ставок земельного налога, установленных в городах и поселках городского типа. Норма закона предусматривает 3% ставки налога за землю, исходя из целевого назначения земли, и напрямую не связывает право на нее со сроками сдачи дома в эксплуатацию и регистрацией его в качестве жилищного фонда.

С 1 января 2006г. при установлении земельного налога нормативными правовыми актами представительных органов муниципальных образований могут также устанавливаться налоговые льготы, основания и порядок их применения, включая установление размера не облагаемой налогом суммы для отдельных категорий налогоплательщиков (ст. 387 гл. 31 НК РФ).

Н. обратился в суд с заявлением об оспаривании действий ИМНС РФ по расчету земельного налога за 2004 год и обязании произвести в отношении него перерасчет суммы налога в размере 3% от установленной ставки земельного налога в границах города, т.е. 3% от 18,1764 руб. Заявитель сослался на то, что на основании свидетельства о праве собственности на землю является собственником земельного участка площадью 1500 кв. м. Земельный участок все это время им использовался для выращивание овощей, плодовых кустарников и деревьев, заложен фундамент под строительство дома, построен сарай.

Представитель ИМНС РФ счел жалобу необоснованной и пояснил, что подпунктом "б" пункта 1 статьи 21 Закона РФ от 27.12.1991 г. "Об основах налоговой системы" установлено, что земельный налог является местным налогом, распределяется по двум бюджетам - в областной бюджет 50 % и местный бюджет 50 %. При расчете суммы земельного налога руководствовались ставкой земельного налога 14,9688 руб. за 1 кв.м., утвержденной решением областного Совета депутатов по каждому району области от 21.11.2003 г. для земель в границах городской и поселковой черты с применением льгот, установленных ст. 52 Закона области "О льготном налогообложении в Московской области" и решением Совета депутатов МО по району от 20.06.2003 г. "О предоставлении льгот физическим лицам по уплате земельного налога за земли, предоставленные для индивидуального жилищного строительства". Поскольку Налоговый кодекс РФ не содержит понятия "жилищный фонд", то налоговыми органами учитывается положения ст.4 ЖК РСФСР, согласно которой к жилищному фонду относятся жилые дома и жилые помещения в других строениях, которые подлежат государственному учету с момента окончания строительства и регистрации. Поскольку Законом РФ "О плате за землю" не предусмотрено применение льготных ставок земельного налога за земли, предоставленные для строительства жилья в период его строительства до ввода в эксплуатацию, поэтому земельный налог заявителю до момента окончания строительства и приема дома в эксплуатацию должен взиматься по полным ставкам. Кроме того, заявитель пропустил 3-х месячный срок для обращения в суд, предусмотренный ст. 256 ГПК РФ.

Решением суда заявление Н. о признании неправомерными действий ИМНС РФ удовлетворено. Суд обязал ответчика произвести в отношении Н. перерасчет суммы налога в размере 3% от установленной ставки земельного налога в границах города.

Комментарий: Судом правильно применены нормы материального права. В силу ст. 15 Закона РФ от 11.10.91г. № 1738-1 "О плате за землю" основанием для установления налога на землю является документ, удостоверяющий право собственности, владения или пользования земельным участком. Согласно ст. 8 указанного Закона налог на земли, занятые жилищным фондом (государственным, муниципальным, общественным, кооперативным, индивидуальным), а также личным подсобным хозяйством, дачными участками взимается со всей площади земельного участка в размере 3% ставок земельного налога, установленных в городах и поселках городского типа. Часть 5 ст. 8 Закона предусматривает предоставление 3% ставки исходя из целевого назначения земли, и прямо не связывает право на нее со сроками сдачи дома в эксплуатацию и регистрацией его в качестве жилого фонда. В соответствии со ст. 3 Закона РФ "О плате за землю" размер земельного налога не зависит от результатов хозяйственной деятельности собственников земли и устанавливается в виде стабильных платежей за единицу земельной площади в расчете на год. При этом основанием для установления налога является документ, удостоверяющий право собственности на земельный участок.

Суд обоснованно указал, что доводы представителя ИМНС РФ о том, что размер ставки должен зависеть от наличия либо отсутствия на земельном участке жилого дома, как этого требует жилищное законодательство и ссылки на ст. 4 ЖК РСФСР являются ошибочными, т.к. противоречат ст. 1 Налогового кодекса РФ и принятым на его основе Федеральным законам. Суд, рассмотрев вопрос о пропуске заявителем, предусмотренного статьей 256 ч. 1 ГПК РФ для обращения в суд трехмесячного срока указал, что уведомление на уплату земельного налога за 2004 год, датированное 03.08.2004 г., было направлено Н. почтой, и получено им 23.08.2004 г, с чего начинается истечение трехмесячного срока. 19.11.2004 г. он обратился в суд с заявлением об оспаривании действий ИМНС РФ по расчету земельного налога за 2004 год, таким образом, данный срок им не был пропущен.

Закон РФ "О плате за землю" утратил свою силу с 01 января 2006г. за исключением статьи 25.

С 01 января 2006 г. на территории Российской Федерации взимание земельного налога осуществляется в соответствии главой 31 НК РФ. Земельный налог введен Федеральным законом от 29 ноября 2004 г. № 141- ФЗ "О внесении изменений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие законодательные акты Российской Федерации, а также о признании утратившими силу отдельных законодательных актов Российской Федерации".


Впредь до момента введения в действие соответствующих глав части второй НК РФ судам надлежит применять принятые в установленном порядке нормы закона, касающиеся налоговых льгот независимо от того, в какой законодательный акт они включены: связанный или не связанный в целом с вопросами налогообложения.

Д. обратилась в суд с иском к ИМНС РФ о перерасчете суммы налога на землю, указав, что ответчик начислил налог за 2002 и за 2003 год на имеющиеся в его собственности земельные участки общей площадью 3792 кв.м. в сумме 189.761 руб. 32 коп, тогда как при расчете налога с применением льгот, в соответствии с Законом РФ "О плате за землю" сумма налога должна составлять 3.548 руб. 63 коп.

Истец указал, что ответчик при расчете налога применил льготу лишь к одному участку, тогда как площадь каждого из трех принадлежащих ему участков не превышает 1.500 кв.м. и льготный расчет налога в данной связи должен был быть применен по каждому из участков. Решением суда Д. в удовлетворении исковых требований отказано.

Суд в решении указал, что согласно cm.cm. 1,15 Закона РФ от 11.10.1991 г. № 1738-1плате за землю" использование земли в РФ является платным. Собственники земли, землевладельцы и землепользователи, кроме арендаторов, облагаются ежегодным земельным налогом. Основанием для установления налога и арендной платы за землю является документ, удостоверяющий право собственности, владения или пользования (аренды) земельным участком. В соответствии с п.п. 1,3 cm.52 Закона Московской области от 28.07.1997 г. "О льготном налогообложении в Московской области" налоговые льготы, предусмотренные указанной статьей, распространяются на физических лиц при уплате ими земельного налога за земли, предоставленные для индивидуального жилищного строительства в пределах городской (поселковой) черты. Физические лица, указанные в n.l cm.56 НК РФ, освобождаются от уплаты части земельного налога, равной 90 % от суммы земельного налога, исчисленного за земельные участки в части площади указанных земельных участков, не превышающей 1500 квадратных метров. Д. на праве собственности принадлежат три земельных участка площадью соответственно 1.262, 1.287, и 1.243 кв.м. предоставленные для индивидуального жилищного строительства, что подтверждается имеющимися в материалах дела копиями свидетельств о государственной регистрации права. Из представленного ИМНС РФ расчета сумм налога следует, что при расчете суммы льготы по налогу на земельные участки истца за 2002 год применялась установленная ч.5 ст.8 Закона РФ от 11.10.1991 г. № 1738-1плате за землю" ставка налога 3%, а при расчете суммы льготы по налогу на земельные участки истца за 2003 год - льгота, установленная cm.52 Закона Московской области от 28.07.1997 г. № 39/97-03 "О льготном налогообложении в Московской области", исходя из площади принадлежащих истцу земельных участковое превышающей 1.500 кв.м., а именно применена к участку площадью 1.243 кв.м. и к части земельного участка площадью 1.287 кв.м., составляющей 257 кв.м. (1500кв.м. - 1243кв.м.), к остальной части данного участка и к земельному участку площадью 1.262 кв.м данная льгот не применялась.

Суд счел, что сумма налога за землю, подлежащая взысканию с Д. и сумма льгот, были определены ответчиком правильно, в соответствии с законом. Доводы истца о том, что площадь каждого из трех принадлежащих ему участков не превышает 1.500 кв.м. и льготный расчет налога в данной связи должен был быть применен по каждому из участков, судом во внимание не приняты, поскольку налог взимается со всей облагаемой налогом площади земли, находящейся в собственности физического лица, и указанная льгота применяется в части общей площади принадлежащих физическому лицу земельных участков, не превышающей 1500 квадратных метров.

Комментарий: Судом правильно применены нормы материального права. В силу пункта 1 статьи 56 НК РФ льготы по налогам и сборам устанавливаются законодательством о налогах и сборах, которое согласно пункту 1 статьи 1 НК РФ состоит из Налогового кодекса Российской Федерации и принятых в соответствии с ним федеральных законов о налогах и сборах. Впредь до момента введения в действие соответствующих глав части второй НК РФ судам надлежит применять принятые в установленном порядке нормы закона, касающиеся налоговых льгот независимо от того, в какой законодательный акт они включены: связанный или не связанный в целом с вопросами налогообложения. Судом правильно применены и положения Закона Московской области от 28.07.1997 г. № 39/97-03 "О льготном налогообложении в Московской области".

Вопросы льготного налогообложения в Московской области регулировались Законом области "О льготном налогообложении в Московской области" от 28 июля 1997 г. № 39/ 97-03 и Решениями представительных органов муниципальных образований о предоставлении льгот физическим лицам по уплате земельного налога за земли, предоставленные для индивидуального жилищного строительства. Необходимо отметить, что с 01 января 2005 г. действует новый Закон Московской области от 24.11.2004 г. № 151/2004-ОЗ "О льготном налогообложении в Московской области".

С 1 января 2006 г. при установлении земельного налога нормативными правовыми актами представительных органов муниципальных образований могут также устанавливаться налоговые льготы, основания и порядок их применения, включая установление размера не облагаемой налогом суммы для отдельных категорий налогоплательщиков (ст. 387 гл. 31 НК РФ).


Согласно ст. 24 п. 3 Федерального закона от 27.05.1998 г. № 76-ФЗ "О статусе военнослужащих" от уплаты земельного налога освобождаются члены семей военнослужащих, являвшихся таковыми на момент смерти.

Р. обратилась в суд с заявлением об оспаривании действий ИМИС по городу и указала, что после смерти мужа она в порядке наследования получила земельный участок площадью 1200 кв. м. Ее муж являлся военнослужащим, в 1988 году был уволен со службы по достижении предельного возраста пребывания на военной службе, а поэтому заявительница считала, что она как вдова военнослужащего согласно ст. 12 Закона РСФСР от 11.10.1991 г. № 1783-1 "О плате за землю", пункта 3 ст. 24 Федерального закона от 27.05.1998 г. № 76-ФЗстатусе военнослужащих" имеет право на освобождение от уплаты земельного налога. Истица считала, что ИМНС необоснованно не принимает во внимание предоставляемую справку военного комиссариата серии 50 о предоставлении ей льгот.

Представитель ИМНС требований не признал и указал, что согласно cm. 24 п. 3 Закона РФ "О статусе военнослужащих" от уплаты земельного налога освобождаются члены семей погибших военнослужащих, т.е. в случае потери кормильца. Муж заявительницы военнослужащим на момент смерти не был, находился в отставке. Кроме того, Р. не являлся единственным кормильцем, так как его жена ежемесячно получает пенсию. Согласно п. 3 cm. 24 Закона "О статусе военнослужащих" предусмотрена возможность освобождения от уплаты земельного налога членов семей военнослужащих, потерявших кормильца. Федеральным законом № 122-ФЗ от 22.08.2004 годавнесении изменений в законодательные акты РФ и признании утратившими силу некоторых законодательных актов РФ в связи с принятием Федеральных законов "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ" и "Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ” пункт 3 cm. 24 Федерального закона статусе военнослужащих" утратил силу.

Возражения ответчика нашли свое подтверждение и поэтому решением суда в удовлетворении требований Р. отказано.

Комментарий: Судом правильно были применены положения Федерального закона от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ "О статусе военнослужащих" и Закона РФ от 10 ноября 1991 г. "О плате за землю". Заявительница не могла быть отнесена к льготной категории плательщиков земельного налога.

Вопросы льготного налогообложения в Московской области регулировались Законом области "О льготном налогообложении в Московской области" от 28 июля 1997 г. № 39/97-ОЗ и Решениями представительных органов муниципальных образований о предоставлении льгот физическим лицам по уплате земельного налога за земли, предоставленные для индивидуального жилищного строительства. Необходимо отметить, что с 01 января 2005 г. действует новый Закон Московской области от 24.11 .2004 г. № 151/2004-03 "О льготном налогообложении в Московской области".

Возникает вопрос: в каком порядке должно осуществляться налогообложение земельных участков, приобретенных в собственность физическими и юридическими лицами на условиях осуществления на них жилищного строительства (в том числе индивидуального жилищного строительства) до 1 января 2005 года и приобретенных с 1 января 2005 года?

Как ранее указано, Федеральным законом от 20 августа 2004 г. №116-ФЗ "О внесении изменений в статью 8 Закона Российской Федерации "О плате за землю" с 01 января 2005г. установлено, что земельный налог за земельные участки, приобретенные в собственность физическими и юридическими лицами на условиях осуществления на них жилищного строительства, за исключением индивидуального жилищного строительства, взимается в двукратном размере в течение трехлетнего срока проектирования и строительства вплоть до государственной регистрации прав на построенный объект недвижимости.

Земельный налог за земельные участки, приобретенные в собственность физическими и юридическими лицами на условиях осуществления на них жилищного строительства, за исключением индивидуального жилищного строительства, взимается в четырехкратном размере в течение периода проектирования и строительства, превышающего трехлетний срок, вплоть до государственной регистрации прав на построенный объект недвижимости.

Земельный налог за земельные участки, приобретенные в собственность физическими лицами для индивидуального жилищного строительства, взимается в двукратном размере в течение периода проектирования и строительства, превышающего десятилетний срок, вплоть до государственной регистрации прав на построенный объект недвижимости.

Указанный порядок распространяется на правоотношения по налогообложению земельных участков, приобретенных в собственность физическими и юридическими лицами на условиях осуществления на них жилищного строительства и индивидуального жилищного строительства с 1 января 2005 года.

Налогообложение земель, предоставленных физическим лицам для индивидуального жилищного строительства, в отношении которых налог взимается в размере трех процентов от полных налоговых ставок земельного налога, установленных в городах и поселках городского типа, то соответствующие положения Закона Российской Федерации "О плате за землю" с учетом внесенных изменений и дополнений в соответствии с пунктом 3 статьи 2 Федерального закона от 20.08.2004 N 116-ФЗ распространяются на правоотношения, возникшие с 1 января 2000 года.

При рассмотрении споров связанных с применением главы 31 НК РФ, следует учитывать также положения п. 15 и 16 ст. 396 НК РФ.

В силу п. 15 и 16 ст. 396 НК РФ исчисление суммы земельного налога в отношении земельных участков, приобретенных в собственность физическими и юридическими лицами на условиях осуществления на них жилищного строительства, за исключением индивидуального жилищного строительства, производится с учетом коэффициента 2 в течение трехлетнего срока проектирования и строительства вплоть до государственной регистрации прав на построенный объект недвижимости.

При завершения такого жилищного строительства и государственной регистрации прав на построенный объект недвижимости до истечения трехлетнего срока проектирования и строительства сумма налога, уплаченного в течение периода проектирования и строительства сверх суммы налога, исчисленной с учетом коэффициента 1, признается суммой излишне уплаченного налога и подлежит зачету (возврату) налогоплательщику в общеустановленном порядке.

Исчисление суммы земельного налога в отношении земельных участков, приобретенных в собственность физическими и юридическими лицами на условиях осуществления на них жилищного строительства, за исключением индивидуального жилищного строительства, производится с учетом коэффициента 4 в течение периода проектирования и строительства, превышающего трехлетний срок, вплоть до государственной регистрации прав на построенный объект недвижимости.

Исчисление земельного налога в отношении земельных участков, приобретенных в собственность физическими лицами для индивидуального жилищного строительства, производится с учетом коэффициента 2 в течение периода проектирования и строительства, превышающего десятилетний срок, вплоть до государственной регистрации прав на построенный объект недвижимости.

Действие пунктов 15 и 16 ст. 396 НК РФ распространяется на правоотношения по налогообложению земельных участков, приобретенных в собственность физическими или юридическими лицами на условиях осуществления на них жилищного строительства и индивидуального жилищного строительства с 01 января 2005 г.

2. В связи с тем, что на протяжении ряда лет правовое положение нотариусов определялось неоднозначно, налоговая практика применения налоговых норм в отношении нотариусов, осуществляющих частную практику, являлась предметом судебного рассмотрения. При рассмотрении дел указанной категории необходимо учитывать следующее:

Нотариусы не являются плательщиками налога на добавленную стоимость /НДС/ и налога с продаж. Правовой статус частных нотариусов не должен отождествляться с правовым статусом индивидуальных предпринимателей как физических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица с момента государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя (статья 23 ГК РФ).

ИМНС РФ обратилась в суд с исковыми требованиями к частным нотариусам П. и Г. о взыскании налоговых санкций, ссылаясь на то, что за период 2001-2003 годы в связи с занижением налоговой базы ответчиками в неполном объеме произведена уплата налога на доходы, физических лиц, единого социального налога /ЕСН/, не производилась платежи по налогу на добавленную стоимость /НДС/, по налогу с продаж. Истец указал, что, не уплата нотариусами налогов в полном объеме обусловлена тем, что ответчиком Г. произведено занижение налоговой базы посредством включения в расходы не полученных сумм тарифов за совершенные нотариальные действия в отношении лиц, имеющих право на льготы по госпошлине, а согласно cm. 221 НК РФ частные нотариусы имеют право применять профессиональные налоговые вычеты лишь при фактическом и документальном подтверждении этих расходов. При этом состав расходов должен соответствовать либо Положению №522, утвержденному Постановлением Правительства РФ от 05.08.1992 года, либо Главе 25 НК РФ, а ответчиками не производилось начисление и уплата налогов НДС и налога с продаж / НСП/.

Ответчики иск не признали. Решением суда в удовлетворении исковых требований Инспекции МНС к П. о взыскании налоговых санкций в сумме 3 928 131 и к Г. о взыскании налоговых санкций отказано.

Комментарий: Судом правильно применены нормы материального права. В ст. 11 НК РФ некоторые межотраслевые понятия, в том числе понятие "индивидуальные предприниматели", употребляются в специальном значении исключительно для целей НК РФ. Правовой статус частных нотариусов не отождествляется с правовым статусом индивидуальных предпринимателей как физических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица с момента государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя (статья 23 ГК Российской Федерации). Это согласуется с Основами законодательства Российской Федерации о нотариате, в соответствии со статьей 1 которых нотариальная деятельность не является предпринимательством и не преследует цели извлечения прибыли.

Деятельность занимающихся частной практикой нотариусов является особой юридической деятельностью, которая осуществляется от имени государства, чем предопределяется специальный публично-правовой статус нотариусов (данная правовая позиция изложена в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 19 мая 1998 года по делу о проверке конституционности отдельных положений статей 2, 12, 17, 24 и 34 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате). Данное в Налоговом кодексе Российской Федерации определение индивидуальных предпринимателей имеет специально-терминологическое значение, а содержащиеся в пункте 2 его статьи 11 нормы-дефиниции предназначены для применения исключительно в целях налогообложения. Самостоятельного же регулятивного значения - как норма прямого действия - абзац четвертый пункта 2 статьи 11 Налогового кодекса Российской Федерации не имеет.

Ст. ст. 143 Налогового кодекса Российской Федерации сама по себе не содержат каких-либо требований по уплате налогов (обязательств) частными нотариусами, не предусматривают для них конкретных налоговых обязанностей, а также не устанавливают элементов налогообложения, а именно: объект налогообложения, налоговую ставку, порядок исчисления налога на добавленную стоимость и единого социального налога, порядок, сроки и льготы по их уплате. Это положение нашло свое отражение в Определении Конституционного Суда РФ от 06.06.2002 г. № 116-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Притулы Г.Ю. на нарушение ее конституционных прав положениями абзаца четвертого пункта 2 статьи 11, статей 39, 143, 235 Налогового кодекса Российской Федерации".

Частные нотариусы не являются плательщиками налога на добавленную стоимость и налога с продаж. Занижение налогооблагаемой базы по налогу на доходы физических лиц посредством включения в расходы не полученных сумм тарифов за совершенные нотариальные действия в отношении лиц, имеющих право на льготы по госпошлине, нотариусом произведено правомерно. В этой части суд правильно применил нормы материального права, действующие на момент рассмотрения спора.

Как указал суд, подпунктом "а" п. 3 Постановления Верховного Совета РФ от 11.02.1993 года №4463-1 "О порядке введения в действие Основ законодательства РФ о нотариате" предусматривается, что при исчислении подоходного налога с нотариуса, занимающегося частной практикой, состав его расходов увеличивается на общую сумму тарифов за совершение нотариальных действий, составление проектов документов, выдачу копий /дубликатов/ документов, выполнение технической работы в отношении лиц, предусмотренных ч. 4 ст. 22 этих Основ, т.е. имеющих право на льготы по госпошлине. Общая сумма тарифов за совершение указанных действий исчисляется исходя из ставок государственной пошлины за аналогичные действия в государственной нотариальной конторе.

Нотариус обоснованно не включал в налогооблагаемую базу по налогу на доходы физических лиц не полученные суммы тарифов за совершенные нотариальные действия в отношении лиц, имеющих право на льготы по госпошлине. В этой части суд правильно применил нормы материального права, действующие на момент рассмотрения спора.

С 01 января 2006 года к числу операций, не подлежащих налогообложению (освобождаемых от налогообложения) по налогу на добавленную стоимость, относятся совершение нотариусами, занимающимися частной практикой, нотариальных действий и оказание услуг правового и технического характера в соответствии с законодательством Российской Федерации о нотариате (подпункта 15.1. пункта 3 ст. 149 НК РФ; введен Федеральным законом от 22.07.2005 г. № 119-ФЗ).


Суммы тарифов за совершение нотариальных действий, не взысканные нотариусами, занимающимися частной практикой с лиц, имеющих льготы по уплате государственной пошлины, подлежат включению нотариусами в состав расходов, а поэтому требования налоговых органов о взыскании с нотариуса недоимки по налогам и штрафных санкций обоснованно признаются судами неправомерными.

ИМНС РФ обратилась в суд с иском о взыскании с нотариуса Б. недоимки по налогам и штрафных санкций по результатам камеральной и выездной налоговой проверки в сумме 60 719 рублей 98 копеек. В обоснование заявленных требований указано на то, что при проведении камеральной проверки декларации по налогу на доходы и налоговой декларации по Единому социальному налогу за 2002 год было установлено, что нотариус Б. неправомерно включила в состав профессиональных налоговых вычетов суммы недополученного ею дохода за совершение нотариальных действий в отношении физических и юридических лиц, имеющих льготы по уплате государственной пошлины, в размере 245947 руб. 41 коп., это привело к занижению налогооблагаемой базы на указанную сумму и неполной уплате налогов: налога на доходы - 31973 руб., ЕСН в ПФ РФ - 4918 руб. 96 коп., всего на сумму 36891 руб. 96 коп.

Решением суда ИМНС РФ в удовлетворении исковых требований к нотариусу Б. о взыскании недоимки по налогам и штрафных санкций отказано.

При этом суд указал, что на основании cm. 22 Основ Законодательства РФ о нотариате за совершение нотариальных действий, составление проектов документов, выдачу копий (дубликатов) документов и выполнение технической работы, нотариус, занимающийся частной практикой, взимает плату по тарифам, соответствующим размерам государственной пошлины, предусмотренной за совершение аналогичных действий в государственной нотариальной конторе, в случаях когда для указанных действий предусмотрена обязательная нотариальная форма. В остальных случаях тариф определяется соглашением сторон.

Льготы для физических и юридических лиц, предусмотренные законодательством о государственной пошлине, распространяются на этих лиц при совершении нотариальных действий, составлении проектов документов, выдаче копий и выполнение технической работы, как нотариусами, работающими в государственных нотариальных конторах, так и нотариусами, занимающимися частной практикой.

Статьей 210 Налогового Кодекса РФ предусмотрено исчисление налоговой базы при налогообложении нотариусов, занимающихся частной практикой, с учетом поступивших доходов и расходов. В соответствии со cm. 221 НК РФ частнопрактикующие нотариусы имеют право на получение профессиональных налоговых вычетов в сумме фактически произведенных ими и документально подтвержденных расходов, непосредственно связанных с извлечением доходов.

Подпунктом "а" п. 3 Постановления Верховного Совета Российской Федерации от 11 февраля 1993 года №4463-1 "О порядке введения в действие Основ Законодательства РФ о нотариате" установлен порядок увеличения расходов частнопрактикующих нотариусов при совершении ими в соответствии с законодательством нотариальных действий, составление проектов документов, выдачу копий (дубликатов) документов, выполнение технической работы в отношении лиц, предусмотренных ч.4 cm. 22 Основ законодательства РФ о нотариате. Общая сумма штрафов за совершение указанных действий исчисляется исходя из ставок государственной пошлины за аналогичные действия в государственной нотариальной конторе.

Норма, предусмотренная подпунктом "а” п. 3 Постановления Верховного Совета РФ от 11 февраля 1993 года 4463-1 "О порядке введения в действие Основ законодательства РФ о нотариате", не противоречит требованиям п.2 ч.1 cm. 221 НК РФ, согласно которой частные нотариусы и другие лица, занимающиеся в установленном порядке частной практикой, производят исчисление и уплату налогов по суммам доходов, полученных от такой деятельности. Предоставление льгот гражданам осуществляется за счет средств, причитающихся частным нотариусам в качестве вознаграждения за труд.

Комментарий: При рассмотрении указанных споров судам следует учитывать следующее. Бюджетным кодексом РФ регулируются отношения, возникающие между субъектами бюджетных правоотношений в процессе формирования доходов и осуществления расходов бюджетов всех уровней бюджетной системы Российской Федерации и бюджетов государственных внебюджетных фондов, осуществления государственных и муниципальных заимствований, регулирования государственного и муниципального долга, а также отношения, возникающие между субъектами бюджетных правоотношений в процессе составления и рассмотрения проектов бюджетов всех уровней бюджетной системы Российской Федерации, утверждения и исполнения бюджетов всех уровней бюджетной системы Российской Федерации, контроля за их исполнением (статья 1 БК РФ).

Поскольку нотариусы не указаны в перечне участников бюджетного процесса, приведенном в статье 152 БК РФ, нормы БК РФ к правоотношениям, в которых одной из сторон выступают нотариусы, неприменимы. При рассмотрении указанных исков суду подлежит учитывать положения ст. 83 Бюджетного кодекса РФ.

В соответствии с ч. 3-5 ст. 83 БК РФ финансирование новых видов расходов бюджетов или увеличение финансирования существующих видов расходов бюджетов может осуществляться только с начала очередного финансового года при условии их включения в закон (решение) о бюджете либо в текущем году после внесения соответствующих изменений в закон (решение) о бюджете при наличии соответствующих источников дополнительных поступлений в бюджет и (или) при сокращении расходов по отдельным статьям бюджета, а в случае, если законодательные или иные правовые акты устанавливают бюджетные обязательства, не предусмотренные законом (решением) о бюджете, применяется закон (решение) о бюджете.

В приведенном деле судом правильно применены нормы материального права. Позиция суда, также совпадает с позицией, изложенной в Обзоре законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ за второй квартал 2004г, утвержденным постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 6 октября 2004 года, который указал, что суммы тарифов за совершение нотариальных действий, не взысканных нотариусами, занимающимися частной практикой с лиц, имеющих льготы по уплате государственной пошлины, подлежат включению в состав расходов.

Как указал суд, подпунктом "а" п. 3 Постановления Верховного Совета РФ от 11.02.1993 года №4463-1 "О порядке введения в действие Основ законодательства РФ о нотариате" предусматривается, что при исчислении подоходного налога с нотариуса, занимающегося частной практикой, состав его расходов увеличивается на общую сумму тарифов за совершение нотариальных действий, составление проектов документов, выдачу копий /дубликатов/ документов, выполнение технической работы в отношении лиц, предусмотренных ч.4 ст.22 этих Основ, т.е. имеющих право на льготы по госпошлине. Общая сумма тарифов за совершение указанных действий исчисляется исходя из ставок государственной пошлины за аналогичные действия в государственной нотариальной конторе.

Нотариус обоснованно не включал в налогооблагаемую базу по налогу на доходы физических лиц не полученные суммы тарифов за совершенные нотариальные действия в отношении лиц, имеющих право на льготы по госпошлине. В этой части суд правильно применил нормы материального права, действующие на момент рассмотрения спора.

Однако, на основании Федерального закона от 02 ноября 2004 г. № 127-ФЗ "О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие законодательные акты Российской Федерации, а также о признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации" с 01 января 2005г. утратил свое действие подпункт "а" п. 3 Постановления Верховного Совета РФ от 11 февраля 1993 года № 4463-1 "О порядке введения в действие Основ законодательства РФ о нотариате", а также изменена редакция ст. 22 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате. Соответственно, с 01 января 2005г. судам надлежит рассматривать споры, учитывая положения главы 25.3 Налогового кодекса РФ.

В связи с внесением вышеуказанных изменений нотариусы с 01.01.2005г обязаны, тем не менее предоставлять физическим и юридическим лицам при совершении нотариальных действий льготы по уплате государственной пошлины, предусмотренные законодательством (Глава 25. 3 НК РФ). Однако механизм компенсации затрат нотариусам до настоящего времени не определен. В связи с чем, нотариусы стали обращаться в суды с исками о взыскании сумм компенсации, основывая свои требования на общей норме ст. 69 Бюджетного кодекса РФ. Ответчиками по данным искам выступают территориальные управления Федерального казначейства.

С учетом изложенного возникает вопрос: подлежат ли включению в налогооблагаемую базу по налогу на доходы физических лиц суммы тарифов, не полученных нотариусом в связи с предоставлением льгот по государственной пошлине при совершении нотариальных действий после внесенных изменений? Представляется, что при ответе на этот вопрос необходимо учитывать следующее.

Как ранее указано, Федеральным законом от 02 ноября 2004 г. № 127-ФЗ "О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие законодательные акты Российской Федерации, а также о признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации", с 01 января 2005 г. утратил свое действие подпункт "а" п. 3 Постановления Верховного Совета РФ от 11 февраля 1993 г. № 4463-1 "О порядке введения в действие Основ законодательства РФ о нотариате", а также изменена редакция ст. 22 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате.

Согласно ст. 22 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате, за совершение нотариальных действий, для которых законодательством Российской Федерации предусмотрена обязательная нотариальная форма нотариус, работающий в государственной нотариальной конторе, взимает государственную пошлину по ставкам, установленным законодательством Российской Федерации о налогах и сборах (Гл. 25. 3 НК РФ).

За совершение вышеуказанных действий нотариус, занимающийся частной практикой, взимает нотариальный тариф в размере, соответствующем размеру государственной пошлины, предусмотренной за совершение аналогичных действий в государственной нотариальной конторе и с учетом особенностей, установленных законодательством Российской Федерации о налогах и сборах.

Льготы по уплате государственной пошлины для физических и юридических лиц, предусмотренные законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, распространяются на этих лиц при совершении нотариальных действий как нотариусом, работающим в государственной нотариальной конторе, так и нотариусом, занимающимся частной практикой.

При рассмотрении споров, связанных с налогообложением сумм тарифов, не полученных нотариусом в связи с предоставлением льгот по государственной пошлине при совершении нотариальных действий, необходимо исходить из следующего.

В соответствии со ст. 207 НК РФ налогоплательщиками налога на доходы физических лиц (далее - Налог) признаются физические лица, являющиеся налоговыми резидентами Российской Федерации, а также физические лица, получающие доходы от источников в Российской Федерации, не являющиеся налоговыми резидентами Российской Федерации.

В силу ст. 209 НК РФ объектом налогообложения по налогу признается доход, полученный налогоплательщиками от источников в Российской Федерации и (или) от источников за пределами Российской Федерации. При определении налоговой базы по налогу учитываются все доходы налогоплательщика, полученные им как в денежной, так и в натуральной формах, или право на распоряжение которым у него возникло, а также доходы в виде материальной выгоды (ст. 210 НК РФ).

Согласно ст. 223 НК РФ дата фактического получения дохода определяется как день выплаты дохода, в том числе перечисление дохода на счета налогоплательщика в банках либо по его поручению на счета третьих лиц - при получении доходов в денежной форме или передача доходов в натуральной форме - при получении доходов в натуральной форме.

Согласно 227 НК РФ исчисление и уплата частным нотариусом налога осуществляется по суммам доходов, полученных от такой деятельности. Соответственно при неполучении денежных средств нотариус не должен исчислять сумму налога.

Отсутствуют препятствия к применению ст. 221 НК РФ с учетом положений ст. 22 Основ. Очевидна непосредственная связь между извлечением нотариусом доходов и его деятельностью по совершению нотариальных действий гражданам - льготникам, в результате которых нотариус части доходов лишается; во-вторых, расходы нотариуса в данном случае законодатель определил как сумму неполученных тарифов; в-третьих, подобные расходы, как фактически произведенные, документально подтверждаются путем внесения в установленном порядке записей в реестр нотариальных действий с указанием основания предоставления льгот и отражением соответствующих сумм в книге учета доходов и расходов частнопрактикующего нотариуса.

Таким образом, в налогооблагаемую базу по налогу на доходы физических лиц суммы тарифов, не полученные нотариусом в связи с предоставлением льгот по государственной пошлине при совершении нотариальных действий, включению не подлежат.

При этом следует учитывать, что положения ст. 22.1. Основ не следует рассматривать как форму компенсации за совершение нотариальных действий в отношении льготных категорий плательщиков государственной пошлины.

Также следует, учитывать при рассмотрении споров положения подпункта 15.1. пункта 3 ст. 149 НК РФ, в соответствии с которой к числу операций, не подлежащих налогообложению (освобождаемых от налогообложения) по налогу на добавленную стоимость, относятся совершение нотариусами, занимающимися частной практикой, нотариальных действий и оказание услуг правового и технического характера в соответствии с законодательством Российской Федерации о нотариате (п.п. 15.1 введен Федеральным законом от 22.07.2005 г. № 119-ФЗ). Указанные положения вступают в силу с 01 января 2006г.


Нотариусы, осуществляющие выплаты денежных средств физическим лицам по трудовым и гражданско-правовым договорам являются налоговыми агентами и должны исполнять обязанности, определенные ст. 24 Налогового кодекса РФ и должны представлять налоговую декларацию по ЕСН в установленном порядке.

Истец просил суд взыскать с нотариуса 3. налоговые санкции за неправомерное не перечисление (неполное перечисление) сумм налога, подлежащего удержанию и перечислению налоговым агентом на основании ст. 123 НК РФ - 448 рублей; за неполную уплату сумм налога в результате занижения налоговой базы, неправильного исчисления налога на основании п. 1 ст. 122 НК РФ в размере 95334,5 руб. в том числе по НДФЛ 47274 руб. и по ЕСН 48060,5 руб. По п. 1 ст. 119 НК РФ, за непредставление налогоплательщиком в установленный законодательством о налогах и сборах срок налоговой декларации по НДС в налоговый орган по месту учета за 4-й квартал 2003 г. и за 1-й квартал 2004 г. в сумме 200 рублей, по п.1 ст. 22 НК РФ штраф за неуплату налога в результате занижения налоговой базы и иного неправильного исчисления налога в размере 20% от неуплаченных сумм налогов 12905 руб., в том числе по налогу на НДФЛ - 3293 руб. и по ЕСН - 9612 руб.; штраф в размере 350 руб. за непредставления в установленный срок в налоговый орган сведений, предусмотренных НК РФ по форме-2 НДФЛ в количестве 7 штук по ст. 126 п. 1 НК РФ; и в размере 350 руб. за не предоставления расчетов по авансовым платежам по ЕСН в количестве 7 штук за периоды- 9мес. 2001 г., 1 кв. 2002г. за 1 полугодие 2002 г., 9 мес. 2002г., 1 кв. 2003 г., 1 полугодие 2003 г., 9 мес. 2003 г.; за непредставление декларации по ЕСН за 2003 год в соответствии с п. 1 ст. 119 НК РФ - 2776,8 руб. (5% суммы налога, подлежащей уплате на основе этой декларации за каждый полный и неполный месяц, установленного для ее представления и по п. 2 cm. 119 НК РФ должны быть взысканы налоговые санкции за не предоставления налоговой декларации по ЕСН в налоговый орган в течение 180 дней по истечению установленного законодательством о налогах срока представления такой декларации в размере 30% суммы налога, подлежащего уплате и 10% суммы налога, подлежащей уплате за каждый месяц начиная с 181 дня, то есть с ответчицы должно быть взыскано по данному правонарушению-45283,2 руб.; штраф в размере 20% от суммы, подлежащей перечислению и которая неправомерно не перечислила суммы налога на доходы физических лиц в размере 6162 руб. (30810 руб. х 20%) Истец просил взыскать с нотариуса З. пени за несвоевременную уплату налогов по НДФЛ в размере 14680 руб., по ЕСН 16098,3 руб.

З. предъявила встречный иск к ИМНС РФ о признании решения ИМНС РФ от 29.07.2004 г. о привлечении к налоговой ответственности за налоговые правонарушения не законным.

Суд своим решением исковые требования ИМНС РФ удовлетворил частично. Взыскал с З. в пользу ИФНС РФ 30 810 рублей за недоплату налога на доходы физических лиц, 6 030 рублей за недоплату единого социального налога и налоговую санкцию (штраф) по не уплате НДФЛ в размере 162 рубля, пени по недоплате НДФЛ -2086, руб. и налоговую санкцию (штраф) по неуплате ЕСН в размере 1 206 рублей, пени по недоплате ЕСН - 1021 руб. В удовлетворении остальной части исковых требований ИФНС РФ о взыскании с ответчика З. начисленных сумм налога по ЕСН, НДФЛ, пени и налоговых санкций отказал.

Встречный иск З. к ИМНС РФ суд удовлетворил частично. Признал Решение ИМНС РФ о привлечении З. к налоговой ответственности за налоговые правонарушения не законным в части взыскания с З. налогов: по НДФЛ в размере 16 464 руб., по ЕСН в размере 42 030 руб., налоговых санкций: по НДФЛ в размере 3 643 руб., по ЕСН в размере 56 816 руб., по НДС в размере 200 руб., пени по НДФЛ в размере -12 593,8 руб., и пени по ЕСН в размере - 15 077 руб.

Судебная коллегия решение городского суда отменила в части отказа в удовлетворении требования ИФНС о взыскании с нотариуса З. налогов по ЕСН в размере 41652 рубля, взыскании налоговых санкций по недоплате ЕСН в размере 56740 рублей и взыскании пени по недоплате ЕСН в размере 14490, 70 рублей. Кроме того, отменено решение суда в части признания решения ИМНС РФ о привлечении З. к налоговой ответственности за налоговое правонарушение незаконным, в части взыскания с З. налога по ЕСН в размере 41652 рубля, налоговых санкций по ЕСН в размере 56740 рублей и пени по ЕСН в размере 14490, 70 рублей. Коллегия вынесла в этой части новое решение, которым взыскала с З. в пользу ИМНС РФ недоплату ЕСН в размере 41652 рубля, налоговые санкции по недоплате ЕСН в размере 56740 рублей и пени по недоплате ЕСН в размере 14490, 70 рублей. В остальной части решение городского суда оставлено без изменения.

При этом коллегия указала, что суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что нотариальная деятельность нотариусов, занимающихся частной практикой, не относится к объекту налогообложения по НДС и поэтому не подлежит налогообложению данным налогом. В связи с чем исключается и обязанность нотариусов, занимающихся частной практикой, встать на учет в качестве налогоплательщиков НДС.

Нотариусом З. правомерно были включены расходы, слагающиеся из сумм неоплаченной пошлины лицами, которые по закону имеют льготу по оплате пошлины, в состав профессиональных налоговых вычетов и соответственно правильно была занижена налоговая база по налогу на доходы физических лиц в размере -16464 руб. При таких обстоятельствах суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что требования истца о взыскании с нотариуса З. недоплаты по НДФЛ в размере 16464 руб., о взыскании штрафных санкций по недоплате НДФЛ в размере 3643 руб. необоснованны, удовлетворению не подлежат.

В то же время судебная коллегия указала, что поскольку использование арендованного автомобиля нотариусом не имеет прямого отношения к совершению нотариальной деятельности, поэтому нотариус неправомерно отнесла к профессиональным налоговым вычетам суммы арендной платы, что необоснованно привело к занижению налоговой базы по НДФЛ и недоплата НДФЛ по данному нарушению, составила 15600 руб. (60000x13%-за 2001 г и 60000x13% за 2003 г.). При таких обстоятельствах ответчиком по данному нарушению должна быть произведена доплата по НДФЛ - 15600 руб. и по ЕСН-6030 руб. так как нотариус необоснованно включила эти расходы в состав профессиональных налоговых вычетов, что привело к занижению налоговой базы.

Согласно cm. 123 НК РФ за неправомерное не перечисление сумм налога (НДФЛ) подлежащего удержанию налоговым агентом взыскивается штраф в размере 20% от суммы подлежащей перечислению налоговых санкций, налоговой базы по налогу на доходы физических лиц. Поэтому суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что с ответчицы подлежат взысканию налоговые санкции в размере 3120 руб. (15600x20%) и налоговые санкции по неуплате ЕСН в размере 1206 руб. (20% от 6030 руб.), а также пени в размере 1021 руб.

Также суд пришел к правильному выводу о том, что исковые требования подлежат удовлетворению, в части довзыскания с нотариуса НДФЛ в размере 15210 руб., связанных с выплатой стажерам заработной платы за их работу. Всего за проверяемый период выплачено стажерам 117000 руб. Налоговый агент не исчислила налог по НДФЛ в размере 15210 руб. (117000 руб. х 13%) с выплат и не перечислили их в бюджет. Суд пришел к правильному выводу о том, что ответчица должна выплатить штраф за неуплату данного налога в размере 3043 руб. (15210 руб. х 20%).

В результате выше указанных действий нотариуса налоговая база была занижена на 117000 рублей и неуплата ЕСН в бюджет РФ составила 41652 рубля (117000 х 35,6 % = 41652).

Кроме того, нотариусом З. в соответствии с п. 7 cm. 243 НК РФ не были представлены налоговые декларации по ЕСН, как налогоплательщиком - работодателем в налоговый орган не позднее 30 марта года, следующего за истекшим налоговым периодом, а также в нарушение ч. 3 cm. 243 НК РФ нотариусом не были представлены расчеты по авансовым платежам по ЕСН сроком не позднее 20 числа месяца, следующего за отчетным периодом. Налоговые декларации не были представлены за 2001 год, за 2002 года и за 2003 год. Расчеты по авансовым платежам по ЕСН не были представлены за 9 месяцев 2001 года, за 1 квартал 2002 года, за полугодие 2002 года, за 9 месяцев 2002 года, за 1 квартал 2003 года, за полугодие 2003 года, за 9 месяцев 2003 года. Поэтому обоснованно взыскание с 3. штрафных санкций по ЕСН в размере 56740 рублей (8330 + 2776, 8 + 45283,2 + 350)

В соответствии с ч. 1 cm. 119 НК РФ за непредставление налогоплательщиком в установленном законодательством о налогах и сборах срок налоговой декларации по ЕСН за 2003 года в налоговый орган влечет взыскание штрафа в размере 5% суммы налога, подлежащей уплате на основе этой декларации, за каждый полный или неполный месяц со дня, установленного для ее представления, но не более 30 % указанной суммы и не менее 100 рублей, соответственно в данном случае штраф должен составить 2776, 8 рублей (за 2003 года неуплата ЕСН составила 13884 рубля; 13884 руб. х 4 мес. х 5% = 2776, 8 руб.)

В соответствии с ч. 2 cm. 119 НК РФ за непредставление налогоплательщиком налоговой декларации по ЕСН в налоговый орган в течение более 180 дней по истечению установленного законодательством о налогах срока представления такой декларации влечет взыскание штрафа в размере 30 % суммы налога, подлежащей уплате на основе этой декларации и 10 % суммы налога, подлежащей уплате на основании этой декларации за каждый полный или неполный месяц начиная со 181 дня, соответственно штраф должен составить 45 283,20 рублей.

В соответствии с ч. 1 cm. 126 НК РФ за непредставление расчетов по авансовым платежам по ЕСН предусмотрено взыскание штрафа в размере 50 рублей за каждый непредставленный документ: за 9 мес. 2001 года, за 1 кв. 2002 года, за 1 полугодие 2002 года, 9 мес. 2002 года, за 1 кв. 2003 года, 1 полугодие 2003 года, 9 мес. 2003 года 7 расчетов по авансовым платежам. Поэтому с нотариуса подлежит взысканию штраф за каждый непредставленный документ в размере 350 рублей (7 шт. х 50 руб. = 350 руб.). Таким образом, общая сумма штрафных санкций за неуплату ЕСН составила 56740 рублей (8330+2776,8+45283,2+350). Пеня по ЕСН согласно расчетам представленным ИМНС РФ составила 14490, 70 рублей. При таких обстоятельствах, требования ИМНС РФ о взыскании с нотариуса З. за неуплату ЕСН суммы в размере 41 652 рубля, штрафных санкций по ЕСН в размере 56740 рублей и пени по ЕСН в размере 14490,70 рублей подлежали удовлетворению.

Суд пришел к правильному выводу о том, привлечение нотариуса к налоговой ответственности по п. 1 cm. 119 НК РФ за несвоевременное предоставление деклараций по НДС не основано на законе, в том числе и начисление штрафных санкций - не законно. Привлечение нотариусов к налоговой ответственности по п. 1 cm. 126 НК РФ за не предоставление налоговым агентом декларации по НДС также не основаны на законе, т.к. cm. 126 НК РФ предусматривает ответственность за не предоставление налоговому органу сведений, необходимых для осуществления налогового контроля. В соответствии со cm. 82 ч. 1 НК РФ налоговый контроль проводится должностными лицами налоговых органов в пределах своей компетенции посредством налоговых проверок, получения объяснений налогоплательщиков, налоговых агентов и плательщиков сбора, проверки данных учета и отчетности, осмотра помещений и территорий, используемых для извлечения дохода, а также в других формах, предусмотренных настоящим кодексом.

В соответствии с п. 6 cm. 85 НК РФ на нотариусов, осуществляющих частную практику, возложена обязанность сообщать в налоговые органы сведения о нотариальном удостоверении права на наследство и договоров дарения в ходе проведения выездных налоговых проверок своевременность в предоставлении сведений о нотариальном удостоверении права на наследство и договоров дарения не проверялись, в ходе налоговой проверки нотариусом были представлены все необходимые документы для осуществления налогового контроля.

Поэтому суд пришел к правильному выводу о том, что привлечение нотариуса к налоговой ответственности по п. 1 cm. 126 НК РФ и начисление ей штрафных санкций является неправомерным. Налоговый кодекс РФ не предусматривает основание для привлечения нотариусов как налоговых агентов к ответственности за не предоставление налоговой декларации, следовательно, нотариусы не должны подавать налоговые декларации по НДС на услуги, связанные с нотариальной деятельностью и ИМНС РФ не имело право привлекать к ответственности нотариусов по cm. 119 НК РФ за не предоставление налоговой декларации по НДС на доходы от нотариальной деятельности.

Судебная коллегия нашла правильным вывод суда о том, что требования нотариуса З., изложенные ей во встречном иске, являются необоснованными.

В ходе рассмотрения дела, судом были установлены нарушения ИМНС РФ требований cm. 70 НК РФ, а именно, что требование об уплате налога должно быть направлено налогоплательщику не позднее трех месяцев после наступления срока уплаты налога.

Требование об уплате налога и соответствующих пеней, выставляемое налогоплательщику, в соответствии с решением налогового органа по результатам налоговой проверки, должно быть направлено ему в десятидневный срок с даты вынесения соответствующего решения.

Требование об уплате налога и соответствующих пеней выставленных налогоплательщику З. в соответствии с решением ИМНС РФ было направлено не в течение 10 дней после принятия решения спустя три месяца, однако пропуск налоговым органом срока направления требования об уплате налога, установленного cm. 70 НК РФ не влечет изменения порядка исчисления пресекательного срока на принудительное взыскание налога и пеней (п. 3 cm. 48 НК РФ).

Комментарий: Судом кассационной инстанции правильно применены нормы материального права. При рассмотрении дел, связанных с взысканием налоговых недоимок и санкций, необходимо учитывать ряд особенностей.

В соответствии со статьей 24 НК РФ налоговый агент обязан перечислить в соответствующий бюджет сумму налога, удержанную в установленном порядке из денежных средств, выплачиваемых налогоплательщику.

В том случае, когда доход, подлежащий обложению налогом у налогового агента, получен налогоплательщиком в натуральной форме и денежных выплат в данном налоговом периоде налогоплательщику не производилось, у налогового агента отсутствует обязанность удержания налога с плательщика. В этом случае необходимая информация представляется агентом в налоговый орган в порядке, предусмотренном подпунктом 2 пункта 3 статьи 24 НК РФ.

При рассмотрении дел о взыскании санкций за налоговое правонарушение либо о взыскании налога (сбора, пени) за счет имущества налогоплательщика - физического лица или налогового агента - физического лица судам необходимо проверять, не истекли ли установленные пунктом 2 статьи 48 или пунктом 1 статьи 115 НК РФ сроки для обращения налоговых органов в суд.

Имея в виду, что данные сроки являются пресекательными, т.е. не подлежащими восстановлению, в случае их пропуска, суд отказывает в удовлетворении требований налогового органа.

Согласно пункту 2 статьи 48 НК РФ исковое заявление о взыскании недоимки с физического лица может быть подано налоговым органом в суд в течение шести месяцев после истечения срока исполнения требования об уплате налога.

В соответствии с абзацем вторым пункта 6 статьи 69 НК РФ в случае уклонения налогоплательщика или его представителя от получения требования об уплате налога, указанное требование направляется по почте заказным письмом и считается полученным по истечении шести дней с даты направления заказного письма.

При рассмотрении споров судам необходимо исходить из того, что в силу прямого указания закона соответствующая налоговая процедура признается соблюденной независимо от фактического получения налогоплательщиком (его представителем) требования об уплате налога, направленного заказным письмом.

Согласно части первой статьи 87 НК РФ налоговой проверкой могут быть охвачены только три календарных года деятельности налогоплательщика, плательщика сбора или налогового агента, непосредственно предшествовавшие году проведения проверки.

При толковании указанной нормы судам необходимо исходить из того, что она имеет своей целью установить давностные ограничения при определении налоговым органом периода прошлой деятельности налогоплательщика, который может быть охвачен проверкой, и не содержит запрета на проведение проверок налоговых периодов текущего календарного года.

В соответствии с пунктом 5 статьи 100 НК РФ в случае несогласия с фактами, изложенными в акте выездной налоговой проверки, а также с выводами и предложениями проверяющих, налогоплательщик вправе в двухнедельный срок со дня получения акта проверки представить в соответствующий налоговый орган свои возражения. Нарушение должностным лицом налогового органа требований статьи 101 НК РФ влечет безусловное признание судом соответствующего решения налогового органа недействительным. При этом не имеет значения, выносилось ли решение по результатам камеральной или выездной проверки.

При оценке судом соблюдения налоговым органом требований к содержанию решения о привлечении налогоплательщика к ответственности, необходимо иметь в виду, что в таком решении непременно должен быть обозначен его предмет, то есть суть и признаки налогового правонарушения, вменяемого налогоплательщику со ссылкой на соответствующую статью главы 16 НК РФ.

При принятии к рассмотрению исков налоговых органов о взыскании налоговых санкций судам необходимо учитывать, что пунктом 1 статьи 104 НК РФ установлена обязательная досудебная процедура урегулирования спора между налоговым органом и налогоплательщиком по поводу привлечения последнего к налоговой ответственности.

В силу абзаца третьего пункта 1 статьи 104 НК РФ налоговый орган обращается в суд с названным выше иском в случае отказа налогоплательщика добровольно уплатить сумму санкции либо пропуска налогоплательщиком срока ее уплаты, указанного в требовании об уплате налоговой санкции.

Поскольку данная норма не содержит положений о форме соответствующего требования, последнее может быть изложено как в отдельном документе, так и в тексте решения о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности.

Несоблюдение истцом соответствующей досудебной процедуры влечет последствия, предусмотренные пунктом 1 части 1 статьи 135 либо ст. 222 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 1 статьи 115 НК РФ налоговые органы могут обратиться в суд с иском о взыскании налоговой санкции не позднее шести месяцев со дня обнаружения налогового правонарушения и составления соответствующего акта (срок давности взыскания санкции).

При применении указанной нормы необходимо иметь в виду, что исчисление данного срока со дня составления акта производится в случае привлечения налогоплательщика (налогового агента) к ответственности по результатам выездной налоговой проверки, а также в случае привлечения к установленной НК РФ ответственности лиц, не являющихся налогоплательщиками (налоговыми агентами), поскольку только в этих (случаях НК РФ предусматривает составление акта (пункт 1 статьи 100 и пункт 1 статьи 101.1).

Учитывая, что НК РФ не предусматривает составления налоговым органом акта по результатам использования в отношении налогоплательщика (налогового агента) иных, помимо выездной налоговой проверки, форм налогового контроля, установленный пунктом 1 статьи 115 НК РФ срок в этих случаях должен исчисляться со дня обнаружения соответствующего правонарушения, который определяется исходя из характера конкретного правонарушения, а также обстоятельств его совершения и выявления.


3. Транспортный налог

Транспортный налог является региональным налогом. Региональные налоги вводятся в действие и прекращают действовать на территориях субъектов Российской Федерации в соответствии с НК РФ и законами субъектов Российской Федерации о налогах. Законами субъектов Российской Федерации по транспортному налогу могут предусматриваться налоговые льготы и основания для их использования налогоплательщиком по транспортному налогу.

М. обратился в суд с иском к ИМНС РФ о признании недействительным отказа в освобождении от уплаты транспортного налога и компенсации морального вреда, указав, что является ветераном подразделений особого риска и инвалидом 2 группы в связи с увечьем, связанным с непосредственным участием в действиях подразделений особого риска, и в соответствии с Законом РФ "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" освобожден от уплаты всех видов налогов, в том числе и транспортного.

Представитель ответчика требования не признала и пояснила, что с 01.01.2003 года вступила в законную силу Глава 28 ("Транспортный налог') раздела IX ("Региональные налоги и сборы") Налогового Кодекса РФ. Согласно cm. 356 НК РФ транспортный налог устанавливается Кодексом и законами субъектов РФ о налоге, вводится в действие в соответствии с Кодексом и законами субъектов РФ о налоге и обязателен к уплате на территории соответствующего субъекта Российской Федерации. Субъекты РФ в своих законах определяют конкретные ставки налога в пределах, установленных cm. 361 НК РФ, порядок, срок уплаты налога, а также льготы по его уплате.

В соответствии со статьей 3 Закона МО от 16.11.2002 года № 129/2002-03 "О транспортном налоге в Московской области" налоговые льготы по транспортному налогу предоставляются категориям плательщиков в соответствии с Законом области от 28.07.1997 года № 39/97- ОЗльготном налогообложении в Московской области" (в редакции от 31.12.2002 года). Статьей 39 Закона ''O льготном налогообложении в Московской области" установлено, что физическим лицам, на которых распространяется действие Федерального Закона от 12.01.1995 года № 5-ФЗ "О ветеранах", ставки транспортного налога уменьшаются на 50 % при условии оформления указанной льготы не более чем по одному транспортному средству за налоговый период. В соответствии со ст. 1 Законаветеранах" к категории ветеранов относятся: ветераны Великой отечественной войны, ветераны боевых действий на территории СССР и meppиториях других государств, ветераны военной службы, государственной службы, ветераны труда. Перечисленные категории ветеранов имеют право на льготное налогообложение по транспортному налогу. Ветераны подразделений особого риска в данном перечне отсутствуют. Однако М. как ветерану военной службы, на 50% уменьшили размер подлежащего уплате транспортного налога.

Решением суда в удовлетворении требований М. отказано. При этом суд указал, что М. является ветераном подразделений особого риска РФ, ветераном военной службы и инвалидом 2 группы по причине увечья, связанного с непосредственным участием в действиях подразделений особого риска. В соответствии с п. 10 cm. 14 Закона РФсоциальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" от 18.06.1992 года № 3061-1 гражданам, получившим или перенесшим лучевую болезнь, другие заболевания, и инвалидам вследствие чернобыльской катастрофы, предоставляются льготы по уплате налогов и сборов в соответствии с законодательством о налогах и сборах.

Согласно cm. 356 НК РФ транспортный налог устанавливается настоящим Кодексом и законами субъектов РФ, вводится в действие в соответствии с НК РФ и законами субъектов РФ о налоге и обязателен к уплате на территории соответствующего субъекта Российской Федерации. Вводя налог, законодательные (представительные) органы субъекта РФ определяют ставку налога в пределах, установленных Налоговым Кодексом РФ, порядок и сроки его уплаты, формы отчетности по данному налогу. При установлении налога законами субъектов РФ могут предусматриваться налоговые льготы и основания для их использования налогоплательщиком.

При таких обстоятельствах суд счел отказ МРИ МНС РФ в освобождении М. от уплаты транспортного налога законным, а исковые требования М. не подлежащими удовлетворению и на основании cm. 14 п. 10 Закона РФ "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" от 18.06.1992 года № 3061-1, cm. 356 Налогового Кодекса РФ, Федерального Закона от 12.01.1995 года № 5-ФЗ "О ветеранах", ст. 3 Закона МО от 16.11.2002 года №129/2002- ОЗ "О транспортном налоге в Московской области", cm. 39 Закона МО от 28.07.1997 года № 39/97-ОЗльготном налогообложении в Московской области", и в иске отказал.

Комментарий: Судом правильно применены нормы материального права. В силу пункта 1 статьи 56 НК РФ льготы по налогам и сборам устанавливаются законодательством о налогах и сборах, которое согласно пункту 1 статьи 1 НК РФ состоит из Налогового кодекса Российской Федерации и принятых в соответствии с ним федеральных законов о налогах и сборах.

Транспортный налог является региональным налогом. Региональные налоги вводятся в действие и прекращают действовать на территориях субъектов Российской Федерации в соответствии с НК РФ и законами субъектов Российской Федерации о налогах.

При установлении региональных налогов законодательными (представительными) органами государственной власти субъектов Российской Федерации определяются в порядке и пределах, которые предусмотрены НК РФ, следующие элементы налогообложения: налоговые ставки, порядок и сроки уплаты налогов. Иные элементы налогообложения по региональным налогам и налогоплательщики определяются НК РФ.

Законодательными (представительными) органами государственной власти субъектов Российской Федерации законами о налогах в порядке и пределах, которые предусмотрены НК РФ, устанавливаются налоговые льготы, основания и порядок их применения.

В силу ст. 356 НК РФ при установлении налога законами субъектов Российской Федерации могут также предусматриваться налоговые льготы и основания для их использования налогоплательщиком.

Судом правильно применены нормы Закона Московской области от 16.11.2002 г. 129/2002-ОЗ "О Транспортном налоге в Московской области", а также Закона Московской области от 28.07.1999 г. №39/97-ОЗ "О льготном налогообложении в Московской области".

Необходимо отметить, что с 01 января 2005 г. действует Закон Московской области от 24.11.2004 г. № 151/2004-ОЗ "О льготном налогообложении в Московской области".


4. Налог на доходы с физических лиц

В силу ст. 2 ГК РФ к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, в том числе к налоговым и другим финансовым и административным отношениям, гражданское законодательство не применяется, если иное не предусмотрено законодательством. Согласно ст. 2 НК РФ законодательство о налогах и сборах регулирует властные отношения.

9.07.2003 г. Ц. обратилась в ИМНС РФ, по месту где она проживает и состоит на налоговом учете, с заявлением о возврате ей излишне уплаченной суммы налога на доходы с физических лиц, зарегистрированных в качестве индивидуальных предпринимателей, за 2002 г. Из материалов дела усматривается, что 3.10.2003 г. ИМНС РФ направила заключение от того же числа в Управление МНС РФ по МО, в котором признавала просьбу Ц. обоснованной, а 21.10.2003 г. УИМНС РФ по МО направило это заключение в УМНС РФ по Москве, т.к. уплата налога была произведена по месту работы заявителя в Москве. У МНС РФ по Москве послало заключение в Управление федерального казначейства по Москве для выплаты излишне внесенного налога, однако Ц. выплата не была произведена из-за наличия ошибок в заключении от 3.10.03 г., допущенных сотрудниками ИМНС РФ, так как наименование банка получателя не соответствовало справочнику БИК, не был указан ИНН получателя и номер его лицевого счета и т.д. 13.1.04 г. заключение из УФК по Москве было возвращено в УМНС РФ по Москве, а оттуда письмом от 23.1.04 г. - в УМНС РФ по области. 25.03.2004 г. областное Управление направило заключение для надлежащего оформления в инспекцию, указав на допущенные ошибки, а также на то, что в соответствии с приказом Минфина РФ и МНС РФ от 23.5.03 г. № 46н/БГ-3-10/266 заключение должно было быть составлено в электронном виде. 5.04.2004 г. ИМНС РФ составила новое заключение о возврате Ц. излишне внесенной суммы налога, которое 8.4.04 г. было направлено в УМНС РФ по области.

24.06.2004 г. Ц. обратилась в суд с иском к ИМНС РФ, в котором просила обязать ИМНС РФ возвратить ей излишне заплаченную сумму налога и проценты за несвоевременный возврат, ссылаясь на то, что согласно ст. 78 п.9 НК РФ излишне уплаченный налог ей должны возвратить в течение месяца с момента обращения. Поскольку она обратилась в налоговые органы 9.7.2003 г., то налог ей надлежало вернуть не позднее 9.8.2003г., однако до настоящего момента ничего не выплачено. Она полагала, что с 9.8.03г. и до момента вынесения решения суда в соответствии с той же нормой закона необходимо взыскать проценты за пользование денежными средствами.

Представитель ИМНС иск не признал, ссылаясь на то что сотрудники инспекции подготовили заключение, переслали его в Управление и свои обязанности надлежаще исполнили, а обязанность реально перечислить деньги на счет Ц. возложена на УФК по Москве. Деньги не были перечислены, поскольку заявительница не указала всех реквизитов своего банка.

Представитель третьего лица УФК по Москве указал, что обязанности по возврату излишне уплаченного налога возлагаются на налоговые органы, а казначейство лишь выплачивает деньги при наличии надлежаще оформленных

документов.

Решением суда в удовлетворении иска отказано. При этом суд указал, что согласно ст.401 ГК РФ ИМНС РФ не несет ответственности за ненадлежащее исполненное обязательство, и действия сотрудников налогового органа не были виновными, т.к. задержка выплаты связана с объективными причинами, но в настоящее время документы подготовлены надлежащим образом. Нормы статей 395 ГК РФ и п.9 ст.78 НК РФ не применимы.

По кассационной жалобе Ц. определением судебной коллегии облсуда решение городского суда отменено и вынесено новое решение, которым иск удовлетворен частично, коллегия обязала Инспекцию МНС РФ возвратить Ц. излишне уплаченный налог на доходы физических лиц, зарегистрированных в качестве индивидуальных предпринимателей и проценты за счет средств соответствующего бюджета.

При этом коллегия указала, что согласно ст.79 НК РФ сумма излишне взысканного налога подлежит возврату налогоплательщику. Решение о возврате суммы излишне взысканного налога принимается налоговым органом на основании письменного заявления налогоплательщика, с которого взыскан этот налог, в течение двух недель со дня регистрации указанного заявления, а судом - в порядке искового судопроизводства.

Заявление о возврате суммы излишне взысканного налога в налоговый орган может быть подано в течение одного месяца со дня, когда налогоплательщику стало известно о факте излишнего взыскания с него налога, а исковое заявление в суд - в течение трех лет, начиная со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о факте излишнего взыскания налога.

В случае признания факта излишнего взыскания налога орган, рассматривающий заявление налогоплательщика, принимает решение о возврате излишне взысканных сумм налога, а также процентов на эти суммы, начисленных в порядке, предусмотренном пунктом 4 ст.79 НК РФ.

Сумма излишне взысканного налога возвращается с начисленными на нее процентами за счет общих поступлений в бюджет (внебюджетный фонд), в который были зачислены суммы излишне взысканного налога. Проценты на указанную сумму начисляются со дня, следующего за днем взыскания по день фактического возврата. Процентная ставка принимается равной действовавшей в эти дни ставке рефинансирования Центрального банка Российской Федерации.

Частью 5 той же статьи установлено, что сумма излишне взысканного налога и начисленные на эту сумму проценты подлежат возврату налоговым органом не позднее одного месяца со дня принятия решения налоговым органом, а в случае вынесения судом решения о возврате излишне взысканных сумм - в течение одного месяца после вынесения такого решения.

Из приведенных норм НК РФ следует, что налоговые органы обязаны возвратить излишне взысканный налог не позднее одного месяца и двух недель после подачи налогоплательщиком заявления о возврате излишне уплаченного налога.

Ц. подала заявление в ИМНС 9.07.2003г., а потому решение о возврате налога должно было быть принято налоговым органом не позднее 23.07.2003г., а сумма возвращена не позднее 23 08.2003г.

Из материалов дела усматривается, что указанное требование НК РФ налоговыми органам не было выполнено: первое решение о возврате налога ИМНС приняла только 3.10.2003г., составив его с такими недостатками, которые препятствовали перечислению суммы налога казначейством Ц., что подтверждается, в частности, письмом Управления МНС РФ по Московской области, а также фактом принятия повторного решения.

Второе решение налоговыми органами было принято 5.04. 2004г., но без начисления процентов, и до настоящего времени деньги на счет Ц. также не поступили, что подтверждается представленной ею коллегии справкой из банка "Стратегия" от 27.8.04г.

При таких обстоятельства суд второй инстанции пришел к выводу, что налоговые органы не выполнили возложенные на них Налоговым кодексом РФ обязанностей по возврату излишне уплаченного налога, а потому исковые требования Ц. являются состоятельными как в части возложения на ИМНС обязанности возвратить ей излишне уплаченный налог на доходы физических лиц, зарегистрированных в качестве индивидуальных предпринимателей, так и проценты в соответствии со ст.79 п.4 НК РФ и cm.395 ГК РФ за несвоевременный возврат указанной суммы за период с 24 июля 2003г. по настоящий момент.

Что касается уплаты процентов за период с 9 по 23 августа 2003г., то в этом Ц. коллегия сочла возможным в удовлетворении требований отказать, поскольку, как указано ранее, последней датой возврата налога является 23 августа 2003г.

Ссылки суда первой инстанции на ст.401 ГК РФ, как основание для отказа во взыскании процентов за несвоевременный возврат суммы налога, признаны несостоятельными. Статья 401 ГК РФ предусматривает, что лицо, не исполнившее обязательства либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности), кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные основания ответственности. Лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства. Отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство.

Суд пришел к выводу, что задержка возврата налога произошла по объективным причинам и виновных действий налоговые органы не совершили.

Однако такой вывод суда, по мнению коллегии, противоречит материалам дела, поскольку налоговые органы не представили доказательств того, что отсутствует их вина в несвоевременной выплате налога. Более того, в деле содержатся документы, с очевидностью свидетельствующие о виновных действиях сотрудников ИМНС, в частности, установлено, что решение от 3.10.03г. было составлено с нарушениями требований, предъявляемых к таким документам Минфином РФ. Также не представлено каких-либо доказательств, свидетельствующих об объективной невозможности принять решение в двухнедельный срок после подачи заявления Ц. В заявлении Ц. были указаны почти все реквизиты, из-за отсутствия или неправильного написания которых не было исполнено решение ИМНС. То, что в заявлении не было ОКАТО банка получателя, не является виной Ц. Сотрудники инспекции при принятии заявления должны были потребовать от заявителя указания всех необходимых реквизитов, но этого не было сделано.

Комментарий: В целом, судом кассационной инстанции правильно применены нормы материального права. Тем не менее, нельзя не отметить, что в решении суда первой инстанции и в определении кассационной инстанции имеются ссылки на нормы ст. ст. 395 и 401 ГК РФ.

Между тем в силу ст. 2 ГК РФ к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, в том числе к налоговым и другим финансовым и административным отношениям, гражданское законодательство не применяется, если иное не предусмотрено законодательством.

Представляется, что судом кассационной инстанции ошибочно сделана ссылка на статью 79 НК РФ. В рассматриваемом деле фактически применены судом кассационной инстанции положения ст. 78 НК РФ, регулирующей отношения по возврату излишне уплаченной суммы налога, сбора, а также пени. Ст. 79 НК РФ регулирует отношения по возврату излишне взысканной налоговым органом суммы налога, сбора, а также пени.


Законодательство о налогах и сборах содержит открытый перечень платежных документов и не ограничивает право налогоплательщика представлять в налоговый орган письменные доказательства уплаченных денежных средств за приобретенную недвижимость в целях получения имущественного налогового вычета. При этом представляемые документы должны быть оформленными в установленном порядке и однозначно свидетельствовать о сумме уплаченных денежных средств.

В. обратилась в суд с требованием об оспаривании действий должностного лица, мотивируя свои требования тем, что после смерти мужа она решила переехать на постоянное место жительства в г. Дзержинский. Для этого она заключила с дочерью К. письменный договор комиссии, согласно которому К. обязуется по поручению В. совершить в ее интересах от своего имени, но за ее счет сделку по приобретению однокомнатной квартиры. К. заключила с Администрацией города предварительный договор о покупке в рассрочку однокомнатной квартиры.

Деньги для частичной оплаты ей истица передала под расписку и вскоре она продала в г. Курске квартиру и привезла дочери недостающую часть денег, которые дочь внесла за квартиру. Затем на основании предварительного договора и дополнительного соглашения был заключен основной договор купли-продажи вышеуказанной квартиры с переходом всех прав на истицу. Впоследствии она получила свидетельство о праве собственности на данную квартиру и вместе с другими необходимыми документами предоставила в ИМНС РФ для получения налогового вычета в сумме, израсходованной на приобретение квартиры. В предоставлении налогового вычета ей было отказано на том основании, что квитанции об уплате денежных средств за квартиру выписаны на имя ее дочери. Считая отказ необоснованным, заявительница обратилась в суд с настоящим заявлением.

Решением суда отказ ИМНС РФ в предоставлении В. имущественного налогового вычета на сумму, израсходованную на приобретение квартиры, признан недействительным.

При этом суд, руководствуясь п.1.2. статьи 220 НК РФ указал, что на приобретение квартиры затрачены денежные средства, принадлежащие заявительнице, поэтому она имеет право на предоставление налогового вычета.

Комментарий: Судом правильно применены нормы материального права. Подпункт 2 пункта 1 статьи 220 Налогового кодекса Российской Федерации содержит открытый перечень платежных документов и тем самым не ограничивает право налогоплательщика представлять в налоговый орган письменные доказательства уплаченных денежных средств за приобретенную недвижимость в целях получения имущественного налогового вычета. Вместе с тем им устанавливается, что представляемые документы должны отвечать определенным требованиям, т.е. быть оформленными в установленном порядке и однозначно свидетельствовать о сумме уплаченных денежных средств. Это необходимо в целях документальной фиксации в надлежащей форме уплаченной суммы за приобретенное жилое помещение, исходя из которой налоговый орган в случае принятия положительного решения предоставит налогоплательщику имущественный налоговый вычет. Указанное положение содержится в Определении Конституционного Суда РФ от 18 декабря 2003 г. № 472-0 "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Хуснуллина Ризвана Адгамовича на нарушение его конституционных прав пунктом 3 статьи 23 и абзацем третьим подпункта 2 пункта 1 статьи 220 Налогового кодекса Российской Федерации".


Передача налогоплательщиком облигаций муниципального жилищного займа в счет исполнения обязанностей по договору на приобретение жилья по смыслу подпункта 2 пункта 1 статьи 220 НК РФ также является расходами, дающими право на получение имущественного налогового вычета.

Налогоплательщик имеет право уменьшить налоговую базу по налогу на доходы физических лиц в соответствии с подпунктом 2 пункта 1 статьи 220 Налогового кодекса РФ не только в случае произведения расходов на строительство или приобретение жилья в денежной форме, но и при передаче прав по облигации муниципального жилищного займа и иных ценных бумаг, используемых в качестве платежа.

Г. приобрела у Администрации города квартиру и обратилась в ИМНС с заявлением о получении имущественного налогового вычета на сумму, израсходованную на приобретение квартиры. Для получения вычетов ею были предоставлены все документы: договора купли-продажи квартир, свидетельства о праве собственности, квитанции к приходным ордерам.

Письмом за подписью руководителя ИМНС в предоставлении вычета ей было отказано по тем основаниям, что не представлены платежные документы, подтверждающие факт уплаты денежных средств за приобретенную квартиру. Облигации являются ценными бумагами и не могут служить подтверждением фактических расходов денежных средств на приобретение квартиры.

Решением суда отказ ИМНС РФ в предоставлении имущественного налогового вычета на сумму, израсходованную на приобретение квартиры Г., признан недействительным. Суд обязал ИМНС РФ предоставить Г. имущественный налоговый вычет на сумму 280 597 руб.

При этом суд указал, что между Администрацией города и Г. был заключен договор-обязательство на резервирование квартиры в многоквартирном доме, согласно которому Г. должна была приобрести облигации в количестве 623 штуки, а Администрация зарезервировать для нее 3-х комнатную квартиру. Кроме того, в счет обязательств по приобретению облигаций, Г. обязалась передать в собственность Администрации однокомнатную квартиру. Затем было заключено дополнительное соглашение к договору-обязательству, согласно которому истица обязалась приобрести 416 облигаций, а Администрация зарезервировать за ней 2-х комнатную квартиру.

Далее между Администрацией и Г. были заключены договора купли-продажи облигаций муниципального жилищного займа, согласно которым она приобрела облигации в количестве 587 штук, передала их в собственность Администрации, которая заключила с ней и ее сыном Г., договор купли-продажи 2-х комнатной квартиры, приняв в счет оплаты за квартиру пакет облигаций в количестве 587 штук. Данный факт подтверждается представленным в судебное заседание актом о взаиморасчетах. Регистрационной службой выдано свидетельство о государственной регистрации права Г. на 1/2 долю вышеуказанной квартиры.

Признавая требования Г. обоснованными, суд указал, что согласно п.п.1,2 ст.220 НК РФ имущественный вычет предоставляется по суммам, израсходованным налогоплательщиком на новое строительство, либо приобретение жилого дома или квартиры, в размере фактически произведенных расходов. Исходя из смысла данной статьи, необходимым условием предоставления имущественного вычета является направление физическим лицом денежных средств на указанные в Налоговом кодексом цели, т.е. на новое строительство, либо приобретение жилого дома или квартиры. В соответствии с ч. 2 n. 1 cm. 140 ГК РФ платежи на территории Российской Федерации осуществляются путем наличных или безналичных расчетов. Облигации являются ценными бумагами целевого назначения. Приобретая облигации, заявитель имела цель приобрести жилье, что отражено в самом их названии "Облигации жилищного займа" и в договоре -обязательстве. Путем покупки облигаций жилищного займа заявитель фактически направлял денежные средства на приобретение жилых помещений и облигации выступали в качестве платежного документа, используемого для безналичного расчета. Таким образом, заявительница имеет право на получение имущественного налогового вычета и отказ ИМНС в предоставлении ей налогового вычета является необоснованным.

Комментарий: Судом правильно применены нормы материального права. В силу подпункта 2 пункта 1 статьи 220 НК РФ налогоплательщик имеет право на предоставление ему имущественного налогового вычета в сумме, израсходованной им на новое строительство либо приобретение на территории Российской Федерации жилого дома или квартиры, в размере фактически понесенных расходов, а также в сумме, направленной на погашение процентов по целевым займам (кредитам), полученным от кредитных и иных организаций Российской Федерации и фактически израсходованным им на новое строительство либо приобретение на территории Российской Федерации жилого дома, квартиры или доли (долей) в них.

По смыслу приведенных выше положений закона налогоплательщик имеет право на вычет, равный сумме денежных средств, израсходованных на приобретение жилого дома, квартиры или доли (долей) в них, а также в размере фактически произведенных с этой целью расходов в иной форме. К фактически произведенным расходам могут быть отнесены, например, передача налогоплательщиком прав по ценным бумагам, иного имущества в обмен на приобретение права собственности на жилой дом, квартиру или долю в них.

Соответственно, передача налогоплательщиком облигаций муниципального жилищного займа в счет исполнения обязанностей по договору на приобретение жилья по смыслу подпункта 2 пункта 1 статьи 220 НК РФ также является расходами, дающими право на получение имущественного налогового вычета.

Налогоплательщик имеет право уменьшить налоговую базу по налогу на доходы физических лиц в соответствии с подпунктом 2 пункта 1 статьи 220 НК РФ не только в случае произведения расходов на строительство или приобретение жилья в денежной форме, но и при передаче прав по облигациям муниципального жилищного займа.


5. Налоговые санкции за нарушение сроков подачи налоговой декларации

Отсутствие у налогоплательщика по итогам конкретного налогового периода суммы налога к уплате само по себе не освобождает его от обязанности представления налоговой декларации по данному налоговому периоду.

ИМНС РФ предъявила иск к С. о взыскании с ответчика налоговых санкций за нарушение сроков подачи налоговой декларации, мотивируя это тем, что ответчик, будучи зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя осуществлял предпринимательскую деятельность, и нарушил срок представления декларации о доходах, за что обязан был уплатить штраф. В судебном заседании представитель истца его требования подтвердил и пояснил, что сумма подлежащего уплате ответчиком штрафа составила за октябрь ноябрь и декабрь минимальную сумму для этого штрафа-100 рублей в месяц, т.е. всего он должен уплатить 300 рублей

Решением суда требования удовлетворены. Суд взыскал в пользу ИМНС 300 рублей штрафа за несвоевременное представление декларации.

Комментарий: Судом правильно применены нормы материального права. Согласно статье 80 НК РФ отсутствие у налогоплательщика по итогам конкретного налогового периода суммы налога к уплате само по себе не освобождает его от обязанности представления налоговой декларации по данному налоговому периоду, если иное не установлено законодательством о налогах и сборах.

Соответственно, уплата суммы исчисленного налога в установленный законодательством о налогах и сборах срок сама по себе не освобождает налогоплательщика от ответственности за несвоевременное представление налоговой декларации, предусмотренной статьей 119 НК РФ.


Перечень обстоятельств, смягчающих ответственность за совершение налогового правонарушения, носит открытый характер. Обстоятельства, смягчающие или отягчающие ответственность за совершение налогового правонарушения, устанавливаются судом и учитываются им при наложении санкций за налоговые правонарушения. При наличии хотя бы одного смягчающего ответственность обстоятельства, размер штрафа подлежит уменьшению не меньше, чем в два раза по сравнению с размером, установленным соответствующей статьей главы 16 НК РФ. Суд по результатам оценки соответствующих обстоятельств (количества смягчающих ответственность обстоятельств, личности налогоплательщика, его материального положения и др.) вправе уменьшить размер взыскания и более, чем в два раза.

ИМНС предъявила иск к Б. о взыскании штрафа, ссылаясь на то, что ответчица представила истцу декларации о налоге на доходы физических лиц за 2001 г.-2003г. лишь 18.05.04г., т.е. ответчица нарушила n. 1 cm. 229 НК РФ, согласно которому декларации представляются к 30 апреля следующего года. По данным нарушениям истцом были вынесено решение о привлечении ответчицы к налоговой ответственности в виде штрафа в размере 9704 руб. Ответчица иск признала и просила снизить сумму штрафа ссылаясь на тяжелое материальное положение.

Решением суда с Б. взыскан в доход государства штраф в размере 3000 руб. Суд счел требования истца обоснованными, подтвержденными материалами дела. Ответчицей не оспаривается указанное налоговое правонарушение, которое было допущено ответчицей в результате тяжелого материального положения. Учитывая данные обстоятельства, суд нашел возможным применить ст.112 НК РФ и снизить сумму штрафа до 3000 руб.

Комментарий: Судом правильно применены нормы материального права. Отсутствие у налогоплательщика по итогам конкретного налогового периода суммы налога к уплате само по себе не освобождает его от обязанности представления налоговой декларации (статья 80 НК РФ) по данному налоговому периоду, если иное не установлено законодательством о налогах и сборах.

В силу ст. 112 НК РФ перечень обстоятельств, смягчающих ответственность за совершение налогового правонарушения, носит открытый характер. Обстоятельства, смягчающие или отягчающие ответственность за совершение налогового правонарушения, устанавливаются судом и учитываются им при наложении санкций за налоговые правонарушения в порядке, установленном статьей 114 НК РФ. В соответствии со ст. 114 НК РФ при наличии хотя бы одного смягчающего ответственность обстоятельства, размер штрафа подлежит уменьшению не меньше, чем в два раза по сравнению с размером, установленным соответствующей статьей главы 16 НК РФ за совершение налогового правонарушения. Суд по результатам оценки соответствующих обстоятельств (количества смягчающих ответственность обстоятельств, личности налогоплательщика, его материального положения и др.) вправе уменьшить размер взыскания и более, чем в два раза.


6. Налог с имущества, переходящего в порядке наследования или дарения.

Установление дополнительных, а также повышенных по ставкам налогов в зависимости от формы собственности, организационно-правовой формы предпринимательской деятельности, местонахождения налогоплательщика и иных носящих дискриминационный характер оснований не допускается. Наследование по завещанию не может являться правовым основанием для ущемления прав и законных интересов наследников по завещанию, относящихся по степени родства к наследникам по закону тех очередей, которые упомянуты в Законе Российской Федерации "О налоге с имущества, переходящего в порядке наследования или дарения".

Б. обратилась с жалобой на действия ИМНС РФ по начислению налога на имущество, переходящего в порядке наследования, указав, что 26.12.2003 года нотариусом города ей было выдано свидетельство о праве на наследство по завещанию на имущество в виде земельного участка и расположенного на нем жилого строения в садоводческом товариществе. ИМНС РФ начислила налог на имущество, перешедшее в порядке наследования по ставке 20% от стоимости имущества, превышающей 850-кратный установленный законом размер минимальной оплаты труда, ссылаясь на то, что она как дочь наследодателя является наследником по завещанию и должна уплачивать налог по ставке, установленной для наследников первой очереди.

Решением суда действия ИМНС признаны незаконными. Суд обязал ИМНС РФ произвести Б. перерасчет суммы налога с указанного имущества.

При этом суд в решении указал, что действия Инспекции не соответствуют закону, т.к. наследникам первой очереди ставки налога с имущества, переходящего в порядке наследования, установлены частью 1 ст. 3 Закона РФ от 12.12. 1991 года "О налоге с имущества, переходящего в порядке наследования или дарения". Поскольку Б. является единственным наследником первой очереди, налог с имущества, переходящего в порядке наследования должен исчисляться ей в соответствующем размере, исходя из ставки налога, предусмотренной для наследников первой очереди. При этом не имеет значения тот факт, что Б. наследует имущество по завещанию, ее интересы не должны ухудшаться тем обстоятельством, что наследодатель оставил в ее пользу завещание.

Комментарий: Судом правильно применены нормы материального права. Согласно правовой позиции, выраженной в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 21 марта 1997 года по делу о проверке конституционности положений абзаца второго пункта 2 статьи 18 и статьи 20 Закона Российской Федерации "Об основах налоговой системы в Российской Федерации", принцип равного налогового бремени, выводимый из положений статей 8 (часть 2), 19 и 57 Конституции Российской Федерации, в сфере налоговых отношений означает, что не допускается установление дополнительных, а также повышенных по ставкам налогов в зависимости от формы собственности, организационно-правовой формы предпринимательской деятельности, местонахождения налогоплательщика и иных носящих дискриминационный характер оснований. Наследование по завещанию не может являться правовым основанием для ущемления прав и законных интересов наследников по завещанию, относящихся по степени родства к наследникам по закону тех очередей, которые упомянуты в Законе Российской Федерации "О налоге с имущества, переходящего в порядке наследования или дарения".

Реализация предусмотренной пунктом 1 статьи 3 Закона Российской Федерации "О налоге с имущества, переходящего в порядке наследования или дарения" обязанности близких родственников наследодателя по уплате налога с имущества, переходящего им в порядке наследования, не может ставиться в зависимость от предусмотренного Гражданским кодексом Российской Федерации правового основания наследования имущества. Иное приводило бы к ущемлению в налоговых правоотношениях прав и законных интересов наследников по завещанию, относящихся по степени родства к наследникам по закону первой и второй очередей, и тем самым - к нарушению не только конституционной свободы наследования, но и принципа равенства всех перед законом (статья 19, часть 1, Конституции Российской Федерации) и вытекающего из него правила равного и справедливого налогообложения.

Положения, содержащиеся в пункте 1 статьи 3 Закона Российской Федерации "О налоге с имущества, переходящего в порядке наследования или дарения", не могут служить основанием для применения ставок налогов, установленных для "других наследников", при исчислении ставок налога с имущества, переходящего в порядке наследования, к гражданам, являющимся близкими родственниками, входящим в круг наследников по закону первой и второй очередей, названных в Законе Российской Федерации "О налоге с имущества, переходящего в порядке наследования или дарения", и принявшим наследство по завещанию. Указания на это содержатся в Определении Конституционного Суда РФ от 30 сентября 2004 г. № 316-О "По жалобам гражданки Балакир Е.М. на нарушение ее конституционных прав положениями пункта 1 статьи 3 Закона Российской Федерации "О налоге с имущества, переходящего в порядке наследования или дарения" и граждан Наумова Д. В. и Соболевой Ю. В. на нарушение их конституционных прав теми же положениями Закона российской Федерации "О налоге с имущества, переходящего в порядке наследования или дарения", а также положениями статьи 1111 и пункта 2 статьи 1152 Гражданского кодекса Российской Федерации".

Закон Российской Федерации от 12 декабря 1991 г. № 2020-1 "О налоге с имущества, переходящего в порядке наследования или дарения” утрачивает силу с 01 января 2006 г. в соответствии с Федеральным Законом от 01.07.2005 г. № 78-ФЗ "О признании утратившими силу некоторых законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации и внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с отменой налога с имущества, переходящего в порядке наследования или дарения", а также положениями статьи 1111 и пункта 2 статьи 1152 Гражданского кодекса Российской Федерации” (в редакции Федерального закона от 31 декабря 2005г. № 201-ФЗ).


Положения, содержащиеся в пункте 1 статьи 3 Закона Российской Федерации "О налоге с имущества, переходящего в порядке наследования или дарения", не могут служить основанием для применения ставок налогов, установленных для "других наследников", при исчислении ставок налога с имущества, переходящего в порядке наследования, к гражданам, являющимся близкими родственниками, входящим в круг наследников по закону первой и второй очередей, названных в Законе Российской Федерации "О налоге с имущества, переходящего в порядке наследования или дарения", и принявшим наследство по завещанию.

По наследству, открывшемуся до 1 января 2006 года налог с имущества, переходящего в порядке наследования или дарения, взимается в порядке, установленном Законом Российской Федерации от 12 декабря 1991 года N 2020-1 "О налоге с имущества, переходящего в порядке наследования или дарения" если свидетельство о праве на наследство выдано до 1 января 2006 года., а в случае выдачи свидетельства о праве на наследство начиная с 1 января 2006 года, налог с имущества, переходящего в порядке наследования или дарения, не взимается.

Ш. обратилась в суд с иском к МНС РФ о признании налогового уведомления недействительным, ссылаясь на то, что ее мать Р. умерла 06.09.2003 г, а 09.12.2003 г. ею было подано заявление о принятии наследства нотариусу в МО и 04.02.2004 г,- нотариусу г. Кишинева Республики Молдова, где находилось завещание наследодателя. Нотариус г. Кишинева республики Молдова сделал сообщение нотариусу МО о наличии завещания. 10.03.2004 г. истицей было получено свидетельство о праве на наследство по завещанию. ИМНС РФ было выдано платежное извещение по уплате налога на наследование в сумме 87852 руб. 44 коп. Истица не согласилась с данным извещением, просила признать требования об уплате налога недействительным.

Представитель МНС РФ против исковых требований Ш. возражал.

Решением суда налоговое уведомление признано недействительным.

При этом суд указал, что истица, является единственной наследницей после смерти матери, она фактически приняла наследство, в частности квартиру, как наследник первой очереди по закону, несла по квартире соответствующие расходы. Указанные факты ответчиком не оспариваются. Согласно cm.1119 ГК РФ завещатель вправе по своему усмотрению завещать имущество любым лицам, любым образом определить доли наследников в наследстве в наследстве, лишить наследства одного, нескольких или всех наследников по закону, не указывая причин такового лишения, а также включить в завещание иные распоряжения, предусмотренные правилами ГК РФ о наследовании, отменить или изменить совершенное завещание. Степень родства при этом не учитывается. В соответствии со ст.3 Закона РФ "О налоге с имущества, переходящего в порядке наследования или дарения" предусмотрены ставки налога, дифференцированные в зависимости от стоимости наследуемого имущества для наследников первой очереди, второй очереди и других наследников.

В соответствии с п.7 ст. 3 Налогового кодекса РФ все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах и сборах толкуются в пользу налогоплательщика (плательщика сборов). Законодательство о налогах и сборах основывается на признании всеобщности и равенства налогообложения. Налоги должны иметь экономическое основание и не могут быть произвольными. Законом РФ "О налоге с имущества, переходящего в порядке наследования" прямо не установлено, что к другим наследникам относятся все наследники по завещанию вне зависимости от степени их родства с наследодателями. Применение для истицы, которая является наследницей первой очереди по закону, налога с имущества, переходящего в порядке наследования, по ставкам установленным для других наследников, существенно ухудшает ее положение налогоплательщика.

Комментарий: Судом правильно применены нормы материального права. Положения, содержащиеся в пункте 1 статьи 3 Закона Российской Федерации "О налоге с имущества, переходящего в порядке наследования или дарения", не могут служить основанием для применения ставок налогов, установленных для "других наследников", при исчислении ставок налога с имущества, переходящего в порядке наследования, к гражданам, являющимся близкими родственниками, входящим в круг наследников по закону первой и второй очередей, названных в Законе Российской Федерации "О налоге с имущества, переходящего в порядке наследования или дарения", и принявшим наследство по завещанию. Указания на это содержатся в Определении Конституционного Суда РФ от 30 сентября 2004 г. №316-О "По жалобам гражданки Балакир Е. М. на нарушение ее конституционных прав положениями пункта 1 статьи 3 Закона Российской Федерации "О налоге с имущества, переходящего в порядке наследования или дарения” и граждан Наумова Д. В. и Соболевой Ю. В. на нарушение их конституционных прав теми же положениями Закона Российской Федерации "О налоге с имущества, переходящего в порядке наследования или дарения", а также положениями статьи 1111 и пункта 2 статьи 1152 Гражданского кодекса Российской Федерации".

Федеральным Законом от 01.07.2005 г. № 78-ФЗ "О признании утратившими силу некоторых законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации и внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с отменой налога с имущества, переходящего в порядке наследования или дарения", а также положениями статьи 1111 и пункта 2 статьи 1152 Гражданского кодекса Российской Федерации" (в редакции Федерального закона от 31 декабря 2005г. № 201- ФЗ) определен порядок взимания налога с имущества, переходящего в порядке наследования или дарения при открытии наследства до 1 января 2006г. Вышеуказанным законом установлено, что по наследству, открывшемуся до 1 января 2006 года:

с наследуемого имущества, в отношении которого свидетельства о праве на наследство выданы до 1 января 2006 года, налог с имущества, переходящего в порядке наследования или дарения, взимается в порядке, установленном Законом Российской Федерации от 12 декабря 1991 года N 2020-1 "О налоге с имущества, переходящего в порядке наследования или дарения";

с наследуемого имущества, в отношении которого свидетельства о праве на наследство выдаются начиная с 1 января 2006 года, налог с имущества, переходящего в порядке наследования или дарения, не взимается.".

С 01.01.2006г. доходы в денежной и натуральной формах, получаемые от физических лиц в порядке дарения, за исключением случаев дарения недвижимого имущества, транспортных средств, акций, долей, паев, освобождаются от налогообложения.

Доходы, полученные в порядке дарения, освобождаются от налогообложения в случае, если даритель и одаряемый являются членами семьи и (или) близкими родственниками в соответствии с Семейным кодексом РФ (супругами, родителями и детьми, в том числе усыновителями и усыновленными, дедушкой, бабушкой и внуками, полнородными и неполнородными (имеющими общих отца или мать) братьями и сестрами) (п. 18.1. ст. 217 НК РФ).


Взыскание налоговой недоимки с физических лиц, образовавшейся до момента вступления в силу Налогового кодекса РФ (01.01.1999 г.) может быть произведено в пределах трехлетнего срока исковой давности (ст. 24 Закона РФ от 27.12.1991 г. № 2118-1 "Об основах налоговой системы в Российской Федерации"). Истечение трехлетнего срока исковой давности к моменту вступления в силу НК РФ исключает возможность взыскания налоговой недоимки с физических лиц.

ИМНС предъявила иск к Г. о взыскании задолженности по налогу и просила взыскать с ответчицы сумму налога, ссылаясь на то, что согласно договора дарения квартиры от 15.12.94г. заключенного между К. и Г., в собственность Г. перешло имущество - квартира. Однако ответчица налог с имущества, переходящего в порядке дарения не оплатила.

Решением суда с Г. взыскана задолженность по налогу на имущество, перешедшее в порядке дарения. При этом суд указал, что ст.2 Закона РФналоге с имущества, переходящего в порядке наследования или дарения" от 12.12.91г., указанное имущество является объектом налогообложения, а ответчица является плательщиком налога с имущества, переходящего в порядке дарения.

Комментарий: Судом при вынесении решения не учтены положения ст. 24 Закона РФ от 27.12.1991 г. № 2118-1 "Об основах налоговой системы в Российской Федерации", устанавливающий трехлетний срок исковой давности для взыскания задолженности по налогам в бюджет с физических лиц. Суду следовало применить нормы вышеуказанного закона, утратившего силу 01 января 1999 г.

С 01.01.2006г. доходы в денежной и натуральной формах, получаемые от физических лиц в порядке дарения, за исключением случаев дарения недвижимого имущества, транспортных средств, акций, долей, паев, освобождаются от налогообложения.

Доходы, полученные в порядке дарения, освобождаются от налогообложения в случае, если даритель и одаряемый являются членами семьи и (или) близкими родственниками в соответствии с Семейным кодексом РФ (супругами, родителями и детьми, в том числе усыновителями и усыновленными, дедушкой, бабушкой и внуками, полнородными и неполнородными (имеющими общих отца или мать) братьями и сестрами) (п. 18. 1. ст. 217 НК РФ).


7. Обжалование актов нормативного характера, регламентирующих общие принципы налогообложения и сборов. Обжалование действий (бездействия) налоговых органов и их должностных лиц.

Статьи 2 и 9 Закона Московской области "О плате за землю в Московской области" от 16 июня 1995 года в части применения установленных повышающих коэффициентов, признаны недействующими и не подлежащими применению.

Прокурор Московской области и Закрытое акционерное общество "Унитехформ" обратились в суд с заявлениями о признании недействующим и неподлежащим применению в части Закон Московской области от 16.06.1995 годаплате за землю в Московской области". Прокурор Московской области в обоснование своих требований указал, что статья 2 в части и ст. 9 Закона Московской области в полном объеме противоречат федеральному законодательству, поскольку ст. 2 оспариваемого Закона определяет, что средние ставки земельного налога на земли всех категорий (кроме земель сельскохозяйственного назначения сельскохозяйственных организаций, крестьянских (фермерских) хозяйств) на территории Московской области меняются с повышающими коэффициентами, установленными в соответствии с приложением 2 к Закону Российской Федерации "О плате за землю": за земли городов -2,5; за земли других категорий - согласно коэффициентам увеличения средних ставок земельного налога в зависимости -рекреационной ценности территории Московской области, а включение в состав земель, к которым при налогообложении применяются повышающие коэффициенты, установленные в соответствии с приложением 2 к Закону РФ "О плате за землю", земли промышленности, расположенные вне населенных пунктов (включая карьеры и территории, нарушенные производственной деятельностью), земли транспорта, связи, радиовещания, телевидения, информатики и космического обеспечения противоречит ст. 9 указанного федерального закона. Данная статья федерального закона для земель указанных категорий предусматривает иной порядок установления налога, т.е. налог за эти земли должен устанавливаться в размере 20% от средних ставок земельного налога в соответствии с приложением 2 к Закону РФ "О плате за землю" для поселений численностью до 20 тысяч человек. По мнению прокурора, Закону РФ "О плате за землю" противоречит и ст. 9 оспариваемого Закона Московской области, т.к. она предписывает, что средние ставки земельного налога за городские и поселковые земли, установленные в соответствии с Законом РФ плате за землю" и ст. 2 настоящего Закона, увеличиваются кратно коэффициентам, учитывающим статус конкретных городов и поселков, уровень развития социально-культурного потенциала и местоположение. Вместе с тем, указал заявитель, это противоречит ст. 8 Закона РФплате за землю" в соответствии с которой, установление налога за городские (поселковые) земли производится на основе средних ставок с повышающими коэффициентами увеличения средней ставки земельного налога только за счет статуса города и развития социально-культурного потенциала. Кроме того, указанные повышающие коэффициенты устанавливаются исходя из численности населения городов, начиная от 100 тыс. человек, что также не учтено в ст. 9 оспариваемого областного закона. Прокурор Московской области, уточнив в ходе судебного разбирательства свои требования, просил суд признать недействующей ст. 2 Закона Московской области "О плате за землю в Московской области" в части применения установленных повышающих коэффициентов в соответствии с приложением 2 к Закону Российской Федерации "О плате за землю" к средним ставкам земельного налога на расположенные вне населенных пунктов земли промышленности (включая карьеры и территории, нарушенные производственной деятельностью) транспорта, связи, радиовещания, телевидения, информатики и космического обеспечения, а также признать недействующей ст. 9 того же закона в полном объеме.

ЗАО "Унитехформ" в обоснование своих требований указало, что предприятие имеет два земельных участка на территории г. Павловский Посад Московской области общей площадь. 2,414 га на праве бессрочного пользования, на которых расположены предприятие и прирельсовый склад. Оспариваемым Законом Московской области для земель городов Московской области введены два повышающих коэффициента к средним ставкам земельного налога. Так, согласно ст. 2 Закона Московской области в соответствии с приложением 2 к Закону РФплате за землю” за земли городов введен повышающий коэффициент - "2,5" а согласно ст. 9 Закона Московской области для каждого города или поселка области введены соответствующие повышающие коэффициенты с учетом статуса конкретных городов и поселков, уровня развития социально-культурного потенциала и местоположения. Для г. Павловский Посад повышающий коэффициент в соответствии с п. 9 приложения № 7 Закона Московской области составляет - "1,6". Заявитель указал, что ст. 2 Закона Московской области "О плате за землю в Московской области” в части установления повышающего коэффициента - "2,5" к средним ставкам земельного налога за земли городов на основании таблицы 2 приложения 2 к Закону РФплате за землю" и ст. 9 того же областного закона, установившая повышающий коэффициент к средним ставкам земельного налога для г. Павловский - Посад Московской области в размере "1,6", не соответствуют федеральному законодательству. Уточнив основания заявления, ЗАО "Унитехформ" сослался на то, что установление статьей 2 Закона Московской области повышающего коэффициента - "2,5" к средним ставкам земельного налога за земли городов в соответствии с приложением 2 к Закону РФ "О плате за землю" противоречит ст. 8 этого федерального закона, поскольку г. Павловский Посад, так же как и другие города Московской области, не является ни курортной зоной, ни зоной отдыха г. Москвы. Город Павловский Посад не имеет статуса курортного города, не имеет лечебниц и здравниц и не может служить зоной отдыха для населения другого города. По мнению заявителя, отнесение всей Московской области к зоне отдыха г. Москвы, противоречит также ст. 86 Земельного кодекса РФ, в соответствии с которой зона отдыха населения входит в состав пригородной зоны, которая находится за пределами черты городских поселений. Заявитель также указал, "что ст. 9 Закона Московской области противоречит ст. 8 Закона РФплате за землю". В обоснование этого ЗАО "Унитехформ" так же как и прокурор Московской области указал, что областной законодатель, при введении казанных повышающих коэффициентов не учел численность населения городов (население г. Павловский Посад - менее 100 тыс. человек) и незаконно вел критерий "местоположение" для применения данных коэффициентов, а, кроме того, г. Павловский Посад, для которого в соответствии со cm. 9 оспариваемого закона, установлен повышающий коэффициент к средним ставкам земельного налога в размере - "1,6", не обладает необходимым для этого статусом и уровнем социально-культурного потенциала. Заявитель также указал, что Закон Московской области противоречит cm. 15, п. 4 cm. 12 Налогового кодекса РФ принятого в 1998 году, в соответствии с которыми земельный налог относится к местным налогам, устанавливаемым Налоговым Кодексом РФ и нормативными правовыми актами представительных органов муниципальных образований о налогах, а органам власти субъектов не предоставлено право регулировать налоговые правоотношения ни в какой части, поэтому оспариваемый Закон Московской области издан органом, не имеющим, в соответствии с Налоговым кодексом РФ права издавать подобного рода акты. В связи с чем, согласно cm. 6 Налогового кодекса РФ, должен признаваться несоответствующим ему. Кроме того, при принятии Закона Московской области в 1995 году Московская областная Дума превысила свои полномочия в части принятия оспариваемых положений закона, поскольку закон РФплате за землю" устанавливает право изменения средних ставок налога только для органов местного самоуправления и не предоставляет такого права субъекту Российской Федерации, в связи с чем, оспариваемый Закон Московской области с момента издания противоречит также и федеральному закону "Об основах налоговой системы в Российской Федерации". Также cm. cm. 2 и 9 Закона Московской области, установившие повышающие коэффициенты к средней ставке земельного налога, имеют ссылки на таблицы 2 и 3 приложения 2 к закону РФ "О плате за землю", которые вообще не должны были применяться 1995 году - период принятия Закона Московской области. Действовавшая в то время редакция cm. 8 Закона РФ "О плате за землю" (принята Федеральным закономвнесении изменений и дополнений в закон РСФСР "О плате за землю" № 22-ФЗ от 9 августа 1994 года) не упоминала их, поэтому статьи 2 и 9 закона Московской области противоречат cm. 8 Закона РФ "О плате за землю" с момента издания. Кроме того, заявитель утверждал, что оспариваемые положения Закона Московской области "О плате за землю в Московской области", вводят не установленные федеральным законом повышающие коэффициенты к средним ставкам земельного налога, что приводит к неоправданному завышению его налоговых обязательств, нарушает его права и законные интересы как землепользователя, а также нарушает права и свободы граждан - учредителей предприятия.

Представитель Московской областной Думы и представитель Губернатора Московской области требования прокурора Московской области признали частично - в части признания частично недействующей cm. 2 оспариваемого Закона Московской области, пояснили, что 20 сентября 2004 года принят Закон Московской области № 119/2004- ОЗ "О внесении изменений в Закон Московской области "О плате за землю в Московской области" п. 1 cm. 1 которого удовлетворяет требования прокурора в этой части. Данный закон вступает в силу с 1 января 2005 года. Требования же прокурора в части признания недействующей cm. 9 Закона Московской области, а также требования ЗАО "Унитехформ" в полном объеме представители заинтересованных лиц не признали, указывая, что оспариваемый закон в этой части принят Московской областью в пределах ее компетенции и не противоречит федеральному законодательству. В связи с чем просили заявление прокурора Московской области оставить без удовлетворения в части признания недействующей cm. 9 Закона Московской области, заявление ЗАО "Унитехформ" оставить без удовлетворения в полном объеме.

Решением Московского областного суда от 16.06.2004 года, оставленным без изменения определением Верховного Суда РФ от 16.02.2005 года, постановлено: заявление прокурора Московской области удовлетворить, заявление Закрытого акционерного общества удовлетворить частично. Признать недействующими и не подлежащими применению со дня вступления решения суда в законную силу статью 2 Закона Московской области "О плате за землю в Московской области" от 16 июня 1995 года № 18/95-03 (с последующими изменениями и дополнениями) в части применения установленных повышающих коэффициентов в соответствии с приложением 2 таблица 2 к Закону Российской Федерации "О плате за землю" к средним ставкам земельного налога на расположенные вне населенных пунктов земли промышленности (включая карьеры и территории, нарушенные производственной деятельностью), транспорта, связи, радиовещания, телевидения, информатики и космического обеспечения и статью 9 того же закона в полном объеме. В удовлетворении требования ЗАО "Унитехформ” о признании недействующей и неподлежащей применению cm. 2 Закона Московской области "О плате за землю в Московской области" в части применения повышающего коэффициента в размере 2,5 к средним ставкам земельного налога за земли городов оставить без удовлетворения.

Суд указал, что согласно п. "и” cm. 72 Конституции РФ установление общих принципов налогообложения и сборов в Российской Федерации находится в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, а в силу ч. 3 cm. 75 Конституции РФ система налогов, взимаемых в федеральный бюджет, и общие принципы налогообложения устанавливаются федеральньш законом. Общие принципы налогообложения на период принятия оспариваемого Закона Московской областиплате за землю в Московской области", установил Закон Российской Федерации "Об основах налоговой системы в Российской Федерации" № 2118-1 от 27.12.1991 года (с изменениями и дополнениями), действующий и в настоящее время. На основании п.п. ”6" п. 1 cm. 21 данного закона, земельный налог относится к местным налогам, которые устанавливаются законодательными актами Российской Федерации и взимаются на всей её территории. При этом конкретные ставки налогов определяются законодательными актами республик в составе Российской федерации или решениями органов государственной власти краев, областей, автономной области, автономных округов, районов, городов и иных административно-территориальных образований, если иное не предусмотрено законодательными актами Российской Федерации. По мнению суда, из указанных норм вытекает, что законодательное собрание Московской области, при принятии оспариваемого закона, действовала в пределах своей компетенции. На основании изложенного суд признал несостоятельным утверждение ЗАО "Унитехформ" о том, что Закон РФ "О плате за землю" предусматривает "иное", так как не содержит упоминания о субъекте Российской Федерации как об участнике правового регулирования вопросов, касающихся земельного налога, а упоминает лишь в этом качестве органы местного самоуправления, поскольку данный закон не содержит запрета на это. Суд также исходил из того, что федеральный закон не предоставляет органам местного самоуправления городов право применять повышающие коэффициенты, к конкретным территориям, а дает им право лишь дифференцировать по местоположению различной градостроительной ценности территории средние ставки цельного налога за городские земли, которые уже установлены с изменением повышающего коэффициента, поэтому суд сделал вывод о том, что Московская область, в рамках определенных федеральным законом, вправе была осуществлять правовое регулирование по земельному налогу. Суд признал, что ссылка ЗАО "Унитехформ" на Налоговый кодекс РФ (cm. cm. 12, 15), в соответствии с которым субъекту Российской Федерации, предоставлено право регулировать правоотношения по земельному налогу, также не может быть признана состоятельной. В соответствии со cm. 32.1 Федерального закона от 05.08.2000 года "О введении в действие части второй Налогового кодекса Российской Федерации и внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации о налогах" (в редакции закона от 24.03.2001 года №33-Ф3), cm. cm. 12-15 Налогового кодекса РФ вводятся в действие со дня признания утратившим силу закона РФ "Об основах налоговой системы в Российской Федерации", который утратил силу только с 1 января 2005 года (Федеральный закон от 9.07.2004 года "О внесении изменений в части 1 и 2 Налогового Кодекса Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации о налогах и сборах”). Вместе с тем суд указал в решении, что принятый в пределах компетенции Московской области закон Московской области "О плате за землю в Московской области" в оспариваемой прокурором части противоречит федеральному законодательству. Согласно cm. 2 Закона Московской области средние ставки земельного налога на земли всех категорий (кроме земель сельскохозяйственного назначения сельскохозяйственных организаций, крестьянских (фермерских) хозяйств) на территории Московской области применяются с повышающими коэффициентами, установленными в соответствии с приложением 2 к Закону Российской Федерацииплате за землю": за земли городов -1,5; за земли других категорий согласно коэффициентам увеличения средних ставок земельного налога в зависимости от рекреационной ценности территории Московской области. Закон РФ плате за землю" в отношении земель промышленности, расположенных вне населенных пунктов (включая карьеры и территории, нарушенные производственной деятельностью), земель транспорта, связи, радиовещания, телевидения, информатики и космического оборудования, предусматривает иной порядок установления налога, а в соответствии со cm. 9 Федерального закона налог за эти земли устанавливается в размере 20% от средних ставок земельного налога, установленного в соответствии с приложением 2 к настоящему Закону для поселений численностью до 20 тыс. человек. Законом Московской области от 20 сентября 2004 года № 119/2004 - 03 в cm. 2 оспариваемого закона Московской области были внесены соответствующие изменения в соответствии с требованиями прокурора. Вместе с тем суд не нашел состоятельным требование ЗАО "Унитехформ" о признании недействующей cm. 2 закона Московской области, устанавливающей повышающий коэффициент в размере "2,5" к средним ставкам земельного налога за земли городов, поскольку повышающий коэффициент "2,5", согласно cm. 2 Закона Московской области, устанавливается за земли городов в соответствии с приложением 2 таблица 2 к Закону РФплате за землю", а указанная таблица 2 устанавливает повышающие коэффициенты к средней ставке земельного налога курортных зонах и зонах отдыха и в соответствии с этой таблицей вся Московская область, без каких-либо изъятий, отнесена к зоне отдыха Москвы. Суд не согласился с доводом ЗАО "Унитехформ" о том, что отнесение городских земель, в том числе земель г. Павловский Посад, к зоне отдыха г. Москвы неправомерно и противоречит Закону РФ "О плате за землю", поскольку в настоящее время федеральное законодательство не содержит определения «зоны отдыха». Статьей 8 Закона РФплате за землю" налог на основе средних ставок согласно приложению 2 к этому Закону устанавливается именно за городские (поселковые), а не какие-то другие земли и по смыслу указанной статьи Федерального закона, ко всем городам Московской области применимы повышающие коэффициенты, предусмотренные таблицей 2 приложения 2 к данному закону, а установленный cm. 2 Закона Московской области для земель городов Московской области повышающий коэффициент "2,5", является минимальным из коэффициентов предусмотренных указанной таблицей. Не нашла своего подтверждения и ссылка ЗАО "Унитехформ" на cm. 86 Земельного кодекса РФ, которая определяет, что зоны отдыха населения входят в состав пригородных зон, которые, в свою очередь, находятся за пределами городских поселений, т.к. в этой статье Земельного кодекса РФ также определено, что границы и правовой режим пригородных зон Москвы и Санкт-Петербурга утверждаются федеральными законами, поскольку до настоящего времени пригородная зона г. Москвы (и соответственно зона отдыха населения в ней федеральным законом не определена. Утверждение ЗАО "Унитехформ” о том, что оспариваемый Закон Московской области (и его первая редакции 1995 года и вторая редакция 1996 года) был издан с нарушением требований cm. 8 Закона РФ "Оплате за землю" в действовавшей тогда редакции суд не принял во внимание в связи с тем, что оспариваемый Закон проверяется на соответствие действующему федеральному законодательству, из дела видно, что заявитель стал пользователем земель г. Павловский Посад только в 1999 году и оспариваемый Закон Московской области в период 1995-1996 годов его права каким-либо образом нарушать не мог. При таком положении суд пришел к выводу о том, что требования ЗАО "Унитехформ" недействующей в части ст. 2 Закона Московской области "О плате в Московской области" удовлетворены быть не могут. Вместе с тем, требования прокурора Московской области, a также ЗАО "Унитехформ" о признании недействующей ст. 9 того же закона признаны обоснованными. В соответствии с указанной статьей Закона Московской области, средние ставки земельного налога на городские (поселковые) земли, заявленные в соответствии с Законом РФ "О плате за землю" и статьей 2 настоящего закона, увеличиваются кратно коэффициентам, учитывающим статус конкретных городов и поселков, уровень развития социального потенциала и местоположение. Приложение 7 к Закону Московской области устанавливает для каждого конкретного города и поселка Московской области коэффициенты увеличения ставок земельного налога за счет названных в cm. 9 критериев. Так, для г. Павловский Посад установлен коэффициент в размере "1,6". Однако указанная статья Закона Московской области не соответствует Закону РФ "О плате за землю". Так, в силу абзаца 1 ст. 8 указанного федерального закона и таблицы 3 приложения 2 к нему, установление налога за городские земли производится на основании средних ставок с повышающими коэффициентами, в том числе коэффициентами увеличения средней ставки земельного налога за счет статуса города, развития социально-культурного потенциала и в соответствии с указанной таблицей 3 повышающий коэффициент устанавливается, при наличии соответствующего статуса города и социально-культурного потенциала, только при численности населения от 100 тыс. человек и более, а оспариваемая cm. 9 Закона Московской области, в нарушение указанной нормы закона, устанавливает повышающие коэффициенты для городов и поселков без учета их численности населения. Так, г. Павловский - Посад, Московской области, в котором расположены земли ЗАО "Унитехформ", имеет численность населения всего 61,8 тыс. человек, тем не менее, для него установлен повышающий коэффициент "1,6". Суд пришел к выводу о том, что Московская область, как субъект Российской Федерации, не вправе установить принцип налогообложения для городов и городских поселений с численностью населения до 100 тыс. человек путем введения соответствующих коэффициентов, поскольку в силу ч. 2 и 5 Конституции РФ по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации издаются Федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные акты субъектов Российской Федерации, которые не могут противоречить федеральным законам. В связи с чем субъект Российской Федерации при установлении налогов должен действовать в рамках, определенных федеральным законом. Кроме того, cm. 9 закона Московской области вводит дополнительный критерий установления повышающего коэффициента к средней ставке земельного налога - местоположение городов и поселков в нарушение требований cm. 8 Закона РФ "О плате за землю", хотя Федеральный закон не предусматривает такого основания для применения коэффициента увеличения средней ставки земельного налога за земли городов и поселков. Суд пришел к выводу о том, что приложение №7 к cm. 9 Закона Московской области изложено без учета численности населения городов и поселков области и с учетом "критерия "местоположение", который не предусмотрен федеральным законом. Поскольку cm. 9 Закона Московской области противоречит федеральному закону, суд признал её недействующей в полном объеме, а в связи с тем, что приложение № 7 к Закону Московской области является неотъемлемой частью cm. 9 этого закона, то признание недействующей самой статьи влечет и признание недействующим приложения № 7. С учетом изложенного, суд пришел к выводу об удовлетворении заявления прокурора Московской в полном объеме, а заявление "Унитехформ" - частично и признал недействующей и не подлежащей применению cm. 2 закона Московской области "О плате за землю в Московской области" в части, а ст. 9 того же закона в полном объеме со дня вступления решения суда в законную силу. Довод в жалобе о том, что всю территорию Московской области нельзя признать зоной отдыха не свидетельствует о неправильности выводов суда, поскольку это вытекает из приложения 2 таблицы 2 к закону РФ "О плате за землю". Других доказательств суду представлено не было.

Комментарий: Судом правильно применены нормы материального права. Суд правильно пришел к выводу об удовлетворении заявления прокурора Московской области в полном объеме, а заявление "Унитехформ" - частично и признал недействующей и не подлежащей применению ст. 2 Закона Московской области "О плате за землю в Московской области" в части, а ст. 9 того же Закона в полном объеме со дня вступления решения суда в законную силу.

Согласно п. "и" ст. 72 Конституции РФ установление общих принципов налогообложения и сборов в Российской Федерации находится в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, а в силу ч. 3 ст. 75 Конституции РФ система налогов, взимаемых в федеральный бюджет, и общие принципы налогообложения устанавливаются федеральным законом.

Общие принципы налогообложения на период принятия оспариваемого Закона Московской области "О плате за землю в Московской области" установил Закон Российской Федерации от 27.12.1991 г. № 2118-1 "Об основах налоговой системы в Российской Федерации" (с изменениями и дополнениями), действующий и в настоящее время.

Суд пришел к выводу о том, что Московская область как субъект Российской Федерации не вправе установить принцип налогообложения для городов и городских поселений с численностью населения до 100 тыс. человек путем введения соответствующих коэффициентов, поскольку в силу ч. ч. 2 и 5 Конституции РФ по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные акты субъектов Российской Федерации, которые не могут противоречить федеральным законам.

В связи с чем, субъект Российской Федерации при установлении налогов должен действовать в рамках, определенных федеральным законом.


Налоговый орган обязан произвести государственную регистрацию физического лица в качестве индивидуального предпринимателя в срок не более чем пять рабочих дней со дня представления документов в регистрирующий орган.

Ф. обратился в суд с жалобой на бездействия должностных лиц ИМНС, указав, что 09.04.2004 г. он направил почтовое отправление в адрес ИМНС с заявлением о регистрации его в качестве индивидуального предпринимателя с приложенными документами, которое было ими получено 28.04.2004 г. Ф. указал, что п. 3 ст. 9 Закона РФ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» предусматривает, что при поступлении в регистрирующий орган документов, направленных по почте, в течение рабочего дня, следующего за днем получения документов, заявителю высылается расписка по указанному им почтовому адресу с уведомлением о вручении. До настоящего времени расписка не поступила.

Ст. 8 Закона предусматривает, что государственная регистрация осуществляется в срок не более чем пять рабочих дней со дня представления документов в регистрирующий орган. Датой представления документов является день их получения. В такой же срок должно быть принято решение об отказе в государственной регистрации, если имеются основания.

Заявитель указал, что в соответствии с указанным законом должностные лица ИМНС были обязаны 29.04.2004 г. направить ему соответствующую расписку, не позднее 07.05.2004 г. рассмотреть представленные документы и вынести предусмотренное законом решение, направить его заявителю. По телефону заявителю было сообщено, что ему отказано в регистрации его в качестве индивидуального предпринимателя. По 26.05.2004 г. расписка о получении документов и решение о результатах рассмотрения заявления Ф. не поступила.

Ф. просил признать незаконным бездействие должностных лиц ИМНС, выразившееся в несвоевременном получении направленных документов, не направлении расписки о получении документов и решения, вынесенного по результатам их рассмотрения; просил признать необоснованным решение ИМНС об отказе в его регистрации в качестве индивидуального предпринимателя; просил обязать ИМНС зарегистрировать его в качестве индивидуального предпринимателя.

В судебное заседание заявитель Ф. отказался от требований признать необоснованным решение об отказе в регистрации в качестве индивидуального предпринимателя и обязать ИМНС зарегистрировать его в качестве индивидуального предпринимателя в связи с тем, что ИМНС зарегистрировала его в качестве индивидуального предпринимателя. Требования о признании бездействия ИМНС незаконным заявитель уточнил, указав, что крайней датой регистрации его заявления могло быть 06.05.2004г. Свидетельство о государственной регистрации его в качестве индивидуального предпринимателя выдано ему 03.06.2004 г. Таким образом, без законных оснований регистрация не осуществлялась с 07.05.2004 г. по 03.06.2004 г. Просил принять отказ от части заявленных требований и прекратить производство по делу в этой части; признать незаконным бездействие ИМНС, выразившееся в неосуществлении регистрации заявителя в качестве предпринимателя в период с 07.05.2004 г. по 03.06.2004. г.

Решением суда заявление Ф. признано обоснованным. Суд признал незаконным бездействие должностных лиц Инспекции МНС, выразившееся в неосуществлении регистрации Ф. в качестве предпринимателя в период с 07.05.2004 г. по 03.06.2004 г. Суд прекратил производство по делу по заявлению Ф. об оспаривании бездействия должностных лиц ИМНС в части признания необоснованным решения об отказе в регистрации в качестве индивидуального предпринимателя и обязании ИМНС зарегистрировать Ф. в качестве индивидуального предпринимателя.

При этом суд в решении указал, что согласно cm. 8 Федерального Закона № 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей", государственная регистрация осуществляется в срок не более чем пять рабочих дней со дня предоставления документов в регистрирующий орган.

В соответствии с сообщением почтамта У ФПС МО филиала ФГУП "Почта России" от 28.04.2004 г. № Ф-28 заказное письмо, направленное Ф. в адрес ИМНС 09.04.2004 г., выдано 28.04.2004 г. по доверенности инспектору Ж. Таким образом, крайней датой регистрации предоставленных документов суд счел 06.05.2004г. Согласно свидетельству о государственной регистрации физического лица в качестве индивидуального предпринимателя серии 50 № 007289367, Ф. зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя 03.06.2004 г., то есть, у должностных лиц ИМНС не было законных оснований не осуществлять регистрацию Ф. в качестве индивидуального предпринимателя в период с 07.05.2004 г. по 03.06.2004 г.

В связи с отказом заявителя от части заявленных требований в связи с их фактическим исполнением суд счел необходимым производство по делу в этой части прекратить, поскольку это не нарушает права и интересы других лиц.

Комментарий: Судом правильно применены нормы материального права. В силу ст. 8 Федерального закона от 08 августа 2001 г. № 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" государственная регистрация осуществляется в срок не более чем пять рабочих дней со дня представления документов в регистрирующий орган. Государственная регистрация индивидуального предпринимателя осуществляется по месту его жительства.

В соответствии со ст. 9 ФЗ от 08 августа 2001 г. № 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" документы представляются в регистрирующий орган непосредственно или направляются почтовым отправлением с объявленной ценностью при его пересылке и описью вложения. Датой представления документов при осуществлении государственной регистрации является день их получения регистрирующим органом. Указанные положения изложены в Постановлении Правительства РФ от 19.06.2002 г. № 439 (ред. от 13.12.2005г.) "Об утверждении форм и требований к оформлению документов, используемых при государственной регистрации юридических лиц, а также физических лиц в качестве индивидуальных предпринимателей".

Заявителю выдается расписка в получении документов с указанием перечня и даты их получения регистрирующим органом, в случае, если документы представляются в регистрирующий орган непосредственно заявителем. Расписка должна быть выдана в день получения документов регистрирующим органом.

В ином случае, в том числе при поступлении в регистрирующий орган документов, направленных по почте, расписка высылается в течение рабочего дня, следующего за днем получения документов регистрирующим органом, по указанному заявителем почтовому адресу с уведомлением о вручении.


8. Применение процессуальных норм при рассмотрении налоговых споров.

Согласно ст. 142 НК РФ жалобы (исковые заявления) на акты налоговых органов, действия или бездействие их должностных лиц, поданные в суд, рассматриваются и разрешаются в порядке, установленном гражданским процессуальным, арбитражным процессуальным законодательством и иными федеральными законами. Нормы НК РФ не определяют форму судебного обжалования, отсылая к процессуальному законодательству. Соответственно жалобы налогоплательщика должны быть рассмотрены в порядке, определенном главой 25 ГПК РФ

С. обратилась в суд с заявлением (жалобой) на действия ИМНС РФ по расчету земельного налога, ссылаясь на то, что он получил от ответчика налоговое уведомление с требованием уплаты земельного налога за 2002г за участок площадью. Заявитель считает расчет налога ИМНС не соответствующим закону, завышенным, т.к. неправильно применена ставка земельного налога. Заявитель подтвердил, что названное налоговое уведомление было получено летом 2003г.

Представитель ИМНС просил суд в удовлетворении жалобы отказать в связи с тем, что заявителем пропущен установленный ст.256 ГПК РФ трехмесячный срок на обжалование, т.к. заявителю стало известно о нарушении его права летом 2003г, а он обратился в суд 17.02.04г.

Решением суда С. в удовлетворении жалобы на действия ИМНС РФ отказано, заявителю разъяснено его право разрешить имеющиеся требования в порядке искового производства. При этом суд указал, что заявителем пропущен установленный ст.256 ГПК РФ трехмесячный срок на обжалование, т.к. заявителю стало известно о нарушении его права летом 2003г, а он обратился в суд 17.02.04г.

Комментарий: Судом правильно применены нормы процессуального права. В соответствии со ст. 137 НК РФ каждый налогоплательщик или налоговый агент имеют право обжаловать акты налоговых органов ненормативного характера, действия или бездействие их должностных лиц, если, по мнению налогоплательщика или налогового агента такие акты, действия или бездействие нарушают их права. В силу ст. 138 НК РФ акты налоговых органов, действия или бездействие их должностных лиц могут быть обжалованы в вышестоящий налоговый орган (вышестоящему должностному лицу) или в суд. Судебное обжалование актов (в том числе нормативных) налоговых органов, действий или бездействия их должностных лиц физическими лицами, не являющимися индивидуальными предпринимателями, производится путем подачи заявления в суд общей юрисдикции в соответствии с законодательством об обжаловании в суд неправомерных действий государственных органов и должностных лиц.

Согласно ст. 142 НК РФ жалобы (исковые заявления) на акты налоговых органов, действия или бездействие их должностных лиц, поданные в суд, рассматриваются и разрешаются в порядке, установленном гражданским процессуальным, арбитражным процессуальным законодательством и иными федеральными законами. Нормы НК РФ не определяют форму судебного обжалования, отсылая к процессуальному законодательству. Соответственно, жалобы налогоплательщика должны быть рассмотрены в порядке, определенном главой 25 ГПК РФ.

Гражданин вправе обратиться в суд с заявлением в течение трех месяцев со дня, когда ему стало известно о нарушении его прав и свобод, независимо от того, обращался ли он в вышестоящий в порядке подчиненности орган или к должностному лицу.

Пропуск данного срока не является для суда основанием для отказа в принятии заявления. Причины пропуска срока выясняются в предварительном судебном заседании или судебном заседании и могут являться основанием для отказа в удовлетворении заявления (часть 2 статьи 256 ГПК РФ). Порядок рассмотрения данного вопроса в предварительном судебном заседании определен частями 1 и 6 статьи 152 ГПК РФ.

Если имеет место факт пропуска без уважительных причин срока обращения в суд, судья принимает решение об отказе в удовлетворении заявления без исследования иных фактических обстоятельств по делу. Аналогичным образом решается данный вопрос и в ходе разбирательства дела по существу. Признав причины пропуска срока обращения в суд неуважительными, суд также отказывает в удовлетворении заявления. При этом в мотивировочной части судебного решения указывается только на установление судом данных обстоятельств (часть 4 статьи 198 ГПК РФ).


Отношения, связанные с обжалованием актов налоговых органов, действий (бездействий) их должностных лиц возникают из публичных правоотношений. Заявление налогоплательщика должно рассматриваться в порядке, определенном главой 25 ГПК РФ.

Т., имеющая на праве собственности земельный участок площадью 1325 кв. м из земель города, предоставленный под индивидуальное жилищное строительство, обратилась в суд с жалобой на действия ИМНС, направившему в ее адрес налоговое уведомление об уплате земельного налога за 2003 год в сумме 2395,98 руб. Оплатив указанный земельный налог, Т. просила признать действия ИМНС незаконными, так как в соответствии со ст. 8 Закона РФ "О плате за землю” налог должен исчисляться из расчета 3% от ставки земельного налога в границах городов за 1 кв. м. При этом Т. просила обязать налоговую инспекцию произвести перерасчет налога в размере 3% от ставок земельного налога в городах и возвратить переплаченную сумму.

В судебном заседании представитель ИМНС заявил ходатайство о прекращении производства по делу, так как в данном случае имеет место спор о праве.

Определением суда производство по делу прекращено. Суд разъяснил Т. ее право обратиться с данным спором в порядке искового производства по подсудности (в суд общей юрисдикции или к мировому судье) в зависимости от характера исковых требований.

При этом суд указал, что в соответствии со ст. 247 п. 3 ГПК РФ порядок обращения в суд в случае, если при подаче заявления в суд будет установлено, что имеет место спор о праве, подведомственный суду, судья оставляет заявление без движения и разъясняет заявителю необходимость оформления искового заявления с соблюдением требований статей 131 и 132 ГПК РФ. В случае, если при этом нарушаются правила подсудности дела, судья отказывает в принятии заявления.

Сославшись на ст. 131 и 132 ГПК РФ, суд указал, что при предъявлении в суд заявления, в котором имеет место спор о праве, подведомственный суду, судья оставляет заявление без движения и разъясняет заявителю его право предъявить иск в общем порядке. Если указанное обстоятельство (спор о праве) станет известно в процессе рассмотрения дела, производство по делу подлежит прекращению. Прекращение производства по делу по этому основанию не лишает права лица обратиться в суд с иском в общем порядке.

По мнению суда в данном случае имеет место спор о праве, так как оспаривается сам подход к расчету земельного налога, делаются ссылки на разные законодательные акты. Кроме того, оспариваемый земельный налог заявителем уже уплачен и Т. истребует от налоговой инспекции излишне уплаченные денежные средства.

Руководствуясь ст. 220 абз. 1 ГПК РФ суд прекратил производство по делу как не подлежащее рассмотрению и разрешению в суде в порядке гражданского судопроизводства по основаниям, предусмотренным пунктом 1 части первой статьи 134ГПК РФ, т.е. заявление не подлежит рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку заявление рассматривается и разрешается в ином судебном порядке.

Комментарий: Судом неправильно применены нормы процессуального права. В силу ст. 2 НК РФ законодательство о налогах и сборах регулирует властные отношения по установлению, введению и взиманию налогов и сборов в Российской Федерации, а также отношения, возникающие в процессе осуществления налогового контроля, обжалования актов налоговых органов, действий (бездействия) их должностных лиц и привлечения к ответственности за совершение налогового правонарушения. Отношения, связанные с обжалованием актов налоговых органов, действий (бездействий) их должностных лиц возникают из публичных правоотношений. Заявление налогоплательщика должно рассматриваться в порядке, определенном главами 23-25 Гражданского процессуального кодекса РФ.

При этом если заявителем ставится вопрос о возврате излишне уплаченной или взысканной суммы налога, сбора, а также пени, необходимо проверить: направлялось ли заявителем письменное заявление в налоговый орган (п. 8 ст. 78 НК РФ; п. 2 ст. 79 НК РФ). В рассматриваемом деле суд неправомерно прекратил производство по делу.


Дела, вытекающие из правоотношений по взысканию штрафа за нарушение сроков регистрации в территориальном органе Пенсионного фонда Российской Федерации, не относятся к категориям дел, подсудным мировому судье. Пенсионный фонд РФ наделен полномочиями по наложению и взысканию штрафа за нарушение сроков регистрации в территориальных органах Пенсионного фонда РФ.

Управление Пенсионного фонда Российской Федерации по г. Москве и Московской области предъявило иск к Р. о взыскании штрафа в размере 10000 рублей за нарушение сроков регистрации в территориальном органе Пенсионного фонда Российской Федерации, мотивируя это тем, что в соответствии со ст. 5 Федерального закона от 5.12.2001 года №167-ФЗ "Об обязательном пенсионном страховании в РФ" страховщиком, осуществляющим обязательное пенсионное страхование в РФ, которым является Пенсионный фонд РФ и его территориальные органы, устанавливается порядок регистрации страхователей, в соответствии с п. 2 cm. 11 вышеуказанного закона для физических лиц, которые самостоятельно уплачивают страховые взносы в бюджет Пенсионного фонда РФ, регистрация в территориальных органах страховщика является обязательной и осуществляется в тридцатидневный срок со дня государственной регистрации (получения лицензии на осуществление определенной деятельности) по месту жительства этих физических лиц, а в случае осуществления их деятельности в другом месте - по месту осуществления этой деятельности.

Ответчик был зарегистрирован в Главном Управлении Министерства юстиции РФ по Московской области в качестве адвоката 19.12.2002 года, а заявление о регистрации в качестве страхователя - плательщика страховых взносов подал 25.04.2003 года, то есть с нарушением тридцатидневного срока регистрации, по истечений 127 дней с момента регистрации, то есть, срок регистрации пропущен более чем на 90 дней.

По факту нарушения законодательства об обязательном пенсионном страховании в РФ был составлен Акт проверки несвоевременности регистрации в качестве страхователя в Пенсионном фонде РФ от 25.04.2003 года, а 12 мая 2003 года вынесено решение о привлечении к ответственности за нарушение законодательства РФ об обязательном пенсионном страховании и направлено требование о добровольной уплате в десятидневный срок штрафа в сумме 10000 рублей за нарушение срока регистрации в качестве страхователя в органах ПФР. Данные документы были направлены ответчику. Ответчик не уплатил в установленный срок сумму штрафа. Как указал суд, согласно п. 1 cm. 27 Федерального закона от 15.12.2001 года № 167 ФЗ нарушение страхователем установленного cm. 11 настоящего Федерального закона срока регистрации в органе Пенсионного фонда РФ при отсутствии признаков нарушения законодательства РФ об обязательном пенсионном страховании, предусмотренного абзацем третьим настоящего пункта, влечет взыскание штрафа в размере десяти тысяч рублей.

Ответчик иск не признал, пояснил, что он является членом Межрегиональной коллегии адвокатов г. Москвы с 23.09.1999 года и представил суду удостоверение от 23.09.1999 года. В соответствии с п. 13 cm. 22 Федерального закона РФ №63-ФЗ от 31.05.2002 г. "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ” Московская городская коллегия адвокатов является налоговым агентом адвокатов по доходам, полученным ими в связи с осуществлением адвокатской деятельности. Ответчик представил суду справки из адвокатской конторы Региональной коллегии адвокатов г. Москвы о том, что с 01.01.2002 г. и по 31.07.2003 г. из гонорара адвоката Р. Юридическая консультация перечисляла страховые взносы в бюджет Пенсионного фонда РФ, и задолженностей по страховым взносам перед Пенсионным фондом адвокат Р. не имеет. С 01.08.2003 г. плательщиком является Адвокатская контора в связи с реорганизацией в форме преобразования. Ответчик считал, что он не нарушал закон "Об обязательном пенсионном страховании в РФ", поскольку он как работал в Межрегиональной коллегии адвокатов г. Москвы с 23.09.1999 года, так и работает в настоящее время. Ответчик согласился с доводами истца о том, что он зарегистрирован в качестве адвоката 25.04.2003 года, а 19.12.2002 года он получил удостоверение адвоката нового образца. То есть, с его стороны не было уклонения от регистрации в Пенсионном фонде РФ.

Решением мирового судьи в иске Государственному учреждению - Главному управлению Пенсионного фонда РФ по г. Москве и Московской области к Р. о взыскании штрафа в размере 10000 рублей за нарушение страхователем сроков регистрации в территориальном органе Пенсионного фонда РФ отказано.

Комментарий: Исковое заявление Пенсионного фонда не могло быть рассмотрено мировым судьей. В ст. 23 ГПК РФ содержится перечень категорий гражданских дел, подсудных мировому судье. Согласно п. 5 указанной нормы права к подсудности мировых судей отнесены дела по имущественным спорам при цене иска, не превышающей пятисот минимальных размеров оплаты труда. К такой категории дел относятся дела по спорам гражданско- правового характера. Дела, вытекающие из правоотношений по обязательному пенсионному страхованию не относятся к категориям дел, подсудным мировому судье.

Кроме того, решение является неправильным по существу.

Так, судья указал, что не может согласиться с законностью и правомерностью принятого Пенсионным Фондом решения о привлечении ответчика к ответственности в виде штрафа на основании ст. 27 ФЗ "Об обязательном пенсионном страховании в РФ". В соответствии со ст. 2 Закона № 167-ФЗ от 15.12.2001 г. "Об обязательном пенсионном страховании в РФ", законодательство РФ об обязательном пенсионном страховании состоит из Конституции Российской Федерации, настоящего Федерального закона, законодательства Российской Федерации о налогах и сборах, федеральных законов "Об основах обязательного социального страхования", "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", "Об управлении средствами государственного пенсионного обеспечения (страхования) в Российской Федерации" и "Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования", иных федеральных законов и принимаемых в соответствии с ними нормативных правовых актов Российской Федерации.

Правоотношения, связанные с обязательным пенсионным страхованием в Российской Федерации за счет средств бюджета Пенсионного фонда Российской Федерации, в том числе за счет средств, направляемых в бюджет Пенсионного фонда Российской Федерации из федерального бюджета в соответствии с настоящим Федеральным законом, регулируются законодательством Российской Федерации.

Правоотношения, связанные с уплатой обязательных платежей на обязательное пенсионное страхование, в том числе в части осуществления контроля за их уплатой, регулируются законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, если иное не предусмотрено настоящим Федеральным законом.

Однако законодательство Российской Федерации не предусматривает наделение органов Пенсионного фонда РФ правом, в том числе налогового органа, налагать штрафы на плательщиков взносов в Пенсионный фонд РФ за нарушение срока постановки на учет. Согласно ст. 23.1 Кодекса РФ об административных правонарушениях дела данной категории рассматривают только судьи.

Согласно ч. 2 ст. 30 Налогового Кодекса РФ органы внебюджетных фондов обладают полномочиями налоговых органов в случаях, предусмотренных Налоговым Кодексом РФ.

Статья 34.1 НК РФ устанавливает, что органы внебюджетных фондов несут права и обязанности налоговых органов в по налоговому контролю только в случае, прямо предусмотренном законом.

Вместе с тем, как следует из сто 9 ФЗ "О введении в действие части второй Налогового Кодекса РФ и внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации о налогах" от 05.08.2002 г. № 118-ФЗ, взыскание сумм штрафов по взносам в государственные социальные внебюджетные фонды в порядке, установленном Налоговым Кодексом РФ, осуществляется налоговыми органами Российской Федерации.

Исключительное право налоговых органов по осуществлению контроля уплаты страховых взносов на обязательное пенсионное страхование установлено также п. 1 cm. 25 ФЗ "Об обязательном пенсионном страховании в РФ".

Следовательно, по мнению судьи, Федеральный закон "Об обязательном пенсионном, страховании в РФ" предоставляет органам ПФ РФ право только на взыскание недоимки по страховым взносам и пени.

Кроме того, статья 101 Налогового кодекса РФ предусматривает процедуру вынесения решения по налоговому правонарушению. В частности, 25.04.2003г. уполномоченным отделения ПФР был составлен акт камеральной проверки, на основании которого 12.05.2003 года начальником ГУ- Управления ПФ РФ вынесено решение о привлечении Р. к ответственности за нарушение законодательства РФ об обязательном пенсионном страховании. На рассмотрении дела Р. не присутствовал, о месте и времени рассмотрения заблаговременно не извещался. Ему не было предложено представить письменные возражения или объяснения по акту налоговой проверки. В нарушение cm. 101 НК РФ, решение принято по результатам камеральной проверки, а не по результатам выездной проверки, ходя cm. 88 НК РФ, определяющая порядок проведения камеральной проверки, не предусматривает возможности привлечения налогоплательщика к ответственности в виде уплаты недоимки по налогу и пени. Взыскание штрафа при данной процедуре законодательством не предусмотрено. Решение в отношении Р. принято в нарушение этой процедуры. В соответствии п. 6 cm. 101 НК РФ несоблюдение требований cm. 101 НК РФ, касающихся порядка производства по делу о налоговом правонарушении, является основание для отмены решения налогового органа. Более того, Закон об обязательном пенсионном страховании содержит только описание правонарушений в сфере обязательного пенсионного страхования и ответственность за их совершение, однако не регулирует вопросов применения штрафных санкций (процедура, порядок взыскания и т.д.). Вместе с тем санкции, предусмотренные данным Законом, поглощаются аналогичными санкциями, предусмотренными гл. 15 Кодекса РФ об административных правонарушениях с момента вступления его в силу (с 1 июля 2002 г.). При этом Кодексом РФ об административных правонарушениях предусмотрены все необходимые элементы, связанные с применением и взысканием санкций за правонарушения в сфере обязательного пенсионного страхования.

Федеральный закон РФ № 167-ФЗ "Об обязательном пенсионном страховании в РФ” не отнесен законодателем к законодательству об административных правонарушениях. Согласно cm. 1.1 Кодекса РФ об административных правонарушениях, законодательство об административных правонарушениях состоит из Настоящего кодекса и принимаемых в соответствии с ним законов субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях, в связи с чем Кодекс РФ об административных правонарушениях определяет перечень судей, органов, должностных лиц, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях (главы 22, 23 Кодекса), в том числе налагать административное наказание, а также устанавливает перечень должностных лиц, уполномоченных составлять протоколы об административных правонарушениях (cm. 28.3 Кодекса). Должностные лица Пенсионного фонда РФ не наделены полномочиями рассматривать дела об административных правонарушениях. Частью 5 cm. 28.3 полномочиями право составлять протоколы об административных правонарушениях, предусмотренных статьями 15.3, 15.4, частью 1 cm. 15.6, частью 1 cm. 15.7, cm. 15.8 (в части административных правонарушений, связанных с перечислением взносов в соответствующие государственные внебюджетные фонды) предоставлено должностным лицам государственных внебюджетных фондов.

В развитие этих норм Кодекса РФ об административных правонарушениях Правлением ПФР издано постановление от 28.10.02 N 126 "Об утверждении перечня должностных лиц Пенсионного фонда Российской Федерации, уполномоченных составлять протоколы об административных правонарушениях", которым определен круг должностных лиц ПФР и его территориальных органов, имеющих право составлять протоколы об административных правонарушениях: "В целях реализации положений пункта 5 статьи 28.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, Правление Пенсионного фонда Российской Федераций постановил: утвердить прилагаемый Перечень должностных лиц Пенсионного фонда Российской Федерации, уполномоченных составлять протоколы об административных правонарушениях. Контроль за исполнением настоящего постановления возложить на заместителя председателя Правления ПФР".

В связи с изложенным, судья счел, что право привлекать страхователей к ответственности в виде штрафа за нарушение cm. 11 ФЗ "Об обязательном пенсионном страховании в РФ" предоставлено только налоговым органам, такие полномочия у органов Пенсионного фонда РФ отсутствуют.

Поэтому судья счел необходимым в иске Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации по г. Москве и Московской области к Р. о взыскании штрафа в размере 10000 рублей отказать.

Принимая данное решение, судья также указал, что руководствуется cm. 54 Конституции РФ согласно которой закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет. В соответствии со cm. 57 Конституции РФ "Законы, устанавливающие новые налоги или ухудшающие положение налогоплательщиков, обратной силы не имеют". Согласно п. 7 cm. 3 НК РФ, все неустранимые сомнения; противоречия и неясности актов законодательства о налогах и сборах толкуются в пользу налогоплательщика (плательщика сборов).

Между тем, суд не учел, что Пенсионный фонд РФ наделен полномочиями по наложению и взысканию штрафа за нарушение сроков регистрации в территориальных органах Пенсионного фонда РФ. Статья 11 Федерального закона от 15 декабря 2001 года № 167-ФЗ "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации" устанавливает, что регистрация страхователей в территориальных органах страховщика является обязательной и осуществляется в тридцатидневный срок для физических лиц, которые самостоятельно уплачивают страховые взносы в бюджет Пенсионного фонда Российской Федерации, со дня государственной регистрации (получения лицензии на осуществление определенной деятельности). В соответствии со ст. 27 Федерального закона "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации", нарушение страхователем установленного ст. 11 срока регистрации в органе Пенсионного фонда Российской Федерации влечет штраф в размере пяти тысяч рублей, а нарушение страхователем срока регистрации в органе Пенсионного фонда Российской Федерации более чем на 90 дней - в размере 10 тысяч рублей.

Срок, в течение которого адвокат должен зарегистрироваться в территориальном органе Пенсионного фонда, начинает течь со дня внесения адвоката в региональный реестр государственным органом - территориальным органом федерального органа исполнительной власти в области юстиции. В случае нарушения срока, установленного ст.11 Федерального закона "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации", адвокат на основании ст. 27 этого же Федерального закона может быть привлечен к ответственности.

Согласно ст. 2 Федерального закона от 15.12.01 г. № 167-ФЗ "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации" законодательство Российской Федерации об обязательном пенсионном страховании состоит из Конституции Российской Федерации, названного Федерального закона, законодательства Российской Федерации о налогах и сборах, Федерального закона «Об основах обязательного социального страхования» и др. федеральных законов и принимаемых в соответствии с ними нормативных правовых актов Российской Федерации. В соответствии с ч. 2 ст. 9 и п. 1 ч. 2 ст. 12 Федерального закона от 16.07.99 г. №165–ФЗ «Об основах обязательного социального страхования» страхователи обязаны регистрировать в органах страховщика в сроки, установленные федеральными законами о конкретных видах обязательного социального страхования.

В статье 11 Федерального закона от 16.07.99 г. №165–ФЗ «Об основах обязательного социального страхования» установлено, что регистрация у страхователей по обязательному пенсионному страхованию в территориальных органах Пенсионного фонда осуществляется в 30-дневный срок со дня государственной регистрации (получения лицензии на осуществление определенной деятельности) по месту жительства или по месту осуществления деятельности.

За нарушение страхователем указанного срока регистрации п. 1 ст. 27 вышеупомянутого Федерального закона от 15.12.01 г. № 167-ФЗ предусмотрена ответственность в виде взыскания штрафа в размере 5000 руб., а за нарушение срока более чем на 90 дней - 10000 руб.

Согласно п. 4 ч. 1 ст. 11 Федерального закона от 16.07.99 г. № 165-ФЗ "Об основах обязательного социального страхования" указанный штраф налагается страховщиком в соответствии с законодательством Российской Федерации.

В силу ст. 5 Федерального закона от 15.12.01 г. № 167- ФЗ "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации" страховщиком по обязательному пенсионному страхованию в Российской Федерации является Пенсионный фонд Российской Федерации и его территориальные органы. Соответственно Пенсионный фонд РФ наделен полномочиями по наложению штрафа за нарушение сроков регистрации определенных ст. 11 ФЗ "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации".


Иски о взыскании недоимок по налогам, исчисление которых осуществляется налоговыми органами могут быть удовлетворены лишь при наличии в деле доказательства вручения физическому лицу - налогоплательщику требования (уведомления, извещения) об уплате налога в порядке определенном законодательством о налогах и сборах. При этом шестимесячный срок, установленный ч. 2 ст. 48 НК РФ для обращения с иском в суд о взыскании недоимки по налогу носит пресекательный характер и восстановлению не подлежит.

ИМНС РФ по району обратилось к мировому судье с заявлением о выдаче судебного приказа о взыскании недоимки с П. по налогу на имущество физических лиц в сумме 65,04 руб., а также пени в размере 1/300 действующей ставки рефинансирования ЦБ РФ за каждый день просрочки платежа, всего 72 руб. 21 коп. согласно cm. 1,2 Закона РФ "О налогах на имущество физических лиц" так как П. имеет в собственности строение. При этом ИМНС указала, что в соответствии с п.1 ст. 3 Закона РФ "О налогах на имущество физических лиц" и Решением Совета депутатов района от 14.11.2002 г. "О налоге на имущество физических лиц на территории района в 2003 году" ставки налога на имущество на 2003 год сохраняются в пределах, установленных Решением Совета депутатов района №343/45 от 13.04.2000г. "О налоге на имущество физических лиц на территории района”. Ставка налога на имущество при суммарной инвентаризационной стоимости всего имущества до 300 тысяч рублей установлена 0,1%, при суммарной инвентаризационной стоимости всего имущества от 300 до 500 тысяч рублей установлена в размере 0,25%, при суммарной инвентаризационной стоимости всего имущества свыше 500 тысяч рублей в размере 1% от инвентаризационной стоимости имущества. Налог на имущество подлежащий уплате составляет 65,04руб.

Согласно п. 9 cm. 5 Закона РФналогах на имущество физических лиц" №2003-1 от 09 12.1991г. уплата налога производится равными долями в два срока - не позднее 15 сентября и 15 ноября. Расчет пени производился на основании ст.75 НК РФ и телеграмм ЦБ РФ №1372-У от 14.01.2004г., №1296-У от 20.06.2003г., №1250-У от 14.02.2003г., №1185-У от 6.08.2002г., устанавливающих ставки рефинансирования.

В настоящее время истекли два срока уплаты, однако, недоимка по налогу на имущество не погашена. Сведений о том, что уведомление было вручено П. в материалах не имеется, и суд не выяснил было ли уведомление П. вручено.

Судебным приказом судья взыскал в пользу ИМНС РФ по району с должника П. недоимку по налогу на имущество физических лиц в сумме 65 руб. 04 коп., а также пени в размере 1/300 действующей ставки рефинансирования за каждый день просрочки платежа (на 27 мая 2004 год.) в размере 7 руб. 17 коп., а всего 72 руб. 21 коп.

Комментарий: Заявление ИМНС РФ не могло быть рассмотрено мировым судьей. В ст. 23 ГПК РФ содержится перечень категорий гражданских дел, подсудных мировому судье. Согласно п. 5 указанной нормы права к подсудности мировых судей отнесены дела по имущественным спорам при цене иска, не превышающей пятисот минимальных размеров оплаты труда. К такой категории дел относятся дела по спорам гражданско-правового характера. Дела, вытекающие из налоговых правоотношений, не относятся к категориям дел, подсудным мировому судье.

Ст. 11 НК РФ определяет недоимку как сумма налога или сумма сбора, не уплаченная в установленный законодательством о налогах и сборах срок. Порядок взыскания налоговых недоимок определен ст. 48 НК РФ.

Согласно ст. 48 НК РФ при неисполнении налогоплательщиком - физическим лицом или налоговым агентом - физическим лицом в установленный срок обязанности по уплате налога налоговый орган (таможенный орган) вправе обратиться в суд с иском о взыскании налога за счет имущества, в том числе денежных средств на счетах в банке и наличных денежных средств, данного налогоплательщика - физического лица или налогового агента - физического лица в пределах сумм, указанных в требовании об уплате налога. Исковое заявление о взыскании налога за счет имущества налогоплательщика - физического лица или налогового агента - физического лица может быть подано в соответствующий суд налоговым органом (таможенным органом) в течение шести месяцев после истечения срока исполнения требования об уплате налога.

В материалах дела отсутствуют доказательства вручения требования (уведомления, извещения) об уплате налога физическому лицу - налогоплательщику. Соответственно, суд не мог рассмотреть заявление о выдаче судебного приказа.

Нельзя не отметить, что имеются определенные противоречия в нормах материального и процессуального права. Ст. 48 НК РФ предусматривает исковую форму взыскания сумм налогов и сборов. В то время как ст. 122 главы 11 Гражданского процессуального кодекса РФ допускает выдачу судебного приказа, если заявлено требование о взыскании с граждан недоимок по налогам, сборам и другим обязательным платежам. Согласно ст. 2 НК РФ отношения по установлению, введению и взиманию налогов и сборов регулируется законодательством о налогах и сборах. Представляется, что приоритет должны иметь нормы ст. 48 НК РФ определяющей исковую форму взыскания недоимок по налогам и сборам. Недоимки по налогам и сборам могут взыскиваться в рамках искового производства. Взыскание недоимки по налогам, исчисление которых отнесено к обязанностям налоговых органов, может быть произведено только при наличии доказательств направления налогоплательщику требования (уведомления, извещения) об уплате налога в порядке определенном законодательством о налогах и сборах.


Мировой судья не вправе рассматривать споры, вытекающие из налоговых правоотношений, поскольку они не включены в категории дел, указанных в ст. 23 ГПК РФ и отнесенных к подсудности мировых судей. Налоговые споры являются публично-правовыми, а не имущественными, поэтому в силу ст. 23 ГПК РФ их рассмотрение независимо от цены иска относится к подсудности федеральных районных судов.

ИМНС обратилась в суд с иском к Б. о взыскании земельного налога и пени за его неуплату за период с 31 декабря 2001 года по 7 сентября 2002 года за земельный участок площадью 1140 кв.м, предоставленный под индивидуальное жилищное строительство в размере 4315 руб.18коп. (земельный налог) и пени 1046 руб.43коп.

Решением мирового судьи исковые требования удовлетворены частично. Суд взыскал с ответчицы в пользу истца земельный налог за 9 месяцев 2002 года за земельный участок в размере 4315 руб. и пени в сумме 523 руб. 22 коп. Определением городского суда решение мирового оставлено без изменения.

Постановлением президиума областного суда судебные постановления по делу отменены и дело направлено на новое рассмотрение. При этом указано, что при рассмотрении дела мировой судья не принял во внимание, что при исчислении суммы налога должны были быть применены льготы, предусмотренные ч.5 ст. 8 Закона РФ от 10 ноября 1991 г. "О плате за землю" о взимании налога в размере 3% от ставки налога за землю, исходя из целевого назначения земли, а, следовательно, размер налога за 9 месяцев 2002 года ИМНС был исчислен не правильно.

Кроме того, президиум указал, что мировой судья рассмотрел дело с нарушением правил подсудности.

Комментарий: Судом надзорной инстанции правильно применены нормы материального и процессуального права. В ст. 23 ГПК РФ содержится перечень категорий гражданских дел, подсудных мировому судье. Согласно п. 5 указанной нормы права к подсудности мировых судей отнесены дела по имущественным спорам при цене иска, не превышающей пятисот минимальных размеров оплаты труда. К такой категории дел относятся дела по спорам гражданско-правового характера. Дела, вытекающие из налоговых правоотношений, не относятся к категориям дел, подсудным мировому судье.

Согласно ст. 2 НК РФ законодательство о налогах и сборах регулирует властные отношения по установления, введения и взимания налогов и сборов в Российской Федерации. Иски о взыскании недоимок по налогам являются одной из форм принудительного исполнения обязанности (взиманию) по уплате налогов. Соответственно рассматриваемые споры носят публично- правовой характер.


Исковые требования о взыскании штрафных санкций по налоговым правонарушением, определенным Налоговым кодексом РФ, не могут быть рассмотрены мировым судьей.

ИМНС РФ обратилось в суд с иском к Ч. о взыскании налоговой санкции за несвоевременную постановку на учет, указывая на то, что согласно сведениям областной регистрационной палаты Ч. была зарегистрирована в качестве индивидуального предпринимателя, однако в нарушение ч. 1 п. 3 ст. 83 Налогового кодекса РФ не представила по истечении 10 дней с момента регистрации документы в Инспекцию МНС РФ. Актом был установлен факт налогового правонарушения. Решением руководителя ИМНС РФ Ч. привлечена к налоговой ответственности в виде штрафа в сумме 5000 руб., однако от уплаты уклонилась.

Определением мирового судьи исковое заявление ИМНС оставлено без рассмотрения. Постановлением президиума областного суда определение мирового судьи отменено при этом указано, что, оставляя заявление ИМНС РФ без рассмотрения, судья сослался на. ч. 6 ст. 222 ГПК РФ, которая предусматривает основанием для оставления заявления без рассмотрения условие, когда стороны, не просившие о разбирательстве дела в их отсутствие, не являлись в суд по вторичном вызову. Однако к данному случаю это положение нормы процессуального права не может быть применено. Как видно из искового заявления ИМНС РФ просила рассмотреть дело в их отсутствие, что предусмотрено правилами п.5 ст. 167 ГПК РФ. Кроме того, в материалах дела нет данных о том, что суд признал обязательное участие истца в рассмотрении возникшего спора.

Комментарий: Ограничившись указанием на нарушение мировым судьей норм закона об оставлении искового заявления без рассмотрения, президиум суда не указал, что требования о взыскании штрафных санкций по налоговым правонарушением, определенным Налоговым кодексом РФ, не могут быть рассмотрены мировым судьей. В ст. 23 ГПК РФ содержится перечень категорий гражданских дел, подсудных мировому судье. Согласно п. 5 указанной нормы права к подсудности мировых судей отнесены дела по имущественным спорам при цене иска, не превышающей пятисот минимальных размеров оплаты труда. К такой категории дел относятся дела по спорам гражданско-правового характера. Дела, вытекающие из налоговых правоотношений, не относятся к категориям дел, подсудным мировому судье.


Немного юмора


К знаменитому адвокату на прием пришел клиент:

— Я хочу отнять чужие деньги, и хотел бы знать, что по этому поводу говорит наше правосудие?

— Если вы отнимете до ста тысяч, то это будет просто грабеж.

— А если отниму больше?

— Если отнять до ста миллионов, то это будет превышение служебных полномочий.

— А если я отниму еще больше?

— Тогда это будет спор двух хозяйствующих субъектов.


* * *

В новом издании списка богатейших людей Америки Майкл Джексон уже не упоминается. Зато там появилось новое лицо - адвокат Майкла Джексона.


* * *

Два адвоката заходят в кафе, заказывают напитки и достают бутерброды.

— Извините, — говорит бармен, — но у нас нельзя есть свою еду.

Адвокаты переглядываются, пожимают плечами и меняются своими бутербродами.


* * *

Провожают на пенсию старого одесского адвоката.

Молодой коллега спрашивает:

— Соломон Моисеевич, а какой самый удачный день в вашей карьере?

— Тот отвечает: — Самый удачный день был, когда я выиграл девять судов подряд.

— Но позвольте, Розенблюм из конторы Шаевича выигрывал за день и побольше!

— Молодой человек, в тот день я выиграл в карты девять судов у директора Одесского морского пароходства!


* * *

В университете на юридическом факультете профессор спрашивает у студента:

— Если вы хотите угостить кого-то апельсином, как вы это сделаете?

— Я скажу: «Пожалуйста, угощайтесь!», — ответил студент.

— Нет-нет! — закричал профессор. — Думайте как юрист!

— Хорошо, — ответил студент. — Я скажу: «Настоящим я передаю вам все принадлежащие мне права, требования, преимущества и другие интересы на собственность, именуемую апельсин, совместно со всей его кожурой, мякотью, соком и семечками, с правом выжимать, разрезать, замораживать и иначе употреблять, используя для этого любого рода приспособления, как существующие в настоящее время, так и изобретенные позднее, или без использования упомянутых приспособлений, а также передавать ранее именованную собственность третьим лицам с кожурой, мякотью, соком и семечками или без оных...»


* * *

Адвокаты бывают настолько дорогие, что легче купить судью.


* * *

Один инженер умер и попал в ад. В скором времени его перестал устраивать уровень комфорта в аду, и он принялся за усовершенствования. Вскоре он установил там кондиционеры, освежители воздуха в туалетах, эскалаторы и т.п.

Господь звонит Сатане:

— Ну как там у Вас дела?

— Дела идут просто великолепно. У нас теперь есть кондиционеры, освежители воздуха в туалетах, эскалаторы и черт знает, что еще этот инженер установит в ближайшее время.

— ЧТО? У Вас есть ИНЖЕНЕР!?! Слушай, тут какая-то ошибка. Инженеры не должны попадать в ад. Сейчас же пришли его ко мне.

— Ни за что! Мне понравилось иметь инженера в команде.

— Немедленно пришли его ко мне наверх или я буду с тобой судиться!

— Ага, и где ты собрался найти юриста?


* * *

Выходят два адвоката из милиции, а возле нее стоят две фуры. Один адвокат говорит другому: — Чего они здесь стоят, наверное, их ограбили. — Может, им адвокат нужен? — ... да нет, ты знаешь, их и так уже ограбили...


* * *

Спорить с юристом – все равно, что обливать грязью свинью: через некоторое время вы понимаете, что свинья действительно получает удовольствие.


* * *

В кабинет вбегает больной:

— Доктор помогите! Страшная боль в левом ухе.

— Вы табличку на дверях видели или нет? Я не тот, кто вам нужен. Я доктор права. Понимаете – ПРА-ВА!!

— Вы, врачи, совсем сдурели со своей специализацией. Право, лево – какая разница?


* * *

Выпускник юрфака ищет работу в одной адвокатской конторе. Менеджер по персоналу проводит психологическое тестирование:

— Посмотрите, перед вами картинка, на ней изображены три человека, плывущих по морю, в котором много акул. Видите, у одного из них в руках ничего нет: он не боится акул. У второго в руках огромный нож — он в случае нападения заставит дорого заплатить за свою жизнь. Третий же взял с собой подводную пушку, типа базуки. С кем вы себя ассоциируете?

— С третьим, конечно!

— К сожалению, вы нам не подходите: нам нужны сотрудники, ассоциирующие себя с акулами.